Виктор Якубян: Матч миротворцев "США-Турция-Армения против России-Азербайджана" будет судить Иран

Баку, 5 апреля 2009, 13:46 — REGNUM  

Процесс урегулирования армяно-турецких отношений, переговоры по разрешению нагорно-карабахского конфликта и армяно-иранские переговоры по строительству железной дороги - не просто одновременные или хронологически совпадающие, а в целом взаимосвязанные, дополняющие друг друга и конкурирующие проекты.

Несмотря на кажущуюся изоляцию, Армения сегодня находится в эпицентре важных политических событий, имеющих не только региональный, но и международный масштаб. Можно сказать, что эти процессы получили сильнейший импульс в результате военных действий на Южном Кавказе в августе 2008 года. Хотя Запад и не считает, что в грузинских проблемах поставлена точка, вероятность военного взрыва в Абхазии и Южной Осетии сведена к минимуму серьезными военно-политическими гарантиями Москвы. Другое дело Нагорный Карабах... Статус-кво в этом регионе поддерживается благодаря не только военному паритету между Арменией и Азербайджаном, но и весьма сложной системе баланса с участием России, США, ЕС, Турции и Ирана. Нарушение этой системы на любом участке обязательно приведет к срыву статус-кво на линии фронта.

В одной из балансирующих систем участвуют Армения с одной стороны, Азербайджан и Турция - с другой. Суть ее заключается в том, что экономическое, дипломатическое и военное давление Азербайджана на Ереван может возыметь эффект исключительно в случае блокирования Армении со стороны Турции. Разблокирование армяно-турецкой границы лишит усилия азербайджанской стороны всякого смысла, а значит, ей придется придумывать иную стратегию. С другой стороны, в условиях фактической войны с Азербайджаном, для Армении было бы непредусмотрительно обнажать свой тыл на турецком направлении. Более того, в случае возобновления военных действий в зоне нагорно-карабахского конфликта Армения сама будет вынуждена закрыть границу с Турцией, или, во всяком случае, очень серьезно ее укрепить. Что касается Турции, то эта страна не может и вряд ли захочет полностью дистанцироваться от проблем во взаимоотношениях Армении и Азербайджана и развивать с Арменией нормальные связи вопреки интересам Баку. Таким образом, конфликт вокруг Нагорного Карабаха предполагает закрытую армяно-турецкую границу, а разблокирование армяно-турецкой границы предполагает отсутствие карабахской проблемы.

Исходя именно из этой логики, сопредседатель Минской группы ОБСЕ от США Мэтью Брайза заявил 4 апреля в Баку, что "определенные вещи должны произойти одновременно - это как прогресс по Карабаху, так и, возможно, улучшение отношений Турции и Армении". Американский дипломат не зря использовал слово "должны", поскольку он прекрасно понимает, что если эти два события разойдутся во времени, то вместо мира и благополучия регион получит масштабную дестабилизацию и войну.

Для реализации схемы одновременного решения двух проблем - армяно-турецкой и нагорно-карабахской - необходимо согласие и политическая воля, как минимум, трех сторон - Армении, Азербайджана и Турции. На деле же мы наблюдаем несколько иную картину. На фоне беспрецедентной активности контактов между армянскими и турецкими политиками, массированной международной медиа-поддержки, прямо анонсирующей установление дипломатических отношений между Ереваном и Анкарой, а также разблокирование границ, Азербайджан демонстрирует жесткую контрлинию, нацеленную на срыв армяно-турецкого диалога. Ильхам Алиев фактически бойкотировал важный форум в Стамбуле, на котором предполагается участие президента США Барака Обамы, а через медиа-каналы турецкой стороне был адресован ультиматум о намерении прекратить прокачку газа в случае разблокирования государственных границ Армении. С другой стороны, Баку всячески радикализирует климат переговоров по разрешению карабахского конфликта, исключая возможность отделения НКР, но не исключая возможности военного решения проблемы.

Чувствуя нарастающую угрозу, обострили риторику и власти Нагорного Карабаха. С целой серией недвусмысленных заявлений выступили глава карабахского МИД Георгий Петросян и премьер-министр НКР Ара Арутюнян. Последний, в частности, анонсировал строительство малых ГЭС в Лачинском районе и автомобильной дороги Мартуни - Агдам. То есть, Степанакерт начал демонстрировать автономную линию, которая вовсе не свидетельствует о готовности вернуть Азербайджану занятые территории, выполняющие функцию пояса безопасности.

