Агрессор и его жертвы - итоги "антисептической войны": Балканы за неделю

Балканы, 31 марта 2009, 14:26 — REGNUM  

Сербия: "Время показало, что американский способ ведения войны - никакой не миф". - Болгария: Публика предпочитает взгляды Борисова, но считает более компетентной команду Станишева. - Македония: Вместо стрельбы из автоматов, македонцы курили на избирательных участках. - Черногория: Итог парламентских выборов - двадцатилетнее правление Мило Джукановича на Черной Горе продолжится.

Сербия: "Время показало, что американский способ ведения войны - никакой не миф"

24 марта 2009 года исполнилось ровно 10 лет со дня начала преступной агрессии блока НАТО против Союзной республики Югославия. На прошедшей неделе Сербия и способная помнить часть остального человечества отмечали эту скорбную годовщину. По всей Сербии прошли траурные мероприятия в память о жертвах натовских бомбардировок, первые лица государства выступили с рядом заявлений, приуроченных к годовщине начала агрессии. Ровно в полдень во вторник 24 марта в знак скорби по погибшим в городах Сербии зазвучали сирены, десять лет назад предупреждавшие население о воздушной тревоге. К памятникам и могилам погибших возлагались цветы, а во всех начальных и средних школах страны прошли уроки памяти, открытые минутой молчания. (Танюг. 24.03.2009). На специальном заседании правительства Сербии премьер-министр Мирко Цветкович заявил, что нападение НАТО на Югославию явилось одним из самых трагических эпизодов 2-й половины XX века и незаконным актом, нарушившим нормы международного права. "Ради будущего наших детей, мы никогда не должны позволить, чтобы нечто подобное повторилось. К этому нас обязывают жертвы, прошлое и будущее", - цитирует слова Цветковича ИА "Танюг". Глава правительства Сербии подчеркнул, что зло может быть побеждено только разумом и что бомбардировки не разрешили проблемы Косова и Метохии и не обеспечили соблюдение там прав человека, а напротив - привели к этническим чисткам. Цветкович сказал также, что Сербия намерена решать проблемы своего южного края исключительно мирными средствами. Вице-премьер и глава МВД Ивица Дачич, лидер Социалистической партии Сербии, назвал бомбардировки НАТО "преступлением над нашим народом, а по всем принципам международного права - агрессией против суверенного государства". На этом же заседании правительство приняло решение о возведении в Белграде мемориала всем жертвам бомбардировок НАТО. (Танюг. Вечернье новости. 24.03.2009).

"Из-за очень плохого решения, которое в 1999 году заставило НАТО бомбить Югославию, Сербия сегодня из всех окружающих стран имеет наихудшие отношения с НАТО", - сказал в интервью ИА "Бета" министр обороны Сербии Драган Шутановац. Он заявил также, что бомбардировки 1999 года "долгосрочно определили" отношения Сербии и НАТО, и добавил, что Сербия является страной, стремящейся в ЕС, но не имеющей при этом возможности вступить в НАТО. Министр обороны сказал, что в 2006 году Сербия присоединилась к программе НАТО "Партнерство во имя мира" в целях модернизации системы своей обороны. Однако партнерские отношения Сербии с Альянсом резко охладели после объявленного намерения НАТО участвовать в подготовке незаконных вооруженных сил косовских албанцев. Вопрос о вступлении Сербии в НАТО не стоит на повестке дня ни у первой, ни у второй, сказал Драган Шутановац. При этом он подчеркнул, что скоро Альянс будет стоять на всех границах Сербии и ей придется взаимодействовать с ним. (Блиц. 23.03.2009).

В ведущих СМИ Сербии десятая годовщина начала агрессии была отмечена сравнительно небольшим числом аналитических статей и комментариев; преобладали новостные сообщения о траурных мероприятиях. Как представляется, одна из причин этого заключается в том, что в сербском обществе, несмотря на все политические разногласия, включая вопрос об отношениях с Западом и евроатлантическими структурами, сложился глубокий национальный консенсус в оценке причин, сути и ближайших последствий событий 1999 года. Иными словами, агрессия НАТО ныне не является предметом общественных дискуссий в Сербии и не требует переосмысления. В СМИ большинства сопредельных государств региона десятилетие начала бомбардировок Югославии осталось практически незамеченным, что выглядит вполне закономерным, учитывая прямую или косвенную поддержку этими странами натовской агрессии.

