Экс-сенатор от Башкирии Игорь Изместьев может лишиться права на суд присяжных

Уфа, 16 марта 2009, 14:53 — REGNUM  Член следственной группы по уголовному делу экс-сенатора от Башкирии Игоря Изместьева, следователь Следственного комитета при прокуратуре РФ Александр Шмаков принял постановление об отказе в удовлетворении ходатайства, с которым в середине февраля к нему обратился предприниматель Юрий Бушев, один из главных свидетелей и потерпевший по делу. В ходатайстве Бушев потребовал от СКП РФ исключить из уголовного дела обвинения, вынесенные в отношении экс-сенатора, по статье 205 УК РФ (терроризм). Сегодня, 16 марта, Бушев получил от ведомства ответ, свидетельствующий о том, что переквалифицировать данную статью или изымать ее из дела следствие не намерено - как сказано в ответе следователя, данное обвинение "изменению не подлежит". Копия постановления имеется в распоряжении ИА REGNUM.

Напомним, что Игорь Изместьев обвиняется на данный момент в совершении более десятка преступлений. Он был арестован 16 января 2007 года, срок содержания его под стражей заканчивается 25 марта. Многоэпизодное уголовное дело №201/374065-08, по которому он проходит обвиняемым наряду с еще 13 членами "кингисеппской" организованной преступной группировки, было выделено в мае прошлого года из возбужденного еще в 2005 году уголовного дела № 18/346180-05 (в рамках которого продолжается расследование причастности к инкриминируемым экс-сенатору преступлениям иных лиц). Суд над самим экс-сенатором, как ожидается, начнется в ближайшие месяцы, после того, как по завершении им ознакомления с материалами предварительного следствия будет сформировано окончательное обвинительное заключение.

В ходе предварительного расследования Изместьеву было предъявлено обвинение по статье 205 УК РФ (терроризм) в связи с двумя инцидентами, которые произошли в Уфе в 2003 году в канун выборов президента республики. В сентябре 2003 года в центре города был обнаружен автомобиль ВАЗ-21043, начиненный элементами самодельного взрывного устройства. Чуть позже, 5 ноября, был взорван аналогичным образом начиненный взрывчаткой ВАЗ-21065 в момент, когда мимо проезжал джип "Toyota" в котором находились четверо сотрудников ЧОП "Щит" - компании, имеющей контракт на обеспечение охраны сына башкирского президента Урала Рахимова. В итоге сотрудники "Щита" Евгений Метлицкий и Ренат Хабибуллин погибли, еще двое охранников и проезжавший мимо водитель автомобиля "Нива" были ранены.

МВД Башкирии возбудило по факту взрыва уголовное дело по ч.3 ст. 205 УК РФ (терроризм). "Терактом" этот инцидент был назван также в выступлениях в республиканских СМИ членов руководства Башкирии. В частности, прежний премьер-министр РБ Рафаэль Байдавлетов, по сути, прямо обвинил в случившемся оппозицию действующему главе РБ Муртазе Рахимову. При этом главным конкурентом Муртазы Рахимова на тот момент, вышедшим во второй тур выборов, являлся бывший глава Межпромбанка Сергей Веремеенко. Первым по подозрению в организации взрыва был арестован Вячеслав Сенин, охранник Александра Веремеенко, родного брата оппонента башкирского президента. Его арест и потоки обрушившихся в связи с этим разоблачений заставили тогда Сергея Веремеенко отказаться от активной борьбы. Однако в дальнейшем версия о его причастности не подтвердилась, и Сенин был освобожден за отсутствием улик.

Ряд участников предвыборной кампании при этом до сих пор убеждены, что заказ на организацию взрыва исходил, напротив, со стороны руководства республики и его ближайшего окружения, поскольку именно эта сторона была заинтересована в дискредитации главного конкурента Муртазы Рахимова путем возложения на него ответственности за преступление, и уходе его с предвыборной дистанции. Это и произошло: выйдя во второй тур, под грузом разного рода обвинений Сергей Веремеенко был вынужден прекратить активную борьбу, и в итоге большинство голосов на выборах набрал действующий президент республики.

В последнее время следствие, судя по сообщениям ряда СМИ, стало активно изучать другую версию инцидентов - как "покушений на предпринимателя Урала Рахимова". При этом мотивы, по которым они могли быть совершены, следствием не обнародовались. Вне зависимости от мотивов и трактовки преступлений, однако, предварительное обвинение было предъявлено следствием как организатору Игорю Изместьеву, а статья 205 осталась фигурировать в двух данных эпизодах с того момента, как была инкриминирована еще в 2003 году в возбужденном МВД Башкирии уголовном деле, в то время как сегодня следствие ведет СКП РФ.

Как считает, между тем, Юрий Бушев, наличие данной статьи во всем в уголовном деле является препятствием для всего будущего судебного процесса, поскольку согласно вступившим в силу в конце 2008 года поправкам в законодательство, дела в отношении лиц, обвиняемых в совершении терактов, шпионаже, диверсиях, государственной измене и организации массовых беспорядков, могут рассматриваться только в судах общей юрисдикции, судейскими "тройками". Рассмотрение дел судом присяжных, который, по мнению Юрия Бушева, является менее зависимым от властей по сравнению с федеральными судами, по данным категориям дел исключено. В то же время важность для объективного рассмотрения дела именно независимого суда присяжных ярко показал, на его взгляд, например, недавний процесс по делу об убийстве Анны Политковской - именно благодаря присяжным была вскрыта слабость доказательной базы обвинения. В то же время в федеральном суде, более подверженном влиянию органов власти, дело было бы, по мнению свидетеля, рассмотрено автоматически и в полном соответствии с обвинительным заключением.

"По нашему мнению, Изместьев не имеет отношения к взрыву, прогремевшему в Уфе в 2003 году, - говорит Юрий Бушев. - Обвинение в терроризме, предъявленное ему, вызывает всеобщее недоумение, прежде всего у очевидцев той предвыборной кампании. Он никогда не был самостоятельной политической фигурой, и в лучшем случае исполнял поручения первых лиц республики. Взрыв же в Уфе явно имел политическую, предвыборную подоплеку, от которой тогда сенатор был далек. Выгодоприобретателями от происшествия были совсем другие лица. Необходимо убрать статью 205 из дела, и тем самым дать возможность и экс-сенатору ходатайствовать о рассмотрении дела судом присяжных, и всем другим участникам процесса, по всем другим эпизодам, рассчитывать на максимально объективное разбирательство в суде. Рассмотрение данного эпизода в суде в нынешнем же виде может закончиться скандалом"

. Уголовное дело по обвинению Изместьева, считает Бушев, готовится к направлению в суд в нерасследованном виде. "Дело не только в "теракте". Могу сказать о других эпизодах - об организации на меня покушений в 1998, 2002 и 2004 годах и убийстве в 2001 году моей гражданской жены Галины Перепелкиной, - говорит Бушев. - По моему мнению, заказчиком этих преступлений также является не Изместьев. Мое физическое устранение и устранение моей супруги автоматически ликвидировало бы проблему выплаты уфимскими нефтеперерабатывающими заводами многомиллионных долгов представляемым нами компаниям Feyline Limited и "Башнефть-МПК". Поэтому, полагаю, что истинных заказчиков этих преступлений нужно искать среди тех людей, кому это могло быть выгодно. Не исключаю, что весь ход расследования по уголовному делу носит заказной характер, преследующий цель не допустить привлечения к ответственности действительно виновных лиц, а свалить все на экс-сенатора".

"Вина Изместьева в преступлениях, совершенных в отношении меня и Галины Перепелкиной, может быть лишь косвенной, а прямой умысел имели фактические собственники башкирского нефтяного и нефтеперерабатывающего комплекса Рахимовы и официальный руководитель ОАО "Башкирская нефтехимическая компания" Виктор Ганцев, непосредственно заинтересованные в неуплате долга контролируемым мною компаниям в размере около 250 миллионов долларов США, возникшего в 1998-1999 годах", - продолжает Бушев.

"Взыскание этого долга по частям было начато Бушевым весной 2002 года, а уже летом того же года в ходе приготовления к убийству бизнесмена путем взрыва по собственной неосторожности погиб исполнитель преступления, - рассказывает представитель Бушева Василий Блинохватов. - В начале 2003 года началось рассмотрение иска компании Бушева Feyline к ОАО "Ново-уфимский НПЗ" и в ходе переговоров с представителями ОАО "Башнефтехим" в Москве Бушеву поступила угроза убийством, не реализованная исполнителями в связи с задержанием Александра Пуманэ в 2004 году (погибшего при допросе в отделении милиции в Москве при неясных обстоятельствах). В 2005 году компанией Feyline были поданы новые иски к ОАО "Башнефтехим" и в августе 2006 года были арестованы Валентин Хорхордин и Павел Ершов, подготовившие убийство Бушева, предварительно использовавшие материалы незаконного прослушивания телефонных переговоров бизнесмена на протяжении полугода".

Следствие в отношении Изместьева началось с его ареста в январе 2007 года, однако действительные заказчики и причины вышеуказанных преступлений, как считает Бушев, руководителем следственных групп, руководителем управления №2 ГСУ СКП по расследованию особо важных дел Иваном Зипунниковым не устанавливались ни следственным, ни оперативным путем, несмотря на значительный объем прямых и косвенных доказательств причастности Урала Рахимова и Виктора Ганцева к вышеуказанным преступлениям. "Попытки Бушева обратить внимание следствия на необходимость изучить эти аргументы обернулись против него же самого - незаконным возбуждением лицами, действующими, как мы считаем, в интересах Урала Рахимова и Ганцева, против Бушева двух уголовных дел по вымогательству и даче взятки", - заявил Блинохватов.

По словам Бушева, следствием незаконно были прекращены уголовные дела по прослушиванию телефонных переговоров в отношении руководства ОАО "Башнефтехим", похитившего у компании Feyline более 30 млн. долларов США, а арбитражными судами необоснованно отказано в исках Feyline и ЗАО "Башнефть-МПК" к уфимским НПЗ о взыскании долга на сумму более 200 млн. долларов США. "Это произошло, по моему мнению, в результате коррупционного воздействия на следствие и суды со стороны преступного сообщества с целью сокрытия, таким образом, подлинного мотива преступлений, вменяемых Изместьеву", - считает Бушев.

"Вот почему вовсе не расследовался и эпизод с угрозой убийства, имевший место в 2003 году, хотя виновное лицо было установлено оперативным сопровождением следствия и имелась доказательственная база, - говорит Блинохватов. - Предупредить и пресечь коррупционные подходы к следствию и судам также было призвано оперативное сопровождение расследования, осуществляемое сотрудниками ФСБ и МВД, однако такая задача перед ними следствием вообще не ставилась, поскольку в противном случае не удалось бы развалить в суде дело по обвинению Хорхордина и Ершова, прекратить уголовные дела по прослушиванию телефонных переговоров Бушева и в отношении руководства ОАО "Башнефтехим", закрыть иски Feyline и ЗАО "Башнефть-МПК" к заводам для увода от ответственности за содеянное хозяев башкирской "нефтянки". Этим же объясняется и ответ следователя Шмакова, подтверждающий предвзятость следствия, не заинтересованного в объективном и гласном рассмотрении дела в суде, а у Изместьева есть все шансы стать "стрелочником".

Как сообщало ИА REGNUM ранее, Игорь Изместьев обвиняется в организации взрыва джипа Toyota Land Cruiser (принадлежащего ЧОП "Щит") в Уфе 5 ноября 2003 года, в канун выборов президента республики. Так же экс-сенатора обвиняют в подготовке акта терроризма в сентябре того же года, когда заминированный автомобиль был вовремя обнаружен уфимскими правоохранительными органами, и преступление удалось предотвратить. Кроме этого, Изместьева обвиняют в организации убийства директора ОАО "Новоил" Салавата Гайнанова, главного бухгалтера "Башнефтехимторга" Валерия Сперанского, сотрудника фирмы "Ронекс" Олега Булатова, нотариуса Галины Перепелкиной - супруги его бывшего делового партнера Юрия Бушева, отставного офицера ВМФ, в трех эпизодах покушения на убийство по найму самого Бушева (в апреле 1998 года он был ранен, при этом погиб еще один человек), в организации поджога здания типографии в городе Златоусте Челябинской области в августе 2003 года, а также в попытке дать взятку офицеру ФСБ. Сам Изместьев все обвинения в свой адрес отвергает. Расследование по уголовному делу ведет управление №2 по расследованию особо важных дел Главного следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ. В настоящее время дело находится на стадии ознакомления сторон и готовится к передаче в суд.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.