Константин Казенин: Будущая власть и прошлый язык Дагестана

Махачкала, 29 апреля 2009, 18:45 — REGNUM  

Во вторник, 28 апреля в Дагестане произошло два события, которые никак не связаны между собой, зато наверняка будут иметь отношение к основному вопросу, перед которым встает сейчас республика - вопросу о власти по окончании полномочий президента республики Муху Алиева.

Событие первое - четвертый приговор Верховного суда Дагестана по делу о двух покушениях на главу республиканского отделения Пенсионного фонда РФ, бывшего вице-премьера Амучи Амутинова. После трех отмененных оправдательных приговоров, новым составом суда прежний состав подсудимых был признан виновным и осужден на длительные сроки заключения. Один из осужденных - довольно известный переводчик-арабист, близкий экс-депутату Госдумы и сопредседателю Союза мусульман России Надиршаху Хачилаеву, убитому в августе 2003 года. Согласно обвинительному заключению, покушавшиеся на Амутинова по каким-то причинам считали его причастным к убийству Хачилаева, за что и мстили. Однако более "знаковым" выглядит признание виновным другого подсудимого - бывшего высокопоставленного сотрудника Махачкалинского отделения Северо-Кавказской железной дороги Омари Алилова. Не в силу его личности, а в силу места работы.

Дело в том, что "главный железнодорожник" Дагестана, руководитель Махачкалинского отделения СКЖД Гази Газиев считается в республике давним оппонентом Амутинова. Когда-то они конкурировали за место в Госсовете (в 1994-2006 гг. - высшем органе исполнительной власти Дагестана), закрепленное за лакцами. В последнее время Газиев достаточно резко публично критиковал руководство Дагестана, а в околовластных кругах республики регулярно стали звучать разговоры о его политических амбициях. Будучи одним из самых заметных представителей пятого по численности народа Дагестана - лакцев, Газиев не слишком плотно контролирует ситуацию в районах, где лакцы проживают компактно (а глава одного из этих районов, Кулинского, близок скорее Амутинову), однако он весьма активен в благотворительности и поддержке различных социальных инициатив из собственных ресурсов. В связи с признанием его бывшего подчиненного виновным по столь "деликатному" уголовному делу, политические перспективы Газиева, безусловно, усложняются. Неизвестно, например, сможет ли он теперь стать заметным "усилителем" оппозиционной коалиции, складывающейся из сторонников сенатора и олигарха Сулеймана Керимова.

Событие второе - убийство вечером 28 апреля в Хасавюрте Магомедхабиба Умаханова, племянника Сайгидпаши Умаханова, главы этого приграничного с Чечней города. Аварское семейство Умахановых - одно из наиболее значимых и "ресурсных" в республике. В прошлом известный спортсмен, сохранивший и в политике борцовскую прямоту приемов, Сайгидпаша Умаханов в 2004-2005 году был основным "мотором" республиканской оппозиции, однако после некоторых конфликтов отошел от своих прежних партнеров и, в частности, открыто противостоял сторонникам Керимова во время скандала вокруг назначения начальника Управления Федеральной налоговой службы по Дагестану в феврале 2009 года. Также глава Хасавюрта сделал в последнее время ряд заявлений в поддержку действующего президента Дагестана, а по совершенно косвенным признакам махачкалинские наблюдатели предполагали вступление Умаханова в абсолютно новые для него политические союзы. Как бы то ни было, совсем без участия или хотя бы учета позиции Умаханова смена власти в Дагестане сегодня вряд ли возможна. Так будет даже в том случае, если ослабнет один из основных экономических "активов" Хасавюрта - огромные вещевые рынки межрегионального значения, на которых сейчас из-за финансового кризиса падают обороты. Кстати, племянник Умаханова был убит как раз возле одного из вещевых рынков. Вне зависимости от мотивов преступления, оно демонстрирует сложность положения Умахановых в экономически весьма насыщенной среде чеченского пограничья, а потому не может добавить "очков" дяде убитого.

Вряд ли те, кто добивался обвинительного приговора по делу Амутинова, а уж тем более те, кто осуществил убийство Магомедхабиба Умаханова, всерьез думали о влиянии этих событий на политические расклады Дагестана. И тем не менее, прогнозируя политическое будущее этого региона, по-прежнему принципиально важного для России хотя бы в силу своего географического положения и растущей численности населения, приходится, как и прежде, в первую очередь учитывать события криминального порядка. Объяснять это просто высокой криминализованностью региона было бы упрощением. В республике не менее высок - в частности, заметно выше большинства соседей по ЮФО - уровень политической конкуренции, однако задача выработать необходимый для политического диалога механизм или язык оказывается пока не под силу дагестанским властям.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail