L'expansion. Атомная энергетика. За кулисами франко-русской войны

Весь мир, 27 Марта 2009, 18:01 — REGNUM  

Предлагаем вашему вниманию перевод статьи "Атомная энергетика. За кулисами франко-русской войны", опубликованной 25 марта во французской газете L'expansion

Сергей Кириенко улыбается

Глава Росатома, могущественной русской корпорации по атомной энергии, только что провел блестящий удар. 3 марта этот бывший премьер-министр, а сегодня мистер Русский Атом, объявил о создании совместного предприятия с немецким "Сименсом". Две промышленные группы создают альянс по продаже атомных станций под ключ, а также всех сопутствующих услуг: обогащение урана, продажа топлива... На сегодня это соглашение еще находится только на стадии совместного протокола. "Совместное предприятие еще не создано, переговоры идут", - уточняет президент ""Сименса" Петер Лёшер. Но это только вопрос нескольких месяцев.

В закрытом мире атома русско-немецкий брак произвел эффект разорвавшейся бомбы. Только что родился настоящий гигант мирной атомной энергетики. И у него большие амбиции - "стать мировым лидером рынка", провозглашают в унисон оба президента - и возможности их реализовать. С одной стороны Росатом, группа с 300 000 персонала, чьи сотни филиалов покрывают всю ядерную цепочку: от разведки и добычи урана до переработки отходов. С другой - "Сименс", мастер инжиниринговых проектов и один из самых мощных производителей турбин.

Уходя от "Аревы" к Росатому, немецкий "Сименс" фундаментально меняет мировую атомную картину. Обзор существующих сил

Излишне говорить, что новый чемпион рискует поставить набор проблем перед сегодняшним мировым лидером, французской "Аревой". Он ляжет поперек дороги на всех её рынках, что хорошо видно на созданной нами карте: по продаже обогащенного урана и ядерного топлива, и по строительству АЭС, и по переработке отходов.

В парижской штаб-квартире "Аревы" на улице Лафайет переживают шок, не моргнув глазом. "Прекрасная рыночная сделка. Увидим, что из этого получится", - комментируют в окружении главы директора Анны Ловержон. В её офисе привлекает взгляд громоздкий серебряный горшок, в котором толкаются великолепные орхидеи. "Это подарок наших русских друзей", - говорит она с видом, будто им нужно за что-то извиняться. На самом деле такую пилюлю французам проглотить трудно. Еще несколько недель назад "Сименс" был привилегированным партнером "Аревы". Он владел 34% "Аревы NP", отделения, которое производит реакторы третьего поколения EPR. За Рейном многое делалось, чтобы запустить этот проект. Например, именно немецкие инженеры разрабатывали дублирующую бетонную оболочку станции. Это идея времен холодной войны. Когда американские истребители F-104, используемые и в Германии, имели ужасную тенденцию падать: нужно было защитить атомные станции от риска такого удара. А после атак 11 сентября эти меры предосторожности стали обязательными.

Почему немцы, глубоко вовлеченные в проект EPR, решили выйти из него? Потому что они чувствовали себя ущемленными в этом партнерстве. Будучи миноритариями, они не могли влиять на принятие решений. Не выходя за пределы работы по сооружению АЭС, они не имели доступа к наиболее доходной деятельности, особенно к поставкам ядерного топлива. Сравнивая модель устройства "Аревы" с кофемашиной Nespresso, Анн Ловержон неявно дала понять: тот, кто продает кофейные картриджи для кофемашин, зарабатывает намного больше, чем тот, кто делает сами кофемашины. В штаб-квартире "Сименса" в Мюнхене это сообщение получили и отлично поняли, что им отвели роль производителя кофемашин до скончания веков. Последняя причина, но не по значимости, заключается в том, что немцы боялись, что их заставят покинуть "Ареву". В пакте, который связывал две группы между собой, в одной из статей для французов предусматривалась возможность исключить немцев из партнерства, начиная с 2009 года. Такой вот Дамоклов меч над немцами. Последние упорно пытались вести переговоры о вхождении в капитал материнской компании. Но безуспешно. В сентябре 2007 года заявление Николя Саркози ситуацию не разрешило: "Никаких переговоров с "Сименс"ом, раз немецкое правительство не снимает мораторий на развитие атомной энергетики", - бросил он канцлеру Ангеле Меркель. И вот Петер Лёшер действует превентивно. 20 января в конце дня он посылает лапидарное письмо Анне Ловержон: Все кончено, "Сименс" разводится. "Это мне напомнило тех мужчин, которые уходят от жены, чиркнув на кухне одно единственное слово", - говорит Анн Ловержон, совершенно оглушенная этой новостью. В Елисейском дворце высказываются намного жестче: "Это методы проходимцев", - мечет молнии один из соратников Николя Саркози. "Мы думали, что они дождутся итогов федеральных выборов в конце сентября, чтобы решиться на этот шаг. Как и многие в Германии мы были удивлены выбранным моментом". Кстати, именно от Ловержон лично о решении "Сименс"а узнали главы немецких энергокомпаний E.ON и RWE.