Консервативная белградская "Политика" - ведущая и наиболее респектабельная газета Сербии, в своей статье, посвященной годовщине начала бомбардировок, пишет, что нападение НАТО, без сомнения, стало апогеем процесса разрушения бывшей великой Югославии (СФРЮ), высшей точкой несогласия Сербии с миром (и мира с Сербией). Издание задается вопросом: почему именно мы, сербы, стали тем полигоном, с помощью которого НАТО смогла найти новое обоснование своего бытия, а Америка - переформулировать смысл своего глобального превосходства и лидерства? И можно ли было избежать этой войны? Во всяком случае, пишет "Политика", не может быть речи о том, что агрессия была обусловлена несчастливым стечением обстоятельств: все было результатом единой, судя по результату - не слишком продуманной политики, конфликта взаимно противопоставленных национальных целей, государственной близорукости, властолюбия и непонимания реальности. Корни произошедшего глубоки, однако непосредственные поводы лежали на поверхности. В середине всего был конечный неуспех политического эксперимента под названием "Югославия", его неспособность найти вместо однопартийного - демократическое обоснование своего существования. Это привело к распаду, а кризис в Косове был и прологом (события 1989 года), и завершающим актом этой драмы.

Во время подписания Дейтонских соглашений, окончивших войну в Боснии 1992-1995 гг., проблемы албанцев Косова и Метохии еще не были интернационализированы; в Дейтоне не было даже представителей этого автономного края, хотя там собрались все лидеры бывшей федеративной Югославии. В то время косовские албанцы, предводимые умеренным Ибрагимом Руговой, требовали "широкой автономии", бойкотировали органы власти Сербии и СРЮ и создавали свои парагосударственные органы. Однако Дейтон привел к тому, что Слободан Милошевич приобрел ореол "фактора мира и стабильности на Балканах" и албанцы, разочарованные упущенной возможностью реализовать свои национальные амбиции, отказались от пассивной борьбы и взяли курс на вооруженное сопротивление. Первые их действия против сил правопорядка Сербии имели место уже в 1996 году, а умеренных в косовском движении заменили экстремисты. Уже в 1998 году для косовских албанцев автономия больше не была возможным вариантом. На сцене появилась Армия освобождения Косова (АОК, иначе УЧК), лидеры которой не хотели меньшего, чем независимость.

Весной 1998 года США рассматривали АОК как террористическую организацию. На встрече с журналистами в Белграде в феврале спецпосланник США на Балканах Роберт Гелбард прямо заявил, что АОК - это "несомненно, террористическая группа". В Резолюции СБ ООН № 1160 в марте 1998 года осуждались как употребление силы со стороны сербских властей, так и "террористические акции АОК". Но как эти террористы за короткое время успели превратиться в респектабельных союзников Запада, спрашивает "Политика". И отвечает - это стало результатом как "внутренней политической конфузии" в Югославии, так и приспособления международного сообщества к новым реалиям. В апреле 1998 года Милошевич провел референдум против международного вмешательства в решение проблемы Косова. Вскоре после этого Ричард Холбрук начал переговоры с лидерами АОК, а в мировом общественном мнении вновь начал интенсивно воскрешаться образ сербов как исключительно "плохих парней", а албанцев - как их жертв. Милошевич верил, что албанский мятеж, уже получивший мощных союзников, можно было победить лишь силой, а в Вашингтоне стало крепнуть убеждение, что лидер Югославии понимает только язык силы. Как только стали появляться признаки того, что США могут вмешаться в конфликт и военным путем, Милошевич согласился на то, против чего он искал согласия народа за полгода до того - на интернационализацию урегулирования. Было достигнуто соглашение с Ричардом Холбруком о прибытии контрольной миссии из 2000 наблюдателей ОБСЕ и о неограниченном контроле НАТО над воздушным пространством Косова. Это соглашение потерпело крах еще до конца 1998 года, поскольку АОК полностью его игнорировало и избрало тактику провокации властей Сербии, чем и вызвало широкомасштабную интервенцию сербской армии и полиции. Провокации албанцев совпали с внутренним кризисом администрации Клинтона из-за скандала с Моникой Левински и угрозой импичмента, и ветер начал дуть в крылья американским ястребам.

Как пишет "Политика", подготовка к бомбардировкам Югославии длилась семь месяцев и началась задолго до памятной конференции в Рамбуйе. Эта последняя была всего лишь успешной попыткой подготовить "дипломатическое алиби" для готовящейся агрессии - перед Милошевичем были поставлены заведомо неприемлемые условия, и военная акция стала неизбежна. Бомбардировки Югославии были осуществлены без одобрения Совета Безопасности ООН и стали прецедентом, который развязывал Североатлантическому Альянсу руки для возможных будущих операций. Агрессия 1999 года имела три цели: показать всему миру новые границы ответственности НАТО, свалить Слободана Милошевича и уменьшить военный потенциал Сербии для действий против Косова. По планам, операция должна была стать быстротечной, однако этот расчет оказался ошибочным. Бомбардировки продлились с 24 марта до 10 июня. В итоге Милошевич удержался, но ненадолго. Сербия была опустошена и до сих пор расплачивается по этому счету. Косово ныне там, где оно есть - признано одной третью стран-членов ООН, не признано двумя другими третями. Но Сербии там, в Косове, теперь практически нет.