Итак, налицо угроза сбоя в процессе синхронизированного (а это непременное условие) разрешения армяно-турецкой и армяно-азербайджанской проблем. Причем нет абсолютно никаких гарантий, что "сбой" этот не согласован между Баку и Анкарой.

В свою очередь, армянская дипломатия ведет достаточно рискованную игру, рассчитывая на прорыв в турецком направлении при публичном неприятии этого со стороны официального Баку. Открывая границу с Турцией, Ереван должен быть уверен, что не получит в ответ военного вторжения Азербайджана в Нагорный Карабах. Однако, как представляется, такой уверенности у армянских властей нет. С другой стороны, нельзя не заметить, что параллельно с продвижением линии на нормализацию отношений с Турцией, армянская сторона демонстрирует и Анкаре и Баку альтернативное иранское направление. На днях в Ереване был подписан первый документ, регламентирующий строительство железной дороги Иран-Армения. Анонсирован официальный визит в Тегеран президента Сержа Саргсяна. Таким образом, армянская дипломатия работает в двух превентивных направлениях - показывает Турции альтернативный коммуникационный выход, в частности, через Иран в Персидский залив, а Азербайджану противопоставляет линию сдерживания в виде заявлений карабахских политиков. По всей видимости, расчет Еревана состоит в том, чтобы отделить друг от друга коммуникационную и политическую части в описанной системе баланса. То есть, отказываясь открыть границу с Арменией, Турция автоматически впускает в регион Иран, а срывая переговоры с Ереваном, Азербайджан получает радикальную позицию Нагорного Карабаха. Не случайно недавно и Иран впервые заявил о своей заинтересованности принять участие в карабахском урегулировании. Действия армянских властей можно было бы считать достаточно эффективными, если бы не было второй системы баланса, участниками которой являются Россия и США.

Очевидно, сегодня первую скрипку в процессе налаживания армяно-турецкого диалога играют США. Не случайно американские газеты акцентируют внимание на том, что сроки подписания меморандума между Ереваном и Анкарой "режиссируются" в соответствии с визитом президента США Барака Обамы в Турцию. Активизировавшиеся в период августовской войны контакты между Москвой и Анкарой привели к инициированию идеи Пакта стабильности на Кавказе, однако внятного продолжения эта инициатива так и не получила. С другой стороны, Москва подвела президентов Армении и Азербайджана к подписанию Майндорфской декларации по урегулированию нагорно-карабахской проблемы, однако пункты этого документа сначала получили различную интерпретацию сторон, а после и вовсе были дезавуированы азербайджанским лидером.

После того как стало очевидно, что - пока Москва раз за разом тщетно уговаривает Баку отказаться от планов применения силы - главная интрига разворачивается вокруг армяно-турецкой границы, где брокером является Вашингтон, Россия перешла от уговоров к сделкам и серьезно интенсифицировала контакты с Баку. После целого ряда визитов в Азербайджан высокопоставленных российских чиновников, "Газпром" и ГНКАР подписали меморандум о поставках газа, который весьма гармонично состыковался с газовым ультиматумом, выдвинутым Азербайджаном в адрес Турции. Затем с пыльной полки в актуальную повестку дня был возвращен коммуникационный проект железной дороги Казвин-Решт-Астара, выбивающий иранский "табурет" из под ног Еревана.

Сложно понять, какими мотивами руководствовалась российская дипломатия, однако эффект от этих, казалось бы, неполитических маневров может быть сугубо политическим - срыв разблокирования границы Армении с Турцией и снижение мотивации Тегерана на постройку железной дороги в Армению. Впрочем, второй эффект вряд ли будет достигнут, поскольку и для Ирана прокладка железной дороги в Армению практически лишена экономического смысла. С другой стороны, делать однозначный вывод о том, что Россия стремится сорвать армяно-турецкий диалог, было бы опрометчиво, ведь именно дочерняя компания РЖД в лице Южно-Кавказской железной дороги (ЮКЖД) ведет ремонт путей и станций на армяно-турецком участке железной дороги. Однако в случае с Россией не исключена и элементарная нестыковка позиций и действий различных ведомств, не говоря уже о том, что недавний опыт российских "сделок" (например, с украинским премьером Тимошенко) показывает, что такая "дипломатия сделок" оказывается неэффективной и нисколько не связывает свободы рук ни Киева, ни Баку.

