Александр Радченко: Настоящий конституционный переворот в Приднестровье произошел, когда республика стала президентской

Кишинёв, 5 мая 2009, 17:47 — REGNUM  

После внимательного изучения проекта конституционного закона "О внесении изменений и дополнений в Конституцию Приднестровской Молдавской Республики" невозможно найти даже намека на так называемый конституционный переворот, о котором после 15 апреля 2009 года круглосуточно через печатные и электронные государственные СМИ говорят чиновники разных рангов вместе с руководителями лояльных им общественных организаций.

Предлагаемые Верховным советом ПМР поправки призваны улучшить структуру управления государством, сделать работу законодательной и исполнительной власти прозрачной и ответственной, как друг перед другом, так и перед избирателями. В итоге это позволит экономить бюджетные средства, все структуры исполнительной власти станут работать в рамках закона о них, а не в рамках всевозможных положений, которые разработаны администрацией президента ПМР и утверждены главой государства. С принятием предполагаемых поправок исполнительными органами власти не будет допускаться извлечение прибыли при осуществлении ими государственных функций, если это не предусмотрено законом. Весь смысл разрабатываемых поправок в Конституцию ПМР заключается в том, что действия государственного чиновника вводятся в рамки закона.

Для того чтобы разобраться, где тут свинья зарыта, и что вызывает столь явные противоречия исполнительной и законодательной ветвей власти, необходимо обратиться к истории создания и развития Приднестровской Молдавской Республики.

Основной ударной силой в борьбе с румынским национализмом Республики Молдова были трудовые коллективы приднестровских предприятий. Руководили ими Советы трудовых коллективов (СТК). На их базе в городах и районах ПМР были созданы Объединенные советы трудовых коллективов (ОСТК), и уже на базе ОСТК городов и районов был создан республиканский ОСТК. Это был период 1989-1995 гг., когда создавалась ПМР, а вместе с ней и вся система власти. На первый взгляд казалось, что ни один вопрос в жизни молодого государства не решался без совета с СТК и ОСТК. В реальности же обществом и трудовыми коллективами рулил Совет директоров крупных промышленных предприятий через своих карманных руководителей СТК и ОСТК в глубоко продуманных целях.

Первый состав Верховного совета ПМР частично был избран из членов СТК и ОСТК пролетарского происхождения, но конституционное большинство было за директорским корпусом. Этим же составом в 1991 году была принята первая Конституция ПМР. В соответствии с ней практически вся полнота власти находилась у парламента республики.

Чтобы придать видимость особой роли трудовых коллективов СТК и ОСТК в управлении государством в ст. 9 Конституции ПМР записали: "Трудовые коллективы и их выборные органы участвуют в обсуждении и решении государственных и общественных дел, взаимодействуют с местными советами народных депутатов и их исполнительными органами в решении вопросов социально-экономического и культурного развития территории и местного самоуправления, поддержания общественного порядка, обеспечения прав, свобод и законных интересов граждан".

В конце 1992 года в Приднестровье появилась первая народная оппозиция в лице части народных депутатов городского совета города Тирасполь во главе со Светланой Мигулей, заместителем женского забасткома, который возглавляла Галина Андреева. Оппозицию морально поддержал командующий 14 армии Российской Федерации генерал Александр Лебедь и комендант, полковник Михаил Бергман. Первая оппозиция в Приднестровье созрела потому, что она увидела в действиях власти корыстные, не народные и не государственные интересы. К середине 1995 года первая оппозиция в ПМР прекратила свое существование.

Далее на всенародное голосование выносится вторая Конституция ПМР, 24 декабря 1995 года она была одобрена народом на референдуме. В документе львиная доля полномочий от Верховного совета переходит к исполнительной власти. Но за парламентом сохранялись контрольные функции над деятельностью исполнительной власти, назначение и освобождение от должности судей. Верховный совет имел право приостанавливать распоряжения правительства и указы президента до судебного решения об их законности. Принятая на референдуме в 1995 году Конституция по форме правления была парламентско-президентской. В Основном законе ПМР было заложено существование правительства, которое выполняло функции исполнительной власти, и было подотчетно Верховному совету.

