Чувашский правозащитник: Суд сам должен удостовериться в невменяемости человека

Чебоксары, 30 апреля 2009, 19:14 — REGNUM  В чувашской прессе в последнее время фигурировал лишь один эпизод, привлекший внимание общественности к содержанию детей в интернатах. Как ранее сообщало ИА REGNUM Новости, в 2006 году воспитанники Батыревской коррекционной школы-интерната обвинили медсестру этого учреждения в сексуальных домогательствах. Тревогу забила директор школы-интерната, к которой обратились старшеклассники с письменной жалобой на "развратные действия" сотрудницы. Ученики рассказали ей, что медсестра объявилась в спальне мальчиков-старшеклассников после отбоя. По их словам, женщина была в нетрезвом состоянии, она ложилась в кровати к мальчикам и "приставала" к ним. Сама же сотрудница уверяла, что вся эта история с ее сексуальными домогательствами к детям - не более чем выдумка, руководство интерната ищет повод, чтобы избавиться от нее, а ребята просто врут. Она рассказала о ранней половой жизни среди воспитанников и повальном пьянстве. Привлеченные к делу правозащитники "Щита и Меча" не смогли ни подтвердить, ни опровергнуть данную информацию: органы прокуратуры сообщили, что все в порядке, нарушения законности нет. Как утверждают в пресс-службе прокуратуры Чувашии, подобных случаев, тем более фактов карательной психиатрии, в 2008 году и первом квартале 2009 года не было.

Правозащитники отмечают, что психиатрия, как часть общества, мало чем от него отличается, только имеет еще дополнительные инструменты. Общество репрессивно - и психиатрия туда же. Силовое, репрессивное решение (например, о принудительном лечении) - есть в чистом виде отражение общей карательной практики, основанной на репрессивности мышления. При этом руководитель чувашской правозащитной организации "Щит и Меч" Алексей Глухов говорит, что само по себе принудительное оказание стационарной психиатрической помощи необходимо, но до момента, когда начинаются злоупотребления.

"Больше всего сомнений возникает в деятельности психоневрологических интернатов, действующих на территории России, и Чувашия не исключение, - говорит он. - Согласно законодательству, в данные учреждения помещаются не только люди с серьезными расстройствами психики, но также люди, которые не могут обслуживать себя сами в силу физических недостатков (паралич, увечья и др.) К глубокому сожалению, большинство совершеннолетних подопечных в этих учреждениях признаются недееспособными, а несовершеннолетние в силу возраста и так являются недееспособными. Юридически их законными представителями являются представители администрации. И, как следствие, они полностью распоряжаются денежными средствами и имуществом их подопечных. Конечно, их действия по распоряжению имуществом должны быть направлены на соблюдение интересов опекаемых лиц".

"Как же становятся недееспособными? Что касается подопечных психоневрологических диспансеров - очень легко. Есть график посещения данных интернатов комиссий с Республиканских психиатрических больниц, которые в последующем дают заключение о невменяемости, на основании которого суд выносит решение о признании гражданина недееспособным, а зачастую и без участия самого гражданина. Полагаю, что это противоречит принципам справедливого судебного разбирательства. Суд не должен полагаться на заключение эксперта-психиатра, а сам должен удостовериться в невменяемости и недееспособности. Иначе судебный процесс превращается в фикцию, легализующую деятельность администрации учреждения. Очень хочется верить, что это делается ради того, чтобы не причинять неудобства гражданам. Но на деле подобные решения выносятся пачками. А стоит лишь, перед вынесением решения, на один день выехать в интернат и лично побеседовать с людьми".

"После вынесения решения судом и вступления его в законную силу районные органы опеки и попечительства с той же легкостью выносят решения о назначении опекуном руководителя интерната. С этого момента ВСЁ: гражданин лишен гражданских прав. Его пенсия по инвалидности поступает на счет интерната, расходование данных денежных средств производит администрация интерната, а контролирует все это некая комиссия опекунского совета, в которую входят в основном представители этого же интерната. Если приводить конкретные примеры, сразу вспоминается жалоба одной заявительницы в организацию, по поводу деятельности Атратьского психоневрологического интерната (Алатырский район Чувашии). Она ссылалась на то, ЧТО ПЕНСИЯ ЕЕ ДЯДИ тратится не на нужды гражданина, а на иные цели. Что покупались вещи, которые абсолютно были не нужны дяде. Наша организация обратилась с соответствующей жалобой. В результате проверки было установлено, что ее дядя как уж 5 лет признан судом недееспособным, а все деньги тратятся на нужды гражданина. Читая в суде список купленного, можно сделать вывод, что это так - за исключением, того, что за год куплено несколько подушек, матрацев и одеял. В последующем заявители попросили не продолжать общественное расследование, так как, со слов заявительницы, ее дяде за прекращение жалоб купили телевизор и DVD-плеер. Также приходит на память дело Ибресинского интерната, когда администрация выманивала денежные средства опекаемых. Предметы потребления, которые положены бесплатно, им продавались за деньги".

"Фактически психоневрологические интернаты - это места изоляции граждан, к тому же лишенных большинства гражданских прав. Ведь кто поверит гражданину, который вступившим в законную силу решением суда признан недееспособным? Справка: "Гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Над ним устанавливается опека. (Гражданский кодекс РФ статья 29)". Процедура признания гражданина недееспособным в законе прописана нормально, но правоприменительная практика пошла по упрощенной процедуре, вследствие чего в течение полугода пребывания в интернате гражданин становится недееспособным, так и не представ перед судом".

"Что же касается несовершеннолетних, находящихся в интернатах и специальных коррекционных школах, тут проблема намного глубже. Особенно касательно сирот, которые в силу своей социальной незащищенности полностью подвластны администрации. Стоит отметить, что сироты получают пособия по потере кормильцев, однако распоряжаться ими не могут, за них эти вопросы решает администрация. Мы не располагаем подтвержденными данными о нецелевых тратах этих средств, однако жалобы от воспитанников поступали, и уровень текучки руководителей этих социальных учреждений говорит о наличии проблемы. Хочу заметить, что для помещения воспитанников в психиатрический стационар нет необходимости в решении суда, так как за подопечных об этом ходатайствует администрация. Лично у меня возникают реальные опасения в наличии злоупотребления этим правом, и использовании этих мер в качестве наказания. Выход в этой ситуации простой. Законность помещения в психиатрический стационар должен проверять суд, а равно как и использование психотропных препаратов в отношении водворенных на лечение. А в интересах должен действовать прокурор, который будет выступать инициатором обращения".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.