Куда утекают бюджетные миллиарды: Обзор СМИ Красноярска за 29 апреля 2009 года

Красноярск, 29 апреля 2009, 10:22 — REGNUM  

Прокурор попросил больше прав

(Марк Захаров, "Вечерний Красноярск", 29.04.2009)

Прокурор Красноярска Владимир Часовитин обратился в Горсовет с просьбой наделить его ведомство правом законотворческой инициативы. Парламентарии пока не поддержали инициативы. Однако не все еще потеряно, так как сторонников у этой идеи предостаточно.

Отметим, для того чтобы желание прокуратуры материализовалось, необходимо внести соответствующие изменения в Устав города. Для этого должны быть достаточно веские основания, поскольку этот документ из разряда почти неприкосновенных. Хотя, как показывает практика, ничего невозможного нет и изменить можно даже Конституцию.

У городской прокуратуры свои веские доводы. Часовитин объясняет, что в случае принятия положительного решения его ведомство сможет быстрее влиять на местное законодательство, приводя в соответствие с краевым. По его словам, сейчас сотрудники мэрии Красноярска работают в этом направлении достаточно медленно. Внесение формальных поправок в правовой акт может занимать до трех месяцев. В этом заключается несоответствие требований городской администрации и генпрокуратуры. Мэр Петр Пимашков дает подчиненным на раскачку три месяца, а генпрокурор - всего лишь один.

Как бы то ни было, пока эта инициатива не поддержана депутатами. Нам неизвестны причины, которыми руководствовались депутаты. Однако очевидно, что некоторые опасаются, что в руках такой мощной структуры окажется еще один рычаг влияния.

И все-таки попытки правоохранительных структур творить законы встречались и в нашем крае. Три года назад, например, между ГУВД по краю и Заксобранием было заключено соглашение о сотрудничестве, в котором существовал ряд пунктов о нормотворчестве. До этого подобное соглашение было заключено и с региональной администрацией.

Как показала практика, ничего страшного не произошло, и милиционеры не использовали новый механизм для лоббирования своих или чужих интересов. Всего было принято несколько законов, постановлений и распоряжений. Правовой отдел ГУВД принимал непосредственное участие в разработке сугубо профильных актов. Например, были внесены изменения в закон "Об административных правонарушениях" и "Об утверждении размера платы за проведение техосмотра". Правда, этот же отдел принимал участие и в более масштабных мероприятиях. ГУВД приложило руку и к подготовке законопроектов о бюджете края и даже предложениях по изменению статей Уголовно-процессуального кодекса РФ.

На самом деле, как считает большинство экспертов, передача законотворческих функций силовым ведомствам ничего плохого в себе не несет. Собственно, исполнительные органы власти принимают акты и постановления, основанные на уже изданных правовых актах. Так что одно вытекает из другого. Существует точка зрения, что ведомственный нормотворческий процесс начинается как раз с понимания необходимости принятия нормативного акта. Уже потом это решение принимается на уровне законодательной власти.

Однако эксперты признают, что такая ведомственная инициатива имеет свои особенности. Сегодня в федеральном законодательстве отсутствует пункт, определяющий понятие нормотворческой инициативы федеральных органов власти. На практике же с такими инициативами могут выступать и выступают как подразделения и сотрудники федеральных министерств, так и граждане. Это может выражаться как в инициативных проектах нормативных актов, так и их различных концепциях. Правда, несмотря на то, что творить могут практически все, решение о выдвижении инициативы все-таки принимается должностным лицом. Вот этой-то функции и просит городская прокуратура.

Антикризисный сончас

(Ольга Соломонова, "МК в Красноярске", 29.04.2009)

В минувший четверг в "сером доме" прошла встреча губернатора с членами региональных отделений политических партий, представленных в краевом парламенте - "Единой России", "Справедливой России", КПРФ и ЛДПР. Мероприятие заставило зевать даже приглашенных за стол переговоров министров, хотя обсуждался самый злободневный вопрос: как красноярцам выживать в кризис?

"Эта встреча имеет принципиальное значение, - начал диалог губернатор. - За каждой партией стоят избиратели, с которыми вы общаетесь на местах. Мы в прошлый раз с вами договаривались, что на уровне парторганизаций и избирателей вы проведете работу и дадите оценку предложениям правительства, а также разработаете свой пакет эффективных антикризисных мер". (Оказывается, с нами должны были посоветоваться, как мы предпочитаем выживать в кризис.)

Первым выступил депутат Госдумы Василий Журко, и озвучил не краевую программу, а концепцию Жириновского. В частности, предложил жестко регулировать торговую надбавку. "Сельдь, добытая в Тихом океане, стоит 7 рублей, а в магазинах ее продают по 95", - возмутился парламентарий. А еще дал совет, как в крае развивать хиреющую строительную отрасль: "Землю передать населению и люди сами построят себе жилье. У нас сегодня очень много леса и его все равно нужно куда-то девать". Столичный гость напомнил губернатору: "ЛДПР не может поддерживать правящую партию, потому что мы реально в оппозиции". Но тут же поправился: "Александр Геннадиевич, я имел в виду на федеральном уровне. Здесь я не хочу ставить себя в оппозицию, наоборот, готов помогать и поддерживать".

Взявший слово Всеволод Севастьянов был не столь лоялен, и прямо заявил, что четвертое место в "рейтинге протестного потенциала" (рейтинг составлен в Кремле) - это позор, и те, кто считают, что Красноярью и так много обламывается с федерального стола, могут этим воспользоваться. "Уровень протестного потенциала - это что такое, где вы это прочитали?" - удивился губернатор. И заверил, что ему "по барабану" злопыхатели, "главное, чтобы в крае было все нормально". Предложения Севастьянова были разумными, но не конкретными, и походили на лозунги.