"Политика" заключает: "Во многих заявлениях и книгах, меж тем, опровергнута пропаганда о том, что мотив бомбардировок был гуманитарным - причины были политическими. Это не была та "хорошая война", которой ее представляют. Это был тест уровня доверия и возможностей НАТО, что было и остается жизненным американским интересом. А мы просто удобно подвернулись". Издание напоминает основные данные статистики по итогам бомбежек Югославии. За 11 недель агрессии под ракетами и бомбами НАТО погибло 1002 военнослужащих и около 2000 гражданских лиц; 6000 человек получили ранения. Было разрушено 300 школ, больниц и зданий органов власти, как и 54 объекта дорожной инфраструктуры (из них 45 мостов). Всего было нанесено 2300 авиаударов по 995 объектам. 1150 военных самолетов НАТО выпустили около 420000 бомб, ракет и снарядов общей массой в 22 тыс. тонн. На территорию Югославии было сброшено 20 тыс. боеприпасов большой мощности, в том числе 1300 крылатых ракет, а также 37000 кассетных бомб. Ущерб, понесенный страной в результате агрессии НАТО, оценивается суммой от 30 до 100 миллиардов долларов. (Политика. 24.03.2009).

"Кто победил на Косовом поле?", - спрашивает та же "Политика" в другой своей статье, посвященной разбору чисто военного аспекта агрессии 1999 года. По мнению издания, при бесспорности политического поражения Югославии, все далеко не так ясно в отношении оценки эффективности действий сил НАТО против войска Югославии и сил МВД. По выражению "Политики", это была первая "антисептическая война" (в смысле - бесконтактная), которую пилоты НАТО вели с высоты от 6000 метров. При этом "агрессия с воздуха против югославских войск на Косове была в основном неэффективна". Натовские авиабомбы и ракеты разнесли сотни гражданских легковых автомобилей и грузовиков, макетов и муляжей, но едва затронули югославскую артиллерию и бронетанковые силы.

При заявленных натовцами 744 "подтвержденных" поражениях целей, впоследствии специалисты военной авиации США, много недель подряд обыскивавшие Косово и пешком, и на вертолетах, нашли доказательства только 58 попаданий в цели. Во время войны войско Югославии и МВД Сербии разместили на территории Косова около 200 старых румынских бронетранспортеров типа ТАБ, купленных еще во времена Чаушеску, давно вышедших из употребления и даже не имевших моторов. И вот по этим-то полузамаскированным "Табам", стоявшим на опушках косовских лесов, пилоты НАТО стреляли, "как одержимые", и отмечали точные "попадания".

По завершению войны, продолжает "Политика", американские офицеры на месте быстро выяснили размеры своих промахов, однако их доклад о реальном количестве пораженных целей долго скрывался. В ходе конфликта председатель Объединенного комитета начальников штабов ВС США генерал Генри Шелтон несколько раз заявлял, что авиация НАТО уничтожила около 120 танков, 220 бронетранспортеров и до 450 артиллерийских орудий Югославии. Главнокомандующий силам НАТО генерал Уэсли Кларк отвечал более уклончиво, и на вопросы прессы, сколько единиц югославской военной техники уничтожено в Косове, отвечал - "достаточно". Кларк подвергал сомнению данные командования авиации и стремился выяснить истинную картину потерь войска Югославии. Однако когда в конце войны командующий югославской Третьей армией генерал Небойша Павкович заявил, что в Косове было потеряно только 13 танков, Кларк назвал это "сербской дезинформацией". Однако когда его помощники предположили, что Павкович мог быть и прав, генерал Кларк распорядился об отправке в Косово специальной комиссии для оценки эффективности ударов с воздуха. 30 экспертов этой комиссии констатировали, что бомбардировки были точны по неподвижным объектам - мостам и бункерам. Также признавалось, что сербы достигли немалых успехов в создании макетов и муляжей военных целей, на которые отвлекались бомбы и ракеты сил НАТО. Так, один из мостов был защищен тем, что в трехстах метрах от него был построен ложный мост из растянутой над рекой полиэтиленовой пленки; и именно эта цель была поражена семь раз подряд. Макеты артиллерийских орудий делались из длинных черных бревен, клавшихся на шасси от грузовиков. Муляж ракетной установки ПВО СА-9 был изготовлен из металлизированного картона, из которого делаются пакеты для молока. После получения этих неприятных известий генерал Кларк распорядился провести новое обследование на местности. На вопрос заместителя командующего ВВС НАТО в Европе генерала Валгера Бегерта, не означают ли собранные данные, что натовская авиация не поражала югославские танки, Кларк отвечал, что это невозможно и что сербы "спрятали" пораженные машины, увезли подбитые танки. Эксперты возражали на это, что невозможно вывезти сгоревший 50-тонный танк, не оставив при этом следов на местности. В итоге в 30-дневный срок бригадный генерал Джон Корли представил Кларку новый доклад, в котором говорилось об "успешно пораженных 93 танках и 153 бронетранспортерах". Эти цифры существенно отличались от тех, что назывались натовским командованием в ходе агрессии. При этом эти данные основывались не на каких-то дополнительных исследованиях, а просто на заявлениях пилотов. Однако более чем в половине случаев, о которых генерал Корли говорил как о "несомненных попаданиях", имелось не более одного доказательства, как правило - мутная видеозапись из кокпита самолета или снятая спутником вспышка взрыва. Естественно, спутник фиксировал взрыв, но не то, было ли этим взрывом поражено что-либо и, если да, то что именно это было. За пределами военно-воздушных сил НАТО доклад Корли был встречен с недоверием. В итоге в январе 2000 года в официальном докладе госсекретаря по обороне Коэна Конгрессу США о войне в Косове было сказано об отсутствии данных о количестве пораженных подвижных целей.