Но в тексте второй Конституции уже нельзя было найти ни единого слова о роли трудовых коллективов СТК и ОСТК в жизни государства и общества. В то же время в декабре 1995 года для того, чтобы не вызвать недовольства в трудовых коллективах, директорат, который составлял большинство в Верховном совете, принимает закон о трудовых коллективах, который, как впоследствии выяснилось, выполнять никто не собирался. Такое положение сохраняется и по сей день, хотя закон никто не отменял. Это означало, что руководство страны, в лице директората, уверенно закрепив за собой власть, готовится к переделу общенародной собственности в своих интересах. Поэтому мнение трудовых коллективов в этом вопросе им уже было не нужно, они лучше знали, как и кому ее поделить. Шел процесс подготовки законодательной базы к переделу собственности, а СТК на предприятиях становились помехой на этом пути. Можно ли сейчас найти хоть одно предприятие в ПМР, где есть действующий СТК?..

В 1997 году на политическом небосклоне ПМР появляется Виктор Алексеевич Балала. Он с ходу, по приезде, возглавил правовое управление президента, как впоследствии выяснилось, не имея для этого полноценного юридического образования, зато имел другие склонности и таланты. С приездом Балалы работа закипела. В 1999 году на страницах правительственной газеты "Приднестровье" появляется проект закона о внесении изменений и дополнений в Конституцию ПМР, принятую народом на референдуме в 1995 году. Примечательно, что этот проект был без подписи инициатора законодательной инициативы. По закону такую инициативу редактор газеты не имел права публиковать без подписи. Впоследствии выяснилось, что это была законодательная инициатива президента, а разработчик ее - Виктор Балала.

Часть депутатов Верховного совета воспротивилась такому способу принятия изменений и дополнений в Конституцию 1995 года, которая была одобрена народом на референдуме. Парламентарии требовали, чтобы эти поправки в Основной закон были вынесены на всенародное голосование. В действительности, это были не поправки, а настоящий конституционный переворот. Из 128 статей Конституции 1995 года менялись 76. Изменялись основы государственного управления. Изменялась форма управления республикой - из парламентско-президентской она превращалась в президентскую, с огромной концентрацией власти в одних руках - президента, при этом никому практически неподконтрольной и неподотчетной. Самым недемократичным в этой конституционной реформе было то, что она делалась под личность, а не в интересах общества и государства. В новом документе снимался порог ограничения количества избраний президента. Хотя эта норма обязательна в демократических странах. Суды становились негласно подконтрольными исполнительной власти, так как право назначения и освобождения от должности судьи перешло от Верховного совета к президенту. На практике получилось, что суды лишились самостоятельности. Верховный совет практически потерял влияние на исполнительную и судебную систему власти.

Требования группы депутатов вынести законодательную инициативу президента на референдум не нашли поддержки у большинства парламентариев. Поэтому в 2000 году поправки в Конституцию были приняты депутатами ВС без одобрения народом.

Таким образом, после всех вышеизложенных подробностей становится понято, как исполнительная власть Приднестровья, то есть президент при опоре на депутатский и директорский корпус Верховного совета, постепенно концентрировала в своих руках неограниченную и никому неподконтрольную власть. При этом никто не нес никакой ответственности за неэффективное использование данной власти. Вот почему конституционные поправки депутатов Верховного совета нынешнего созыва, вносимые с целью направления работы исполнительной власти ПМР в рамки закона, вызвали такое яростное сопротивление с ее стороны. Поэтому удивляет позиция президента, когда он с экрана телевизора говорит, что обратится к народу и вынесет законодательную инициативу на всенародный референдум. Почему же Игорь Смирнов не поддержал противников конституционных изменений в 2000 году, и не провел по своей законодательной инициативе аналогичный референдум? Значит, смог обойтись без совета с народом...

Принятие поправок и изменений в Конституцию ПМР, а практически принятие новой редакции Основного закона в 2000 году - стало самой серьезной исторической ошибкой за все время существование Приднестровской Молдавской Республики. Часть депутатов ВС в 2005 году, в том числе и я, пытались исправить эту историческую ошибку. За подписью 17 депутатов нам удалось вынести законодательную инициативу по внесению изменений в Конституцию. Но разобщенность депутатского корпуса и наличие мощного лобби исполнительной власти среди депутатов не позволили довести ее до логического завершения.

В нынешнем созыве Верховного совета ПМР совсем другая обстановка. Большинство парламентских кресел занимает партия "Обновление" (председателем Республиканской партии "Обновление" является спикер парламента Евгений Шевчук - прим. ИА REGNUM Новости), ее идеи поддерживает конституционное большинство депутатского корпуса. Вносимые ими поправки в Конституцию дадут свои положительные результаты в улучшении жизни основной массы населения республики. Если президент и его команда вынесут законодательные инициативы Верховного совета на всенародное обсуждение, можно с уверенность утверждать, что большинство избирателей поддержат депутатов в их благородном деле. Уже прошло то время, когда любого, кто начинал доброе дело в интересах большинства населения ПМР, так называемые активисты, лояльные к исполнительной власти, через государственные СМИ записывали во "враги республики". А многие граждане, не вникая в суть дела, верили им.

У нас нет врагов республики. У нас есть единственный враг - это нищета основной массы населения и ее бесправие. Этому врагу и пытаются поставить заслон депутаты Верховного совета ПМР. Нужно поддержать эти добрые начинания депутатов, как бы не пытались оппоненты очернить их.

Александр Радченко - председатель Социал-демократической партии Приднестровья

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
01.05.17
Анимэ в поисках ответов на проклятые вопросы
NB!
01.05.17
Художник, создавший символы свободы и неизбежности борьбы за нее
NB!
01.05.17
Комедия для перенапрягшегося мозга: без претензий и намеков на смысл
NB!
01.05.17
Будущее: Человек модульного типа и одноразового использования
NB!
01.05.17
Разводка Японии и Южной Кореи: в чем взаимный интерес США и Китая
NB!
01.05.17
Голый зад в Владимиро-Суздальском музее-заповеднике: невозможное возможно
NB!
01.05.17
Молдавия: 39% — за ЕС, 40% — за ЕАЭС, 61% — за Путина
NB!
30.04.17
Война России и США на Ближнем Востоке: сценарий из недалекого будущего III
NB!
30.04.17
Дети говорят о войне: акция памяти на Ставрополье — фоторепортаж
NB!
30.04.17
Дружба США и Китая: пугающая реальность или сиюминутная конъюнктура?
NB!
30.04.17
Изнасилованная Окинава
NB!
30.04.17
В Калужской области скончался беженец с Донбасса, которому не дали убежища
NB!
30.04.17
«Спартак» второй раз в сезоне обыграл ЦСКА
NB!
30.04.17
Как Данияр Акишев управляет Национальным банком Казахстана
NB!
30.04.17
Украина готовится к авиационной атаке на Донбасс
NB!
30.04.17
Выборы в Иране: Джахангири в президенты, Рухани в рахбары?
NB!
30.04.17
Столичная «кошмарная демонстрация обрубков»: инвалиды требуют войны
NB!
30.04.17
«По закону» или «по понятиям»: как Великобритания уходит из ЕС
NB!
30.04.17
«Жизнь Чернышевского». Вторая серия
NB!
30.04.17
Апология Германии: преступление, позор, покаяние
NB!
30.04.17
Тони Блэр: Тереза Мэй скрывает реальные последствия Brexit
NB!
30.04.17
Евросоюз не поддается давлению Эрдогана