Глава региона негодовал: прошло столько тематических заседаний комитетов ЗС, а результат нулевой - никто не может сказать, что правительство края делает правильно, а что нет, создавая антикризисную программу. Перепалка губернатора с депутатом на время вывела из комы министров, которые за невостребованностью время от времени зевали, прикрывшись рукой. Спор утих после того, как Хлопонин и Кузубов сделали пару комплиментов профессионализму коммуниста. Тот смягчился и пообещал проработать эти вопросы и дать цифровой расклад, который, как заметил губернатор, должен был родиться уже к этому совещанию. Можно сколько угодно обвинять власть в бездействии, но уже много лет назад замечено: народ получает тех правителей, которых заслуживает, и пока мы не изменим плебейского отношения к тем, кого кормим из своего кармана, надеяться на перемены, по меньшей мере, наивно.

Строительный размер

(Марк Захаров, "Вечерний Красноярск", 29.04.2009)

Строительные "малыши" опасаются соседства с "гигантами" в СРО

Закон о саморегулируемых организациях (ФЗ №148) вступает в силу с 1 января будущего года. С этого времени все строительные компании, не вошедшие в СРО, потеряют возможность работать. Однако большая часть фирм, в особенности малых, опасается соседства с гигантами рынка. В качестве варианта спасения "малышей" от давления "гулливеров" рассматривается возможность создания в крае сразу нескольких СРО.

Что бы ни рапортовала власть и к каким бы вершинам не стремилась, пока предприниматели не спешат в СРО. Главная проблема - все тот же пресловутый высокий входной барьер. Напомним, для любой компании, вне зависимости от ее оборота, он равняется 300 тыс. рублей. Федеральный закон просто не учитывает особенностей малого бизнеса, считают эксперты.

Это и вправду неподъемная сумма для многих строителей. Для сравнения - примерно столько зарабатывает бригада каменщиков на строительстве многоквартирного дома в месяц. Учитывайте, что таких компаний из более чем 2,5 тысяч субъектов предпринимательства большинство. Эксперты считают, что в этих условиях можно ожидать нескольких вариантов развития событий. Оптимисты говорят о сценариях слияния, объединения или поглощения малых компаний (см. стр. 6-7) и их преобразования в большие структуры. Пессимисты утверждают - часть игроков будет вынуждена уйти с рынка. Для того чтобы понять масштаб проблемы, учитывайте, что на малых и средних предприятиях строительной отрасли Красноярского края работает более 70 тысяч человек. Если второй вариант станет реальностью, регион получит довольно значительное прибавление к армии безработных.

Депутат Заксобрания Красноярского края Михаил Васильев считает, что остаться на рынке при трудностях с кредитами просто нереально. Предприятия могут или разориться, или уйти в тень, считает он.

Как бы то ни было, пока поправки в федеральное законодательство о снижении входного барьера лишь рассматриваются Госдумой. Но вряд ли это чем-то поможет, так как речь идет о незначительных послаблениях.

Очевидно, что все эти суммы смогут осилить лишь крупные строительные предприятия. Однако дело не только в этом. Малые и средние предприниматели опасаются, что над ними будут довлеть крупные компании и потому не спешат подавать документы в СРО. Представитель компании "Монолитхолдинг" Александр Осадчий считает, что опасения "малышей" беспочвенны. По его словам, в СРО в любом случае больше ответственности, нежели в обычных компаниях при обыкновенном лицензировании. К тому же вхождение в саморегулируемую организацию дисциплинирует ее членов, так как каждый следит за действиями другого.

- Думаю, опасения должна вызывать скорее возможность невхождения в СРО. Ведь в таком случае организация потеряет возможность работать на рынке. Кроме того, членство в СРО имеет ряд преимуществ - компании имеют больший доступ к тендерам и заказам, - говорит Осадчий.

Однако не все эксперты согласны с такой точкой зрения. Например, депутат Заксобрания Красноярского края Александр Бахов считает, что опасности, о которых говорят малые компании, вполне оправданны: "Тот, кто стоит во главе СРО, в любом случае будет диктовать политику организации". По словам Бахова, свое влияние окажут и высокие входные барьеры - наверняка на месте главных действующих лиц окажутся именно "гиганты", несмотря на выборность этой структуры. Кроме того, велика вероятность, что именно они и будут получать все самые выгодные тендеры и выигрывать конкурсы.

Впрочем, как оно будет на самом деле, пока никто предугадать не берется. Дело в том, что процесс формирования СРО достаточно затянут и требует сбора огромного количества всевозможных бумаг. Так что вполне возможно, что к сроку формирования СРО строители края могут не успеть.

Тем не менее, несмотря на уверения оптимистов, у некоторых компаний зародилась мысль о создании сразу нескольких СРО в крае - для каждого "размера" бизнеса своя организация - для крупного, среднего и малого. Эта идея была озвучена на недавнем общем собрании строителей края.

Известно, что в рамках этого мероприятия правительству региона даже предлагалось создать некий координационный совет, чтобы между участниками рынка не возникло разногласий. Правда, пока власти к этой идее относятся с прохладцей. Министр строительства и архитектуры края Николай Глушков считает, что говорить о создании сразу нескольких структур пока рановато.

- Сейчас в крае всего четыре некоммерческих партнер

ства и неизвестно, кто доберется до финиша, - прокомментировал Глушков.

Рубикон непонимания

Однако проблемы касаются не только нежелания "малышей" работать рядом с "гигантами". Как отмечают наблюдатели, многие компании до сих пор уверены, что смогут работать по старым лицензиям. Дескать, если срок действия документа до 2020 года, то можно заниматься строительным бизнесом все эти годы, а лишь потом войти в СРО. В городе даже появились юридические фирмы, которые предлагают продлить лицензию. К сожалению, такой возможности федеральное законодательство не предусматривает.

Существует также миф, что после 2010 года, когда лицензионный центр в Москве прекратит существование, лицензиаты вообще окажутся без надзора и обретут относительную свободу действий. Конечно, рынок не застрахован от теневых бригад гастарбайтеров, но контроль за жилищным строительством, напротив, возрастет. Как поясняют в службе строительного надзора и жилищного контроля, саморегулируемая организация не предполагает полной свободы деятельности. Да, они в большей степени предоставлены сами себе. Да, они могут создавать некие общие правила, характерные лишь для этой структуры. Но следить за ними таки будут. Причем даже более пристально, чем сейчас.

Например, в области инженерных изысканий, архитектурно-строительного проектирования, строительства, реконструкции, капитального ремонта контроль ужесточится. За всем этим будет следить Ростехнадзор.

Кроме того, более тщательным будет контроль за самим ходом строительства. На каждом этапе строительные организации будут проверяться федеральными органами. В случае невыполнения требований ужесточается и ответственность. Так, если компания не соблюдает нормы безопасности при строительстве, то ей может грозить штраф до 50 тысяч рублей. Кроме того, при повторных нарушениях компанию могут лишить права работать в течение 90 суток. Правда, пока не совсем понятно, насколько будет расширен штат соответствующих надзорных органов. Ведь право контроля есть только у Москвы. Территориальные и региональные подразделения не обладают аналогичными функциями.

Богучанскую ГЭС остановили строители

(Екатерина Гришковец, Нонна Гончаренко, "Коммерсант", 28.04.2009)

Несмотря на многочисленные просьбы государства договориться о схеме финансирования строительства Богучанской ГЭС и ввести ее в срок, "Русгидро" и "Русал" так и не смогли согласовать позиции. Стройка может быть полностью остановлена, поскольку подрядчики за последние два месяца не получили от заказчика денег.

В распоряжении "Ъ" оказалось несколько писем, отправленных подрядчиками Богучанской ГЭС представителям ОАО "Русгидро" (владеет 50% ГЭС). В письмах подрядчики сообщают, что компания задолжала их рабочим зарплату за два месяца и "не ценит их". В связи с этим подрядчики обещают, что, если до 27 апреля долг по зарплатам не будет погашен, рабочие "к работам не приступят". Кроме того, с начала месяца "Русгидро" получило около 10 писем от подрядчиков (также есть в распоряжении "Ъ") с отказом снизить стоимость работ и оборудования. В каждом письме подрядчики указывают на то, что цену необходимо не только не снижать, а, наоборот, повысить.

Вчера в ЗАО "Организатор строительства Богучанской ГЭС" сообщили, что на некоторых объектах строители действительно отказываются работать из-за невыплаты зарплаты и "сейчас на стройплощадках находятся руководители строительных компаний, которые пытаются урегулировать ситуацию". Впрочем, другие подрядчики продолжают работать. "У нас были разногласия с заказчиками по поводу заключения дополнительных соглашений, по которым заработная плата должна быть увеличена на 17%, однако, насколько нам известно, эти разногласия теперь сняты и мы продолжаем строить", - заверил заместитель гендиректора ООО ДСК "Илан" Александр Люкаев.

В "Русале" (владеет еще 50% Богучанской ГЭС) и "Русгидро" не стали отрицать, что ситуация с оплатой услуг подрядчиков зашла в тупик. Как сообщила "Ъ" представитель "Русала" Вера Курочкина, 14 апреля компания направила письмо в "Русгидро" с предложением самостоятельно профинансировать продолжение строительства ГЭС во втором и половине третьего квартала 2009 года в размере 2,67 млн руб. Вторую половину третьего и начало четвертого квартала предложено финансировать "Русгидро". Оставшуюся часть четвертого квартала "Русал" также готов профинансировать самостоятельно, чтобы по итогам годам закрыть потребности стройки и выравнять доли инвестиций партнеров. "До сегодняшнего дня никакой реакции со стороны "Русгидро" на это предложение "Русала" не последовало, несмотря на то что совет директоров ОАО "БоГЭС" 23 апреля 2009 года принял решение о выпуске векселей в пользу "Русала" на сумму 1,583 млрд руб. для полного обеспечения финансирования стройки во втором квартале", - сказала "Ъ" госпожа Курочкина.

Напомним, что расчеты по проекту выполняются по вексельным схемам и с их помощью "Русал" хотел закрыть свой долг за первый квартал. Однако у "Русгидро" возникли претензии к форме договора купли-продажи векселей, которые оно выслало "Русалу" (есть в распоряжении "Ъ"). Помимо просьбы об изменении юридических формулировок "Русгидро" просит "Русал" письменно подтвердить, что его предложение по финансированию ГЭС не противоречит соглашению с кредиторами, которым "Русал" должен более 14 млрд долларов. "От компании "Русал" в настоящее время требуется решение двух ключевых вопросов: разблокирование платежей подрядчикам, то есть возобновление строительных работ и снятие социальной напряженности на месте строительства, и фиксация схемы финансирования проекта вплоть до окончания строительства, - сказал "Ъ" представитель "Русгидро" Евгений Друзяка. - Но мы получаем только письма с новыми предложениями по возврату уже накопленных "Русалом" долгов и малосодержательными обещаниями финансировать строительство в дальнейшем. Денег как таковых от "Русала" ни мы, ни строители не видим с января".

Минэнерго неоднократно настаивало на том, что БоГЭС должна быть пущена в срок. Вчера в министерстве "Ъ" сообщили, что его позиция не изменилась и "БоГЭС должна заработать в намеченные даты". Однако в министерстве "Ъ" также сообщили, что, несмотря на то что Минэнерго "следит за ситуацией", это "внутреннее дело компаний и мы надеемся, что они смогут договориться между собой".

Антон Глушков: "Саморегулируемые организации не "отменят" обманутых дольщиков"

(Марат Винский, "Вечерний Красноярск", 29.04.2009)

Появление саморегулируемых строительных организаций даже у строителей порождает множество вопросов и домыслов. Кто войдет в новые структуры? Что будет с неудачниками? Некоторые до сих пор живут иллюзорной надеждой, что смогут продолжать строить до окончания срока старой лицензии. Генеральный директор по развитию строительной компании "Культбытстрой" Антон Глушков попытался развеять эти слухи и рассказать "ВК", как это будет на самом деле.

- Эксперты говорят - не все строительные организации, которые сейчас работают на рынке, попадут в СРО. Это проблема?

- Отмечу, СРО уже существуют в России. Просто пока строительной деятельностью можно заниматься еще по ранее выданным лицензиям. Кстати, с января этого года их уже не выдают. Так что фирмам, решившим влиться в отрасль сейчас, как ни крути, придется вступать в СРО. Впрочем, так же как и тем, кто еще работает по старым правилам. Вариантов нет.

В нашем крае выдано около 3800 строительных лицензий. По закону не все должны вступать в СРО. Однако мы предполагаем, что порядка 2500 компаний должны работать в новом статусе. Сколько из них реально может претендовать на это, пока сложно сказать.

- Антон Николаевич, все-таки малые организации, не обладающие значительными финансовыми средствами, могут не попасть в СРО?

- Действительно существует два камня преткновения. Ни для кого не секрет, что для получения лицензии необходимо было предоставить целый ряд документов: договора аренды, дипломы, соглашения и т. д. После этого можно было ни о чем не думать до окончания срока лицензии. То есть никто не проверял, насколько ты соответствуешь тем требованиям, которые заявил.

Ситуация с СРО немного иная. Она сложнее. Соответствовать заявленным требованиям необходимо на протяжении всего срока действия компании. СРО самостоятельно будут проверять своих членов.

- Получается, что создать фиктивную компанию станет сложнее?

- Совершенно верно. Никаких фикций насчет численности сотрудников или наличия техники. К тому же меняются сами требования по количеству специалистов: в среднем это пять рабочих с профильным образованием или пять инженеров. И так для каждого из 35 видов деятельности, в которых создаются СРО. Таким образом, если вы хотите заниматься семью направлениями (в данном случае я не говорю только о строительстве), придется для каждого нанимать по несколько сотрудников. Во времена лицензирования всем этим мог заниматься один человек, например.

Так вот, возвращаясь к малым организациям, для них действительно появился барьер. Это плата за вхождение в СРО. Для того чтобы попасть сюда, необходимо внести три вида платежей. Первое - 300 тысяч рублей в компенсационный фонд. Второе - вступительный взнос, который оговаривается самой саморегулируемой организацией и идет на приобретение ее имущества: оргтехники, помещения, транспорта. Третье - регулярные платежи, которые идут на бюджетирование организации.

- Каким образом формируются регулярные платежи?

- Общим собранием участников утверждается бюджет организации на год. Сумма делится на количество участников. Получаем объем одного взноса. То есть чем больше организаций, тем меньше текущие платежи.

- Вы не упомянули о страховании...

- Да, это еще один вид платежа, но он скорее относится уже не собственно к СРО, а к общим требованиям. Платится он просто не в общую кассу, а страховой компании. Это своего рода ОСАГО в строительстве. Мы страхуем свою гражданскую ответственность в области причинения вреда в результате некачественного проведения работ. Кстати, пока существует лишь пять компаний, которые разработали правила для этого вида страхования и зарегистрировались в Росстрахнадзоре. Все те виды платежей, о которых я говорил выше, плюс страховка как раз и являются ограничителем для многих малых компаний. Фирма должна выделить как минимум 400 тысяч рублей из своего оборота, для того чтобы просто продолжать свою деятельность на законных основаниях. Из хороших моментов могу отметить лишь письмо налоговой инспекции по Московской области о том, что данный вид расходов можно относить на себестоимость продукции. Среди специалистов очень долго велись споры относительно того, что эти траты должны высчитываться лишь из прибыли. Понятно, что не у всех компаний по результатам года есть такая прибыль.

- Можно ли в таком случае строить прогнозы относительно ухода некоторых компаний с рынка?

- Скорее всего, речь стоит вести не об исчезновении, а об укрупнении и слиянии строительных компаний. Думаю, это вполне нормально. Требования и вправду жесткие, но не стоит их воспринимать как некий подвох со стороны законодателей. Смотрите, стоимость даже самого минимального строительного объекта очень велика. Цена индивидуального дома стартует с 10 млн рублей. Понятно, что компания должна отвечать за риски. И если у нее нет 400 тысяч рублей, чтобы оплатить даже минимум, то она не должна работать на рынке. Такие пороги есть у банкиров, страховщиков...

- Но существует ли опасение, что компенсационного фонда может не хватить на покрытие всех рисков?

- В данном случае существует трехступенчатая ответственность. СРО в результате наступления страхового случая несет ответственность за своих членов не по всем рискам. Например, обманутые вкладчики не попадают в сферу ответственности СРО. Если же обрушился дом или стена треснула, это другая ситуация. Тогда в первую очередь отвечает страховая компания. Это примерно 4% от общего оборота. Если этих денег не хватает, то строительная фирма сама отвечает за ошибку. В крайнем случае средства изымаются из компенсационного фонда. Его минимальный объем - 30 млн рублей.

- Вы считаете, этого хватит? Сколько стоит построить девятиэтажный дом?

- Не стоит строить такие пропорции. Соотносить стоимость ущерба и объекта все-таки неправильно. Ущерб может быть мизерным при стоимости объекта в несколько миллиардов рублей, или наоборот. Вот посчитайте: оборот "Культбытстроя" составляет 6 млрд рублей в год. Если мы возьмем те же 4%, то получается больше 30 млн рублей. Наша ответственность, таким образом, застрахована на большую сумму, нежели находится даже в компенсационном фонде. Если же у организации оборот четыре миллиона, то и риски у нее соответствующие. Думаю, здесь все закономерно.

- Вот вы сравнивали этот вид страхования с ОСАГО. Но не получится ли на самом деле как с "автогражданкой" - страховщики поначалу стремились в эту область, а сейчас плачутся о невыгодности?

- Для того чтобы об этом говорить, нужна статистика. Вы сами сказали, что страховщики активно кинулись в эту отрасль, а сейчас не знают, как бы вылезти. Кстати, один из косвенных показателей надежности страховщика - это его портфель по ОСАГО. Конечно, подобное может произойти и в строительстве. Однако есть одно "но", из-за чего история не должна повториться. При ОСАГО ответственность лежит лишь на водителе. Здесь же многое зависит от эффективности самой саморегулируемой организации. Ведь это не просто "общак", куда все "скидываются". СРО - это постоянная деятельность, нацеленная на повышение качества работ организаций, которые туда входят.

- В чем это заключается?

- Сотрудники СРО имеют право круглосуточного доступа на объекты, имеют право контролировать качество. Собственно, потому СРО так и называются - они самостоятельно регулируют свою деятельность и заинтересованы в том, чтобы максимально сохранить свои денежные средства. Это солидарная ответственность. Тем более СРО может установить даже более жесткие требования, чем это прописано в законе.

- Например?

- Можно повысить квалификационные требования. Обозначить, например, количество инженерно-технического состава не в пять, а в десять человек. Естественно, данное решение должно быть одобрено членами СРО.

- Но в таком случае не получится ли некоего лоббирования? Ну будут пускать в СРО только "своих"? Не превратится ли это в некую форму давления на неугодных?

- Прием в члены СРО осуществляется по формальному признаку. "Не нравится" - это не повод. Если все документы и требования выполнены, то отказать в приеме невозможно. С другой стороны, СРО может и, на мой взгляд, должно очень придирчиво относиться к своим членам, дабы не пустить в свои ряды ненадежные компании. Такие рычаги действительно есть, но это ни в коем случае не отбор "своих". К тому же решение СРО можно всегда обжаловать в суде.

- Будет ли кто-нибудь следить за деятельностью самих СРО?

-Сегодня эта функция возложена на Ростехнадзор РФ. Причем полномочия отнесены именно федеральному органу, а не региональным отделениям этого ведомства. Уже создан специализированный отдел, который занимается исключительно этими вопросами. Специалисты отдела как выдают разрешения на создание СРО, так и принимают решение об отказе или отзыве. Предполагается, что такой надзор будет вестись в режиме онлайн. Кроме надзорного органа существует общественный. Называется он Общественный совет по деятельности СРО. Это скорее совещательная структура, отвечающая за создание неких общих норм в законах. Ведь саморегулирование вводится по всей стране, и должна быть некая унификация. А если в каждом регионе будет все слишком разниться, то это приведет к негативным последствиям. Также есть Росстандартизация. Этот орган должен проверять достоверность предоставляемой СРО информации.

- Хватит ли у Москвы специалистов, чтобы уследить за всеми? Да и не далековато ли?

- Людей сегодня требуется достаточно много, ведь поток заявок велик. Потом, скорее всего, будет легче, потому что придется выполнять лишь надзорную функцию.

- Получить разрешение сложно?

- Очень сложно. Все-таки не зря пока зарегистрировано лишь две СРО во всей России.

- Как дела обстоят у нас?

- Сегодня нам остался лишь один формальный критерий - наличие компенсационного фонда. Организаций - уже более ста. Теперь каждый член должен предоставить выписку из счета, чтобы добраться до минимальных 30 млн рублей. По сути, остались формальности. Думаю, в ближайшие дни мы исполним это требование.

- Все-таки СРО - это плохо или хорошо?

- В любом нововведении есть плюсы и минусы. Потому сказать однозначно - да или нет - невозможно.

- Давайте начнем с минусов?

- По сути, их немного - всего два. Первое - это изменение структуры. Когда предприятиям и так несладко, не очень хороший шаг. Хотя, когда закон о СРО принимался, никто, видимо, не догадывался, что нагрянет кризис. Второе - это пресловутые дополнительные траты. Нужно признаться, что в строительной отрасли существует объективная нехватка оборотных средств. Потому сегодня в Госдуме обсуждается возможность корректировки минимальных платежей до 200 тысяч рублей. Когда это случится и случится ли вообще, я не знаю.