Французы пока игнорируют тот факт, что "Сименс" начал разрыв в момент переговоров с русскими. Когда именно? Официально 3 февраля 2009 года. Руководители "Сименс"а собрались в Москве в кабинете Владимира Путина, чтобы обсудить "возможности сотрудничества", как говорят в окружении Кириенко. Продолжение мы знаем. В действительности, разговоры об этом наверняка начались намного раньше этой даты. "Вы бы этого не узнали, информация была бы слишком чувствительной. Представляете, чтобы сделала "Арева"..."

Оба бывших партнера находятся в самом разгаре переговоров после разрыва. И все идет в ход, чтобы спихнуть вину на другого.

В случае раздела "брачный договор" предусматривает для "Аревы" возможность сохранить собственность на ядерные технологии, особенно на проектную документацию знаменитого EPR, при условии, что она выкупит до 2012 года у "Сименс"а его долю - оцененную в 2 миллиарда евро -. Это не очень подходит Ареве, которая уже ищет 2,7 миллиарда евро на инвестпрограмму. Продать свой самородок T&D? (Areva T&D - дочка, контролирующая магистральные и распределительные сети). В "Сименс"е в любом случае хотели бы развестись быстро, так как русские торопятся. Они хотят подписать соглашение акционеров СП через три месяца. Французы же наоборот находятся в позиции, когда выгоднее потянуть время и снизить объем затрат.

Недооцененные немцы

Петер Лёшер вовсе не собирается "оставить мебель" в квартире Анн Ловержон. И особенно это касается системы контроля управления (СКУ, раньше называлось АСУ ТП), то есть центр управления энергоблоком. Этот в высшей степени утонченный мозг станции "Арева" и "Сименс" разрабатывали совместно, каждый в своей части: французы - софт, т.е. программное обеспечение, немцы - инфраструктуру. Совместный продукт получился настолько впечатляющим, что даже русские его предпочли собственной технологии при строительстве реактора Белене в Болгарии. С точки зрения немцев, никаких сомнений, СКУ принадлежит им. Французы также не сомневаются в отношении своего ПО. А как же насчет элементной базы, изготавливаемой "Сименс"ом? "Это деликатный вопрос: мы надеемся, что в течение апреля мы его урегулируем", - откровенничает помощник Анн Ловержон.

Немцы, тем не менее, более мотивированы вырвать у французов эту часть совместно нажитого имущества, которая застит глаза будущим русским партнерам. "Если руководители "Сименс"а не смогут сохранить за собой технологию СКУ, мы это поймем. Но мы отдаем себе отчет в том, что от этого будет зависеть их вклад в СП", - проговариваются в окружении Кириенко. - Если у них её не будет, им нужно будет как-то по-другому добирать свою долю". Внося деньги? "Почему бы и нет..."(продолжение на с. 96).

Прижатый к стенке, сможет ли он вырвать этот кусок у Анн Ловержон? "В этом вопросе мы держим друг друга за бородку. И лучше, чтобы развод прошел нормально", - резюмирует она. Экс-супруги приговорены работать вместе над наиболее стратегической системой ядерного реактора. Что, конечно, будет не просто.

