Армения и Турция крепко повязаны американо-российским фактором: интервью Агавни Караханян

Ереван, 28 апреля 2009, 17:14 — REGNUM  

Совместное заявление министерств иностранных дел Армении и Турции, и Швейцарии поздно вечером 22 апреля относительно армяно-турецкого примирения и разработки "дорожной карты" вызвало противоречивую реакцию в армянском обществе. Эксперты по-разному оценивают как внутриполитическую, так и внешнеполитическую ситуацию, сложившуюся в контексте последних тенденций в армяно-турецком урегулировании. Свою позицию по этому вопросу в беседе с корреспондентом ИА REGNUM Новости представила директор Института гражданского общества и регионального развития (ИГОРР) Агавни Караханян.

ИА REGNUM Новости: Как Вы оцениваете армяно-турецкое заявление по "дорожной карте"? Бытует мнение, что этот документ - проигрыш армянской дипломатии. Какова Ваша позиция по данному вопросу?

Давайте начнем сначала. По поводу вышеуказанного документа информации настолько мало, что любая оценка этого дипломатического "фантома" грозится вылиться в нечто иное, чем в дешевую спекуляцию. Безусловно, можно спорить о том, существует или нет "дорожная карта", состязаться в домыслах по поводу ее содержания, находить в себе смелость и даже наглость излагать ее конкретные пункты, ссылаясь, в основном, на турецкие средства массовой информации. Между тем, имеет смысл и значение сам факт ее появления. С тех самых пор, как Турция в 1993 году закрыла в одностороннем порядке свою границу с Арменией, это первый и пока единственный документ, который был подписан между Турцией и Арменией и имеет совершенно реальные черты.

То, что казалось раньше невероятным, сейчас становится возможным и очевидным. Согласитесь, еще недавно казалось невероятным, что когда-либо кто-то из представителей официальной Анкары посетит Ереван. Но это произошло. Сегодня реальностью является и подписанный армяно-турецкий документ. И в этом нет ничего удивительного. Все происходящие на внешнеполитическом, да и внутриполитическом поле Армении процессы укладываются в логику мировых политических изменений, так называемого геополитического шифта. Могу вас уверить. Отныне число событий из серии "Невероятно, но факт" будет расти.

Думается, "дорожная карта" - это первая попытка пересмотра методов политического поведения и позиционирования Армении в международных делах. А потому - это достижение, прорыв армянской дипломатии, а не проигрыш. Признание Геноцида - это очень сложная международная задача и болезненная национальная проблема, которая имеет комплексный характер. Главные составляющие ее - политико-правовая, морально-психологическая, этическая. Но каждая из этих составляющих требует своего особого, конкретного подхода. Методы достижения одной составляющей могут быть совершенно неприемлемы для другой. А потому необходимо четко выверять, каким именно адресатам, какие именно мессиджи адресовать. В конце концов, упоминание слова "геноцид" американским президентом отнюдь не означает автоматического признания Турцией этого исторического факта. И коль скоро наша цель в том, чтобы именно Турция признала геноцид, надо "работать" с Турцией, а не с Америкой. А для того, чтобы "обрабатывать" Турцию, надо, по крайней мере, с ней общаться, чтобы предъявлять ей свои требования и претензии. Думается, давно уже пришло время отказаться от "Синдрома Хримян Айрика" взывать к заокеанским и европейским "горе-защитникам", а решать все нерешенные вопросы со своим "обидчиком" лицом к лицу, в адекватном политическом поле. Подписанием "дорожной карты" армянская дипломатия, фактически, начала "работу над ошибками", допущенными при определении наших стратегических задач по вопросу международного признания Геноцида и тактических шагов для их достижения. Наконец-то мы отказались от жалоб в самые высокие инстанции и стали делать свою игру.

Турецкие дипломаты и дипломатия, удостоившиеся на страницах нашей прессы хвалебных оценок, не могут не понимать и прекрасно осознают, что никакая "дорожная карта" не заставит нас, армян, отказаться от своих требований, а армянское руководство - от своей внешней политики, нацеленной на признание Геноцида. Вместе с тем, давайте зададимся вопросом: а многого ли мы на этом поприще добились в условиях закрытой границы? Нет сомнения, что открытая граница, с учетом всех известных издержек и рисков, связанных с ее открытием, предоставляет гораздо больше возможностей в продвижении к цели, которая остается неизменной. Непреложным законом является то, что гораздо легче добиться решения тех или иных вопросов "включением", чем "исключением".

С другой стороны, "дорожная карта" выявила своеобразный сдвиг и на внутриполитической арене Армении. Налицо процесс кристаллизации и перегруппировки сил на партийно-политическом поле страны. Движимая требованиями политической конъюнктуры, о своем выходе из коалиции объявила партия "Дашнакцутюн". Она не могла поступить иначе и действовала адекватно своим политическим целям и идеалам.

В этом контексте решение "Дашнакцутюн" закономерно и оправдано. Однако сложившаяся ситуация, кроме всего прочего, указала и на своеобразный конфликт несоответствия изменившихся политических реалий, с одной стороны, и методов политического позиционирования и поведения партий, - с другой. Фактически, достаточно выпукло встал вопрос о необходимости политической адаптации и модернизации. Речь идет не об изменении политических целей и идеалов, а форм политического, и что очень важно, партийного поведения и действия в соответствии с изменившимися реалиями, ситуацией в стране, в регионе, во всем мире. Впрочем, это беда и трагедия большинства "старых" партий политического спектра Армении. Безусловно, так проще - использовать уже известные, при этом апробированные в совершенно другом политическом контексте и не проявившие свою эффективность, методы и формы политического самовыражения и не утруждать себя выработкой других. Но "политическая упертость", косность и догматичность своими деструктивными проявлениями наносят серьезный ущерб не только политическому имиджу самих партий, но и всей страны.

Кроме того, стереотипный и, к сожалению, весьма "модный" сейчас подход, основанный на изначально негативном посыле "власть во всем виновата", приобретает крайне негативистские проявления типа, "что бы ни делало руководство страны, все неправильно, неприемлемо". В результате, острый дефицит здорового конформизма привел к тому, что этот опасный вирус "всеотрицания и недоверия", прочно осевший в общественном сознании, стал причиной неоправданного страха и истерии. Как правило, такая всеотрицающая позиция завязана на эмоциях и лишена здравого смысла.

ИА REGNUM Новости: Как Вы считаете, стала ли "дорожная карта" предопределяющим обстоятельством в том, что президент США Барак Обама не назвал в своем ежегодном обращении события 1915 года Геноцидом? Как Вы оцениваете выступление Обамы?

Никоим образом. С моей точки зрения, неиспользование слова "геноцид" в выступлении президента США 24 апреля никак не связано с подписанной накануне при посредничестве Швейцарии "дорожной картой" между Турцией и Арменией. Непонятно, почему именно Обама, разрушая политическую традицию, заложенную своими предшественниками, которые, обещая признать Геноцид армян в Османской Турции, никогда не выполняли своих обещаний, почему именно Обама должен был следовать своим обещаниям? Достаточно ли было у него политических мотивов сделать это? Думается, таковых у него не было совсем. Между тем, как мне кажется, эффект "отторжения" скорее вызвали замешанные на эмоционально-политических выкладках чрезмерно завышенные ожидания от возможного использования слова "геноцид" американским президентом и адресованные ему в связи с этим мессиджи. Чрезмерная напористость, "подталкивание" и своеобразное "принуждение" к принятию решения возымели обратный эффект. Это похоже на то, как, неправильно рассчитав возможности спортсмена, в ожидании рекордного прыжка ему задают чрезмерно высокую планку, невольно заставляя ретироваться, поскольку ему отнюдь не хочется вредить своему здоровью. То, что 44-й президент США "не возьмет" эту планку, было ясно уже в период и после ноябрьской избирательной кампании.

Смею заметить, что Обама и не собирался произносить слово "геноцид" ни до, ни после подписания "дорожной карты". Двух мнений тут быть не может. Честно говоря, все это время я не питала иллюзий по поводу того, что Обама произнесет слово "геноцид". Более того, я была уверена, что он этого не сделает. Почему? Да просто потому, что не было и, по крайней мере, пока нет политической мотивации, почему он это должен сделать. Между тем, гораздо более очевидны причины, почему он этого делать не должен был. Причина эта не в "дорожной", а в изменившейся политической карте и складывающемся геополитическом раскладе региона. Ведь на самом деле, все, в данном случае, в США и, в первую очередь, конгрессмены признают, что Геноцид был. Просто одни говорят, что Соединенные Штаты обязаны признать эту реальность, а другие считают, что сегодня признание Геноцида не отвечает национальным интересам США.

Так что, "дорожная карта" никак не может быть причиной того, что президент США не произнес слова "геноцид". А какая "дорожная карта" была причиной того, что этого не сделали предыдущие президенты?! Другое дело, что подписанное армяно-турецкое соглашение умело было использовано (грех было бы не использовать его!) как удобное оправдание тому, почему нынешний глава Белого дома все-таки не сдержал своего предвыборного обещания. Более того, история американского президентства знает и случай "произнесения" слова "геноцид" по поводу событий 1915 года в Турции и массового истребления армян. Речь идет о президенте Рональде Рейгане. Но данный политический факт, даже в сумме с количеством всех штатов, государств и парламентов, признавших Геноцид, никаких политико-правовых последствий не имел. Следовательно, ничто не указывает на то, что между использованием слова "геноцид" и достижением национальных целей есть прямая связь.

Справедливости ради заметим, что с точки зрения общечеловеческой, моральной мотивации Обама сделал больше, чем до него сделал, хотя бы один президент США, и гораздо больше, чем от него ожидали. Не употребив слово "геноцид", он использовал словосочетание "Мец Ехерн".

ИА REGNUM Новости: Как, на Ваш взгляд, изменится роль России и США в регионе после армяно-турецкой нормализации? Как изменится роль Турции в регионе, ее влияние на политические процессы, в том числе и урегулирование карабахского вопроса?

Однозначно то, что и Армения, и Турция в геополитическом раскладе региона крепко повязаны американо-российским фактором. С одной стороны, США, у которой серьезные позиции на Южном Кавказе, никуда отсюда уходить не собираются. С другой стороны, Россия, по поводу которой, если и могли быть какие-то сомнения, то сейчас, после августовских событий, совершенно однозначно заявляет о своих интересах в регионе, требует считаться с ними и приводит достаточно жесткие для этого аргументы. Более того, присутствие в этом регионе Ирана, являющегося "внешнеполитической занозой" Вашингтона, создает для Армении, которая еще более активизирует свои политико-экономические отношения с Тегераном, неоднозначную ситуацию в контексте ее взаимоотношений с США, неоднократно высказывающих недовольство армяно-иранской "связкой". Но есть и Россия, для которой иранский фактор - это козырная карта, которую она держит про запас и время от времени разыгрывает. Так что, армяно-турецкая, хоть и "дорожная", но не единственная карта на Южном Кавказе. Законченный вид картине регионального расклада политических игроков и карт придает карабахская проблема. Для Москвы и Вашингтона посредничество в переговорном процессе по карабахскому конфликту в качестве сопредседателей Минской группы ОБСЕ - мощнейший инструмент присутствия и отстаивания своих интересов. На сегодняшний день они прочно удерживают свой статус главных действующих лиц карабахского урегулирования и имидж миротворцев. Практически монополизировав это право посредника, Москва и Вашингтон не потерпят и будут всячески пресекать, как это делали до сих пор, любые попытки "вторжения" в свою геополитическую вотчину и изменения формата "другими желающими", в данном случае, Турцией. Так что, претензии Анкары на роль посредника в карабахском урегулировании не имеют под собой реальной почвы и обречены на провал. Карабахское урегулирование - это вопрос геополитики, а не внешней политики Турции. Турецкие дипломаты не могут этого не знать и не понимать. А потому, все официальные заявления по поводу того, что граница не будет открыта, до тех пор, пока не будет разрешена карабахская проблема, лишь пропагандистские уловки, адресованные совершенно конкретным адресатам.

Очевидно одно. Карабах - это отдельный и очень сложный вопрос. Ни сегодня, ни когда-либо в ближайшем будущем его решение не будет стоять на повестке дня армяно-турецких отношений, а тем более быть предусловием их улучшения. Хотя надо признать, что привязка улучшения армяно-турецких отношений к Карабаху есть. Привязка эта связана с тем, что улучшение отношений между Арменией и Турцией гораздо облегчит поиск путей разрешения Карабахской проблемы. Изменившая геополитическая ситуация, баланс сил и политические реалии в регионе требуют изменения и поведенческих моделей политических игроков, стиля выстраивания отношений с соседями, да и не только с ними. Даже ведущие крупные державы сегодня приходят к пониманию и отказу от старых подходов, основанных на конфликтных интересах, и, напротив, стремятся к приведению их в определенное соответствие, созданию этакой системы "геополитического совладения". По сути, Россия и США "притираются" друг к другу в регионе, по ходу дела налаживая новый формат "сосуществования", своеобразный "Кавказский кондоминиум". Процесс армяно-турецкого примирения, как политическая реальность, начался не сегодня, не сейчас и не вдруг, как утверждают многие. Времена сегодня другие, и заинтересованность Армении, равно как и Турции, в том, чтобы не иметь каких-либо сковывающих элементов в своих международных отношениях, укладывается в политическую логику дня. "Дорожная карта" - это вовсе не открытие границы. Да и открытие границы - это еще не урегулирование отношений двух стран, между которыми остается набор сложных противоречий, которые "дорожной картой" не решить. Однако, с точки зрения политической и экономической прагматики, сближение Турции и Армении неизбежно. "Дорожная карта" - реальный факт, указывающий на возможность такого сближения. И в этом ее основной смысл и значение.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
20.02.17
Военный Донбасс за сутки: ВСУ отказались отводить войска
NB!
20.02.17
National Interest: США не должны идти на военное вмешательство в Сирии
NB!
20.02.17
ЦБ КНР влил в экономику страны $24,7 млрд
NB!
20.02.17
Южный Урал: анонимный звонок — изъятый ребенок
NB!
20.02.17
«Обвинения в претензиях Москвы на мировое господство — на уровне бреда»
NB!
20.02.17
58% жителей России «за» сохранение срочной службы в армии: опрос
NB!
20.02.17
«Доллар устремится к 59»
NB!
20.02.17
WE: После ИГИЛ* угрожать стабильности на Ближнем Востоке будет Иран
NB!
20.02.17
Радио REGNUM: первый выпуск за 20 февраля
NB!
20.02.17
Депутат Рады собрал доказательства причастности Порошенко к коррупции — СМИ
NB!
20.02.17
Льготные кредиты начнут получать в течение месяца владельцы гектаров в ДФО
NB!
20.02.17
Украинский депутат сообщил детали плана по заключению «мира» с РФ
NB!
20.02.17
Перед отставкой Флинну передали план по снятию санкций с РФ – NYT
NB!
20.02.17
FT: До прогресса по Brexit ЕС не будет обсуждать с Великобританией торговлю
NB!
20.02.17
Global Times: КНР не догнать Индию без коммерциализации космической отрали
NB!
20.02.17
Global Times: США провоцируют военные столкновения с Китаем
NB!
19.02.17
Карта Русского — для Донбасса, Белоруссии, Приднестровья, Латвии...
NB!
19.02.17
El Mundo: «Москва пугает санкциями ЕС»
NB!
19.02.17
Рогозин: Новые ракеты РФ смогут «разорвать» ПРО США
NB!
19.02.17
«Луганску и Донецку остался шаг до превращения в протектораты России»
NB!
19.02.17
Жители Донецка всё чаще самоопределяются как русские
NB!
19.02.17
«Корреа – не Чавес. Ленин – не Владимир Ильич»