- А плюсы?

- Самое главное - введение СРО приведет к реальному повышению качества работ. Все необходимые механизмы, которые отвечают за этот показатель, должны будут проверяться очень придирчиво. Второй положительный момент - это дополнительные гарантии для инвесторов, что их средства будут сохранены. И наконец, формирование некоей солидарной ответственности - это тоже плюс. Предприятия теперь будут конкурировать перед покупателем, а не подрывать соперников.

- Означает ли это, что обманутых дольщиков станет меньше?

- Я уже говорил, что СРО застраховано от рисков, которые произошли в результате производства строительных работ. Финансовый риск - это из другой группы и регламентируется другим законодательством. Однако вопросы, связанные с недостройкой объектов и их заморозкой, касаются качества работ. Не всегда, но достаточно часто. Тут очень тонкая грань.

Нельзя говорить, что СРО "отменит" обманутых дольщиков. Но повысит уровень строительных компаний. Таким образом, этот аспект косвенно может влиять на некоторое снижение проблем со вкладчиками.

- Не увеличится ли стоимость квадратного метра из-за всех этих дополнительных плат?

- Тут надо понимать, что в СРО входят не заказчики и не генподрядчики строительства. По большому счету это субподрядчики, которые выполняют физические объемы на стройке. Сегодня функции заказчика и генподрядчика практически не регламентированы. Привлечение денежных средств - это функция заказчика. Конечно, есть и интегрированные компании, где все вопросы решаются единым руководством. Но большая часть - это все-таки субподрядчики. Так что члены СРО - это те, кто занимается производством работ, непосредственно строительством, и не затрагивает другие виды деятельности. Потому говорить о том, что появление саморегулируемых организаций скажется на стоимости квадратного метра, нельзя. Тем более на сегодняшний момент цена формируется исключительно спросом. Два года назад этот показатель действительно рос, исходя из стоимости затрат. Например, выросли цены на материалы, автоматически вырос квадрат. Сейчас все зависит от того, сколько покупают.

- Почему принято решение о продлении лицензий в этом году?

- Дело в том, что ситуация с СРО оказалась в подвешенном состоянии, потому Федерация и приняла такое решение. Но, так или иначе, все СРО должны быть созданы уже в этом году на базе некоммерческих партнерств.

- Кстати, есть ли противники СРО?

- Конечно, тот же лицензионный центр, который ныне должен быть ликвидирован, был категорически против. Собственно, если бы не его лоббистская деятельность, СРО могли бы уже существовать.

- Строительная отрасль всегда считалась достаточно коррумпированной. Возможно, что после введения СРО ситуация усугубится?

- СРО - это абсолютно прозрачный орган. К функциям исполнительной дирекции отнесен минимальный объем функций. Он печатает документы, развозит, разносит, занимается другой организаторской деятельностью. Все решения принимаются на общем собрании. Если две трети организаций проголосуют за, решение будет принято. Также есть совет - выборный орган.

А коррупция возникает именно тогда, когда существует исключительное право решения одного человека. Здесь для этого просто нет почвы.

Крастяжмаш погряз в реинкарнациях

(Маргарита Баранова, "МК в Красноярске", 29.04.2009)

23 апреля зал заседаний ЗС края неожиданно вскипел. Полемику вызвал доклад министра промышленности и энергетики о состоянии дел в реальном секторе экономики на примере завода Крастяжмаш.

Суть истории такова. В конце декабря краевая прокуратура возбудила уголовное дело против директора ОАО "Крастяжмаш" г-на Петрусенко в связи с хронической невыплатой жалованья работникам. После чего, по данным прокуратуры, собственник предприятия г-н Тумасян погасил часть задолженности (4 миллиона рублей) и представил график погашения основной ее части (33 миллиона), рассчитанный до конца апреля. Обязательств не выполнил. В феврале этого года 260 работников были уволены "по собственному желанию", 132 человека - "в связи с ликвидацией производства". На обломках банкрота г-н Тумасян создал другой Крастяжмаш, поменяв форму собственности. Уволенные "по желанию" стали трудиться на новом предприятии и получать текущую зарплату. Задолженность перед 392 работниками, налоговой службой, Пенсионным фондом (примерно 175 миллионов) повисла на банкроте, у которого остался... забор. Все имущество экс-Крастяжмаша было передано в аренду преемнику.

Часть депутатов восприняла фокус с "близнецами" как преднамеренное банкротство. В краевой прокуратуре воздерживаются от комментариев - пока не закончилась бухгалтерская экспертиза. Цинизм собственника двух заводов потрясает: он обратился к государству за материальной помощью!

Перспективы этого скандального дела "МК" комментирует депутат ЗС края Валерий Сергиенко.

В.С.: Банальная ситуация в нынешней экономической действительности. Красноярский ЦБК, Дивногорский завод НВА и другие прошли этот путь. В Канске раз пять банкротили коммунальную службу. Накапливают долги, потом раз - создают предприятие, все долги остаются на стороне.

МК: Законных оснований пресечь использование этой схемы нет?