Триумфаторы в этой истории в итоге россияне. Альянс с "Сименс"ом позволит им улучшить свой имидж, который продолжает вызывать за рубежом очень смешанные чувства, несмотря на глубокие реформы, которые в течение двух последних лет провел Сергей Кириенко, в особенности разделение военной и гражданской частей отрасли. Русские АЭС для широкой общественности продолжают ассоциироваться с катастрофой в Чернобыле, даже при том, что используемая сегодня технология не имеет ничего общего со старым реактором РБМК советской эпохи. Это сближение с "Сименс"ом принесет также русским компетенции в инжиниринге и ядерной безопасности.

Ирония этой истории в том, что германо-российское соглашение может спровоцировать побочный ущерб для врага Анн Ловержон Патрика Крона, главы Альстом. В 2007 году он подписал соглашение об СП с машиностроительным филиалом Росатома - компанией Атомэнергомаш. Смысл: производить усовершенствованные турбины для поставки на российские АЭС. А возможно и для совместного захода на зарубежные рынки, особенно в центральной Азии.

Официально, проблем в сожительстве двух конкурентов - "Сименс"а и Альстома - не будет. "Мы удовлетворены нашим союзом с Альстомом и выполним все наши обязательства", - уточняет Сергей Кириенко. В действительности ситуация менее ясная. Так как такие же турбины есть и в каталоге "Сименс". С кем русские отправятся завоевывать мир? "Нам нужно будет прояснить наше сотрудничество с Альстомом", - говорят в московской штаб-квартире Росатома.

Венцом всего могут стать вновь активизированные переговоры Росатома с японской "Тошибой", о начале сотрудничества в фабрикации ядерного топлива. "Пока ничего нельзя сделать из-за отсутствия межправительственного соглашения, - поясняет советник Кириенко. - Ситуация может разблокироваться в мае во время поездки Владимира Путина в Токио".

Еще одна плохая новость для "Аревы". Росатом в союзе с "Сименс"ом и Тошибой, это начинает значить слишком много для французов, которые, заключив несколько партнерств, в том числе одно из них с Мицубиси, больше нигде не останутся в одиночестве. "Если бы "Арева" ответила на наши первоначальные предложения, мы бы не подписывали соглашений с "Сименс"ом и Тошибой", - утверждает тот же советник. И упоминает конфиденциальную встречу, которая имела место в прошедшем июне в Санкт-Петербурге между Анн Ловержон и Сергеем Кириенко. Предмет переговоров: перекрестное СП (по добыче урана), глава Росатома открыл бы французам доступ к урановым месторождениям России, а "Арева" - к своим нигерийским запасам. "Анн Ловержон казалась заинтересованной, предлагала создать рабочие группы, а затем... затем ничего". На улице Лафайет вежливо улыбаются и быстро дают отпор. "В прошлом сентябре мы для них организовали семинар, встречу топ-уровня, чтобы проанализировать возможности сотрудничества по реакторам и по переработке отходов. Мы их до сих пор ждем", - пояснил один из советников Анн Ловержон.

Разговор глухих? Или все-таки благоразумная дистанция двух соперников очень похожих друг на друга - это ведь две единственные компании в атомной отрасли, которые владеют всей цепочкой мирного атома - уважающих друг друга и осознающих, что время от времени они будут оказываться лицом к лицу.

"Арева" готовится пощекотать русских на поле, где обладает правом привилегированной игры - в центральной Европе. В то время как команда Сергея Кириенко наверняка получит рынки стран Магриба.

"Русские - это сильные конкуренты", - отмечает Анн Ловержон. Такого же уровня как и "Дженерал Электрик" и "Тошиба-Вестингауз". Русский реактор ВВЭР-1000 использует, кстати, схожую технологию воды под давлением, как и у французов. "Это хорошая скороварка, она производит отличный пар, - поясняет глава "Аревы". - Но у них модель 80-х годов, а у нас - последний писк". Из её уст это комплимент. Хотя не уверен, что русские его оценят. Без сомнения, скоро они получат цветы от мадам Ловержон, которые она пошлет им в очень своеобразной манере. /

Самордок "Areva T&D" страстно желает бывший владелец

Специалист в передаче и распределении электроэнергии, этот филиал "Аревы" - печатный станок ядерной группы компаний. Поэтому "Альстом", его бывший владелец, очень желал бы вновь наложить на него лапу...

