Президент Приднестровья: Россия обещала 200 млн долларов предприятиям ПМР

Кишинёв, 23 марта 2009, 00:35 — REGNUM  Президент Приднестровской молдавской республики Игорь Смирнов дал интервью "Независимой газете", которое издание публикует сегодня. Смирнов, в частности, ответил на следующие вопросы:

"Удовлетворены ли вы встречей Медведев-Воронин -Смирнов и что означает фраза из принятой декларации о трансформации миротворческой миссии РФ в гарантийную операцию ОБСЕ? Нынешние гаранты - Россия и Украина уже не устраивают стороны?

Четвертый пункт декларации говорит о том, что это будет сделано после окончания урегулирования молдавско-приднестровского конфликта и Россия не возражает, чтобы в этом миросохраняющем действе приняла участие ОБСЕ.

А если конфликт не будет урегулирован, значит...

Вы все правильно поняли: до тех пор будет сохраняться статус-кво. Но все же подписанное нами соглашение - это ответ на все попытки заменить или интернационализировать миротворческую операцию, которая уникальна по своей сути. Приднестровский, молдавский миротворческие контингенты, но главное, два батальона России сделали все, чтобы с лета 1992 года в районе бывших боевых действий не гибли люди. Тем не менее Кишинев настаивал на том, чтобы в урегулировании участвовали ЕС и США. Сегодня понятно, с какой целью Молдавия их приглашала: румынская пресса открыто пишет, что Украина, США и ЕС не возражали против экономической блокады Приднестровья. Поэтому пункт в первой части принятой в Москве декларации утверждает, что переговоры мы ведем с Республикой Молдова (ни с США и Европейским союзом) и что стороны отмечают положительную роль России в миротворческой миссии в регионе. Я верю румынской прессе, ее утверждениям, что Украина и США, Евросоюз и Молдова хотят экономически задушить Приднестровье. Цель одна - убрать российский фактор. А как его убрать, когда уже 135 тысяч приднестровцев - граждане России?

Но между Приднестровьем и Россией - Украина. Как можно интегрироваться в Россию через украинскую территорию?

На эту тему у нас с Дмитрием Анатольевичем был разговор. Я понял искренность его интереса, ему можно доверять. Мы разговаривали как два русских человека, мы друг друга понимали. Скоро будет заседание Совбеза России по Приднестровью и тогда многое прояснится.

Помогать будут? Молдавии, например, подарили под сев 40 тысяч тонн мазута, значит, и вам должны...

Ну почему должны? Никто нам ничего не должен. Мы отработали ряд вопросов - политических и экономических. Я предупреждал, что мы не можем найти приемлемое политическое решение, ибо у нас с Молдавией разные общества, которые нельзя соединять.

Надо подождать, пока не изменится сознание?

В сознании ничего не изменится. У нас разные идеалы в жизни. У нас в 1996 году на референдуме народ сказал, какие это идеалы: быть вместе с Россией.

Получается, что объединения не случится никогда?

Получается, что так.

Тогда о чем переговоры, к которым подключено полмира, разве не о статусе Приднестровья в составе Молдавии?

Нет, не о статусе, суть переговоров - в нормализации отношений Приднестровья и Молдавии...

Как равнозначные и равноправные субъекты?

Именно так. Сколько же лет можно вести переговоры? Они идут с 1994 года. Я вручил Медведеву систему гарантий, которая заключается в делегировании нами, Молдовой и Приднестровской Молдавской Республикой, прав странам-гарантам - России и Украине выполнять ранее подписанные документы и соглашения, даже если одна из сторон скажет: я не хочу...

Не обидно посредникам - Украине, ОБСЕ, что Россия сама ведет разговор с Ворониным и Смирновым?

Недавно украинцы меня пригласили, Огрызко (тогда министр иностранных Украины) сказал, что "мы разговаривали на эту тему". Он имел в виду руководство Украины. Я и тогда говорил, и сейчас повторю: если одна из стран-гарантов проявляет активность, почему вторая должна возмущаться? И почему вдруг господин Мижей, представитель Европейского союза, берет на себя право заявлять, как он это недавно сделал: мы договоренности в формате 2+1 (Молдавия, Приднестровье, Россия) не признаем. Да кто он такой для Приднестровья? Никто, ноль.

Должны решать две стороны?

Да. Мы ведем переговоры не с Россией, не с Украиной и не с Европейским союзом. Мы, Приднестровская Молдавская Республика, ведем переговоры с Республикой Молдова. Россия гарантирует наши договоренности, как и жизнь живущих в регионе людей.

Будет ли Россия им помогать?

Она уже помогает. Сегодня во время кризиса она фактически взяла на себя все социальные выплаты, в том числе пенсии. Наша банковская система завязана на российскую. А в эти дни обсуждается помощь нашим предприятиям. Я просил 200 миллионов долларов под оборотные средства. Тогда предприятия, у большинства которых, кстати, российские собственники, смогут заработать нормально, а приднестровцы будут получать стабильную зарплату.

Обещают дать?

Обещают.

А на что приднестровцы могут рассчитывать в будущем? Они все время твердят, что хотят быть вместе с Россией, но живут по-прежнему сами, да еще со статусом непризнанной республики...

Мы и будем жить с Россией.

Рассчитываете стать Калининградской областью?

Зачем Калининградской? Мы будем приднестровским российским регионом.

Что дает такую уверенность?

Отношение к нам руководства России. Оно сегодня очень благоприятное...

Вы хотите сказать, что отношения при Медведеве лучше, чем при Путине? Да, при Медведеве лучше, чем при Путине. К тому же мы рассчитываем на изменение отношений Вашингтона с Москвой. У американцев в одном из документов, написанных при Обаме, Приднестровье фактически признается зоной влияния России. То есть за Россией признается право отслеживать то, что происходит в бывших советских республиках.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.