В Красноярске набирает силу китайская секта: Обзор местной прессы за 8 апреля 2009

Красноярск, 8 апреля 2009, 11:22 — REGNUM  

Креатива больше нет?

(Марк Захаров, "Вечерний Красноярск", 08.04.2009)

Рекламодатели не готовы платить за новые идеи

Цены на креатив в рекламе, несмотря на общее падение этого рынка, держатся на прежнем уровне. Собственно, и падать-то им некуда, ведь в большинстве случаев рекламодатель приходит со своими мыслями. Платить за идею у нас до сих пор считается плохим тоном.

Как яхту ни назовите...

Пожалуй, в рекламе, как нигде более (по крайней мере, так думает обыватель) должно быть развито креативное начало. Тебе приносят товар, ты должен на него посмотреть, зацепиться за что-то и придумать звучный слоган и имя. Однако с "обзыванием" или, как говорят профессионалы, неймингом, в Красноярске дела обстоят не самым лучшим образом. По словам руководителя продюсерской группы "Линия производства" Олега Безруких, стоимость мозгового штурма на предмет изобретения нового бренда стоит всего 300-500 долларов. В Москве, для примера, такая работа оценивается в пять тысяч долларов.

Естественно, за такие мизерные суммы никто не станет проводить масштабные социологические и маркетинговые исследования. Хотя для продвижения продукта это немаловажно. Узнать, насколько благозвучно для уха потенциального клиента новое имя - это целая работа большого коллектива. Например, очень рьяно к названиям относятся в автомобильной отрасли. Причем исследования охватывают целые страны и континенты.

В Красноярском крае нет таких производств, для которых было бы важно сочетание гласных и согласных на этикетке их продукта.

Как нам рассказали в одной из компаний-производителей продуктов питания (принадлежит крупной московской структуре), здесь полагаются на опыт и знания столичных коллег. Все лейблы уже разработаны специалистами и прошли проверку временем. Так что креативить на местном уровне никто не решается, да и не нужно это.

- В большинстве случаев люди думают - народ и без того схавает. Наверное, это объясняется структурой нашей экономики. У нас ведь конкуренция, несмотря ни на что, все-таки не очень развита. Поэтому монополистам проще продвигать свой товар даже с плохим названием. Какая разница, как назвать яхту, если вы единственный производитель. Объем заказов на нейминг ничтожен. Собственно, и профессионалов, которые готовы взяться за это дело, тоже нет. Нет спроса - нет предложения, - говорит Безруких.

Плата за творчество

Подсчитать, сколько стоит видеоролик или реклама в газете, можно. Пленка, свет, бензин для выезда на место сьемок, бумага, краска... Все это поддается арифметическому вычислению. Узнать, сколько стоит творчество или идея, сложнее. Безруких говорит, что один режиссер согласится снимать рекламу за тысячу рублей, другой - за тысячу долларов. К слову, сейчас нижняя планка стоимости рекламного ролика начинается с нуля рублей. Верхняя может доходить и до нескольких тысяч долларов. Но это все-таки характерно для прошлых лет. Сегодня такие суммы привлекают рекламодателя все меньше.

Так что за идею теперь рекламщикам, скорее всего, не дадут и гроша. Таков менталитет. Большинство рекламодателей в Красноярске даже и не думают, что должны платить за это. Считается, что если человек заказал ролик, то предоставить сценарий или методику продвижения товара ему должны в качестве своеобразного бонуса. Безруких говорит, что в среднем три различных рекламных концепции могут обойтись рекламодателю всего в десять тысяч рублей. Иногда больше, иногда меньше. Административный координатор компании Brand Leader Алена Терастова считает, что в идеале стоимость идеи должна достигать 70% от общей суммы заказа. Однако на деле оказывается, что все не так радужно.

- Большая часть ярких решений приходит из Москвы. У нас же дизайнер может предоставить несколько вариантов "наружки" всего за три тысячи рублей, - поясняет Терастова.

Естественно, при таком подходе говорить о каких-то взрывах креатива не приходится. При этом сам рекламодатель сегодня стал гораздо умнее.

- Несколько лет назад на заре рекламной деятельности к нам приходили клиенты и говорили - сделайте красиво. Сегодня это уже никому не нужно. Требуется четкий расчет: попадет ли кампания в точку, будет ли ее видеть именно тот, на кого она рассчитана. Люди требуют исследований, эффективности. Доверия к рекламистам больше нет, - подчеркивает Безруких.

Бесплатно и интересно

И тем не менее, за творчество все-таки можно получить деньги. В особенности если оно предполагает минимум затрат на само производство. В большинстве случаев это относиться ко всевозможным PR-компаниям. Безруких рассказывает о так называемых коммерческих митингах, которые в свое время проводились в Красноярске.

- Мы получали настоящее разрешение на митинг. Приводили добровольцев, естественно, за определенную, но очень небольшую, плату. Практически бесплатное шоу было обеспечено. Добровольцы вставали перед стенами краевой администрации и разбивали принесенные с собой пластиковые окна, говорили, какие они плохие. Время в вечерних новостях было обеспечено. При этом никто не платил телевизионщикам за собственно рекламу. Подспудный посыл этого действа - продвижение деревянных окон. Только и всего,- поясняет Безруких.

При таком подходе рекламное агентство будет в небольшом, но выигрыше. Это идея в чистом виде, и за нее все-таки нужно платить.

Собственно, привлечь внимание новостийщиков - дело достаточно простое. Иногда люди идут и на жертвы. Известны случаи, когда рекламные конструкции и кампании заведомо ориентировались на нарушение антимонопольного законодательства. Вспомните ту же "япону-мать" или "про уху". В бюджет изначально закладывается определенная сумма на штрафы антимонопольщикам. Однако дело это достаточно рискованное, говорят специалисты. Оштрафовать-то вас могут, но вот получить общественный резонанс, а уж тем более транслироваться в прайм-тайм такие изыски могут не всегда. Потому критерии к самой идее (читай: креативу) более жесткие, чем в обыкновенной рекламной кампании.

В большинстве случаев местные рекламодатели не задумываются о создании некоей концепции.

Директор BTL Studio Инна Ильяшенко соглашается, что большинство действительно креативных решений приходит из Москвы.

- Мы работаем над промо-акциями, и заказчик обычно присылает уже готовый и разработанный до деталей сценарий. Нам остается лишь исполнить его. Сейчас, на мой взгляд, стало гораздо интереснее. Клиент более не хочет обыкновенных дегустаций. Ему нужны целые проекты со множеством составляющих, - подчеркивает Ильяшенко. В то же время, соглашается она,- местный рынок не испытывает креативного подъема. Большей части бизнеса нужна реклама, бьющая прямо в цель без всяких изысков.

- Сейчас в рекламе эксплуатируются низменные интересы человека. Собственно, все то, что вы видите в телевизоре, газетах. Наши дубленки продаются здесь - все, точка. Реклама готова, - отмечает Безруких.

Санация без оглядки на закон

(Инна Костюк, "АиФ на Енисее", 08.04.2009)

Представители краевой администрации и губернатор не раз заявляли, что кризис обеспечит санацию экономики. И не стоит помогать слабым предприятиям: всё равно погибнут.

Похоже, в их число попал и "Красноярский завод тяжёлого машиностроения". Никто из властных структур не озаботился, когда в октябре прошлого года в связи с банкротством на нём было введено конкурсное управление, а затем начались сокращения. При этом часть людей уволены с нарушением законодательства. Кроме того, сокращённые не сразу смогли забрать свои трудовые книжки, потому что не был вовремя подписан приказ об увольнении. Не получили выходного пособия и компенсаций. Не могут даже получить справки о средней заработной плате, чтобы встать на учёт в центр занятости населения. Выданное им уведомление о сокращении не имеет ни подписей, ни даты, ни печати. Конкурсный управляющий Александр Анищенко на встречи не приходит. Поэтому судьбы своих выплат уволенные не знают, но надеются прокуратуру и депутатов.

- Задолженность по зарплате на заводе с августа 2008 года составляет 33 млн. руб., - заявила Елена Вундер, бывший председатель профкома ООО "КЗТМ". - В ноябре 110 человек были отправлены в простой, они же попали потом под сокращение. Профком тоже сократили, в глаза сказали: "По политическим мотивам". Многих сократили после пикета.

Кто зарабатывает на красноярских подвалах

(Марк Захаров, "Вечерний Красноярск", 08.04.2009)

В мэрии краевого центра до сих пор не решен вопрос об аренде подвалов в жилых домах. Эти условно муниципальные помещения по идее должны приносить доход своим обладателям, то есть жильцам. Нижние этажи с коммуникациями по закону являются местом общего пользования. Однако на деле эта собственность сдается мэрией практически за бесценок, деньги уходят не на содержание конкретного дома, а - в бюджет. Людям приходится в судах доказывать свои права. Впрочем, вполне успешно.

Условно муниципальные

Отметим, более четверти всей муниципальной недвижимости - это как раз таки подвалы или полуподвалы. Как нам сообщили в департаменте муниципального имущества Красноярска, в реестре объектов числится 3 нежилых подвальных помещения и 482 полуподвальных. Однако оговоримся и сразу назовем их "условно муниципальными", так как по Жилищному кодексу они являются местом общего пользования, так как здесь расположены коммуникации, которые обеспечивают жизнедеятельность квартир в доме. Собственно, сей факт не отрицают и в мэрии. На наш официальный запрос в департамент муниципального имущества был дан вроде бы четкий ответ (орфография и пунктуация сохранены): "в соответствии со статьей 36 Жилищного кодекса РФ, собственникам помещений многоквартирного жилого дома на праве общей долевой собственности принадлежат помещения не являющиеся частями квартир и предназначенные для обслуживания более одного помещения в данном доме".

В этом же ведомстве нам ответили, что управление в многоквартирном доме осуществляется через общее собрание собственников помещений. При этом, в соответствии с ч.1 ст. 46 Жилищного кодекса, решения общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме по вопросам, поставленным на голосование, принимаются большинством не менее двух третей голосов от общего числа голосов собственников помещений в многоквартирном доме. Однако что же выходит на самом деле? Подвалов, которые реально сдаются жильцами и с которых получают реальный доход, единицы. В большинстве случаев всем этим добром распоряжается администрация города.

Тут придирчивый и наблюдательный читатель может заметить, что ведь имущество-то и вправду муниципальное, если квартиры не приватизированы. Это верно, однако же насколько эффективно распоряжаются этим имуществом? По словам депутата горсовета Красноярска Александра Глискова, львиная доля таких объектов сдается в аренду практически за бесценок.

- Городу давно пора принять принципиальное решение. Возможно, даже исключить подвалы из реестра муниципальной собственности. Там, где управляет ТСЖ, должно управлять ТСЖ. Где хозяйствует управляющая компания - пусть распоряжается она. На деньги от аренды можно было бы отремонтировать дом, пустить финансы именно на целевые расходы, а не размывать в бюджете, как это происходит сейчас, - говорит Глисков.

К слову, в мэрии косвенно также подтверждают правоту депутата. Как нам ответили в департаменте муниципального имущества Красноярска, по действующим договорам аренды на подвальные помещения, расположенные в жилых домах, арендная плата перечисляется на расчетный счет управления Федерального казначейства по Красноярскому краю, а оно в свою очередь перечисляет арендную плату на единый счет бюджета города.

Согласитесь, и вправду достаточно размытая формулировка? Что же из этих средств идет на содержание самих домов? Вероятно, крохи или и того хуже - ничего. Зато город каждый год исправно просит у Федерации по миллиарду и даже более рублей на ремонт жилого фонда. Может быть, выход совсем рядом? Ведь подвал есть в каждом доме.

В рукопашную

К слову, в Москве уже давно решили этот наболевший вопрос. В столице жители некоторых домов вовсе не платят за жилье, так как все расходы на коммунальные услуги покрывает арендная плата.

Согласимся, что махом отдать все и сразу жильцам - тоже не выход. Ведь в большинстве подвалов и полуподвалов находятся арендаторы. Они вкладывались в ремонт помещения и обустраивали его. Если "новые" собственники не договорятся, то бизнесмен будет просто-напросто выброшен на улицу, и никто не покроет его расходов. Это тоже верно. Однако...

- В Красноярске ситуация с этим вопросом достаточно нестабильна. В результате, мягко говоря, прохладного отношения мэрии постепенно начинают зарождаться конфликты между жильцами и арендаторами. Порою дело доходит до рукопашных схваток между ними, - рассказывает Глисков.

В мэрии на наши прямые вопросы мы так и не получили прямых ответов. Да, нам четко объяснили, что для определения принадлежности подвального помещения к местам общего пользования нужны технический паспорт, заключение специализированной организации, акт комиссионного обследования. Но нам так и не удалось узнать, рассматривается ли в принципе в департаменте возможность передачи подвалов в свободное пользование жильцов - ТСЖ или управляющих компаний. Еще в прошлом году на запрос депутата Глискова в ведомстве ответили, что передача подвалов кому бы то ни было не планируется. Возможно, для города такая массовая "операция-ампутация" кажется чересчур масштабным мероприятием или не слишком выгодным.

Прецедент есть!

И все-таки в Красноярске уже состоялось несколько судебных разбирательств, в ходе которых жильцам удалось доказать свое право распоряжаться подвалами. Так, еще в 2006 году Федеральный суд Центрального района Красноярска принял решение о прекращении права муниципальной собственности на подвал. Право распоряжаться помещением в доме № 9 по улице Парижской коммуны оставили за жильцами. По решению суда нахождение подвала в собственности города нарушало права жильцов, ограничивая доступ к местам общего пользования. Та же самая ситуация сложилась и в доме № 95 по улице Ленина. К слову, подобные прецеденты есть и в других регионах России. И о них прекрасно знают в департаменте муниципального имущества Красноярска. Однако действовать не хотят. Возможно, законы федеральные, краевые и местные имеют разночтения и двоякие формулировки... Действительно, при рассмотрении обоих красноярских дел мэрия ссылалась на акты еще начала 90-х годов, а не на Жилищный кодекс. Может быть, чиновникам гораздо выгоднее отдавать "свое" помалу, ведя судебные мини-войны, ведь не каждый житель согласится оплачивать услуги юриста и мотаться по судам в призрачной надежде обрести наконец то, что ему и принадлежит. "Колесо" раздора

(Дмитрий Иванов, "Вечерний Красноярск". 08.04.2009) Международная секта пытается испортить отношения России и Китая

Борьба за права человека, духовное и физическое совершенствование - так определяют свои главные цели последователи организации "Фалуньгун". Ее приверженцы считают себя носителями "духовного возрождения", однако в Китае деятельность организации официально запрещена. Красноярские последователи "Фалуньгун" проводят несанкционированные пикеты и призывают власти прекратить любые отношения с Китаем.

Попытки США под предлогом защиты прав человека вмешиваться во внутренние дела государств неновы. Американские власти используют для этого различные инструменты, одна из "новинок" - религиозные секты, с помощью которых США пытаются ухудшить отношения России и Китая.

Преданность "делу возрождения"

Основателем "Фалуньгун", что в переводе с китайского означает "Колесо дхармы", является некто Ли Хунчжи: в прошлом, по разным данным, врач либо военный. В 1992 году он изложил свое учение "Фалунь Дафа" в книге "Чжуань фалунь".

Первоначально эта организация позиционировала себя как одна из школ цигун. Идеология современного Китая рассматривает цигун как оздоровительную гимнастику, игнорируя религиозно-философскую и мистическую компоненту этого явления.

Неудивительно, что с 1992 по 1999 год организация приобрела достаточно серьезную популярность в Китае: ежегодно у "Фалуньгун" становилось на миллион последователей больше. По некоторым оценкам, на сегодняшний день ее численность по всему миру составляет от 50 до 100 миллионов человек. Однако с 1999 года в деятельности "Фалуньгун" стали прослеживаться четкие политические мотивы: ее сторонники проводили регулярные массовые антиправительственные митинги акции протеста. Кроме того, движение приобрело признаки четко структурированной организации: его ячейки стали строиться на принципах полного подчинения "учителю" и преданности "делу возрождения".

В июле 1999 года деятельность "Фалуньгун" на территории Китая была запрещена, а с 2001 года приняты законы, по которым члены организации подлежат преследованию в судебном порядке за подрывную деятельность. Сегодня в Китае "Фалуньгун" называют не иначе, как "секта". Лидер движения Ли Хунчжи был объявлен в международный розыск по линии Интерпола, однако сумел избежать преследования, заблаговременно покинув Китай. На сегодняшний день резиденция "Фалуньгун" находится в Нью-Йорке, наиболее благоприятные условия для работы адептов Ли Хунчжи созданы в США, Канаде и Франции. Последователи "Фалуньгун" обвиняют правительство Китая в тоталитаризме, массовых репрессиях и нарушениях прав человека. Американские ученые пишут научные работы, в которых рассказывают о якобы имевших место массовых изъятиях внутренних органов у сторонников "Фалуньгун". При этом, правда, не приводят абсолютно никаких доказательств.

