Бургуджи: Гагаузия должна быть готова в любой момент отделиться от Молдавии

Кишинёв, 29 марта 2009, 03:29 — REGNUM  

Прошедшие 27 марта мероприятия в Кишиневе и звучавшие на площади Великого национального собрания румынские песни - "Хора объединения", "Мы - румыны" и "Пробудись, румын!" (государственный гимн Румынии с 1989 года и Молдавии в период с 1991 по 1994 год - прим. ИА REGNUM), скандируемые молдавской молодежью и политиками, деятелями искусства и культуры лозунги и торжественная демонстрация плакатов и транспарантов с унионистскими воззваниями - "Объединение!", "Пусть здравствуют и процветают Молдова, Трансильвания и Валахия!", "Бессарабия - это Румыния!", "Один язык, одна страна, прежде мы все были румынами", "Свободу бессарабцам", "Политики игнорируют, наши братья никогда не забывают" - неоспоримо свидетельствуют о том, что противоречия, возникшие между народами Гагаузии и Приднестровья и собственно Молдавии в начале 90-х годов прошлого столетия, не исчезли никуда, а они актуальны как никогда по сей день и требуют своего разрешения.

События, произошедшие в столице Молдавии 27 марта 2009 года, помимо прочего, приводят к неутешительным выводам.

Во-первых, они еще раз наглядно продемонстрировали бесперспективность попыток и потуг по поиску путей разрешения молдавско-приднестровской проблемы на основе объединения в границах бывшей Молдавской ССР. Уже не говоря о том, что в этих условиях не может вообще идти никакой речи о вхождении Приднестровья в какой бы то ни было форме в состав унитарной Молдавии. Следует посмотреть правде в глаза и честно признать, что за 18 лет раздельного существования Молдавии и Приднестровья, части этой некогда общей советской республики разошлись так далеко, что найти точки соприкосновения практически невозможно ни в одной области. Ибо, если все эти годы Молдавия в своем развитии ориентировалась на стандарты США и Европы, впитывая, как губка и дух атлантизма, стяжательства и наживы, то Приднестровье равнялось на Россию. Оно строило свою государственность, гармонизируя свое законодательство с российским, используя стандарты этой страны в сферах просвещения, здравоохранения, социального и культурного развития, а самое главное в духовной сфере. Поэтому, как и в 90-е годы прошлого столетия, народ Приднестровья не приемлет идею объединения с Молдавией, затем с Румынией, а потом с ЕС. А в Кишиневе всем ясно и четко дают понять, что Молдавия при любых раскладах и обстоятельствах объединится с Румынией. Хотя США и западные страны, впрочем, как и официальный Кишинев, до сих пор не хотят видеть и учитывать, что сложившиеся объективные реалии и устоявшийся фактор несовместимости двух государств, реально существующих на пространстве бывшей Молдавской ССР, является основным барьером, который никогда не позволит безболезненно объединить два берега Днестра в одно государство. Поэтому, на наш взгляд, единственным выходом из создавшейся взрывоопасной ситуации при разрешении последствий молдавско-приднестровского конфликта является выход, предлагаемый официальным Тирасполем, а именно - установление дружеских, добрососедских отношений между двумя независимыми государствами - Республикой Молдова и Приднестровской Молдавской Республикой.

Во-вторых, упомянутые события являются сигналом к тому, чтобы народ Гагаузии, как бывало не раз, в минуту опасности сплотился и дал достойный отпор националистам всех мастей. Для народа Гагаузии Бессарабия никогда не была румынской территорией. Гагаузы никогда не были румынами. Да, народ Гагаузии был под игом Румынии с 1918 по 1940 год, когда в отношении него королевская Румыния проводила политику этноцида, но и тогда он не поддался всяческим посулам, а сохранил язык, культуру и обычаи своих предков. Наш народ веками чтил свою историю, уважал и оберегал интересы, за которые боролись и воевали наши деды и прадеды, уважал и черпал знания из достижений предыдущих поколений. Уверен, что и сейчас гагаузский народ в состоянии дать достойный отпор всем, кто пытается нас оптом ассимилировать и, как баранов, загнать в заготовленное ими стойло.

Из памяти нашего народа еще не стерся факт оккупации румынскими войсками Бессарабии в декабре 1917 года, а также то, как в 1918 году румыны под дулами винтовок и штыков созвали парламент Демократической Республики Молдова (провозглашена в декабре 1917 года на территории Бессарабской губернии Российской империи, до февраля 1918 года входила в состав РСФСР - прим. ИА REGNUM) - Сфатул Цэрий (Совет Страны), который 27 марта 1918 года под давлением румынских оккупационных войск проголосовал за "безусловное присоединение Бессарабии к Румынии". При этом отсутствовал кворум, и проголосовало за это решение всего 25% депутатского корпуса. Поэтому и подписание акта об объединении Молдавии с королевской Румынией в 1918 году является незаконным и недействительным. Представители гагаузского народа не подписывали данный акт и их мнения по этому поводу не спрашивали никогда. Для нашего народа этот акт является актом оккупации нашей территории и последующим издевательством и глумлением над нашим народом. Кстати, правительствами России и СССР никогда не признавалась аннексия Бессарабии Румынией.

В сложившихся условиях, народ Гагаузии должен быть готов в любой момент, в случае изменения или попытки изменения статуса Республики Молдова как независимого государства, незамедлительно реализовать свое право на внешнее самоопределение, закрепленное в нормах закона "Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)" и в Уложении (Конституции) Гагаузии.

Иван Бургуджи - председатель Независимого правозащитного и информационно-аналитического центра (Молдавия).

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.