В.С.: Никто не спешит вносить поправки в законодательство. Если четко прописать, что к признакам преднамеренного банкротства относится передача имущественного комплекса во вновь создаваемые или рядом работающие структуры, это сразу отбило бы руки. А так - агония длится годами. В чем беда нашего случая? У нас совершенно нет внутреннего спроса. Алюминий в России не нужен, никель, черные металлы, экскаваторы - тоже. Все больше людей будет находиться под угрозой сокращения. И никакие программы общественных работ ситуацию не спасут. Можно, конечно, "бычки" на улице собирать, но экономика живет только за счет производства, за счет добавленной стоимости.

МК: В апреле Крастяжмаш участвовал в международной выставке с макетом нового агрегата. Под это и просят бюджетные деньги?

В.С.: Они носятся с идеей производства гидравлического экскаватора. Хотят взять чешский агрегат, разобрать на детали и сделать аналог. Это невозможно. Гидравлика - особое производство, которое и в СССР-то на двух-трех заводах существовало. На угольных разрезах работают экскаваторы с емкостью ковша не менее 15 кубометров; гидравлического экскаватора с такой емкостью ковша не создано. В России не осталось ни одного НИИ, который мог бы спроектировать механизм. Решить вопрос о машине нового поколения на отдельно взятом заводике невозможно. Производить этот экскаватор можно только так, как собирают "Тойоту" в Питере: из Японии привозят готовое авто и прикручивают к нему колеса. Авантюра!

МК: Депутаты способны помочь экс-работникам Крастяжмаша?

В.С.: Реальных полномочий нет. Мы можем выступить с законодательной инициативой перед федеральными органами власти... ну и пожурить собственника. Но когда его спросили, из каких средств он будет рассчитываться с людьми, ответил: "Из собственных". А это дело чисто добровольное, никто его заставить не может. Парадокс в том, что он все сделал в соответствии с законом: своевременно предупредил об увольнении, передал имущество в аренду... Через год-полтора Крастяжмаш снова будет банкротом.

МК: Выхода нет?

В.С.: Государство отказалось от принципов патернализма и проповедует субсидиарность, то бишь каждый сам за себя. И пока наши работники не научатся грамотно защищать свои интересы, с ними будут так поступать.

Асфальтовый саботаж

(Марк Захаров, "Вечерний Красноярск", 29.04.2009)

Куда утекают бюджетные миллиарды

Весна и вода очень наглядно показали качество проведенного в прошлом году ремонта дорог в Красноярске. Выбоины и ямы на магистралях разрослись и углубились. В некоторых местах асфальт вовсе стаял вместе со снегом. Становится немного страшно - ведь в этом году финансирование дорожной отрасли сократится в несколько раз, а ездить по улицам уже сейчас практически невозможно.

Без проверок и денег

Простой пример - улица Белинского. Совершенно авторская точка зрения, не претендующая на экспертную глубину. В прошлом году на участке подъема этой дороги к медакадемии был проведен ремонт. Уже сегодня там немало ям и трещин. Список можно продолжать до бесконечности. Практически на любом "новом" участке ваш автомобиль где-нибудь да споткнется.

Все бы можно было списать на пресловутую весну. Однако претензии к ремонту улицы Белинского возникали у депутатов горсовета Красноярска еще в прошлом году. Строили дорогу практически с ноля и без разрешения. Экспертизы также не проводилось. К слову, контроля за качеством укладки асфальта, по признанию самих чиновников мэрии, тоже не велось.

Но это частности. Вот мнение эксперта об общей дорожной картине в городе. Депутат горсовета Константин Ляшкевич считает, что качество дорожного полотна в краевом центре не выдерживает никакой критики.

Учитывайте, что в 2009 году финансовых средств на дорожную отрасль городу достанется гораздо меньше. На текущий ремонт в этом году выделяется чуть более 70 млн рублей, в то время как в прошлом году - 280 млн рублей. Власти города из-за кризиса вынуждены отказаться от ремонта внутриквартальных дорог и заморозить работы на некоторых важных объектах. Например, реконструкция проспекта Красноярский рабочий в этом году так и не будет завершена из-за нехватки средств. Отметим, что и в 2008 году после проведения некоторых работ состояние его оставляло желать лучшего.

В целом по городу будет охвачено в три раза меньше дорог - вместо 30 километров планируется отремонтировать всего лишь 10. Правда, чиновники ожидают, что уже начатое строительство некоторых объектов все-таки удастся закончить. По последним данным департамента городского хозяйства, финальные работы будут проведены на улицах Шахтеров, Водопьянова, Игарская, Мичурина, Павлова, Калинина, Борисевича, Ястынская, проспекте Авиаторов. Кроме того, будет завершено строительство пешеходного перехода на улице Матросова.

В предыдущих номерах "ВК" мы не раз писали о том, каким образом расходуются средства бюджета. Да, на дороги мы тратим определенные суммы. В прошлом году - 2 млрд рублей. В этом - в два раза меньше. Но на что они идут? Ответить на этот вопрос, пожалуй, не сможет ни один специалист в городе. Ибо контроля качества за дорожным строительством в Красноярске не существует. Например, за ходом выполнения работ в департаменте городского хозяйства следят всего лишь несколько сотрудников. При этом экспертизу самого асфальта в мэрии не делают, потому как попросту не владеют соответствующей лабораторией. Эти процедуры отдаются на откуп исполнителю. Очевидно, что последний не станет делать "плохой анализ" на самого себя. А положив на один сантиметр меньше асфальтового полотна на дороге протяженностью один километр, вы сможете сэкономить несколько миллионов рублей.