10 марта Филипп Гийемо был само совершенство. "Меня пригласили на коктейльную вечеринку, но меня так замучили вопросами руководители и банкиры, что я даже не смог на неё попасть", - веселится глава "Аревы" T&D. Каков повод? Интерес, который утром того дня обнаружился у президента Альстома Патрика Крона к центру передачи и распределения электроэнергии ядерной группы.

И хотя перспектива быть вновь купленным Альстомом энтузиазма у него не вызывает, Филипп Гийемо не высказывает недовольства по поводу выстраиваемых вокруг него прожектов. Хотя на его вкус компания, которой он управляет, и которая представляет собой безделицу с 30 000 сотрудников и оборотом в пять миллиардов евро, жила уж очень в тени своей материнской компании.

Все-таки T&D играет ключевую роль в управлении сетями и доставкой электроэнергии. Не такой уж простой бизнес, как могло показаться, с учетом того, что потребность в энергии для всех важна, а зоны потребления становятся все более концентрированными. Есть правило: вложил 1 евро в производство электроэнергии, выдели столько же на её доставку.

T&D - одна из жемчужин "Аревы". Не удивительно, что в нынешних условиях компания слепит глаза "ПК" - кличка Патрика Крона из Альстома. Так же не удивительно, что её владелица Анн Ловержон категорически отказывается её уступать, несмотря на вопиющую нужду в средствах. "Это все равно, что отрезать себе ногу", - говорят на улице Лафайет, в парижской штаб-квартире ядерной группы. T&D представляет собой половину оборота "Аревы". Битва может быть страшной, с учетом специального доклада, с которым ПК выступил в отношении этой дочки "Аревы". В 2004 году она принадлежала ему. Ему пришлось её продать, чтобы спасти Альстом от банкротства. В то время сделка ему принесла 900 миллионов евро. Сегодня T&D стоит в шесть раз дороже.

Творец этой метаморфозы - Филипп Гийемо. Ускоренными шагами этот инженер по геологодобыче, прошедший суровую школу поставщика автомобильного оборудования, смог поставить компанию на путь роста. Сначала "высвобождая энергию", - рассказывает он. На одном из рынков бронированные элетроподстанции, которые Альстома T&D сделал частью сделки с Аревой, тормозили её развитие. "Как только мы эту практику прекратили, мы увеличили долю рынка с 7 до 20% за три года и стали мировым лидерам в этой нише", рассказывает Филипп Гийемо.

Очень быстро этот управленец с репутацией жестокого начальника, присмотрелся к Китаю. "В отличие от наших конкурентов, T&D была закрытой на рынке, отказываясь передавать технологии. Проблема в том, что эта страна - это четверть мирового рынка..." Сегодня это упущение наверстано. Через несколько месяцев в Шанхае будет открыт центр исследований и разработок. Его миссия - бегом развивать новые технологии передачи электроэнергии, что является главной точкой роста.

Используя новые разработки можно передавать в три раза больше электроэнергии на длинные расстояния без потерь. Такие "электродороги" прекрасно подходят империи поднебесной. Но есть и другие перспективы. "Завтра, например, мы могли бы связать с континентом внебереговые гелиевые станции на 800 МВт, что эквивалентно одному энергоболоку АЭС", - заверяет Мишель Огонэ, исполнительный вице-президент по активным системам.

Другая большая стройка, которая будоражит инженеров компании, это сооружение интеллектуальных сетей, знаменитых smart grids. До сих пор поток энергии циркулировал с одной целью - от больших станций достичь потребителей. Сегодня источники производства дифференцировались - некий инвестор сооружает гелиевую станцию в Босе, какой-нибудь супермаркет оборудовал свою крышу солнечными пластинами... Для операторов объединить всю это прекрасное многообразие - настоящая головоломка, при том, что риск блэкаута сегодня сильно возрос. Вот здесь и выступает T&D, устанавливая своим клиентам центры управления, которые показывают текущее состояние электросетей, интенсивность потока, сигнализирует об авариях...

В этой нише T&D выступает точкой сборки. "Наши клиенты просят нас установить им реальные решения их проблем", - объясняет Жан-Мишель Корниль, вице-президент по автоматике. Среди их потребителей Alcatel, Sagem и, конечно, Microsoft.

В ближайшем будущем руководители T&D надеются перейти на новый этап - энергоэффективность. "Мы работаем над системами, которые позволят операторам корректировать в реальном времени производство электроэнергии по сравнению с требуемым объемом потребления", - рассказывает Жан-Мишель Корниль.

Перспективы, конечно, многообещающие. Филипп Гийемо это знает, ближайшие месяцы будут определяющими с точки зрения заполучения таких лидеров как ABB и Siemens. В своей программе Барак Обама готов выделить 15 миллиардов евро на улучшение американских энергосетей. Глава T&D надеется получить несколько контрактов по ту сторону Атлантики. Также он желал бы выиграть мегаподряд, который вырисовывается в Катаре. Вопрос только в том, если он выиграет, то с каким начальником откроет шампанское.

Сергей Кириенко: "Предоставить "Сименс"у доступ к нашей ядерной технологии? Почему нет?"

В связи с финансовым кризисом Вы будете пересматривать Вашу амбициозную программу по строительству 26 блоков АЭС до 2020 года?

Да, это очевидно. Из-за кризиса спрос на электроэнергию снизился в ряде регионов. В каких-то наоборот. Министерство энергетики в ближайшее время даст детализированный анализ ситуации. Мы адаптируем нашу программу к потребностям в электроэнергии на местах, но, в любом случае, мы не отменим строительство станций. В долгосрочной перспективе кризис ничего не изменит в нашей программе.

Хватает ли Вам промышленных мощностей, чтобы размещать АЭС и на русской земле, и за рубежом, как Вы амбициозно намереваетесь?

Еще несколько лет назад мне казалось, что мы не будем к этому готовы. Нам нужно было столько всего сделать, не считая модернизации структуры отрасли. В конце концов, кризис имеет и позитивную сторону: некоторые проекты могут быть перенесены, пик спроса сглажен во времени. Мы этим воспользуемся, чтобы создавать стратегические альянсы.

Уточните, насколько далеко Вы готовы зайти в партнерстве с "Сименс"ом?

Наша цель - поставлять услуги по строительству АЭС под ключ в третьих странах, будь то центральная Европа, Латинская Америка, Северная Африка или Юго-Восточная Азия. В России - посмотрим. Кроме того, мы работаем с "Сименс"ом над поиском новых сфер сотрудничества.

Вы готовы предоставить "Сименс"у доступ к Вашей ядерной технологии?

Почему нет? У нас есть совместный опыт в этой сфере. Мы работали, например, совместно над разработкой реактора ВВЭР-640. Эксперты "Сименс"а работают на многих АЭС, которые мы строим.

Анн Ловержон, руководитель "Аревы": "Германо-российское соглашение?

Прекрасный эффект от объявления, но посмотрим, что это даст"

Некоторые Вас упрекают в том, что Вы допустили выход "Сименс"а из капитала "Аревы"...

Это те же, кто обвинял меня в излишней близости к немцам. Они же рекомендовали выгнать их из "Аревы". Под предлогом, что "Сименс" использовал свое участие в Ареве NP для продажи своих турбин в ущерб Альстому. Здесь замечу, что из 11 энергоблоков с реакторами EPR, которые будут проданы в мире, 8 будут оборудованы турбинами Альстом. И что теперь? Упрекают меня, что я вытолкнула "Сименс" на улицу. Сюрреализм какой-то!

Решение "Сименс"а выйти из капитала "Аревы" Вас удивило?

Нас удивило не столько решение, поскольку мы давно знали, что наш партнер чувствовал себя стесненным в совместном предприятии, сколько момент, который был для него выбран. Мы думали, что руководители "Сименс"а дождутся итогов федеральных выборов в конце сентября перед тем, как решиться на этот шаг. Кстати, они высказывались примерно в этом духе.

Что Вы думаете о проекте совместного предприятия между немецким "Сименс"ом и русским Росатомом?

Прекрасный эффект от самого факта объявления. Этот альянс будет продвигать российские продукты за пределы их территории. Теперь подождем, что это даст на этом пути.

Руководители "Сименс"а утверждают, что унесут с собой в багаже стратегическую технологию: систему контроля управления. Это проблема?

Система контроля управления не представляет более 3% стоимости АЭС. И "Сименс" там имеет только часть: элементную базу. Все что касается софта, программного обеспечения останется у "Аревы".

Но Вам, тем не менее, будет необходим "Сименс", чтобы её производить...

Так же как и мы будем необходимы "Сименс"у... На самом деле мы держим друг друга за бородку.

В таком случае, было бы лучше, если бы Вы расстались на хороших условиях. Как происходит ваш развод?

Переговоры как раз только что начались. У меня нет привычки комментировать подобные сюжеты.

Генеральный директор Siemens Петер Лешер: "С Росатомом мы хотим стать лидером ядерного рынка"

В конце января Вы решили выйти из "Аревы". Почему?

"Сименс" был не удовлетворен своей ролью миноритарного акционера, которая не позволяла нам влиять на текущую деятельность компании. Наши французские собеседники не выражали желания ни дополнять пункты соглашения, ни условия функционирования СП. Мажоритарный акционер мог ежегодно применить статью о выкупе нашей доли, таким образом, нам не гарантировалась ни безопасность инвестиций, ни прозрачность отношений на долгосрочную перспективу. Параллельно во Франции постоянно спорят о создании исключительно французского энергетического "чемпиона". Мы решили, что лучше действовать, чем реагировать.

Как проходит Ваш раздел с Аревой?

Наша позиция совершенно ясна. Мы выполним обязательства. Мы можем представить себе, что будем продолжать совместно работать с Аревой в формате отношений клиент-поставщик, будь то поставка турбин, оборудования или СКУ.

Вы вступаете в союз с российской компанией Росатом. Какова Ваша цель?

Соглашение предусматривает развитие российской технологии реакторов с водой под давлением. Также мы договорились совместно выступать на рынке по строительству новых станций и модернизации существующих. На следующем этапе доуточняем условия сотрудничества, но Росатому в СП будет принадлежать 50% плюс одна акция. Обе стороны идеально дополняют друг друга. Росатом - единственная компания в мире, которая имеет весь комплекс предприятий, создающих в атомной энергетике цепочку добавленной стоимости, включая эксплуатацию АЭС. "Сименс" - накопил солидную базу ноу-хау в управлении инфраструктурными проектами и в производстве турбинных островов. Мы мировой лидер в производстве оборудования и систем контроля управления, которые являются необходимыми элементами управления АЭС. Наша совместная цель - стать лидером ядерного рынка.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
18.01.17
Когда на самом деле Украина воссоединилась с Россией
NB!
18.01.17
Федерализация Молдавии возвращается: Додон «выучил уроки и ошибки» Воронина
NB!
18.01.17
«Трамп наносит удар по НАТО, на который не отважился Кремль»
NB!
18.01.17
Реальные власти Молдавии дезавуировали обещания Додона Путину
NB!
17.01.17
Декоративный президент Молдавии Додон имитирует «евразийскую интеграцию»
NB!
17.01.17
Деньги на завершение проекта реставрации собора Холмогор выделены
NB!
17.01.17
Выход в паритет евро и доллара может оказаться блефом?
NB!
17.01.17
ВПК России запретили закупать импортные аналоги отечественной продукции
NB!
17.01.17
Тупики и лабиринты ОБСЕ: что предлагает Австрия по Карабаху
NB!
17.01.17
Стоимость севастопольского участка трассы «Таврида» вырастет втрое
NB!
17.01.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 17 января
NB!
17.01.17
Захарченко: Донецкая и Луганская республики – уже федерация
NB!
17.01.17
Американские военные в Польше: спиной к России, лицом к Германии?
NB!
17.01.17
В аэропорту Калининграда вновь коллапс
NB!
17.01.17
Премьер Литвы признал: недовольство БелАЭС — вопрос политический
NB!
17.01.17
Генсек Совета Европы обеспокоен декриминализацией «шлепков» в России
NB!
17.01.17
Захарченко: «В победу Украины уже Украина не верит»
NB!
17.01.17
Прокуратура проверяет покупку «Почтой России» двух самолетов
NB!
17.01.17
Порошенко ждет помощи от главы КНР в ситуации с Донбассом
NB!
17.01.17
«Дональд Трамп – это новый Рональд Рейган?» — The American Conservative
NB!
17.01.17
Внук Назарбаева публично назвал имена казахстанских «врагов народа»
NB!
17.01.17
Песков о заявлении советника Трампа: «Русские предпочитают деликатесы»