"Время показало, что американский способ ведения войны - никакой не миф, и бомбардировки гражданского населения эффективны, поскольку они вызывают многие моральные сомнения и дилеммы, а если речь идет о поражении военных целей с больших высот - в случае войны против Югославии в 1999 году оно было переоценено. Воздушная мощь в войне против Югославии была эффективна только против гражданских целей, а против военных - нет. Гражданские лица были терроризированы употреблением эвфемизма "стратегические бомбардировки", это и привело к тому, что Белград согласился на Кумановское соглашение", - заключает "Политика". (Политика. 24.03.2009).

Болгария: Публика предпочитает взгляды Бойко Борисова, но считает более компетентной команду Сергея Станишева.

В Болгарии главной политической новостью минувшей недели стали прошедшие во вторник 24 марта первые теледебаты между министром-председателем действующего коалиционного левоцентристского правительства Сергеем Станишевым - лидером Болгарской социалистической партии (БСП) и градоначальником Софии Бойко Борисовым, неформальным руководителем молодой право-популистской партии ГЕРБ (Граждане за европейское развитие Болгарии). Софийская газета "Дневник" назвала эти дебаты открытием избирательной кампании обоими политиками. Согласно данным последних социологических опросов, ГЕРБ и БСП уверенно занимают первую и вторую строки в рейтинге популярности и электоральной поддержки, причем партия Станишева отстает от ГЕРБ на 5-10%. Тем не менее, оба лидера этих партий называются наиболее вероятными претендентами на пост главы следующего правительства, которое будет сформировано после выборов в Народное Собрание летом 2009 года.

Дебаты между Сергеем Станишевым и Бойко Борисовым в передаче "Референдум" на Болгарском национальном телевидении (БНТ) состоялись по инициативе министра-председателя, которым была выбрана и основная тема дискуссии - нынешний экономический кризис. По данным БНТ, дебаты Станишева и Борисова смотрело 900 тыс. человек. (Полная стенограмма дебатов была опубликована на сайте БНТ). На стороне министра-председателя в качестве его экспертов-помощников участвовали министр финансов Пламен Орешарский, заместитель министра экономики и энергетики Явор Куюмджиев и евродепутат Илияна Йотова. Команду лидера ГЕРБ составили экономисты Илиана Иванова, Владислав Горанов и Тошко Тодоров. (Дневник. 25.03.2009).

Сразу после дебатов обе стороны объявили их итоги своей победой, однако обнародованные вскоре данные социологического опроса компании Alpha Research опровергли это, причем довольно парадоксальным образом. Так, взгляды партии ГЕРБ на пути выхода из экономического кризиса одобрило 47% зрителей дебатов, тогда как позицию БСП поддержало 34%. Директор Alpha Research Боряна Димитрова прокомментировала, что этот результат совпадает с большим, чем у БСП, электоральным весом ГЕРБ. Однако на вопрос, "Какая из двух команд была лучше подготовлена?", 51% опрошенных ответил, что БСП, а 33% - что ГЕРБ. По тем же данным, электорат традиционных праволиберальных партий вообще не одобрил состоявшиеся дебаты и обоих их участников; лидеры новой коалиции правых партии СДС-ДСБ Мартин Димитров и Иван Костов вызвали Сергея Станишева на диспут, пообещав, что он будет конкретным, содержательным и "сокрушит БСП". Ответа из лагеря социалистов на это пока не последовало. (Mediapool. 26.03.2009).

Лидер ГЕРБ Бойко Борисов заявил, что не планирует повторно участвовать в дебатах, поскольку хочет заниматься делом, а не превращаться в телезвезду. Однако руководство его партии официально обратилось к БСП с предложением провести новый раунд дебатов, на сей раз на уровне экспертов по проблемам сельского хозяйства. К этим дебатам ГЕРБовцы хотели бы привлечь и представителей турецкой партии Движение за права и свободы (ДПС) - коалиционного партнера социалистов, курирующего в правительстве сельскохозяйственный сектор. Орган БСП газета "Дума" благоприятно отозвалась об этом предложении, хотя и отметила, что "желание реванша сильнее здравого смысла", а также весьма язвительно прокомментировала прозвучавшую на последних дебатах идею ГЕРБ о превращении в фермеров потерявших работу шахтеров и швей. (Дума. 27.03.2009).

Прошедшие дебаты Станишева и Борисова комментировали практически все СМИ Болгарии и ряд экспертов. По мнению политолога Ивана Крыстева, которое приводит Mediapool, дебаты были "исключительно бессмысленными и мучительными" и люди из них не смогли ничего узнать. Как сказал Крыстев, премьер Станишев смотрел на эти дебаты как на возможность показать компетентность своего правительства и напугать средний класс некомпетентностью оппозиции. Однако добиться этого на практике Станишеву не удалось, как не удалось и Борисову представить какую-либо ясную и сильную альтернативу в области управления.

Социолог Антоний Георгиев полагает, что дебаты были плохо сфокусированы, что позволило Станишеву превратить их в нечто вроде отчета о достижениях своего кабинета. "Две команды и два политических лидера обращались к различным аудиториям и по существу не смогли сфокусировать дебаты на одну и ту же или приблизительно схожую аудиторию. Целью премьера Станишева было показать, что нет реальной альтернативы его правительству, и эта цель была легче достижима против ГЕРБ, чем была бы против правой коалиции. Цель дебатов была всецело пропагандистской, и единственный эффект, которого добивались, - это PR", - цитирует Георгиева Mediapool.

По мнению видного болгарского политолога Огняна Минчева, придерживающегося правых взглядов и последовательно враждебного действующему правительству, дебаты не определили категорического победителя. "Они [дебаты] были намного лучше режиссированы со стороны БСП, поскольку их целью было вообще обойти катастрофический провал партии и тройственной коалиции во власти, который отражен в докладах ЕК, полный распад и разграбление государства". По мнению Минчева, Станишев и его команда на дебатах постоянно занимали нравоучительную позу и хвалились тем, что им удалось удержать финансовую стабильность в Болгарии. (Mediapool. 25.03.2009).

"Команда Бойко Борисова не блестела особенным излучением компетентности", - пишет софийский "Стандарт". Один молодой экономист из сторонников Борисова вообще поставил себя под тяжелый удар министра финансов Орешарского, сделав заявление, которое не смог доказать. Команда Станишева была сильнее, но два дискутирующих лидера смотрелись приблизительно равно, говорит издание. (Стандарт. 25.03.2009).

Правый "Капитал" также написал, что, если верить интернет-форумам и блогам, дебаты не определили явного победителя. По мнению издания, премьер держался "чрезмерно надменно", с "поведением отличника", тогда как Бойко Борисов соглашался с оппонентами больше, чем этого требовал формат дебатов, и, вдобавок, он имел плохую команду. "Капитал" пишет: "В сущности, кроме поведенческой тактики сборных ГЕРБ и БСП, разговор на БНТ страдал одним основным дефектом. Он был полностью лишен конкретики для людей, разбирающихся в экономике, и чрезмерно экспертным с всякими там миллионами и процентами, для неразбирающихся". (Капитал. 27.03.2009).

Большинство болгарских журналистов и наблюдателей удивил на редкость спокойный и примирительный тон Бойко Борисова в ходе дискуссии, тогда как этому политику обычно свойственны резкие, эмоциональные, не всегда обдуманные заявления и обидные выпады в адрес своих оппонентов. Как отмечали болгарские СМИ, на дебатах во вторник 24 марта, вместо ожидавшейся "схватки яростных оппонентов" (Капитал), зрители увидели "приятельский блюз" (Стандарт) или "балет" (24 часа). В частности, стороны практически не имели разногласий по вопросам налоговой политики; также Бойко Борисов высказался за открытие 3-го и 4-го энергоблоков АЭС "Козлодуй" и строительство АЭС "Белене" (и то, и другое вызывает резкие возражения праволиберальных ДСБ и СДС). На еженедельной карикатуре в "Капитале" Станишев и Борисов были изображены скрестившими мечи, но пожимающими друг другу свободную руку.

Газета "Стандарт" в своем комментарии к дебатам написала, что Станишев и Борисов держались как люди, которые нравятся друг другу, но которым немного неудобно в этом признаться. По мнению издания, на дебатах запахло возможностью образования новой правящей коалиции БСП и ГЕРБ. Прямое приглашение к союзу "Стандарт" усмотрел в словах Станишева о том, что БСП в условиях кризиса может сотрудничать с кем угодно. А Борисов не стал категорически отклонять такую возможность. В то же время, пишет "Стандарт", еще далеко не гарантировано образование будущего союза ГЕРБ с правой коалицией СДС-ДСБ. Подтверждением тому стали и слова Борисова об отсутствии у него коалиционного партнера, и заявление на следующий день лидера ДСБ Ивана Костова о том, что позиции его партии и ГЕРБ никак не совпадают, к примеру, по вопросу об АЭС "Белене". Не поскупился "Стандарт" на комплименты в адрес Сергея Станишева как участника дебатов. Помимо своей теоретической подкованности, теперь, после 4 лет у кормила власти, он уже "стреляный заяц"; создает впечатление стабильности и предусмотрительности; "бесспорный спец по европейской тематике"; "очень хочет второго мандата". Правой рукой Станишева, в дальнейшем, очевидно, будет министр финансов Пламен Орешарский, полагает "Стандарт".

В свою очередь, Бойко Борисов в диспуте показал себя достаточно уравновешенным, оставил свой образ "хулигана" и не нервничал. Его команда проиграла в споре о налогах, но оставила впечатление "бойцов". Общим же итогом дискуссии по экономическим вопросам стало то, что выяснилось существование лишь одного рецепта против кризиса - и именно его предлагает действующая власть. На дебатах отсутствовали серьезные столкновения экономических платформ, поскольку стороны соглашались с необходимостью иметь дефицитный бюджет, меньшие расходы и оставлять неизменными налоги. Бойко Борисов был вынужден отказаться от своего прежнего обещания резкого уменьшения налогов. (Стандарт. 26.03.2009).

В течение нескольких дней после теледебатов правые СМИ и политики Болгарии широко обсуждали возможность сближения и даже образования коалиции социалистов и сторонников Бойко Борисова. (Mediapool. 25.03.2009). Напомним, впрочем, что отдельные спекуляции на эту тему имели место уже довольно давно. Говорилось, в частности, что в рядах БСП есть влиятельная группа сторонников союза с ГЕРБ, что эту идею поддерживает и нынешний президент Болгарии Георги Пырванов и что Станишев и его окружение будут вынуждены пойти на такой союз. При этом упускалось из виду, что и Станишев, и Борисов неоднократно заявляли об идейном антагонизме своих партий и о невозможности союза между ними, а также подвергали острой критике личные и профессиональные качества друг друга.

Уже в пятницу 27 марта Бойко Борисов заявил на пресс-конференции, что во время дебатов со Станишевым он упустил лишь одно - не повторил, что не собирается образовывать коалицию с ним. Борисов призвал Ивана Костова, Мартина Димитрова, политологов, социологов и "всех коллег справа" извиниться за то, что они в течение нескольких дней упражнялись в рассуждениях о сближении ГЕРБ с "этими людьми из БСП, ДПС и т.д.", и всего лишь из-за того, что сам Борисов и его команда на дебатах держались "воспитанно и внимательно".

Эти слова были сказаны Борисовым на пресс-конференции по поводу очередного громкого скандала, непосредственно связанного с прошедшими теледебатами и широко обсуждаемого ныне болгарскими СМИ. В качестве экономического эксперта на стороне ГЕРБ выступил Тодор (Тошко) Тодоров, бывший глава налогового управления в городе Добрич. Буквально за два дня до дебатов он получил приглашение работать по гражданскому контракту в Государственном агентстве национальной безопасности (ДАНС) в качестве консультанта по злоупотреблениям в налоговой сфере. После дебатов лидеры ГЕРБ Бойко Борисов и Цветан Цветанов заявили, что Тодоров был уволен из ДАНС сразу же, как только выступил в качестве эксперта на их стороне, и выразили свой протест против преследования человека и ценного государственного служащего за его политические взгляды. Борисов назвал "абсурдными" репрессии против государственного служащего и сказал, что этим действием Станишев оказал ему услугу. Также софийский градоначальник заявил, что начинает сожалеть о своем хорошем тоне во время последних теледебатов. (Труд. Дневник. Mediapool. 27.03.2009). В свою очередь, Сергей Станишев заявил прессе, что в прокуратуру и антикоррупционную комиссию парламента задолго до дебатов поступили сигналы о причастности Тошко Тодорова к операциям по уклонению от налогов.

Кратко резюмировать вышеизложенные события и оценки можно следующим образом. Несмотря на рейтинговое отставание от партии Бойко Борисова, БСП и ее руководство во главе с Сергеем Станишевым держатся уверенно, демонстрируют очевидную для большинства компетентность в сфере экономики, предлагают внятные и, по сути, безальтернативные меры по противодействию экономическому кризису. Достигнутые в докризисный период выдающиеся показатели экономического роста по-прежнему остаются сильным козырем в предвыборной кампании социалистов. В свою очередь, молодая партия ГЕРБ, вождистская и популистская по своей природе, не имеющая четкой идеологии, хотя и представляющая себя в виде правой и европейской силы, продолжает лидировать по симпатиям к ней болгарских избирателей. Почти наверняка, партия Борисова победит на предстоящих выборах в Народное Собрание, однако при решении вопроса о формировании правящей коалиции ГЕРБ точно окажется непредсказуемым и потому неудобным партнером для своих возможных союзников как справа, так и - чего нельзя полностью исключать - слева.

Македония: Вместо стрельбы из автоматов, македонцы курили на избирательных участках.

В Македонии на прошедшей неделе подводили, обсуждали и осмысляли результаты первого тура выборов президента страны, состоявшегося в воскресенье 22 марта 2009 года. Как и предсказывало большинство социологов и обозревателей, второго тура избежать не удалось, поскольку ни один из семи претендентов на высший пост не набрал 50% голосов. В остальном предварительные прогнозы сбылись лишь отчасти.

Одним из главных для Македонии результатов первого тура президентских выборов 2009 года стало то, что в этот раз, в отличие от омраченных насилием прошлогодних парламентских выборов, всеми международными наблюдателями голосование было признано демократичным, честным, открытым и мирным. Представили наблюдательных миссий ОБСЕ и ПАСЕ на совместной пресс-конференции в Скопье заявили, что прошедший первый тур голосования соответствовал всем международным стандартам. (SETimes. 24.03.2009). Были зафиксированы лишь мелкие и незначительные нарушения, такие как групповое и семейное голосование, неправильное заполнение бюллетеней, курение на избирательных участках. Было отмечено, что выборы прошли в сложных погодных условиях, при небывало сильном для марта снегопаде, из-за которого не удалось вовремя доставить бюллетени на несколько участков в горных селах. Посол Евросоюза в Македонии Эрван Фуэре сказал, что эти выборы запомнятся своим снегопадом. (Дневник. 23.03.2009).

Также международные наблюдатели обратили внимание на то, что число в 1.800 тыс. зарегистрированных избирателей необычно велико для страны с общей численностью населения в 2 млн. человек. Были озвучены предложения пересмотреть впоследствии списки избирателей. Однако представители правительства Македонии отвечали, что такая необычная пропорция объясняется всего лишь тем, что значительная часть обладающих правом голоса македонцев живет и трудится за рубежом. (BalkanInsight. 25.03.2009). Представители международного сообщества призвали власти Македонии сосредоточиться на обеспечении такого же порядка и демократичности и при втором туре голосования. Как заявил в интервью скопскому телеканалу "Апсат М" посланник ОБСЕ в Македонии Хосе Луис Херреро, эвентуальный неуспех второго тура выборов может открыть процесс политической нестабильности и неуверенности. (Дневник. 25.03.2009).

По официальным данным Государственной избирательной комиссии (ДИК), в первом туре голосования принял участие 1.011.441 избиратель, или 56,44% от их общего числа в Македонии. Во второй тур, который состоится 5 апреля, прошло двое кандидатов, набравших наибольшее число голосов в первом туре. Кандидат от правящей правоцентристской партии ВМРО-ДПМНЕ профессор Джордже Иванов уверенно лидирует, получив в первом туре 343.374 голоса избирателей, или 35,06%. Второе место занял представитель оппозиционного Социал-демократического союза Македонии Любомир Фрчкоски, набравший 200.316 голосов. Многие местные политологи накануне первого тура выборов сомневались, что Фрчкоскому удастся занять хотя бы второе место. Предпочтительными считались, в том числе по данным некоторых опросов, шансы этнического албанца Имера Селмани, лидера молодой партии "Новая демократия". Однако в действительности Селмани занял третье место, получив голоса 146.795 избирателей, или 14,99%, и это все равно стало достаточно весомым успехом, учитывая отсутствие у него всякой инфраструктуры и сложившейся партийной организации. В то же время, македонские политологи отмечают, что Селмани сделал основную ставку на раскручивание своей личной кандидатуры при помощи широкой медийной кампании, тогда как его партия по - прежнему значительно уступает на местном уровне двум старым албанским партиям - ДУИ (Демократический союз за интеграцию) и ДПА (Демократическая партия албанцев). (Дневник. 24.03.2009).

Лишь символически уступил Имеру Селмани в первом туре независимый кандидат Любе Бошкоски, бывший министр внутренних дел от ВМРО-ДПМНЕ, считающийся наиболее правым из кандидатов от славянского большинства Македонии и набравший 22 марта 145,638 голосов или 14,87%. Далее с отставанием финишировали Агрон Буджаку (ДУИ) с 73.567 голосами, Нано Ружин (Либерально-демократическая партия) с 39.645 голосами и Мируше Ходжа (ДПА) с 30.281 голосом. Недействительными были признаны 31.943 избирательных бюллетеня.

Таким образом, пока что преимущество правительственного кандидата Джордже Иванова выглядит вполне внушительным. Однако, как отмечает оппозиционный "Утрински весник", многое будет зависеть от того, кому отдадут предпочтение 440 тыс. избирателей, проголосовавших в первом туре за выбывших пятерых кандидатов. Это же издание пишет, что, вопреки победным заявлениям правящей ВМРО-ДПМНЕ сразу после закрытия избирательных участков 22 марта, в действительности партия власти не одержала триумфа на выборах в местные органы власти и, напротив, почувствовала вкус горечи. Некоторые эксперты, мнение которых приводит "Утрински весник", считают, что, при своей агрессивной медийной кампании и вложенных деньгах, партия Груевского рассчитывала выиграть в первом туре в два раза большем числе общин. Однако даже несочувствующие ВМРО-ДПМНЕ обозреватели были вынуждены признать, что ее бесспорным успехом стала победа в скопских общинах и предстоящая победа в схватке за пост градоначальника столицы Македонии. Болезненной неудачей СДСМ стали поражения в Штипе и Гевгели. В штабе ВМРО-ДПМНЕ заявили, что их партия одержала несомненную победу, добившись уже в первом туре победы в 25 общинах, что является рекордом для местных выборов. В отношении списков советников местного самоуправления партия Груевского лидирует в 55 общинах, тогда как СДСМ - только в 10. (Утрински весник. 24.03.2009).

Более правый скопский "Дневник" пишет, что одной из главных проблем при проведении второго тура президентских выборов станет обеспечение достаточной явки избирателей - не менее 40%. Существуют опасения, что все три этнические албанские партии - ДУИ, ДПА и "Новая демократия" Селмани могут полностью проигнорировать второй тур выборов, и тогда добиться явки в 700 тыс. человек будет сложно. По мнению "Дневника", для успеха второго тура желательно выполнение трех условий: чтобы ни одна крупная партия не объявляла бойкота выборов, чтобы ДУИ убедил 70 тыс. своих избирателей проголосовать за Иванова (т.е. за кандидата от правительства, в которое входит и ДУИ) и чтобы хотя бы две трети голосов сторонников Бошкоского были отданы за одного из двух "финалистов" президентской гонки. В этом случае Иванов победил бы, набрав примерно 470 тыс. голосов, а его соперник Фрчкоски получил бы около 300 тыс. голосов. (Дневник.24.03.2009).

Таким образом, кандидат от правящей ВМРО-ДПМНЕ Джордже Иванов, по всем данным, имеет предпочтительные шансы на завоевание поста президента Македонии во втором туре выборов. Если это произойдет - македонские правые сконцентрируют в своих руках еще большее влияние, в дополнение к своему абсолютному большинству в парламенте, полученному на июньских выборах 2008 года. А это будет означать, что вся ответственность за дальнейшие достижения в весьма непростых делах - преодолении экономического кризиса, урегулировании спора о названии с Грецией, продолжении межэтнической стабилизации и евроатлантической интеграции - безраздельно и всей тяжестью ляжет на партию Николы Груевского. И лишь будущее покажет, не станет ли этот груз для ВМРО-ДПМНЕ чрезмерным.

Черногория: Итог парламентских выборов - двадцатилетнее правление Мило Джукановича на Черной Горе продолжится.

В Черногории в воскресенье 29 марта 2009 года состоялись внеочередные парламентские выборы. Как и предполагалось, их результаты не преподнесли никаких сюрпризов. Заранее предрешенную победу одержала коалиция "За европейскую Черногорию - Мило Джуканович", набравшая, по объявленным в понедельник 30 марта данным, 50,8% голосов, что даст ей 47-49 депутатских мандатов в 81-местном парламенте страны. Ядро победившей коалиции составляет возглавляемая действующим премьером Джукановичем Демократическая партия социалистов, союзниками которой являются малые Социал-демократическая партия, Боснякская партия и Хорватская гражданская инициатива. Таким образом, Джуканович, бессменно правящий в Черногории с 1991 года, обеспечил для себя шестой премьерский срок, а руководимая им коалиция укрепила свои позиции, получив минимум на шесть мест больше, чем на прошлых выборах 2006 года. Оппозиционная Социалистическая народная партия (СНП) Срджана Милича получила приблизительно 16,2% голосов, Новая Сербская Демократия Андрийи Мандича - 9% и Движение за перемены Небойши Медоевича - примерно 6,1%. Четыре партии, представляющие этническое албанское меньшинство Черногории, получат, согласно действующим законам, по одному месту в парламенте. Всего в Черногории на воскресных выборах проголосовало 324.850 человек или около 65% от общего числа избирателей. (Побjеда. SETimes. BalkanInsight. 30.03.2009).

Напомним, что Мило Джуканович родился в 1962 году в г. Никшич, получил экономическое образование и начал делать карьеру в рядах коммунистической номенклатуры СФРЮ. В 1991 году при поддержке Слободана Милошевича он, 29 лет от роду, стал главой правительства Черногории, самым молодым премьер-министром в Европе. В то время Джуканович считался ставленником и верным сторонником Милошевича. Однако в 1997 году он вступил в резкую конфронтацию со своим бывшим благодетелем и начал искать поддержку у Запада. Считается, что во многом личной "заслугой" Джукановича стал выход Черногории из союзного государства Сербия и Черногория в 2006 году и признание Подгорицей независимости Косова в 2008 году.

Убедительная и предсказанная заранее победа Джукановича на мартовских парламентских выборах 2009 года показывает, что сейчас в Черногории нет и не может быть жизнеспособной альтернативы неуклонно проводимому этим лидером политическому курсу на сближение и присоединение к ЕС и НАТО и на удаление от Сербии. Основой своей избирательной кампании блок Джукановича сделал обещания привести Черногорию в евроатлантические структуры, благополучно провести ее через экономический кризис и привлечь инвестиции в туристический сектор и энергетику страны.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.