Эксперт: Тандем Украина-Европа может существенно осложнить энергодиалог России и ЕС

Киев, 25 марта 2009, 02:44 — REGNUM  

На прошедшей 23 марта в Брюсселе конференции, посвящённой вопросам модернизации украинской ГТС, Украина и ЕС подписали соглашение о модернизации украинской газотранспортной системы без учета интересов России и ее участия. Российская делегация в знак протеста против игнорирования интересов Москвы покинула конференцию. Сложившуюся ситуацию прокомментировал 24 марта ИА REGNUM старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Иван Данилин.

Соглашение между Европейским союзом и Украиной также подписали Европейский инвестиционный банк, Европейский банк реконструкции и развития и Всемирный банк. Одним из следствий этого соглашения может стать то, что Украине будет выделен кредит в $2, 5 млрд на модернизацию газотранспортной системы под достаточно низкий процент. Естественно, Россия прореагировала на это весьма негативно, потому что для неё это чревато сразу несколькими видами рисков. Первое: Россия практически теряет шансы в той или иной мере приватизировать газотранспортную систему Украины, что является давней целью Москвы, поставленной ещё в начале текущего десятилетия. Это нужно не только для того, чтобы, как считают западные и некоторые украинские эксперты, расширять "газовый империализм", но и просто гарантировать стабильность поставок газа в Европу и надёжность инвестиций в модернизацию украинской ГТС.

Второе, что беспокоит Москву - это то, что Россия по факту была исключена из всех дискуссий, и её позиция нигде не учитывается. То, что вопрос увеличения транзита газа через Украину не был согласован с Россией - это просто анекдот, так как сразу же возникает вопрос: а чей газ будет транспортировать Украина? Надежда на то, что когда-нибудь в светлом будущем Россия разрешит независимый транзит газа из Средней Азии через свою территорию третьим поставщикам на Украину - это полная утопия. Создаётся ситуация, когда Украина и Европейский союз начинают в каком-то смысле вытеснять Россию из решения важных газовых вопросов и вести энергополитику вне координации с Москвой, что абсурдно.

В-третьих, то, что Украина и ЕС сближаются таким образом, это не очень хороший сигнал, потому что веры в то, что украинский транзит станет прозрачным и безопасным, практически нет. Создаются рамочные условия, при которых Украина и ЕС в этом радужном энергетическом тандеме смогут отвергать любые претензии Москвы, потому что этот альянс, как бы ни складывалась ситуация, вынудит европейцев в любом случае становиться на сторону Украины, что сильно тревожит Россию. Несмотря на то, что в соглашении предусматриваются меры для того, чтобы увеличить контроль над транзитом газа в ЕС, в частности, для создания новых газоизмерительных станций, это не сильно успокаивает Москву.

Что касается Украины, то для неё ситуация выглядит тоже неоднозначно. Да, есть договорённость о выделении со стороны трёх международных банков кредита в $2,5 млрд. Есть определённая договорённость, закреплённая в меморандуме, о том, что деятельность компании, которая будет модернизировать ГТС, должна быть максимально прозрачной. Но по опыту выдачи всех крупных кредитов на постсоветском пространстве, в целом, понятно, что здесь могут возникнуть большие сложности. Та сумма, которую предоставляют эти банки, действительно представляется заниженной. Придётся откуда-то брать остальные средства. Скорее всего, это будет, так или иначе, оплачивать Россия, возможно, через шантаж со стороны Киева. Также возникает множество технических вопросов о том, кто, как и по какой схеме будет модернизировать украинскую ГТС.

Неоднозначность присутствует в данной ситуации и с точки зрения Европейского союза. Видимо, деньги в той или иной мере будут выделены, хотя уже сейчас речь идёт о меньшей сумме, чем раньше - 2,5 млрд долларов вместо 2,5 млрд евро. В проекте нет частных инвесторов, что является определённой характеристикой этого проекта - он не является чисто экономическим и несёт в себе большую долю европейского политического заряда. Заявление Тимошенко, согласно которым частные инвесторы с пониманием отнеслись к её доводам о том, что "Северный" и "Южный" потоки теперь не нужны - это выдача желаемого за действительное. В частных беседах с европейскими экспертами тема ненадёжности украинской ГТС является общим местом. Есть другая опасность - энергетический тандем Украина-Европа может существенно усложнить российско-европейский энергетический диалог. Однако тут многое будет зависеть от того, как станет развиваться ситуация в самой Европе. Здесь можно говорить о нескольких уровнях принятия решений - есть сама Еврокомиссия, есть Евросоюз как некое единое пространство, характеризуемое словом "евробюрократия", есть национальные государства и есть крупный бизнес. В результате того, что все вопросы, связанные с энергодиалогом, приходят в связи с заключённым соглашением в некое изменение, ЕС, Украина и Россия вступают в зону турбулентности отношений. В данном случае, можно согласиться с российской стороной, что подписанное соглашение создаёт довольно существенные риски. Прежде всего, речь идёт о возможности серьёзного обострения отношений с Украиной. Украина должна как-то оплачивать европейский кредит, и делать это придётся, скорее всего, за счёт поднятия транзитных ставок. Естественно, ни к чему хорошему в отношениях между нашими странами это не приведёт - мы ссоримся и по более пустячным вещам. Если говорить об отношениях России и Евросоюза, то проблемы возникают и здесь. Москва справедливо недовольна тем, что её, во-первых, фактически исключили из диалога, и, во-вторых, было принято решение, которое полностью игнорирует российские интересы в данной сфере. Наконец, создаётся ситуация взаимного недоверия сторон, попыток очередных манёвров всех трёх игроков для того, чтобы максимизировать свои выгоды и подорвать позиции других. Маловероятно, чтобы это привело к серьёзному конфликту, но в существующей обстановке это нелогичный шаг.

Пожалуй, единственным позитивом на этом фоне выглядит импликация закона Ломоносова-Лавуазье к энергетической геополитике. Если ЕС будет поощрять три банка на выдачу кредитов для модернизации ГТС, у него останется меньше денег на другие проекты. Это значит, что проект NABUCCO, который по настоянию восточноевропейских стран вернули в число приоритетных проектов ЕС, в перспективе получит гораздо меньшую практическую поддержку. Соответственно, снижается перспектива его реализации, что не может не радовать Россию.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.