Франция пытается придать новый смысл существованию НАТО: интервью Михаила Ремизова

Весь мир, 12 марта 2009, 19:50 — REGNUM  

Президент Франции Николя Саркози 11 марта заявил о намерении Парижа вернуться в военные структуры НАТО. Причины и последствия этого решения анализирует 12 марта в интервью ИА REGNUM российский политолог Михаил Ремизов.

ИА REGNUM: С чем связан подобный шаг французского руководства?

Саркози неслучайно воспринимался как атлантически ориентированный политик. Сегодня это решение отражает не только его личный геополитический бэкграунд, но и общий вектор на укрепление и возобновление американо-европейского союзничества. Главным фрондёром в конструкции этого союзничества, начиная со времён де Голля, была Франция. Поэтому неслучайно, что именно на французском направлении оно должно символически возобновиться. Если говорить о внутреннем аспекте этого решения, то необходимо отметить, что Франция уже давно является страной демонтируемого, разрушающегося голлизма. Я убеждён, что как страна Пятая республика держится именно на инерции голлизма, но эта инерция исчерпывается. Решение, озвученное Саркози, является примером того, как голлизм демонтируется и во внутренней, и во внешней политике. И какого-то нового ядра Франция пока, честно говоря, не обрела - ни в области идентичности, ни во внешнеполитической сфере. Поэтому данное решение с точки зрения французских национальных интересов представляется сомнительным. Именно претензия на отдельно оформленную субъектность, на автономию в конгломерате европейских государств внутри атлантического союза делала Францию специфической страной. Сейчас эта претензия ушла на второй план. Для Саркози более актуальной является другая претензия - на некое новое европейское лидерство. Это выражается и в проектах типа Средиземноморского союза, и в роли самого Саркози как возможного публичного политика Европы номер один, который в наибольшей степени позиционирует себя как лидера, говорящего с общеевропейской платформы. В некотором смысле это шаг в сторону именно общеевропейской платформы Франции в противовес её национальной, голлистской платформе.

ИА REGNUM: К каким практическим последствиям приведёт возвращение Франции в военную составляющую НАТО? В частности, возможны ли какие-либо заметные изменения в военной инфраструктуре внутри Европы?

В практическом плане это имеет очень небольшое значение. Роль европейского сегмента сил НАТО вообще достаточно невелика, и военных последствий всё это иметь не будет. Это является значимым с точки зрения будущего НАТО в целом. Данный блок многими не без основания воспринимается как структура, созданная под совершенно другую реальность и отжившая своё, и, несомненно, она нуждается во вливании "свежей крови". В данном случае это шаг в сторону спасения НАТО и придания его существованию какого-то нового смысла.

ИА REGNUM: Какова будет позиция Франции внутри НАТО по вопросу о расширении блока за счёт бывших советских республик?

Она будет скорее негативной. Это расширение воспринимается как усиление восточноевропейского и американского флангов в евроатлантических структурах, к чему представители Западной Европы совершенно не стремятся. Полноформатное членство Франции в НАТО не означает, что внутри Североатлантического альянса она будет более сговорчива. Наоборот, это шаг может стать частью системы взаимных уступок и реверансов между Францией и США.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.