Айги завещал чувашам читать Библию на родном языке: интервью

Чебоксары, 25 февраля 2009, 09:24 — REGNUM  В 2009 году в Чувашии выйдет в свет полный текст Библии на чувашском языке. С её появлением чуваши станут вторым народом в России, имеющим Священное писание на родном языке (первый народ - русский, прим. ИА REGNUM). Планируется, что тираж составит 10 тыс. экземпляров - в том случае, если будут найдены средства для увеличения тиража. Три тысячи экземляров будут направлены на благотворительность. Библия сейчас издаётся на средства Библейского объединённого общества и добровольные пожертвования верующих Чувашии.

Хотя работа для редактора и переводчика Библии Евы Лисиной - известного в Чувашии писателя и публициста, посвятившей этому уникальному духовному труду 17 лет, фактически завершилась, но остался последний штрих - окончательного чувашского варианта "ждут" два библейских слова. С их переводом чаша редакторской миссии, потребовавшая особого напряжения души, трепета, благоговения и любви, будет испита до конца, - с надеждой на то, что священные слова будут зажигать огонь веры и любви в сердце чуваша. Об этом - в интервью ИА REGNUM Ева Лисина и заведующий канцелярией Чебоксарcко-Чувашской епархии иерей Сергий Пушков.

ИА REGNUM: С какими проблемами пришлось столкнуться при переводе текста Библии?

Иерей Сергий Пушков: Когда начались первые переводы, столкнулись с двумя проблемами. Первая трудность заключалось в том, что если священники знали текст, знали священное писание, опираясь на святых отцов, то у них не было филологических знаний. У филологов другая ситуация: они обладали филологическими знаниями, но не обладали той церковностью, которая необходима для переводчиков. Потому что переводить специфический текст Библии очень тяжело, надо знать менталитет того нарда, который жил в эту эпоху, знать еврейскую догматику и быть гебраистом. Это очень кропотливая работа.

Большую помощь и неоценимую помощь в переводе на чувашский язык оказало Российское библейское общество (г.Санкт-Петербург), где с энтузиазмом восприняли эту инициативу.

Ева Лисина: Безусловно, переводчик должен быть филологом. Мы, филологи и писатели, когда начали переводить, думали, что это просто. Я всегда говорю, что Господь давал мне очень много пряников, но потом начинается и кнут. В ходе работы у переводчика даже может возникнуть самомнение: "Я хорошо знаю язык, ничего страшного". Но всё сложное и страшное начинается потом, потому что с этого человека требуется другая жизнь. Он должен быть воцерквлённым, должен понимать, что это не простой текст. Не должно быть никакой гордости, но гордость сидит во всех, особенно в писателях. Пока писатель не осознает этого до конца - это абсолютно немощный человек. Если писатель думает, что он хорошо знает и русский, и чувашский языки, то это огромный самообман. У него ничего нет, всё богатство дано Господом. Если он не будет благодарен за то, что он может переводить, и если не будет просить у Господа помощи, то ничего не получится. Именно с этой ситуацией мы и столкнулись, когда начали переводить Библию, поэтому многие начали просто "отпадать".

Когда были сделаны первые переводы, то было решено дать четыре варианта на проверку рецензентам, одним из которых был Геннадий Айги, причём без указания фамилии переводчиков. Тогда и обратили внимание на мой перевод.

Впоследствии всё то, что мы быстро перевели, пришлось, по сути, аннулировать. Нам-то казалось, что перевод хороший, но когда начали проверять богословские редакторы из Объединенных библейских обществ, где есть священники, хорошо знающие древнееврейский язык, тут начались проблемы: мы им дословно переводили с чувашского на русский - они указывали на ошибки. А ошибок было много...

Ошибки были и в переводах Ивана Яковлева, хотя это замечательный перевод, такого литературного языка ещё не было - просто тогда не владели текстом, не могли "мять" словесный материал. Ошибки были в богословском плане. Например, в старом переводе стих мог быть очень большим. К примеру, утрирую: "Чтобы бы вы познали свой грех, и исправились, я посылаю вам наказания". Это очень большое предложение, его вторую часть нужно было перевернуть, а перевернуть не могут, поэтому получается: "Я послал вам наказание, и вы исправились". А может до исправления очень далеко, даже отметили, что и за тысячи лет человечество не исправилось. Такие ошибки, которые получались только из-за слов, мы и научились вытаскивать.

ИА REGNUM: Что вас больше всего поразило во время работы над переводом, что открылось нового?

Ева Лисина: Меня очень поразила Книга Иова. Есть шесть вариантов, и во всех них нет белого места после редактуры. При переводе ты сначала отталкиваешься от содержания, потому что совместить язык и содержание - почти невозможно. Важно, чтобы хотя бы содержание было правильным. А потом в книгу начинаешь влюбляться. Причём влюбиться можно в любую книгу, это потрясающе. Вот когда ты влюбишься, будешь переживать, тогда и перевод идёт.

В Библии есть Книга пророка Иезекииля, он священник, был в плену, многое за свою жизнь увидел и пережил. У него единственный близкий человек - жена. Я до сих пор без слёз не могу вспоминать его слова, когда читала и переводила - рыдала. Пророк Иезекииль говорит: "И было ко мне слово Господне: Я возьму у тебя язвою утеху очей твоих; но ты не сетуй и не плачь, бороду не сбривай". Вечером умерла его жена, и он бороду не сбривал, плачи не устраивал.

Очень пронизывает Книга Исайи, где Господь говорит: "Люди, что ж вы так меня унижаете?". Ведь это уму не постижимо, тяжело выносить эти слова переводчику: когда переводила, мне было так стыдно за людей! Это же ведь мы, люди... Перевод Библии как будто живой разговор.

ИА REGNUM: Какие -то знаки, символы были в ходе работы над переводом?

Ева Лисина: Когда работа была практически завершена, мне тогда осталось перевести только несколько строк, и я хотела поставить "точку", моя сестра Лиза настояла на прогулке. Мы долго гуляли, затем вместе попили чаю, и я перевела оставшиеся строки. Когда посмотрела на часы, то время на них показывало 17 часов 17 минут. Дата: 27 января. Так это было красиво и необычайная была радость! Кроме того, на перевод ушло 17 лет, в Библии 77 книг: "семёрки" - это признак полноты. И вот завещание, можно сказать, исполнено.

ИА REGNUM: Планируются ли богослужения на чувашском языке на основе данного перевода Библии?

Иерей Сергий Пушков: Дело в том, что Иван Яковлев еще до революции 1917 года перевёл только богослужебные части, остальное поручили перевести ученикам и последователям. Если это будет классический вариант, то мы можем использовать его при богослужении. Но хотелось бы отметить, что данный текст для чувашского народа в первую очередь будет просветительским. Потому что прежде чем прийти к Богу, к вере, надо научиться слушать, услышать о Боге, а потом начать объяснять. Поскольку текст Библии очень специфический, поэтому, когда будут читать на родном языке, у чувашскоязычного населения будет вырисовываться картина, складываться понятия, а священникам будет проще работать.

Вообще, сам текст Библии будет способствовать сохранению чувашского языка. В наше время много сокращений, заимствований, в результате чего красота языка теряется, язык загрязняется. А если будет Священное писание, оно будет сдерживать язык в каких-то рамках, не даст ему ассимилироваться.

Ева Лисина: Чтобы все поняли, для этого надо учить, просвещать. Но мы ещё планируем сделаем подарок - издать Паремийник (книги Ветхого Завета, используемые при богослужении - прим. ИА REGNUM), у нас же все книги есть. Нужно их только перепечатать. Мы хотим издать и потом раздать каждой церкви. Я думаю, что их начнёт читать уже новое поколение священников, поскольку к новому переводу ещё нужно привыкнуть.

ИА REGNUM: Получается, что возвращаются старинные чувашские слова...

Ева Лисина: Действительно, благодаря Библии многие чувашские слова-архаизмы возвращаются, и язык чувашский сохраняется от загрязнений, упрощений, сленга, который приходит через русский и английские языки. Благодаря работе над переводом, вернулось много архаических слов, они очень интересны.

Вообще, нам кажется, что в чувашском языке всё есть. Вот, например, слово "щит". Когда-то чуваши ходили на войну и у них, наверное, был щит. Мы сначала сделали якобы неологизм - гордые же и глупые (смеётся). Перевели слово "щит" двумя словами "ум хÿтлěхě" - и так радовались, что нашли. А чего найдёшь-то? У чувашей ещё в каком веке слово было "хулкан" - "лучик". Это слово гораздо красивее!

Мы нашли слово "Откровение". Некоторые говорят "Уçăлăш". Это как-то не так. Реже встречается "Улěмхи" (открыл будущее), которое звучит очень красиво. Тогда "Откровение" в сокращённом виде можно перевести как "Улěмхи".

Или, например, слово "свидетель". В яковлевском переводе оно упрощается до "очевидца". Но ведь очевидец мог на суде и не выступать. Поэтому уместно употребить слово "кÿнтелен" (человек, выступающий на суде).

И вообще, все эти слова-архаизмы так потрясающе звучат! Вот так возвращается язык.

ИА REGNUM: Тем не менее, параллельно со словами-архаизмами наверняка было и немало неологизмов...

Ева Лисина: Да. К примеру, все были в шоке от слова "Çÿл Хуçа" (Господь). Ведь у нас сначала был Хуçа (Высший хозяин) - так слово "Господь" перевёл Иван Яковлев. Мой брат Геннадий Айги просил меня сохранить "Çÿл Хуçа" и не сдаваться ни в какую. "Вот это действительно революция, через 100 лет нашли то слово, которое нужно. Это лучшее слово для Господа", - сказал он мне. Между собой мы так говорим, ведь к слову надо привыкать. Сейчас перед работой мы всегда молимся и обращаемся: "Çÿл Хуçа, пулаштăр!" Не приняв этого слова, священники ещё заставили нас поработать, но в конце концов приняли его.

Сейчас мы размышляем над двумя словами - "богослов" и "губка" (морская губка, упоминается в эпизодах с распятием Христа - прим. ИА REGNUM). К примеру, "Иоанн Богослов" Иван Яковлев переводил следующим образом: "Турă Çинчен Вěрентнě Иоанн". Это правильно, но названия должны быть как можно короче, поэтому мы сейчас рассматриваем и другие варианты. Сам Яковлев, кстати, ввёл много неологизмов, тогда его сильно критиковали, доносы писали, а сейчас эти слова народ охотно употребляет.

ИА REGNUM: На чьи средства издается Библия на чувашском языке?

Ева Лисина: Мы работаем под эгидой Библейского объединённого общества, в которое входит Российское библейское общество. Они живут на пожертвованиях. Всё ими и оплачивается. Они также обратились в Американскую православную церковь, которая выделила $40 тыс. Но самое интересное и приятное это то, что свой вклад в издание Библии внесли и прихожане Чебоксарско-Чувашской епархии - это добровольные пожертвования верующих. Эта лепта и дороже всех миллионов. Хотелось бы, чтобы откликнулись верующие - выходцы из Чувашии, живущие и в других регионах России или за её пределами. Мы были бы благодарны за любую помощь в издании.

Сейчас, конечно, всё в руках Божьих. Мы хотели бы издать 10 тыс. экземпляров Священного писания, но пока средств достаточно на 3 тысячи, которые готовы передать Чувашии на благотворительной основе. Это особенно важно в связи с тем, что сейчас средства нужны только на печатание тиража, а уже потом нужно будет платить библейскому обществу за использование авторских прав.

ИА REGNUM: Геннадий Николаевич Айги как-то помогал в этом творчестве, участвовал?

Ева Лисина: Мой брат мне не помогал. Я думаю, что скорее это пошло вопреки ему. Мы же жили в деревне, и брат, увидев меня за столом, говорил: "Ах, ты опять сидишь со своей Библией? Ты же очень хороший прозаик...". Я даже начала чуть ли не прятать от него свой перевод. Но потом всё это обернулось совершенно другой для него стороной...

Для меня самой проблема переводить или не переводить Библию - решилась в Чечне, откуда я вернулась совершенно другим человеком. Было это в 1995 году. В Чечне сложилась ситуация таким образом, что я должна была умереть - и именно в этот момент я познала сердечную молитву. Тогда я просила Господа оставить меня в живых ради моей сестры Лизы. И это была такая правда - ведь я не просила оставить в живых, чтобы увидеть свою дочь, внуков или написать роман. Я просто знала, что без меня моя сестра не сможет. Я молилась и чувствовала Господа, он был рядом со мной, он слышал эту фразу, которую я ещё тогда даже не договорила и знала, что он поможет мне. Вся таяла от любви, горела в огне... Потом богословский редактор отец Сергий Овсянников мне скажет: "Ева Николаевна, знаете, почему вы туда поехали? Вы поехали не потому, что искали вашего студента, а чтобы разрешить библейский вопрос".

Когда вернулась в Чебоксары, то поняла, что никакая гениальная литература, никакой гениальный роман не имеют никакого сравнения со Священным Писанием и служением Господу. Айги всё понял и больше никогда не говорил мне о литературе. Напротив, он всегда заходил и говорил: "Молодец, ты делаешь главное дело". Об этом он написал перед смертью, в своём последнем стихотворении: "Дитя моё, ты нашла правильное" - это было о Библии. Брат мне признался, что поступил неправильно по отношению к Священному писанию, когда у него был выбор: либо переводить Псалтырь, либо получать стипендию в Германии. И перед самой смертью, 19 февраля, брат меня спрашивал, "как там Библия".

...Когда вышла Книга премудростей, то Айги сказал, что чуваши не знают, что сейчас читать, а читать нужно только эту книгу. Брат отметил, что это "великая поэзия, великая книга". Однажды мы с ним шли в поле, и он сказал, что это очень хороший перевод. Но добавил: "Только учти: это не твой перевод, это сам Господь так переводил".

Справка ИА REGNUM. Ева Лисина - младшая сестра чувашского поэта Геннадия Айги, чувашский детский писатель, переводчик. Работала в Ботаническом саду МГУ, Библиотеке иностранной литературы имени М.И.Рудомино, преподавала в Театральном училище имени Щепкина. Обучала в ГИТИСе будущих чувашских артистов чувашскому языку и литературе.

В 1991 году радиостанция "Немецкая волна" (ФРГ, Кельн) проводила литературный конкурс (Deutsche Welle Literature Prize); было представлено 1.600 рассказов, автор рассказа "Çăкăр чěлли" (Ломоть хлеба) был назван победителем. По этому рассказу на немецком языке успешно поставлена радиопьеса. Впоследствии рассказ переведен на многие языки мира. Полученная премия была полностью потрачена на издание одной из частей Библии на чувашском языке.

Лауреат премии Митта Васли, победитель Всесоюзного конкурса детской книги.

Счёт для добровольных пожертвований на издание Библии на чувашском языке

( с пометкой: "На издание Библии на чувашском языке").

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
26.05.17
Молдавия: мэра Кишинева Киртоакэ арестовала «рука Москвы»
NB!
26.05.17
Какие сигналы посылают Алиев и Саргсян друг другу
NB!
26.05.17
Глава Севастополя — горожанам: Не поддавайтесь на провокации!
NB!
26.05.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 26 мая
NB!
26.05.17
Кому на самом деле принадлежат СМИ Казахстана
NB!
26.05.17
Фантазии чиновника: кому нужен Кембридж, если есть Орловский университет?
NB!
26.05.17
В Норвегии у литовки забрали ребёнка за то, что малыш обжегся манной кашей
NB!
26.05.17
Россия – Египет: общие святые преодолеют идейных религиозных невеж
NB!
26.05.17
Итоги саммита НАТО: Трамп оставил Европу наедине с Путиным
NB!
26.05.17
«Лесная реформа» в Брянске привела к отставкам в правительстве
NB!
26.05.17
Нижний Новгород получил многомиллионный ущерб, а чиновники — условные сроки
NB!
26.05.17
Правозащитники HRW: Спикер парламента Чечни причастен к пыткам геев
NB!
26.05.17
Стерва, бестия, ведьма…Образ женщины в чёрном кино
NB!
26.05.17
Песков о программе реновации жилья в Москве: «Не проект президента»
NB!
26.05.17
«Встряхнулись»: в Хакасии команда Зимина избавляется от приставки «и.о.»
NB!
26.05.17
Полетят головы? В Рязани следователи занялись контрактами на ремонт дорог
NB!
26.05.17
Киев ремонтирует дом, который определён под снос: обзор энергетики Украины
NB!
26.05.17
Президентские выборы в Киргизии: Борьба начинается всерьез
NB!
26.05.17
Акцизы или спаивание населения: в Чувашии решают, что важнее
NB!
26.05.17
Кадр сплетает несплетаемое
NB!
26.05.17
«В долгостроях Югры тонут миллиарды рублей»
NB!
26.05.17
Радио REGNUM: Аналитика. Главное за 26 мая