В приднестровском урегулировании Россия уступила в самом важном для себя вопросе: интервью Михаила Ремизова

Гагра, 19 марта 2009, 23:39 — REGNUM  

В Москве 18 марта прошла встреча президента России Дмитрия Медведева с лидерами Молдавии и Приднестровья Владимиром Ворониным и Игорем Смирновым, по результатам которой стороны подписали совместное заявление. Итоги встречи проанализировал 19 марта в интервью корреспонденту ИА REGNUM российский политолог Михаил Ремизов.

ИА REGNUM: Как в целом можно оценить результаты встречи президентов России, Молдавии и Приднестровья?

Россия хочет показать, что она может разрешать неурегулированные конфликты не только силой, но и на основе механизмов согласования и политического консенсуса. И сам факт встречи Смирнова и Воронина - это уже политическое событие, вне зависимости от того, о чём на ней говорилось. Но этот международный пиар-эффект был достигнут довольно высокой ценой. Я имею в виду заявление о том, что Россия готова пустить в Приднестровье ОБСЕ, уступив ей там своё место. Это серьёзная потеря. Она ещё не состоялась, но если мы уже заявили о том, что готовы на это при определённых условиях, то можно не сомневаться о том, что нас поймают на слове. Да, речь идёт о том, что ОБСЕ может развернуть там свою операцию лишь по итогам урегулирования. Но, на самом деле, главный вопрос в урегулировании с точки зрения России - не то, насколько широкие права получит Приднестровье в рамках Молдавии, а то, будет ли гарантировано российское военное присутствие на территории ПМР. И именно по этому вопросу сделана уступка.

ИА REGNUM: Имеет ли, на ваш взгляд, формат "2+1" перспективы для дальнейшего развития?

Он может быть эффективным предварительным форматом. Всё-таки, окончательные решения без Европейского союза приняты не будут. При этом то, что происходит сейчас, нужно рассматривать и в контексте выборов в Молдавии. Президент Воронин очень боится усиления румынского влияния, что делает его более конструктивным партнёром для переговоров с Приднестровьем и Россией. Но на самом деле это лишь промежуточная схема. Если в Молдавии сменится политическое поколение, то можно будет решать вопрос по-другому и вводить совершенно иные форматы урегулирования.

ИА REGNUM: Может ли в обозримой перспективе быть достигнуто хотя бы подобие урегулирования конфликта?

Я не верю в мирное урегулирование нерешённых территориальных проблем. Оно возможно лишь в случае радикальной смены парадигмы. Я до сих пор считаю, что объективно здесь самым идеальным вариантом является реализация плана, при котором Молдавия отходит к Румынии, а Приднестровье получает независимость. Но на этот вариант согласна только Румыния и Россия, но на него не согласна брюссельская бюрократия. Хотя Москва формально отвергает это, если бы Брюссель был не против, думаю, она бы тоже не возражала.

ИА REGNUM: Сейчас Москва активно подталкивает Кишинёв и Тирасполь к достижению неких промежуточных договорённостей. Всё-таки, могут ли в ближайшее время быть подписаны какие-либо документы, подтверждающие, что конфликт решён хотя бы на бумаге?

Могут быть подписаны бумаги, которые будут свидетельствовать о том, что стороны находятся в дипломатическом общении, но не договор, который означал бы окончательное урегулирование. Конечно, есть разница между Приднестровьем с одной стороны, и Абхазией и Южной Осетией с другой, потому что готовность ПМР к военной мобилизации значительно ниже, чем у кавказских республик, равно как и готовность Молдавии к военной мобилизации значительно ниже, чем у Грузии. Поэтому хорошо уже то, что военный фактор не будет играть такой роли.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.