В свою очередь, китайские власти заявляют, что в результате деятельности организации в Китае погибли около 2 тысяч человек. Часть из них - в результате отказа от медицинского обслуживания, часть - от самоубийств, совершенных по приказу руководства секты. И таким заявлениям есть все основания верить. Китайские власти славятся своим прагматизмом, и если "Фалуньгун" объявлена вне закона, значит, правительство страны в самом факте существования организации увидело вполне реальную угрозу государственной безопасности и здоровью общества. Из принципа "душить" людей, которые занимаются дыхательной гимнастикой, не угрожают безопасности государства, и тем самым провоцировать международные скандалы - просто абсурдно. При том, что цигун признан властями национальным достоянием Китая, и занятия им проводятся в школах.

Приказано наказать

В России деятельность "Фалуньгун" официально не запрещена. Однако в августе 2008 года в Краснодарском крае состоялось заседание одного из районных судов, в ходе которого часть литературы организации была признана экстремистской.

Эксперты, проанализировав содержание книги "Чжуань фалунь", пришли к выводу, что в ней содержится информация о том, что последователи организации являются людьми более высокого уровня, а все, кто не присоединился к "Фалуньгун", должны быть наказаны. По решению Министерства юстиции России, в декабре 2008 года эту книгу включили в список экстремистской литературы, запрещенной к использованию в стране.

Официально красноярская организация сторонников "Фалуньгун" была создана и зарегистрирована в 2005 году под названием "Центр духовного и физического совершенствования "Фалунь Дафа". Сегодня она насчитывает порядка 20 человек, лидером местного движения является Максим Кочетков.

Красноярские последователи "Фалуньгун" регулярно устраивают несанкционированные митинги и пикеты. При проведении подобных акций в информационных материалах и листовках часто использовались сцены насильственного характера, звучали призывы к российским чиновникам прекратить любые отношения с Китаем. Одной из наиболее нашумевших акций местной организации стала выставка картин в Культурно-историческом центре: на многих картинах были изображены сцены уничтожения сторонников "Фалуньгун". Городские власти приняли решение закрыть выставку и возобновить ее работу только после изъятия нескольких полотен. Кроме того, достаточно частым явлением стали демонстрации упражнений из цигун перед Китайским торговым домом и сбор подписей в поддержку "Фалуньгун".

Кому выгодно?

Правительство Китая считает "Фалуньгун" одной из основных угроз для государственного устройства страны, наряду с тайваньским, тибетским и синьцзянским сепаратизмом, и называет его антигуманным культом зла.

Сторонники "Фалуньгун" не устают напоминать, что никакого централизованного управления у них в организации нет. А между тем демонстрации протеста против репрессий внутри Китая собирают десятки тысяч человек, многие из которых прибывают к намеченному месту и времени из-за рубежа. Очевидно, что четкость управления организацией на высоте.

Кроме того, сторонники секты по всей России проводят организованную работу с гражданами Поднебесной, призывая их покидать ряды компартии Китая. Таким образом, вся деятельность "Фалуньгун" указывает на четкое желание ее руководства дискредитировать Китай в глазах мировой общественности. Что не слишком-то согласуется с заявлениями о том, что организация занимается только повышением уровня духовного самосознания и физического совершенствования человека. Совершенно очевидно, что Китай становится сверхдержавой. Может ли это понравиться США? Разумеется, нет. Вашингтон постоянно заявляет о нарушениях прав человека в КНР, поэтому события вокруг "Фалуньгун" можно рассматривать как попытку дестабилизировать китайское общество. Не имея возможности нанести удар по китайской экономике и политической системе, антикитайские силы стремятся использовать любой внутренний конфликт, по мере возможности его раздувая. Показательно в этой связи само место проживания и работы лидера движения.

Между Россией и Китаем еще в 2001 году заключен договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве. Один из его пунктов гласит, что ни одна из сторон не допускает создания на своей территории организаций, которые наносят ущерб суверенитету, безопасности и имиджу второй стороны. "Фалуньгун", проводя массированные информационные атаки, пытается дискредитировать Китай на международной арене.

При активной поддержке Запада "Фалуньгун" пытается вбить клин в отношения России и Китая, что в корне противоречит интересам обеих стран. По официальной оценке МИД России, функционирование в стране указанной секты объективно наносит ущерб двухсторонним отношениям с КНР, а также политическому престижу нашей страны. И совершенно очевидно, что Россия не должна позволить испортить свои отношения с Китаем - одним из важнейших, глобальных экономических и политических партнеров нашего государства.

"Ветхие" деньги

(Влад Беркут, "МК в Красноярске", 08.04.2009)

Красноярский край рискует остаться без федеральных средств на расселение людей из ветхого и аварийного жилья. Госкорпорация "Фонд содействия реформированию ЖКХ" приостановила финансирование программы в нескольких российских регионах, в том числе и в нашем.

Недавно депутаты Заксобрания на сессии краевого парламента решили попросить у Федерации 2,2 млрд. рублей на ветхое и аварийное жильё уже в этом году, а не в течение трёх, как запланировано. Из Москвы пришёл отказ. Край попал в число семи регионов, которые могут лишиться "ветхих" денег. Причина - действия нескольких муниципалитетов, например Красноярска, Назарова и Большого Улуя. А точнее, их бездействие.

Местные администрации общими силами не освоили 110 миллионов федеральных рублей, выделенных им в прошлом году на государственную программу переселения. "Раз не расходуете средства - зачем вам ещё?" - решили наверху и закрутили денежный вентиль. Пока на время. И теперь за апрель провинившимся муниципалитетам нужно срочно освоить выделенное и отчитаться перед правительством, иначе край может лишиться своих миллиардов уже навсегда. Деньги попросту распределят между другими территориями.

- В течение апреля постараемся всё устранить, чтобы средства для коммунальных нужд региона были получены точно в срок, - заявил министр краевого строительства Николай Глушков.

Остаётся надеяться, что "большое апрельское освоение" не пройдёт по принципу "лишь бы успеть" и людей - десятками и в срочном порядке - не погонят в недостроенные квартиры.

Балетный лохотрон

(Елена Коновалова, "Вечерний Красноярск", 08.04.2009)

Сразу две питерских балетных труппы, побывавших за последнее время в Красноярске, явно не соответствовали уровню, заявленному в анонсе. Особенно разочаровало "Лебединое озеро" - от этой классической постановки с участием солистов Мариинского театра публика ожидала значительно большего.

Магическое имя прославленного питерского театра для части зрителей оказалось настолько притягательным, что не все обратили внимание на пресловутое уточнение об участии солистов - люди шли непосредственно на Мариинский балет. И неприятно удивились, когда оказалось, что артистов этого балета в спектакле всего двое - Дмитрий Завалишин (принц Зигфрид) и Мария Макаренко (Одетта-Одиллия). И то оба из вспомогательного состава. Мало кто заметил, что "Лебединое озеро" представляет антреприза - Русский классический гранд-балет, в котором собраны артисты из разных театров России и Украины.

Но гораздо большее разочарование ждало впереди. Завалишин и Макаренко танцевали как минимум профессионально. На кордебалет же смотреть было просто невыносимо, особенно в первом акте. Такое ощущение, что он спал на ходу. Во втором действии энергетики прибавилось, но техника, увы, лучше не стала. Да и откуда ей было взяться? Чудес не бывает. Однако же в финале публика, как стало в нашем городе уже традицией, щедро аплодировала стоя. Даже приезжие артисты отмечают, что красноярские зрители добры. Зачастую излишне... Правда, некоторые, наиболее искушенные, возмутились столь сомнительным качеством и ушли в антракте. Деньги за билеты им вернули.

Для организатора показа "Лебединого озера" в Красноярске, концертно-гастрольного агентства "Музыкальный город", столь низкий уровень приезжей труппы оказался неприятным сюрпризом. Как говорит директор агентства Александр Рыжов, он даже не предполагал, что спектакль окажется настолько слабым:

- За шесть лет работы "Музгорода" мне впервые стыдно за то, что я представлял в Красноярске. Но не ошибается тот, кто ничего не делает. Я опирался на рекомендации своих партнеров, когда брал этот проект, - по отзывам, в прошлом году он достойно выступил в российском туре. Хотя изначально создавался для гастролей по Европе, где в основном и катается. И что мы получили? Из Мариинки обещали четверых солистов, а приехало только двое. Кордебалет, который гастролировал по России в прошлом году, сейчас работает в Швейцарии, к нам приехал какой-то второй состав. Наше агентство само стало заложником ситуации, я впервые увидел этот балет уже на спектакле. После чего разорвал отношения со своим питерским партнером.

Кстати, по ходу тура Александр Рыжов интересовался, как труппу принимают в других городах. В Томске и Барнауле все прошло на аншлагах, на Алтае даже пришлось показать еще два дополнительных спектакля. В Новосибирске, где публика по части балета искушеннее и образованнее, все места не удалось продать, а гастролеров приняли весьма прохладно. Красноярский зритель оказался доверчивее - в театре оперы и балета не было свободных мест...

Однако при всей неприятности ситуации есть здесь все же и знак обнадеживающий. Мы давно привыкли к драматической антрепризе и не ждем от нее каких-либо изысков. Как правило, это легкие комедии с парой-тройкой известных актеров в главных ролях. Балет - искусство непопсовое, и понятно, что ожидания от него иные. Пусть будут скромные декорации, как на том же "Лебедином", лишь бы искусство хореографии было на высоте. Радует, что частные агентства вообще рискуют привозить большие театральные проекты (вспомним, что осенью тот же "Музгород" привозил Театр Романа Виктюка). И хочется надеяться, что подобный прокол - лишь досадная случайность.

В свете этого инцидента сомнительный уровень еще одной заезжей труппы, питерского эротического шоу-балета "Bize Lizu", не выглядит столь значительным. Да, если верить рекламе, эта развеселая команда с гастролей не вылезает - объехала весь мир, от Китая до Америки. А во Франции она даже якобы выступала в концертных залах, вмещающих от 2 до 5 тысяч зрителей. Но то ли французы такие наивные, то ли рекламируют себя эротичные шоумены слишком усердно и без зазрения совести. Нет, может быть, в каком-нибудь клубе их выступление смотрелось бы преотлично - яркие костюмы, стройные тела, номера с фантазией. Но на сцене театра выглядело это откровенно убого. Невольно вспоминался наш "Свободный балет" Валерия Терешкина - по технике и артистизму "Bize Lizu" с ними просто невозможно сравнивать, небо и земля. Единственное, чем "блеснули" питерцы, - участие в проекте здоровенного трансвестита. На сцене он вошел в образ настолько правдоподобно, что в зрительных рядах не утихали споры: женщина это или переодетый мужик? Но такое удовольствие - на любителя, и можно только посочувствовать зрителям, на это раскошелившимся. И пожелать больше не вестись доверчиво на столь откровенный лохотрон.

На ряд красноярских ТСЖ подали в суд

("МК в Красноярске", 08.04.2009)

Одиннадцать красноярских ТСЖ задолжали пять миллионов рублей за холодную воду. Как сообщили в компании "Краском", в "черный список" попали УК ООО "Луч", ПЖСК "Беркут", товарищества собственников жилья "Кедр", "Аэрофлот 22", "Холм", "Меридиан", "Березка", "Енисейский меридиан", "Фортуна-1", "Октябрь" и печально знаменитый "Ледокол". У последнего, кстати - самый крупный долг: почти два миллиона рублей. Суммы задолженностей других ТСЖ колеблются от ста тысяч до полумиллиона. Они копились с конца прошлого года и продолжают расти.

Как полагают специалисты "Краскома", в большинстве случаев задерживают коммунальные платежи отнюдь не жители. "Когда был при уже существующем ТСЖ "Ледокол" "Ледокол-1", часть жителей вообще не знали, куда именно им платить. Возможно, из-за этой неразберихи в том числе и накопился такой большой долг, - предположила руководитель пресс-службы ООО "Краском" Татьяна Лукина. - Также интересен момент с товариществами собственников жилья "Кедр" и "Аэрофлот 22": здесь один председатель на два ТСЖ - и вдруг долги образовались. Некоторые говорят: мол, у нас живут очень богатые, занятые люди, им некогда прийти заплатить за коммунальные услуги. А какие-то вообще платят только по иску Арбитражного суда".

По словам Лукиной, дальнейшее увеличение дебиторской задолженности перечисленных товариществ, равно как и хронические неплатежи, могут привести к угрозе срыва работ по ремонту и модернизации инженерных коммуникаций. Во избежание подобных проблем "Краском" обратился в Арбитражный суд. "Мы, конечно, могли бы ограничить подачу воды в эти ТСЖ, но пострадают и жители: люди ведь оплачивают ресурс, - поделилась Лукина. - Поэтому мы в очередной раз призываем собственников жилья: избрали председателя - контролируйте его работу, отслеживайте, куда поступают деньги, которые с вас собирают. Не доводите до крайностей, как с ТСЖ "Ледокол", в котором пять миллионов рублей ушли неизвестно куда".

Игорь Башкатов: "Реклама создает упаковку, содержание - дело заказчика"

(Евгений Волошинский, "Вечерний Красноярск",

Красноярский рынок рекламы сильно прибавил за последние несколько лет - увеличились его емкость и количество компаний, появились новые технологии. Да и сам рекламодатель стал более искушенным и уже не желает платить только за смелые эксперименты. Все это сегодня не столько мешает спокойно жить, сколько способствует развитию основных игроков рынка, считает собеседник "ВК" - генеральный директор рекламного агентства ArtStyle Игорь Башкатов.

- Если попытаться оценить уровень развития рекламного бизнеса в Красноярске, то насколько он окажется высок?

- Смотря с чем сравнивать. Если рассматривать этот рынок относительно других регионов, то в Красноярске рекламный рынок весьма силен. Это видно по всем фестивалям, конкурсам, в которых красноярские компании участвуют, - качественный уровень их продуктов в целом выше, нежели у компаний из других регионов. Хотя на сегодня этот рынок и бизнес как таковой в нашем городе практически перестал прирастать новыми именами - основной пул игроков сформировался много лет назад и остается практически неизменен.

- А если сравнивать наш рекламный рынок и рынок Москвы?

- С одной стороны, мы, понятно, сильно проигрываем по емкости этого рынка, но с другой, если выделить отдельно емкость рынка профессиональных услуг хорошего качества, то даже в Москве она окажется невелика. Мы в свое время были сильно удивлены, обнаружив, что по "удельному количеству на душу населения" сильных и интересных игроков на рынке Красноярск где-то даже лидирует. Только у нашей компании сегодня есть несколько заказчиков, которые готовы и предпочитают работать с Красноярском именно из-за качества.

- А не низкие ли цены подвигают их на это?

- Не думаю, хоть цены в Красноярске и вправду несколько ниже московских. Сегодня заказчик все чаще в выборе исполнителя руководствуется критерием не цены, а качества, которое сегодня вполне сопоставимо с предлагаемым столичным рынком.

- Понимание того, что такое качественная продукция на этом рынке, оно одинаково у заказчика и исполнителя? Или приходится каждый раз договариваться о терминах? - Бывает по-разному. Одно точно: чтобы сделать качественный продукт, нужно понимать цели заказчика, его задачи, которые он хочет решить этим проектом. Будет ли это короткий и бюджетный проект либо рассчитанный на несколько лет и тогда уже дорогой. Не надо превращать разовую акцию в полномасштабную рекламную кампанию вопреки целям клиента. Именно из этого и нужно исходить, планируя свои действия. К тому же такая позиция, как правило, снимает дилемму "цена-качество" - если правильно понимать цели заказчика и иметь достаточную технологическую компетенцию, можно легко выполнить любой проект за те деньги, которыми на сегодня располагает заказчик.

- Какую роль в создании качественной рекламы играют технологии (полиграфические, инженерные), а какую собственно креатив?

- Тут есть две стороны. Первая - можно иметь хорошую идею, но плохо воплотить ее с точки зрения технологии, и тогда на выходе получаем нулевую эффективность. И вторая - все сделать технологически продвинуто, но недотянуть идейную сторону и на выходе получить все тот же ноль. Тут важен баланс. И сегодня заказчик все чаще начинает понимать это. К примеру, если раньше, заказывая буклет, рекламодатель больше смотрел на качество печати, пренебрегая всем остальным, то сегодня нередки случаи, когда только слайды для буклета составляют большую часть расходов.

- Велика на красноярском рынке доля рекламы с такими "нулями" где-либо?

- Не возьмусь оценить, велика ли, но есть - это точно. Однако здесь надо понимать, что количество подобной рекламы зависит не от способности рынка генерировать хорошие идеи или воплощать их в жизнь, а от расходов, на которые готов пойти рекламодатель, заказывая ту или иную продукцию. Если весь "разработинг" составляет 1% от бюджета размещения, то вероятность того, что в этом объеме компании сделают что-то интересное и эффективное, практически равна нулю.

