Виктор Ольжич: Литвой будет править комиссар

Рига, 18 мая 2009, 21:52 — REGNUM  

Литва в очередной раз многих удивила: католическая страна с ее идеалом патриархальной семьи, которой всегда правили мужчины, впервые в своей истории избрала главой государства женщину. Причем женщину очень интересную, женщину-загадку. Преподаватель Высшей партийной школы и - еврокобюрократ высшего класса, еврокомиссар, последние годы курировавший финансы и бюджет всего Европейского союза. Никогда не имевшая мужчины, семьи, детей, зато имеющая черный пояс по каратэ и обожающая езду на автомобиле. Высокообразованный технократ золотой пробы, владеющий свободно английским, французским, русским языками, "железная леди", литовская "Маргарет Тетчер", но в то же время - сохранившая женственность, эмоциональность, улыбку и обладающая привлекательной внешностью блондинка. Не только в соседних государствах, но и в самой Литве никто толком не знает, кто, собственно, был избран на пост главы государства 17 мая. Литовские политики и политологи не устают говорить о "коте (кошке) в мешке". Не станет ли она символом Литвы в такой же мере, как символом Украины стала Юлия Тимошенко?

Но спустимся на землю. Оглушительная победа Дали Грибаускайте уже в первом туре, казалось бы, поставила все точки над "i"; олигархическим силам, настроенным враждебно по отношению к еврокомиссару СМИ, которые последние недели обильно поливали Грибаускайте грязью, не удалось ничего сделать. Однако в действительности главный вопрос о судьбе высокопоставленного брюссельского чиновника на посту президента Литвы - только теперь максимально обострился. Нельзя не согласиться с Модестом Колеровым, который, предугадывая диктуемую всеми опросами победу еврокомиссара, еще за несколько недель до выборов поставил вопрос о возможном "поражении" Грибаускайте на посту руководителя государства ("Президент Литвы Грибаускайте между победой и поражением"). Сегодня, когда объявлены предварительные результаты выборов, многие в Литве спрашивают себя, повторит ли Грибаускайте путь своих предшественников, тоже пришедших в свое время как бы "со стороны" - Валдаса Адамкуса и Роландаса Паксаса. "Несистемный" эмигрант Адамкус приехал в Литву из США, нелюбимый "традиционными" партиями "несистемный" Паксас вошел неожиданно через запасную дверь, спасительница Грибаускайте спустилась на грешную литовскую землю прямо с брюссельских небес.

Наблюдается очевидная любовь литовских избирателей к "спасителям", к людям со стороны - на них, на "сильную руку", возлагается надежда простых людей. Доверия к парламенту, к партиям нет. Представители ведущих литовских партий, претендовавшие на пост президента Литвы, потерпели сокрушительное поражение. Против 68,17% беспартийной Грибаускайте - всего 11,7% лидера соцдемов Альгирдаса Буткявичюса (второе место), 6,09% вице-председателя партии "Порядок и справедливость" Валентинаса Мазурониса (третье место), 4,69% председателя Избирательной акции поляков Литвы Вальдемара Томашевского (четвертое место), 3,86% почетного председателя Союза крестьян-народников Казимиры Прунскене (пятое место), 3,57 % вице-председателя Рабочей партии Лореты Граужинене (шестое место). А правые партии - и прежде всего "Союз Отечества - Христианские демократы Литвы" - вообще не решились выставить своих кандидатов на пост главы государства.

Фактически избиратели показали свое отношение к партиям, к устоявшейся "системе". Однако "беспартийный" Адамкус, правивший Литвой десять лет, вскоре, по мнению не большинства ли литовских политологов, стал органичной частью "системы", о чем свидетельствуют рекордный как для Евросоюза уровень коррупции, слияния капитала с властью, установившаяся, по мнению политологов, олигархическая форма правления, когда власти принимают решения в интересах различных бизнес-структур, а не народа. Не президент овладел "системой", а "система" якобы овладела им и заставила его подписывать нужные приказы. А самое главное - Адамкус не попытался поменять кадры, а кадры, как известно, решают все. Такую попытку сделал Паксас, решив начать с замены людей системы на своих людей. Это было его роковой ошибкой - получил импичмент и пожизненный запрет на занятие руководящих государственных постов.

В этом смысле, самым интересным вопросом сегодня остается вопрос о том, как поступит Грибаускайте. Вспомним, что, живя еще в Брюсселе, она резко критиковала действия правительства тогдашнего главы социал-демократов Гядиминаса Киркиласа и даже получала в ответ не менее острую критику Киркиласа, который обвинял еврокомиссара в том, что та лезет не в свои дела и вредит имиджу Литвы. Напомним, Грибаускайте называла "пиром во время чумы" расходы правительства Киркиласа. Такая позиция говорит в пользу того, что еврокомиссар, несмотря на то, что вышла из среды бывшей партноменклатуры (именно бывший первый секретарь Компартии Литвы в бытность премьером Альгирдас Бразаускас делегировал ее еврокомиссаром от Литвы), не чувствовала себя частью системы.

Приход прошлой осенью к власти консерваторов изменил ситуацию: Грибаускайте стала одобрять действия правительства Андрюса Кубилюса, который ввел режим жесткой экономики. Правда, когда было принято решение баллотироваться на пост президента, еврокомиссар стала резко критиковать и правительство Кубилюса - за "перегибы" и отсутствие понимания тонкостей ситуации. Однако победив на президентских выборах, Грибаускайте опять сменила тон на дружественный. Выступая 18 мая на пресс-конференции в BNS, она прямо заявила, что не собирается менять премьера, а собирается встречаться с наиболее "проблемными" министрами (финансов, социальной защиты, экономики, здравоохранения и энергетики) и говорить о задачах. И лишь если министры окажутся неспособными к изменениям, она будет их менять. Грибаускайте также заявила, что она пришла к власти не для того, чтобы началась конфронтация, а для общей работы.

Эти слова можно трактовать по-разному: и как необходимый компромисс, и как дурной знак, говорящий о повторении судьбы Адамкуса. На самом деле, у Грибаускайте сегодня нет выбора - ей не на кого сменить правительство Кубилюса. Первой альтернативой такого правительства будет опять правительство левых, не раз уже ею критиковавшееся. Будучи сама типичным технократом, Грибаускайте явно в большей мере симпатизирует "бездушным" технократам сегодняшнего правого правительства. Парадоксом Грибаускайте можно назвать именно эту ее близость правым, в то время как она, преподаватель Высшей партийной школы и министр финансов в правительстве социал-демократов, вышла из "левого" лагеря. Однако за годы, проведенные в Брюсселе, она только усилила технократические черты и теперь в "технократах" правительства Кубилюса видит родственную душу.

Думается, именно этим можно частично объяснить ее нынешние довольно примирительные речи в отношении действующего кабинета министров. На вопрос из зала, не собирается ли она сменить правительство на другое, Грибаускайте прямо спросила: а где у меня выбор? Предложите лучший вариант. Кроме того, не надо забывать, что Литва - парламентская республика и президент не может сам избрать себе правительство. Нынешнее правительство после избрания президента слагает с себя полномочия - казалось бы, тут Грибаускайте и могла бы, если бы имела альтернативу, сформировать совсем новый кабинет министров. Однако в действительности ее возможности очень ограничены. Практически лишь имеющая в Сейме большинство коалиция предлагает своего премьера, а тот предлагает состав кабинета министров. В противном случае кабинет министров не сможет нормально функционировать, не имея поддержки парламентского большинства. Окончательное решение принимает президент страны, но практически он лишен выбора - особенно в нынешней ситуации, когда в Сейме Литвы нужно выбирать между Кубилюсом и социал-демократами и их сателлитами. Думается, именно поэтому Грибаускайте уже сегодня дала понять, что собирается оставить при власти Кубилюса. В то же время, Грибаускайте заявила, что она дает лишь возможность, шанс правительству Кубилюса работать в новом направлении, исполнять задачи, которые будет ставить новый президент страны. Если этого не случится, последуют жесткие действия с ее стороны.

Сразу после победы еврокомиссара, представители практически всех партий принялись ее поздравлять. Не говоря уже о Кубилюсе, Грибаускайте приветствовал почетный председатель Социал-демократической партии Литвы Альгирдас Бразаускас, надежды на нового президента возложили и руководители других ведущих парламентских партий. Однако значит ли это, что Грибаускайте уже становится частью системы? Главным разочарованием сложившегося за эти годы окружения может стать непредсказуемый твердый характер еврокомиссара. Не секрет, что уходящий президент был лишен характера, который позволил бы ему упереться и навязывать давившим на него структурам свою волю. Пока что все речи Грибаускайте свидетельствуют об одном: она осознает свою миссию как миссию реформатора, а не раздатчика орденов и званий. При Адамкусе слишком большую роль стали играть его советники - про одну из работниц его аппарата, "управляющую" президентом, даже слагались анекдоты. Тяжело представить, что Грибаускайте позволит помощникам быть не простыми секретарями, исполнителями ее воли, а хозяевами положения.

Пока что кажется, что у Грибаускайте нет открытых врагов в Литве. Однако она еще не начала действовать. Они появятся, как только она начнет задевать на деле (если начнет) жизненно важные интересы крупных бизнес-структур и олигархических кланов. Когда избрали Паксаса, никому тоже в голову не могло прийти, что через год его выбросят с президентского кресла, найдут способ. По существу, перед Грибаускайте стоит проблема освоить науку лавирования, чтобы в борьбе за свои идеи (а они, кажется, у нее есть), привлечь загодя на свою сторону общественность, сохранив свои супервысокие рейтинги, и солидную часть политиков. Чтобы, заручившись такой поддержкой, начать ломать систему, опираясь на тылы, а не так, как сделал прямолинейно, не имея тылов, Паксас. Пока что еврокомиссара называют "генералом без армии" - но, кажется, она это понимает. Поэтому скупо озвучивает свои конкретные идеи. Не случайно так много говорит о "компромиссах", "поисках общего решения". Если эти слова означают лишь часть ее тактики по укреплению своих позиций (формированию "группы поддержки") перед нанесением решающего удара, то это одно. Если же это слова приспособленца - то Литву ждет еще большее разочарование, чем она испытала во времена правления Адамкуса. Практически ни один литовский политолог, исходя из опытов разочарования, не решается прогнозировать что будет.

Другой вопрос - что за демократия в Литве, если Грибаускайте имела рейтинги "генсеков" (об этом прямо говорят литовские политологи), а победа уже в первом туре, с фантастическим результатом 68,17%, - явление не виданное в западном демократическом мире. В Германии, во Франции, в Великобритании, в США соперники идут практически на равных и интрига сохраняется до последнего момента. Причина литовского феномена - не устоявшаяся партийная система, в которой две ведущие партии (соцдемы и консерваторы) никак не могут стать (хотя это остается их заветной мечтой) аналогами двух ведущих - "левой" и "правой" - партий западных стран. По той простой причине, что доверие к ним избирателей очень маленькое, а это заставляет избирателей на каждых новых парламентских выборах искать "партию-спасителя" (для сбора протестных голосов такая партия создается накануне каждых выборов - и всегда достигает в Литве удивительного успеха). По той же причине избиратели на президентских выборах - делают ставку на внесистемного "человека со стороны".

Как бы там ни было, с избранием Грибаускайте президентом Литвы, не только Литва, но и ее соседи могут надеяться на позитивные изменения. И не только в двусторонних отношениях (не забудем, что ее предшественник был рупором американизма, а Грибаускайте - брюссельский евроцентрист). Учитывая, что Литва во многом служит примером для подражания (чего стоил только ее выход из СССР), а также играет немалую роль в регионе, приход на смену заидеологизированному правому президенту беспартийного технократа-практика брюссельской закваски сулит соседним государствам шанс найти общий язык с Литвой во благо процветания имеющего большие перспективы, но пока что разъединенного, испытывающего жестокий экономический кризис, региона.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
30.04.17
Выборы в Иране: Джахангири в президенты, Рухани в рахбары?
NB!
30.04.17
Столичная «кошмарная демонстрация обрубков»: инвалиды требуют войны
NB!
30.04.17
«По закону» или «по понятиям»: как Великобритания уходит из ЕС
NB!
30.04.17
Ватикан напоминает Баку: Азербайджан – древняя страна христианства
NB!
30.04.17
«Жизнь Чернышевского». Вторая серия
NB!
30.04.17
Апология Германии: преступление, позор, покаяние
NB!
30.04.17
Евросоюз не поддается давлению Эрдогана
NB!
30.04.17
Политическая рулетка распоясавшихся игроманов
NB!
30.04.17
Шоу для юного зрителя: Украинские ракеты «Ольха» и «Гром-2»
NB!
30.04.17
El País: «В Москве выселят 1,6 миллиона человек»
NB!
30.04.17
Соцопрос: Ни Макрон, ни Ле Пен не смогут объединить французов
NB!
30.04.17
Как польские подростки разгромили немецкое кладбище
NB!
30.04.17
Среди зноя и пыли мы с Будённым ходили на рысях на большие дела...
NB!
30.04.17
Экономика: как очистить данные от эмоций
NB!
30.04.17
Как Макрон притворится президентом?
NB!
30.04.17
Динамичный триллер: по пути в Европу Украине скучать не приходится
NB!
30.04.17
Выборы во Франции: «я его слепила из того, что было»
NB!
30.04.17
«Кузькина мать» снова жива и умирать не собирается
NB!
30.04.17
Куда катится мир? Ответ западной интеллигенции
NB!
29.04.17
Общая память для России и Польши
NB!
29.04.17
Станет ли Макрон французским Обамой
NB!
29.04.17
Олимпийская сборная России выиграла Кубок АЛРОСА: Фоторепортаж