Собственно, также непонятно, сколько средств потерял городской бюджет от весенней распутицы. Вряд ли эта цифра когда-нибудь будет озвучена. Хотя дорожники за свой счет должны переделывать испорченные участки. При условии, что они еще находятся на гарантии. Как бы то ни было, размыло не только относительно новые, но и старые дороги. Так что бюджету наверняка придется латать дыры в прямом и переносном смысле этого слова. Факт в том, что в городе никто, по сути, не знает, как на самом деле ремонтировать дороги. На 90% красноярских улиц попросту не существует паспортов. Иными словами, сколько асфальта и какого качества было уложено на той или иной магистрали, неизвестно. А ведь эта информация жизненно необходима, если вы желаете правильно лечить дорогу.

И вот в этой ситуации мэрия просит горсовет дать еще больше свободы. Недавно финансовый департамент попросил парламентариев разрешить ведомству самостоятельно перераспределять средства на ремонт дорог. Заместитель начальника департамента Лидия Денисова пояснила, что право распоряжаться деньгами без депутатов нужно мэрии для более оперативного реагирования на все изменения в системе финансировании.

Поясним. Существует определенная программа, в соответствии с которой на каждом объекте ведутся работы. Однако если вдруг краевая или федеральная власть захочет выделить еще больше денег на эти цели, мэрии придется перераспределять часть средств внутри собственной программы. Такие пертурбации требуют одобрения горсовета. Это объективно отнимает время. Однако в последнее время все такие инициативы мэрии парламентариями поддерживались. И почему чиновники так беспокоятся, не очень понятно.

В то же время "свободная схема", предлагаемая администрацией, дает возможность еще больше "запутать следы" финансовых средств. По словам Ляшкевича, в случае принятия положительного решения депутаты не понимали бы, куда уходят деньги. Поэтому инициатива администрации не была поддержана.

Минус в минус

Недавно стало известна причина, по которой дорожники Красноярска плохо работают. Озвучил ее сам мэр Петр Пимашков. Глава города уличил департамент городского хозяйства в том, что ремонтные компании демонтируют специализированные машины, при помощи которых проводится укладка асфальта в минусовые температуры. Кто-нибудь вообще видел, что такие работы проводятся в Красноярске при минусовых температурах? Очень и очень редко. Объяснение простое - нет специальной техники. Дорожники просто разбирают ее или превращают в самосвалы. По крайней мере, именно о таких фактах говорил мэр, назвав дорожников "саботажниками". Возможно, причина кроется в боязни самих компаний производить какие бы то ни было работы зимой или весной? Ведь им и так достается от депутатов горсовета, которые постоянно сетуют на то, что укладка асфальта проводится слишком поздно - осенью. Но в том то и дело, что машины были специально закуплены для этого - чтобы помочь дорожникам в работе.

Пимашков считает, что такое отношение к технике и, соответственно, бюджетным деньгам недопустимо и привело к застою в ремонте. Как бы то ни было, наказание для разборщиков пока не придумано.

Глава департамента городского хозяйства Виктор Ящук уверен, что такая проблема есть, но масштабы ее преувеличены. Вместе с тем он признал, что проблемы с дорогами в Красноярске существуют и с ними надо разбираться.

Отметим, что, несмотря на сетования дорожников об устаревшей технике, которую они используют, новинки все-таки поступают в Красноярск. Например, в конце прошлого года в мэрии вели разговор о покупке лаборатории для проверки качества асфальта. На эти цели даже планировалось несколько обделить финансированием ямочный ремонт. К решению этому шли очень долго - публикации в газетах, репортажи на ТВ, проверки депутатов и чиновников всех уровней наконец-то заставили задуматься. Ожидается, что лаборатория появится летом. Вот только не разберут ли ее на запчасти, как это произошло со специальными машинами?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
27.04.17
Песков: Москва осуждает авиаудары Израиля по Дамаску
NB!
27.04.17
Россия или терроризм: чего действительно боятся шведы
NB!
27.04.17
Беби-бокс: «Простое иллюзорное решение очень сложной проблемы»
NB!
27.04.17
МИД Пакистана обвинил Индию в поддержке «Талибана»*
NB!
27.04.17
Сепаратизм Канарских островов: лояльность центру за его же деньги
NB!
27.04.17
Кипрский конфликт: противостояние перешло в море
NB!
27.04.17
Захоронение Ленина церковными канонами не регулируется
NB!
27.04.17
Чернобыльская АЭС снова загрязнена – теперь львовским мусором
NB!
27.04.17
Приманка для населения: граждане оплатят дефицит бюджета?
NB!
27.04.17
Багровые воды: В реку Сочи сливали краску
NB!
27.04.17
Пособник власовцев Оболенский — «реабилитации не подлежит»
NB!
27.04.17
Пермь: Оборонные заказы — под угрозой срыва
NB!
27.04.17
Ле Пен взяла хороший старт перед вторым туром — опрос
NB!
27.04.17
Румыния — Венгрия: «историческая война» к 100-летию оккупации Трансильвании
NB!
27.04.17
Киев решил заблокировать телеканалы ДНР, ЛНР и России
NB!
27.04.17
Военный Донбасс: ВСУ хотят отключить воду ДНР
NB!
27.04.17
Российский футбол в худшем состоянии, чем был когда-либо
NB!
27.04.17
«Кучка банкиров держит в руках весь мир»
NB!
27.04.17
Санкции на Россию уже не влияют — СПЧ ООН
NB!
27.04.17
Самара 1 мая: участники марша протеста пойдут с праздничной демонстрацией
NB!
27.04.17
Администрация Севморпути может стать единым арктическим оператором
NB!
27.04.17
В ЕС через еврейское кладбище: обзор инфраструктуры Украины