- Насколько сегодняшний заказчик готов платить за интересные проекты, креативные идеи?

- Заказчик готов платить не за идеи, а за уверенность в том, что будет результат, причем понимание ценности идеи получает все большее распространение. Смотрите, проведем аналогию со строительной отраслью. Раньше евроремонтом назывался проект с использованием гипсокартона, подвесных потолков и керамогранита, а теперь хорошие качественные материалы - это само собой разумеющаяся позиция, и на первый план выходит архитектурное и дизайнерское решение. То же происходит и на рекламном рынке.

- Как же тогда быть с бытующим среди рекламодателей мнением, что платить за идею не имеет смысла, поскольку в такой ситуации исполнитель (рекламная компания, дизайнер) просто самореализуются за счет заказчика?

- Такие клиенты действительно встречаются, и не так редко. Чаще всего эта позиция продиктована правилами игры на рынке заказчика - есть такие сегменты бизнеса, где такая политика в отношении рекламы допустима и оправданна. Откровенно говоря, такой позиции придерживаются компании либо работающие на ненасыщенных рынках, либо неразвивающиеся. В противном же случае понимание ценности творческих решений приходит само собой.

- А вообще за последние годы работать на этом рынке стало проще или сложнее?

- Совершенно точно могу сказать - категорически сложнее. Причем основное усложнение связано именно с содержанием заказа. Плюс к этому сам заказчик растет и уже более точно и строго формулирует задания. Я сейчас не говорю о так называемых "дровах" (низкокачественной, малобюджетной рекламе. - "ВК"), а имею в виду серьезные и масштабные проекты, когда заказчик реально заинтересован в продвижении своей продукции, своего бренда.

- Вы не раз уже говорили о качественном росте самого заказчика, а было хоть раз так, чтобы он пришел уже с подсчетами, сделанными отделом маркетинга, результатами исследований потребителя, с обоснованием своего заказа?

- Было, и не раз. Причем самое интересное состоит в том, что это зависит не от размера компании, а от качества менеджмента. Есть компании с очень сильным маркетингом, и с такими клиентами очень комфортно, легко и приятно работать

- Ваша компания разрабатывала дизайн "Красного кольца" и "Абсолютной дрэг-битвы" - проектов и без того весьма шумных, неординарных для Красноярска. Как вам кажется, насколько вообще подобные продукты (необычные, неординарные) нуждаются в рекламном и дизайнерском обеспечении или они и сами пробьются, нужно лишь время?

- Для начала маленькое уточнение: дизайн и маркетинговое наполнение разрабатывались в альянсе двух компаний - ArtStyle и "Брендон". Теперь собственно о проектах. "Дрэг-битва" - это действительно событие, и не только для Красноярска. Посмотрите, во Владивостоке таким гонкам уже много лет, в других городах также это было. Однако именно в Красноярск сегодня съезжается около полутора тысяч человек со всей страны, причем за свои деньги. Я считаю, что успешный проект получается тогда, когда все необходимые компоненты сделаны. Идея, менеджмент, креатив, дизайн, производство, организация и т. п. Поэтому любой из этапов проекта (и дизайн в том числе) не имеет значения, если остальные этапы провалены. И наоборот. То же самое и с "Красным кольцом". В Москве тоже есть трасса, но там просто быстро ездят, и все. А для Красноярска этот проект стал знаковым, и за два года, думаю, не только у меня есть ощущение, что "Красное кольцо" было всегда. А роль дизайна в таких проектах состоит в том, чтобы визуализировать идею и смысл, заложенный в проект его создателями, организаторами, спонсорами.

- Одной из замечательных историй, связанных с ArtStyle'ем является бренд "Диксон", который сначала был разработан, и только потом нашелся покупатель. Причем это была полная разработка бренда - от названия до наполнения. Часто ли встречаются подобные проекты?

- Действительно, красивая история. Но надо пояснить: бренд разрабатывался в условиях тендера, объявленного одним краевым алкогольным производителем. Так что изначально заказчик был. В ходе работы мы сделали несколько вариантов различных брендов, но "Диксон" нам так понравился, что мы не решились продать его этому производителю и оставили себе. Потом уже появился покупатель, который мог полностью реализовать его, и бренд ушел к нему. Такие проекты встречаются редко. В том числе что касается полного цикла создания. Это связано исключительно с условиями рынка. Например, только в том году мы реализовывали несколько таких проектов, которые сейчас находятся на стадии выхода.

- А вообще насколько важен бренд для продвижения компании?

- Безусловно, важен. Но нужно понимать, что, занимаясь брендингом, мы создаем только его упаковку и коммуникации, в то время как компания определяет и отвечает за содержание. Поэтому важно соответствие упаковки и содержания. Вот и получается, что мы со своей стороны можем отвечать за соответствие упаковки бренда целям и задачам компании, но не за его содержание.

- Кстати, как вы относитесь к эпатированию в бренде, рекламе?

- По большому счету, эпатаж появляется там, где нечего сказать. В краткосрочной перспективе это может быть оправданно, но в долгосрочной это не добавляет интереса к компании.

- Один маркетолог, насколько я помню американский, говорил, что реклама, эксплуатирующая стиль жизни и различные ее атрибуты, - это реклама паразитическая, т. е. применяемая там, где нечего сказать о товаре. Как вы относитесь к такой позиции?

- Согласен, но есть нюансы. С одной стороны, действительно, если есть что сказать - нужно говорить именно это. С другой стороны, есть яркие бренды, которые уже сформировали свой образ. По сути, подобным компаниям всегда есть что сказать, у них всегда яркий законченный образ. Взять хоть Aplle: наблюдая за тем, что и как они делают, веришь, что это их стиль жизни и работы, а не игра на имидже.

- Что вы имеете в виду?

- К примеру, когда компания решила выйти на рынок сотовой связи, они сделали это всего с одной моделью, причем отнюдь не дешевой, что неслыханно для этого сегмента. И что? Они просто взорвали рынок. Таких рисков вообще мало кто может себе позволить. По сути же, успех Aplle на этом поприще напрямую связан с силой бренда.

- А если взглянуть на имиджевую рекламу с позиций влияния ее на культуру?

- Тут все довольно неоднозначно. Реклама ведь не столько влияет на культуру, сколько оперирует ее инструментами, ее ценностями. А они на сегодня напрямую отражают то, что называется обществом потребления. Поэтому реклама, по сути, есть зеркало существующей культуры. С другой стороны, она так или иначе, но все равно влияет на людей, их жизнь и предпочтения.

- А если говорить о потребителе рекламы - простых людях на улице. Они сильно изменились за последние годы?

- Не знаю точного ответа на этот вопрос. Могу поделиться соображениями. Во-первых, совершенно точно реклама в ее сегодняшних объемах и при той политике проката, которая существует на телевизионных каналах, многим уже надоела. С другой стороны, сегодняшний потребитель рекламы научился пользоваться ею как источником информации. Она настолько плотно вошла в культуру, особенно с учетом представленности культуры потребления, что исключи ее - и люди потеряют ориентиры. Есть и еще один момент - многие люди сегодня просто не понимают, что на них воздействуют с точки зрения рекламы, особенно что касается ее скрытых форм.

- Как вы вообще относитесь к скрытой рекламе?

- Не могу сказать, что я ее приветствую. Смотрите, когда тебе говорят, что сейчас будет реклама, хочешь - верь, хочешь - нет, - это одно. А когда в рекламе играют на доверчивости людей - совсем другое. В этом смысле молодое поколение гораздо более устойчиво к рекламе, к ним нужны специфические отмычки, они легко играют с рекламой в отличие от старшего поколения, которое привыкло верить тому, что говорят.

- По мне так молодое поколение гораздо более уязвимо для рекламы, нежели, допустим, поколение, сформировавшееся в 90-х годах прошлого века. Молодежь ведь сегодня и есть то самое общество потребления. Не согласны?

- Совершенно согласен. Современная реклама для молодежи задает образ жизни, мышления, создает ценности. Одним из самых показательных в этом смысле является формирование сленга через рекламу. По сути, я же это и имел в виду, когда говорил о том, что они играют с ней, - они легче идут на контакт, им не хватает фильтров, реклама легче проникает в их жизнь.

- В этом смысле сегодняшние игроки рекламного рынка адекватно осознают ту долю социальной ответственности, которая на них лежит?

- Это тот случай, когда бизнес превыше всего. Показательный пример - пиво. Уже много лет идут дебаты, пускать ли этот напиток в телевизор. Но оно там живет, и даже я, очень редко смотрящий телевизор, уже считаю, что пить пиво на улице - это норма. Кстати, к вопросу о влиянии рекламы на культуру: одно и то же сообщение может быть послано совершенно различными способами, и компания (заказчик. - "ВК") должна отдавать себе отчет в том, как она повлияет на людей. Но почему-то не все это делают.

- В свете вышесказанного, как вам кажется, нужна рекламе цензура?

- Здесь уместнее говорить о наличии некоего внутреннего цензора и у рекламодателя, и у исполнителя. Если же рассматривать цензуру как некий внешне заданный инструмент контроля, то нет. К тому же отчасти она сегодня существует.

- Имеете в виду закон о рекламе?

- Да, и не только.

- Но есть ведь такие проекты, которые с точки зрения закона не квалифицируются как нарушители, тогда как с этической стороны некоторое цензурирование им бы не помешало. Например, лет восемь назад по городу были расставлены щиты с разбитым на осколки младенцем. Это была такая борьба с абортами. Хотя психологи утверждали, что эти щиты, во-первых, провоцируют на аборты, а во-вторых, снижают желание женщин рожать...

- Я помню этот плакат. Жестоко, согласен. Здесь как раз и должен вступать в игру внутренний цензор, поскольку никаким законом этого не отловишь, а регламентировать обязательную психологическую экспертизу для всех рекламных продуктов - это абсурд.

- А многие ли игроки сегодняшнего рекламного рынка владеют таким внутренним цензом?

- Давайте так - уровень ценза зависит от уровня личностного и профессионального развития. А он сейчас очень разный, ведь вход на этот рынок очень прост - достаточно напечатать визитки, назвать себя дизайнером или рекламщиком, и можно делать все что угодно. Найти же хороших специалистов - сложная задача. Нам в этом смысле проще - у нас работают три поколения дизайнеров.

- Кадровая проблема, я так понимаю, стоит остро?

- Еще бы. Профессиональных дизайнеров в Красноярске готовит только один вуз - художественный институт. Причем всего 5 человек в год, из которых реально в профессии остаются 1-2.

- Продолжая тему развития и профессионализма: есть ли на сегодня возможность у рекламных компаний корректировать, возможно, не очень верные, не очень этичные ходы заказчика? Говоря иначе, у заказчика появилось доверие к профессионализму компаний-исполнителей?

- Если судить по опыту нашей компании, то да, и сегодня многое из того, что наши клиенты не понимают или не видят, они отдают нам на откуп. Это плюс длительного нахождения на рынке: кредит доверия постоянных клиентов весьма велик, что же касается новых, здесь начинает работать репутация. С другой стороны, подобное доверие порождает большую ответственность. Доверие клиентов - это очень важная вещь, ведь оценить эффективность рекламы, дизайна и маркетинга можно лишь постфактум. Реклама - это вообще отрасль, построенная на авансах и кредитах доверия, обмануть которое значит потерять репутацию, которая восстанавливается очень трудно.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.