Так или иначе, разблокирование армяно-турецкой границы создаст в регионе новую ситуацию, которая потребует и внесения коррективов в цели и задачи российской политики в регионе, в частности, уточнения функций дислоцированной в Армении российской военной базы.

Ситуативный союз, который возник между Россией и Азербайджаном на почве армяно-турецкого сближения, имеет краткосрочный и ограниченный характер. Серьезное взаимодействие между Баку и Москвой обязательно приведет к масштабной активизации возможностей Турции и США внутри Азербайджана, что может привести к внутриполитической дестабилизации и смещению Ильхама Алиева.

Урегулирование нагорно-карабахского конфликта в пакете с разблокированием армяно-турецкой границы - американский проект. Проникновение Турции на Южный Кавказ через Армению несет для России риск потери доминирующего влияния на Армению, а также повышает риски военно-политического характера. Кроме того, нормализация армяно-турецких отношений снимает необходимость серьезного военного базирования России в Армении, а также открывает для Еревана путь на вступление в НАТО. Аналитики неоднократно отмечали, что для США было бы наиболее комфортным начать процесс интеграции стран Южного Кавказа в НАТО с Армении - военно-политического партнера России. Таким образом, были бы достигнуты сразу две цели - продвижение НАТО на Кавказ и фактический вывод этого региона из зоны ответственности ОДКБ и России. Однако это лишь планы. Реальность же состоит в том, что аналогичные планы США относительно Грузии привели эту страну к расчленению и трагедии.

Армения в нынешнем своем положении и в существующей военно-политической конфигурации - слабое звено, подверженное многим рискам. Несмотря на свою незначительную территорию и слабый экономический потенциал, она сегодня вынужденно удерживает достаточно большую территорию вокруг Нагорного Карабаха с тем, чтобы исключить внезапное нападение Азербайджана, а также для обеспечения благоприятных позиций в переговорном процессе с Баку. Отказ от пояса безопасности вокруг НКР может быть приемлем для армянской стороны только в случае получения международных гарантий безопасности, а также обеспечения права народа Нагорного Карабаха на самоопределение. Вместе с тем, история армянского народа свидетельствует о том, что абсолютных гарантий безопасности Армения не получит никогда. Именно поэтому Ереван должен ввести в переговорный пакет через заинтересованных посредников ряд новых условий безопасности.

Во-первых, до окончательного и полного определения статуса Нагорного Карабаха из переговорного процесса должен быть выведен вопрос о принадлежности Кельбаджарского района (статус Лачинского коридора как части Нагорного Карабаха не может обсуждаться). Армянская сторона должна потребовать создания особых условий контроля, исключающих возможность заселения этого района азербайджанцами и дислокации здесь вооруженных сил Азербайджана.

Во-вторых, в целях обеспечения режима ненападения, Армения должна добиться через международных посредников и, возможно, через Турцию - исключения из контекста урегулирования и круга лиц, принимающих стратегические решения, азербайджанской "партии войны", должностных лиц, проповедующих радикальные идеи, "ястребов", рассматривающих вариант возврата Нагорного Карабаха в состав Азербайджана военным путем.

В преддверии важнейших событий, результатом которых может стать установление дипломатических отношений между Арменией и Турцией, а также разблокирование армяно-турецкой государственной границы, ереванские политики обречены продемонстрировать весь арсенал средств внешне- и внутриполитической мобилизации. Но сейчас страна готовится к первым в ее истории выборам мэра столицы и выдвижение оппозицией на этот пост экс-президента Армении Левона Тер-Петросяна вновь поляризовало общество. Нет сомнения, что новые "игры" в демократию могут дорого обойтись Армении. Это прекрасно понимают европейские чиновники, в эти дни занимающие кресла консультантов в армянских министерствах в рамках программы ЕС "Восточное партнерство". Их внимание вновь сконцентрировано на армянской бюрократии, колебания которой всегда выступают непременным условием внешнего, как минимум, "политического давления". В этих условиях мораторий на любые выборы в Армении до подписания армяно-турецкого акта примирения и окончательного уточнения схемы разрешения нагорно-карабахского конфликта - был бы минимальной ценой, которую армянский народ заплатит за свою безопасность.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail