Станислав Тарасов: Баку может вылететь на обочину большой политики

Баку, 3 мая 2009, 23:06 — REGNUM  

Согласно сообщениям турецких СМИ, на 15 мая намечен визит в Москву премьер-министра Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Ранее те же СМИ утверждали, что глава турецкого правительства первоначально посетит Баку. Однако сейчас становится очевидным, что переговоры Эрдогана со своими азербайджанскими партнерами состоятся уже после того, когда он "сверит часы" с премьер-министром России Владимиром Путиным. Накануне Реджеп Тайип Эрдоган провел кадровые перестановки в своем кабинете. В новое правительство вошли девять министров, которые не работали в прежнем кабинете. Смена портфелей затронула министерства финансов, юстиции, национального образования, жилищного строительства, промышленности и торговли, энергетики. Такую перетасовку в кабинете Эрдогана многие турецкие аналитики оценивают как радикальную. В чем же заключается радикализм?

Если смену министров, курирующих сферу экономики, можно объяснить неудовлетворенностью турецкого правящего класса тем, как осуществляются антикризисные меры в стране, что ведет к опасному росту социальной напряженности, то появление на посту главы МИД страны Ахмета Давутоглу можно действительно считать событием знакового значения. В Турции он слывет не только специалистом по челночной дипломатии - он выполнял посредническую миссию на непрямых переговорах Израиля и Сирии, - но и своей близостью к военной элите страны. В ноябре 2008 года именно ему было поручено довести до сведения боровшейся тогда за пост президента команды демократа Барака Обамы сведения о секретных турецко-армянских переговорах в Берне. "Один неверный шаг - и под ударом окажется не только турецко-американское стратегическое партнерство, но и усилия Турции по сближению с Арменией", - предупреждал тогда в Вашингтоне Давутоглу американских политиков. - Если цель - нормализация турецко-армянских отношений, то надо проявлять осторожность в своих шагах. И очень важно, чтобы новая администрация была осведомлена об этом. Мы не воспринимаем Армению как угрозу, она нам не враг".

Сегодня складывается устойчивое ощущение того, что доживавшая последние дни в Белом доме администрация Джорджа Буша наряду с отмашкой на вооруженное вторжение Грузии в Южную Осетию готовила еще одну кавказскую акцию: признание факта геноцида армян в 1915 году. Судя по всему, миссия Давутоглу в Вашингтоне удалась, поскольку бывший посол США в Турции Марк Пэррис назвал Давутоглу "турецким Генри Киссинджером".

Теперь Давутоглу оказался у руля турецкой внешней политики. В своем первом заявлении он следующим образом обрисовал контуры нового внешнеполитического курса: "Турция не является страной, которая лишь реагирует на кризисы, она должна эффективно предотвращать их. Это касается роли Турции в НАТО, посреднических усилий между Израилем и арабскими странами, разрешения конфликтов на Кавказе. ЕС и НАТО являются наиболее важными звеньями политики установления баланса между безопасностью и стабильностью".

Турция действительно оказалась в положении, когда вынуждена была только реагировать на кризисы. С одной стороны, следование диктуемым из Брюсселя "евростандартам" в развитии демократических процессов привело только к одному: к возможному появлению на юге Иракского Курдистана полноценного государственного образования, а затем - курдской автономии в Восточной Анатолии. Попытки Анкары только силовыми средствами упредить процессы слияния Турецкого и Иракского Курдистана в единое государство не могут носить долговременный характер. Даже если речь идет о занесении в " террористический список" Рабочей партии Курдистана (РКК). Именно это обстоятельство вынуждает Анкару активизировать процесс переоценки своих внешнеполитических приоритетов. Поэтому "вилка" между НАТО и ЕС, о которой говорит Давутоглу, остро ставит проблему сохранения территориальной целостности страны. Ранее Ахмет Давутоглу заявлял, что Турция, как страна, "вовлеченная в евразийскую и центральноазиатскую политику, должна вести такой внешнеполитический курс, который бы учитывал многообразие существующих географических и исторических факторов". Что это может означать на практике?

Во-первых, нивелирование идей тюркизма, с позиции которых до сих пор воспринималась политика Турции на Ближнем Востоке, на Кавказе и в Центральной Азии. Во-вторых, стремление встроиться в "Евразийский треугольник" - Россия, Китай и Индия. То есть создать геополитический противовес ЕС и НАТО, сделать то, что удалось достигнуть Ирану, имеющему статус наблюдателя при ШОС. Тем более что Турция начинает приобретать важную роль в качестве транзитной страны, через которую поставляется российский газ в Европу и в будущем будет доставляться в Израиль. В перспективе к этому энергетическому коридору могут быть подключены и энергоресурсы стран Центральной Азии, не говоря уже о возможности расширения энергетического сотрудничества с соседним Ираном.

Кстати, именно на подобный сценарий развития событий намекал недавно глава администрации президента Азербайджана Рамиз Мехтиев в своем выступлении в Баку на международной научной конференции "Общий взгляд на новый разум в современном мире". Он говорил о необходимости в целях развития региональных отношений в процессе глобализации сформировать мировоззрение, создать единую методологическую систему в области философии и науки, чтобы и "для Азербайджана открыть перспективы интеграции в европейское пространство, в пространство СНГ и тюркоязычных государств".

Это выступление нельзя считать случайным, поскольку Баку начинает осознавать серьезность положения, при котором ему неизбежно придется прямо на ходу перестраивать свою внешнюю политику, чтобы не оказаться на обочине бурно продвигающегося вперед процесса "общекавказского урегулирования". Турция уже сделала в этом направлении главный шаг.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail