Украина и наследие России и СССР: остров Змеиный в прошлом и настоящем

Кишинёв, 12 Февраля 2009, 17:11 — REGNUM  

Оглашенное 3 февраля 2009 года решение Международного суда справедливости ООН по иску Румынии к Украине о пересмотре линии границы исключительных морских зон на Черном море (фактически - о разделе богатого углеводородными ресурсами черноморского шельфа) стало ключевой новостью в политической жизни Юго-Восточной Европы последнего времени. По сути дела, этот судебный процесс и его итоги поставили в практической плоскости вопрос о границах государственного суверенитета Украины и о способности официального Киева эффективно отстаивать целостность и ресурсы своей страны, территория которой досталась ему по наследству от Российской империи и Советского Союза.

Вердикт суда вызвал очередной всплеск интереса обществ разных стран к проблеме острова Змеиный и территориального спора вокруг него. Истории острова Змеиный посвящена обширная литература, включающая десятки статей и даже книги (например: Римкович В.П. Остров Ахилла. Одесса, 2005). Благодаря ресурсам интернета всем интересующимся доступно значительное количество текстов об острове Змеином - подлинные исторические источники, правовые документы, насыщенные фактами энциклопедические статьи, научно-популярные работы, материалы публицистики и политической аналитики, наконец, комментарии "всеведущих" сетевых дилетантов на блогах и форумах. Естественно, качество этого комплекса информации о Змеином весьма неоднородно. Обращает на себя внимание существование целого ряда фактографических расхождений и очевидных неточностей во многих из публикаций, в том числе даже в энциклопедических и научно-популярных статьях. Вдобавок, весьма большое число текстов посвящено географии, археологии и полумифическому периоду античной древности Змеиного, однако вопросы военной и политической борьбы вокруг этого острова в Новое и Новейшее время исследованы гораздо слабее.

В настоящем комментарии ИА REGNUM сводит воедино, по мере возможности проверив и уточнив по первоисточникам, основные факты истории острова Змеиный в контексте событий борьбы России и ее соперников за преобладающее влияние в Черноморском регионе и на Нижнем Дунае. Особого внимания заслуживают проблемы статуса и государственной принадлежности Змеиного, которые являются отправной точкой для понимания сути нынешнего спора вокруг острова и передела черноморского шельфа.

Напомним вначале основные энциклопедические сведения о географии острова Змеиный. Имеющий координаты 45°15′ с. ш. и 30°12′ в. д., этот остров расположен в Черном море в 37 км к востоку от побережья, на широте средней части дельты Дуная. Площадь Змеиного составляет 20,5 гектара; расстояние между крайними точками - 615 и 560 метров. Самая высокая точка острова - 40 метров над уровнем моря. Остров состоит из крепких горных пород и имеет скалистые берега. Своему основному названию остров Змеиный обязан огромному количеству черных змей (ужей), доплывавших до него из устья Дуная, в том числе на древесных ветках, и обитавших здесь в огромном количестве еще в XIX веке. То же отражают и названия острова на других языках - Insula Şerpilor на румынском, Yılan Adası; на турецком, Фидониси на греческом.

Источников пресной воды на острове нет; и это обстоятельство имело стратегическое значение в прошлом и сохраняет его в настоящем. В частности, именно на нем строились попытки румынской стороны в ходе последнего судебного процесса понизить статус Змеиного с "острова" до "скалы". Правда, в своем знаменитом "Описании Украины" (1-е изд. - 1650) французский военный инженер Гильом Левассер де Боплан писал: "В двух лье от устья Дуная находится низменный остров около двух лье в окружности, где также есть пресная вода. Турки называют его Илланада, то есть остров змей". Однако все прочие исторические и современные данные не подтверждают наличие на Змеином пресной воды.

Впервые остров Змеиный был включен в пределы человеческой ойкумены благодаря путешествиям древнегреческих мореходов, освоивших просторы Понта Эвксинского. По имеющимся сведениям, этот скалистый клочок суши был известен в эллинском мире еще в VII веке до нашей эры и носил в то время название Левке ("Белый"). С древнейших времен с этим островом был связан культ героя-полубога Ахилла Понтарха ("повелителя моря"). Существует мифическое предание о том, что богиня Фетида, мать Ахилла, перенесла урну с его прахом, погребенную в кургане на берегах Геллеспонта, на остров Левке на Эвксинском Понте, где Ахилл был воскрешен. Говорилось также, что остров Левке был специально сотворен Фетидой или Посейдоном как место посмертного существования Ахилла, в жены которому после смерти была дана Елена Троянская.

Об острове Левке упоминали многие античные поэты, историки, географы. К примеру, во II н.э. Флавий Арриан в своем "Перипле Понта Эвксинского" (древнейшей известной лоции Черного моря) писал: "Почти против этого устья [реки Истра, т.е. Дуная], если плыть прямо в море с ветром апарктием, лежит остров, который одни называют островом Ахилла, а другие - Бегом Ахилла, а третьи - по цвету - Белым. Есть предание, что его подняла со дна моря Фетида для своего сына и что на нем живет Ахилл. На острове есть храм Ахилла с его статуей древней работы. Людей на острове нет; на нем пасется только немного коз; их, говорят, посвящают Ахиллу все пристающие сюда. Есть в храме много и других приношений - чаши, перстни и драгоценные камни, а также надписи, одни на латинском, другие на греческом языке, составленные разными метрами в похвалу Ахиллу. Некоторые, впрочем, относятся и к Патроклу, потому что все, желающие угодить Ахиллу, вместе с ним почитают и Патрокла. Много птиц гнездится на острове - чайки, нырки и морские вороны в несметном количестве. Эти птицы очищают храм Ахилла: каждый день рано утром слетают они к морю, затем, омочив крылья, поспешно летят с моря в храм и окропляют его; а когда этого будет достаточно, они обметают крыльями пол храма". По мере утверждения христианства в Причерноморье культ Ахилла приходил в упадок; храм его был разрушен.

В источниках эпохи европейского Средневековья остров Змеиный не упоминался. Высказывались вполне правдоподобные гипотезы о том, что остров Змеиный должен был использоваться древними славянами, русичами и варягами в качестве промежуточной остановки в их торговых и военных экспедициях в пределы Византии вдоль западного берега Черного моря. Однако подтверждений этому в письменных источниках нет.

С XIII века, в условиях упадка Византии и распространения власти Золотой Орды в причерноморских степях, контроль над важнейшими крепостями, рынками и торговыми путями Черного моря перешел в руки Генуэзской республики. Именно генуэзцы нанесли этот остров на самые ранние из сохранившихся карт Черного моря, причем обозначили под теми именами, который использовали понтийские греки в то время - Филоксий ("Гостеприимный") и Фидониси ("Змеиный").

С конца XIV века власть над островами дельты и устьем Дуная в течение нескольких десятилетий попеременно принадлежала княжествам Валахия и Молдавия. Начало этого периода относят ко времени правления валашского господаря Мирчи Старого (1386-1418) В правление молдавского господаря Штефана III Великого (1457-1504) были возведены мощные крепости в Килии и Четатя-Албэ (иначе Аккерман или Белгород Днестровский), запиравшие выходы из Дуная и Днестровского лимана соответственно.

Именно на этом сравнительно коротком периоде преобладания Валахии и Молдавии на нижнем Дунае и в Буджаке основывают сейчас свои притязания те, кто говорит о "древней" и "исконной" принадлежности острова Змеиный румынскому государству. Как известно, подобные ссылки на факты краткосрочного достижения тем или иным народом или государством в ходе внешней экспансии своих максимальных территориально-политических границ являются важным элементом культивирования великодержавной "национальной мечты". Однако мы не видим необходимости подробнее говорить о степени обоснованности доводов о "средневековых" правах Румынии на остров Змеиный.

Уже в 1484 году турки в ходе широкомасштабной военной экспедиции захватили стратегически важные крепости Килия и Четатя-Албэ. По румынским энциклопедическим данным, в том же 1484 году турки захватили и остров Фидониси, и это представляется вполне правдоподобным. Попытки Штефана Великого вернуть утраченное остались безрезультатными. Устье Дуная было потеряно Молдавией, а Черное море на два с лишним столетия превратилось в "турецкое озеро". Все стратегически важные пункты на выходах в Черное море находились под прямым управлением османских властей. Контроль над торговым мореплаванием в западной части Черного моря полностью перешел в руки турок, и с этого времени только они могли считаться фактическими хозяевами острова Змеиный. Впрочем, в XVII веке на протяжении нескольких десятилетий запорожские и донские казаки регулярно совершали опустошительные морские набеги на черноморские побережья Румелии и Анатолии, разоряя даже берега самого Босфора, при полном бессилии Османской империи устранить эту угрозу. Высказываются предположения, что казаки, плававшие на "чайках", конструктивно похожих на суда древних русичей и варягов, также могли использовать остров Змеиный в качестве промежуточной базы и места отдыха. Но документальных подтверждений этому нет.

С конца XVII века Россия стала проводить активную наступательную политику в Черноморском регионе и вступила в продолжительную борьбу с Османской империей. В царствование императрицы Екатерины II (1762-1796) Россия добилась преобладания в северном Причерноморье, а основная зона русско-турецкого противостояния, театр многочисленных военных кампаний, переместился вплотную к низовьям Дуная и, следовательно, к острову Фидониси (Змеиный). С этим островом была связана одна из славных страниц в истории русского военно-морского флота. 3 июля 1788 года, в начале второй екатерининской войны с Османской империей 1787-1791 гг., у Фидониси произошло памятное сражение морских сил России и Турции, ставшее боевым крещением для молодой Севастопольской эскадры и окончившееся первой победой русского Черноморского флота в открытом море (ранее уже были успешные действия гребных речных флотилий в прибрежных водах).

29 июня русская Севастопольская эскадра под командованием контр-адмирала графа М.И. Войновича, в составе линейных кораблей "Павел" и "Св. Преображение" и 50-пушечных фрегатов "Берислав", "Стрела" и "Кинбурн", вышла из Севастополя и направилась на поиск противника. 31 июня близ острова Фидониси она встретила превосходящие силы турецкого флота под личным командованием капудан-паши Гассана, насчитывавшего 16 кораблей (в том числе пять 80-пушечных) и 21 легкое судно. (В литературе встречаются и другие сведения о соотношении сил сторон; мы приводим данные из книги: Петров А.Н. Вторая турецкая война в царствование Императрицы Екатерины II. 1787-1791 г. СПб., 1880. Его автор, полковник Генерального штаба, почерпнул их из документов Военно-ученого архива).

После трех дней маневрирования турецкий флот сумел занять выгодное наветренное положение и в третьем часу пополудни 3 июля начал атаку русской эскадры. Против каждого из русских кораблей было направлено по пяти турецких. Однако умелые тактические действия русского авангарда под началом капитана I ранга Ф.Ф. Ушакова и превосходство русских артиллеристов принесли победу Севастопольской эскадре. Через сорок минут боя флагманский адмиральский корабль Гассан-паши был вынужден выйти из боя, а к пяти часам пополудни весь турецкий флот поднял паруса и ушел к берегам Румелии. Севастопольская эскадра потеряла убитыми 5 и ранеными 3 нижних чинов. Позднее в честь морской победы 3 июля 1788 года имя "Фидониси" получил эскадренный миноносец Черноморского флота, вступивший в строй 7 июня 1917 года и затопленный 18 июня 1918 года в Новороссийске моряками-черноморцами, нежелавшими выдавать свои корабли Германии.

В литературе встречаются утверждения, что именно в результате войны с Турцией 1787-1791 гг. остров Змеиный (Фидониси) перешел под власть Российской империи. Однако в тексте Ясского мирного трактата 29 декабря 1791 года остров Фидониси и права владения им не упоминались вообще. По Ясскому миру, границей между Российской и Османской империями становилась река Днестр. В IV статье трактата говорилось: "Российский Императорский двор возвращает Блистательной Порте завоеванную оным Бессарабию с крепостями Бендерами, Аккерманом, Килией и Измаилом, со всеми местечками, слободами, деревнями и всем прочим, что оная в себе содержит; равным образом возвращает Блистательной Порте княжество Молдавское со всеми городами, селениями и всем прочим, что оная провинция в себе содержит". Однако ни в одном из международных соглашений той эпохи остров Змеиный не обозначался как составная часть Бессарабии или княжества Молдавия. Итак, повторим вновь, Ясский трактат никак не определял статус острова Фидониси. Неизвестны нам и никакие доказательства фактического перехода острова к России в результате войны 1787-1791 гг.

Очередное крупное, исторически важное изменение границ в Северном Причерноморье стало итогом следующей русско-турецкой войны 1806-1812 гг., победоносной для России и завершившейся Бухарестским мирным трактатом 16 мая 1812 года. По этому договору граница между Российской и Османской империями была передвинута на р. Прут; Россия получила Бессарабию и выход к нижнему Дунаю, от устья Прута до моря. Границей становился левый берег Килийского рукава Дуная; выходящие на него острова Дунайской дельты должны были оставаться пустыми и незаселенными (статья IV). В Бухарестском трактате остров Фидониси (Змеиный) вновь не был даже упомянут. Однако румынская историографическая версия (отраженная, к примеру, в подробной статье румынской Википедии об острове Змеином) гласит, что именно в 1812 году Россия "незаконно" завладела этим островом. Однако слова о "законности" или "незаконности" этого действия лишены всякого смысла. Во всех предшествующих русско-турецких межгосударственных договорах не упоминались ни остров Змеиный, ни права владения им, ни, тем более, признание Россией этих прав за Высокой Портой. Если действительно в 1812 году Россия явочным порядком присоединила Змеиный остров, то это, насколько известно, не встретило возражений Константинополя, тем более что в тех условиях владение Змеиным не представляло практической выгоды ни для одной из сторон.

Как бы то ни было, в начале XIX века остров Фидониси оставался пустынным и необитаемым; строительство маяка на нем было начато только в 1837 году. Впрочем, русская сторона изучала остров. В 1801 году мичман русского Черноморского флота Н.Д. Критский определил местоположение Фидониси астрономически; в 1823 году он же, в чине капитан-лейтенанта, произвел топофафическую съемку острова и составил его подробный план.

Победа в следующей войне с Турцией 1828-1829 гг. позволила России еще сильнее укрепить свои позиции на нижнем Дунае. Остров Змеиный в очередной раз не был упомянут в тексте Адрианопольского мирного трактата 2 сентября 1829 года. По статье II этого договора, русское правительство возвращало Порте княжество Молдавию в его довоенных границах. Трактат гласил: "Его Императорское Величество также возвращает княжество Валахию и Крайовский Банат без всякого изъятия, Булгарию и землю Добридже от Дуная до моря и купно с тем Силистрию, Гирсово, Мачин, Исакчу, Тульчу, Бабадаг, Базарджик, Варну, Праводы и другие города, местечки и селения, в той земле состоящие, все пространство хребта Балканского от Емине-Бурну до Казана, и все земли от Балкан до моря, а также Селимно, Ямболи, Айдос, Карнабат, Мисимврию, Анхиали, Бургас, Сизополь, Кирклисси, город Адрианополь, Люле-Бургас, наконец, все города, местечки и селения, и вообще все места, занятые в Румелии российскими войсками".

Однако в перечне возвращаемых Россией Турции ее оккупированных владений остров Змеиный не значился. В то время никто не оспаривал фактическое владение Россией этим островом. Именно после войны 1828-1829 гг. российская сторона приняла решение о возведении на Змеином маяка. Работы велись с 1837 по 1842 год, причем для строительства маяка были использованы камни из фундамента древнего здания, предположительно бывшего тем самым легендарным храмом Ахилла. К ужасу археологов и историков античных древностей, фундамент храма был полностью разобран строителями маяка. Зато построенный с применением древних камней маяк начал играть важную роль в обеспечении навигации в западной части Черного моря, став ценным ориентиром для кораблей и судов, следовавших в устье Дуная. В рукописной лоции Черного моря 1841 года, составленной капитаном I ранга Е. Манганари, о Змеином говорилось: "Остров Фидониса имеет фигуру четырехугольника, у которого длина по диагонали 300 саженей и северо-восточный его угол выдается мысом. Остров окружен со всех сторон каменным утесом, на который выход только по узкой тропинке с юго-запада, и около мыса к этим местам пристают гребные суда. Наружный вид острова Фидониса выпуклый, на самом возвышении его выстроен маяк - высотой от основания 67 ½ футов... Он отбрасывает свет, открывающийся через минуту на одну минуту на расстояние 20 миль".

В военно-статистическом описании Бессарабской области, составленном офицерами русского Генерального штаба в 1849 году, говорилось: "В 24 ½ морских милях от Сулинского устья почти в прямом направлении к востоку находится небольшой необитаемый остров, Фидониси или Змеиный, единственный остров на Черном море. Окружность его около двух верст, длина по северной стороне 300 саж. Формация скалы принадлежит к самой древней гранитной. Якорная стоянка у острова по дурному грунту неудобна. Приставать гребным судам можно у юго-восточной и северной оконечности острова: у первой сделан по скале всход со ступенями".

Лоция Черного моря 1851 года сообщала о Фидониси: "Кроме маячных сторожей, здесь никто не живет, и хотя на острове устроена в земле каменная цистерна для сбора дождевой воды, ее накопляется иногда весьма мало, и почти каждое лето воду привозят на транспортах вместе с другими припасами".

Крымская (Восточная) война 1853-1856 гг. началась как очередной русско-турецкий вооруженный конфликт, но переросла затем в неравное противоборство России с коалицией Англии, Франции и Сардинии, которое завершилось поражением российской стороны. В хронике самой Крымской войны с островом Змеиный было связано лишь одно примечательное событие: в море возле него 28 августа (9 сентября) 1854 года состоялся сбор английской, французской и турецкой эскадр перед высадкой в Крыму и началом кампании на полуострове. По условиям Парижского мирного договора Россия передавала княжеству Молдавия, остававшемуся под суверенитетом Османской империи, Южную Бессарабию (Измаильский, Болградский и Кагульский уезды) и, таким образом, лишалась выхода к устью Дуная. В самом Парижском трактате 18 (30) марта 1856 года остров Змеиный вновь не упоминался. И все же именно после Крымской войны статус этого острова впервые стал предметом обсуждения "европейского концерта" среди прочих, в том числе, несоизмеримо важнейших вопросов. Стороны, подписавшие Парижский трактат, вскоре пришли к согласию о необходимости дополнений и исправлений в условиях этого договора, относящихся к разграничению в дельте Дуная. Также было признано необходимым и впервые определить статус острова Змеиного; протокол об этом был подписан 6 января 1857 года. Вслед за этим в подписанный 7 (19) июня 1857 года в Париже трактат между Россией, Францией, Австрией, Англией, Пруссией, Сардинией и Турцией относительно разграничения в Бессарабской области была включена статья III, гласившая: "Имея в виду, что трактат 30 марта 1856 года, как и трактаты, ранее заключенные между Россией и Турцией, хранят молчание о Змеином острове, высокие договаривающиеся стороны, признав более соответственным считать этот остров принадлежащим к дельте Дуная, определяют его подвластность согласно постановлениям предшествующей статьи". Эта предшествующая, т.е. II статья трактата звучала так: "Договаривающиеся стороны изъявляют согласие, чтобы острова, находящиеся между различными рукавами Дуная и образующие дельту этой реки, как то показано на плане, приложенному к протоколу от 6 января 1857 года, не присоединялись к княжеству Молдавскому, как это вытекает из смысла постановления XXI статьи Парижского трактата, но снова перешли под непосредственную власть Блистательной Порты, от которой зависели в старое время".

Наконец, о Змеином речь шла и в IV статье трактата 7 (19) июня 1857 года: "В общем интересе морской торговли, Блистательная Порта обязуется содержать на Змеином острове маяк для обеспечения плавания судов; береговая комиссия, учрежденная статьей 17-й трактата 30 марта 1856 года с целью обеспечить судоходность устьев этой реки и прилегающих к ним частей моря, будет иметь наблюдение за правильной службой сего маяка". Важно подчеркнуть, что подписавшие трактат 7 (19) июня 1857 года Россия, Турция и все европейские Великие Державы подтвердили, что никогда ранее статус острова Змеиного не был предметом каких-либо русско-турецких соглашений. Таким образом, с точки зрения политики и международного права история Змеиного начиналась с белого листа. Согласно трактату 1857 года, Турция продолжила содержать перешедший к ней маяк на Змеином, за работой которого следила учрежденная Парижским договором Европейская Дунайская Комиссия, включавшая представителей всех подписавших его стран. В 1862 году на маяке было установлено привезенное из Англии новое светооптическое оборудование.

После Освободительной русско-турецкой войны 1877-1878 гг. остров Змеиный был упомянут в статье XIX прелиминарного Сан-Стефанского мирного договора, подписанного Россией и Турцией 19 февраля 1877 года. В этой статье говорилось: "Принимая во внимание финансовые затруднения Турции и сообразуясь с желанием е.в. султана, император всероссийский соглашается заменить уплату большей части исчисленных в предыдущем параграфе сумм следующими территориальными уступками: a) Тульчинский санджак, то есть уезды (казы): Килии, Сулины, Махмудие, Исакчи, Тульчи, Мачина, Бабадага, Гирсова, Кюстендже и Меджидие, а равно острова Дельты и Змеиный остров. Не желая присоединять себе означенной территории и островов Дельты, Россия предоставляет себе променять их на отчужденную от нее трактатом 1856 года часть Бессарабии, граничащую с юга руслом Килийского рукава и устьем Старого-Стамбула. Вопрос о разделе вод и рыбных ловель имеет быть решен Русско-румынской комиссией в годовой срок со времени ратификации мирного трактата".

Таким образом, Россия открыто заявляла, что не желает владеть островом Змеиным и готова уступить его, вместе с дельтой Дуная и северной Добруджей, Румынскому княжеству, в качестве компенсации за возвращаемую себе Южную Бессарабию. В то время Россия уже давно не стремилась к территориальным приобретениям на Балканах и потому ограничилась тем, что вернула себе утраченное в Крымскую войну. Помимо очевидных стратегических и экономических соображений, возвращение Южной Бессарабии и выхода к низовьям Дуная было для русского общества и государственного руководства вопросом национальной гордости, а для императора Александра II - и делом личного престижа. Однако ни стратегический интерес России, ни ее горечь от утрат Крымской войны, не распространялись на остров Змеиный, коль скоро Петербург был согласен передать его под власть Румынии, которая окончательно получила государственную независимость именно в результате войны 1877-1878 гг.

В результате вмешательства европейских держав Сан-Стефанский мирный договор был пересмотрен на Берлинском конгрессе в том же 1878 году. Теперь статус острова Змеиный был закреплен в тексте Берлинского трактата, подписанного 1 (13) июля 1878 года представителями России, Турции, Германии, Великобритании, Австро-Венгрии, Франции и Италии. По статье XLV Берлинского трактата княжество Румыния уступало обратно Российской империи часть Бессарабской губернии, отошедшую от России по Парижскому трактату 1856 года, ограниченную с запада руслом Прута, с юга руслом Килийского рукава Дуная и устьем Старого Стамбула (на Дунае же). Однако статья XLVI гласила: "Острова, составляющие дельту Дуная, а также остров Змеиный, Тульчинский санджак, вмещающий округа (казы) Килию, Сулину, Махмудие, Исакчу, Тульчу, Мачин, Бабадаг, Гирсово, Кюстендже, Меджидие присоединяются к Румынии. Княжество, кроме того, получает территорию, лежащую на юг от Добруджи до черты, начинающейся к востоку от Силистрии и оканчивающейся у Черного моря, к югу от Мангалии. Очертание границы будет определено на месте Европейской комиссией, установленной для разграничения Болгарии".

Следующая XLVII статья уточняла: "Вопрос о разделе вод и рыбных ловлях будет предложен посредничеству Европейской Дунайской комиссии". Наконец, Змеиный упоминался и в LVI статье Берлинского трактата, которая гласила: "Европейская Дунайская комиссия войдет, с кем следует, в соглашение, для обеспечения содержания маяка на Змеином острове". Таким образом, Змеиный перешел к Румынии, под властью которой он оставался вплоть до завершающего периода Второй мировой войны (юридически - несколько дольше). Отметим, кстати, что остров Змеиный фактически принадлежал России не только ранее момента получения Румынией суверенитета, но даже еще до образования единого румынского государства. Однако в 1878 году Россия с легкостью пожертвовала Змеиным, как не представлявшим для нее в то время никакой ценности.

Берлинский трактат предусматривал, что особую роль в надзоре и регулировании судоходства, рыболовства, строительства и, по сути, управления нижним Дунаем будет играть Европейская Дунайская Комиссия (ЕДК). Фактически, под контролем ЕДК находился и маяк на Змеином - единственный значимый инфраструктурный объект на этом острове. ЕДК имела свои флаг, администрацию, флотилию, речную полицию и суд. Однако на практике влияние этого международного органа было не столь уж велико. Правительства прибрежных стран пренебрегали многими ее правилами и решениями и даже нарушали условия некоторых статей Берлинского трактата, касающихся режима нижнего Дуная. Так, к примеру, несмотря на предписанную этим трактатом демилитаризацию Дуная от Железных Ворот до устья, Румыния построила сильную Дунайскую военную флотилию и возвела мощные укрепления у Галаца в устье Прута (правый фланг Серетской укрепленной линии) и в других пунктах. Многие решения и правила ЕДК в 1880-х - 1900-х годах были предметом международных тяжб и разбирательств, однако, насколько нам известно, в них не затрагивался статус острова Змеиный и проблема разграничения морского пространства вокруг него.

Итак, с 1878 года и до окончания Второй мировой войны остров Змеиный принадлежал Румынии. По некоторым данным, до Первой мировой войны на Змеином был размещен дисциплинарный батальон румынской армии. После вступления Румынии в войну на стороне Антанты в августе 1916 года остров Змеиный с его маяком, использовавшимся в качестве наблюдательного пункта, и радиостанцией, стал представлять большую оперативную ценность для командования русского Черноморского флота и, следовательно, превратился в большую помеху для германо-турецких морских сил. Несмотря на господство русских на Черном море, в ночь на 23 июня 1917 года быстроходный крейсер османского флота "Мидилли" (с немецким экипажем, более известный под прежним названием "Бреслау") совершил успешный набег на остров Змеиный, артиллерийским огнем разрушил его маяк и радиостанцию, затем высадил десант и взял в плен одиннадцать защитников острова. Также "Мидилли" произвел у острова минные постановки, и 30 июня на его мине подорвался и затонул эскадренный миноносец "Лейтенант Зацаренный", шедший к Змеиному из Одессы с командой и материалами для восстановления разрушенных радиостанции и наблюдательного поста. На эсминце погибло 37 человек, в том числе 3 офицера.

После Первой мировой войны остров Змеиный остался в составе Румынии; в 1922 году маяк был восстановлен. В годы Второй мировой войны, когда Румыния выступала в качестве союзника гитлеровской Германии, Змеиный находился под управлением немецкого военно-морского командования сил на Черном море. В 1941 и 1944 гг. советская авиация неоднократно совершала налеты на остров. Вблизи Змеиного в 1941-1942 гг. погибли советские подводные лодки "Щ-212", "М-34", "М-58", "М-59" и "М-118". 28 августа 1944 года на остров был высажен десант советского Черноморского флота, и Змеиный перешел под фактический контроль СССР.

По условиям Парижского мирного договора 10 февраля 1947 года между Румынией и державами-победительницами советско-румынская граница устанавливалась "в соответствии с советско-румынским Соглашением от 28 июня 1940 года [о возвращении Советскому Союзу Бессарабии и присоединении к нему Северной Буковины] и советско-чехословацким Соглашением от 29 июня 1945 года". Вопрос статуса острова Змеиного не поднимался, и юридически он оставался территорией Румынии.

4 февраля 1948 года министр иностранных дел СССР В.М. Молотов и глава румынского правительства Петру Гроза подписали протокол об уточнении линии границы между СССР и Румынией, согласно которому остров Змеиный переходил в состав Советского Союза. 23 мая 1948 года на самом острове Змеином представители советской и румынской сторон подписали протокол следующего содержания:

"Мы, нижеподписавшиеся, Мезинческу Эдуард, полномочный министр в качестве представителя Министерства иностранных дел Румынской Народной Республики, и Шутов Николай Павлович, первый секретарь посольства в качестве представителя Министерства иностранных дел Союза Советских Социалистических Республик, на основании и во исполнение советско-румынского протокола, подписанного в Москве 4 февраля 1948 года, составили настоящий протокол в том, что сего числа в 12 часов по местному времени остров Змеиный, он же Шерпилор, расположенный в Чёрном море под 45 градусов 15 минут 18 секунд северной широты и 30 градусов 19 минут 15 секунд восточной долготы от Гринвича, возвращен Румынской Народной Республикой Советскому Союзу и включён в состав территории Союза Советских Социалистических Республик. Передача острова оформлена подписанием настоящего протокола. Составлен на острове в 2-х экземплярах на румынском и русском языках каждый".

Так без малого через сто лет после Крымской войны остров Змеиный вернулся под власть исторического преемника Российской империи - СССР. Нельзя не отметить, что в XIX веке, когда Змеиный был только площадкой для маяка и ничем иным, для России и ее соперников в борьбе за влияние в Черноморском регионе он являлся третьестепенным и малоценным призом. Но по мере развития средств радиосвязи и радиолокации, сделавших Змеиный ценным наблюдательным пунктом, возросла и его цена в глазах заинтересованных сторон. Еще больше она выросла после того, как в 1980-е годы на континентальном шельфе к югу от Змеиного были обнаружены запасы углеводородного сырья, которые, по сегодняшним оценкам, могут достигать 10 млн. тонн нефти и 100 млрд. кубометров природного газа. В 1956 году на острове Змеином была размещена радиолокационная рота ПВО, а также пограничная застава СССР. В послевоенные десятилетия румынская сторона неоднократно поднимала вопрос о делимитации морской границы на Черном море, однако, вполне закономерно, до распада СССР у нее не было шансов на изменение ситуации в свою пользу, особенно с учетом обнаруженных ресурсов шельфа.

События последних лет в истории острова Змеиного и спора вокруг него изложим кратко, выделяя лишь самое важное. После распада СССР в 1991 году остров Змеиный стал частью независимого украинского государства. В 1990-е годы Румыния вновь заявляла о своих претензиях на пересмотр статуса Змеиного и на делимитацию морской границы с учетом этого. В частности, факт сохранения разногласий по данному вопросу был зафиксирован при подписании Договора о добрососедстве и сотрудничестве между Украиной и Румынией 2 июня 1997 года. В параграфе 4-м подписанного тогда же Дополнительного соглашения было сказано, что стороны будут вести переговоры о делимитации границ исключительных экономических зон и континентального шельфа. Переговоры были начаты в январе 1998 года; всего состоялось 24 раунда, последний из которых прошел в 2004 году. Все они окончились безрезультатно.

Все последние годы обоими участниками спора активно велась информационно-пропагандистская кампания, в ходе которой украинская сторона говорила о недопустимости утраты законных владений государства, а румынская заявляла о необходимости пересмотра "исторически несправедливого" положения с островом Змеиным и границы морских экономических зон. С целью опровергнуть утверждения об отсутствии жизни и хозяйственной деятельности на Змеином украинские власти осуществили целый ряд мер, встречавших протесты и критику со стороны Румынии. В начале 2007 года на острове Змеином был официально создан поселок Белое, включенный в состав Килийского района Одесской области Украины. Также украинской стороной было начато строительство ряда инфраструктурных объектов на острове; велись попытки бурения скважин для получения пресной воды, насколько известно - безуспешные.

После провала последнего раунда двусторонних переговоров Бухарест 16 сентября 2004 года обратился в Международный суд справедливости ООН с иском против Киева относительно пересмотра статуса острова Змеиного и делимитации границы исключительных морских зон и континентального шельфа. Сам судебный процесс по делу "Румыния против Украины" в Международном суде шел со 2 по 19 сентября 2008 года; вердикт суда был опубликован 3 февраля 2009 года. Отметим важную особенность иска Румынии к Украине об острове Змеиный и разделе черноморского шельфа. В своей историографии, публицистике и медийной пропаганде Румыния неизменно говорила (и продолжает говорить) о своих исторических правах на сам остров Змеиный, уходящих корнями, по меньшей мере, в XIV век. То, что первую половину XIX-го и вторую половину XX века Змеиный принадлежал Российской империи и Советскому Союза, румынская сторона объясняет незаконными захватами, силовым давлением и предательской уступкой румынского руководства (в 1948 году). Однако в своей международной тяжбе с Украиной Румыния не ставила целью оспорить суверенитет Киева над островом Змеиный.

Вместо этого была предпринята попытка поставить под сомнение географический статус Змеиного и посредством этого лишить Украину ее прав на часть шельфа. Румынская сторона указывала, что Змеиный является не "островом", а "скалой", поскольку он: является скалистым в геоморфологическом смысле; не имеет источников пресной воды; на нем практически нет плодородной почвы, растительности и фауны; здесь не ведется хозяйственная деятельность, а жизнь населения Змеиного целиком зависит от снабжения с континента. По мнению румынской делегации, вынужденное присутствие на острове нескольких человек, выполняющих здесь служебный долг (обслуживание маяка), еще не доказывает обитаемости острова человеком. (Параграф 180 решения суда от 3 февраля 2009 года) Эти доводы играли ключевую роль в системе аргументации румынской стороны, согласно которой остров Змеиный не должен был учитываться при измерении протяженности украинской прибрежной полосы для делимитации границы морских экономических зон. В частности, представители Румынии ссылались на статьи 74 и 83 Конвенции ООН по морскому праву 1982 года (UNCLOS, базовый документ ныне действующего международного морского права), согласно которым необитаемые острова, не имеющие экономической жизни, никак не могут учитываться при делимитации морских пространств, прилегающих к побережью прибрежных государств. В крайнем случае румынская сторона соглашалась признать, что остров Змеиный, как "особое обстоятельство", имеет право на 12-мильную зону территориального моря вокруг него, но в остальном не должен учитываться при делимитации границы экономических зон (Параграф 182).

Также румынская сторона настаивала на исключении острова Змеиного из учета протяженности береговой линии сторон, так как он "не формирует часть конфигурации побережья Сторон; он составляет только мелкую морскую деталь, расположенную в море на значительном расстоянии от берегов Сторон" (Параграф 92). Украинская делегация, со своей стороны, заявляла, что остров Змеиный "формирует часть географического контекста и его берег составляет часть соответствующего побережья Украины" (Параграф 96). Также Украина подчеркивала, что остров Змеиный имеет растительность и регулярное снабжение свежей водой, а также все необходимое для существования человеческого населения (Параграф 184).

По промежуточному решению Международного суда, учитывающаяся для делимитации протяженность соответствующей береговой линии составила: для Украины - 705 км (Украина настаивала на длине в 1058 км, Румыния - на длине в 388 км ); для Румынии - 248 км. Таким образом, соотношение протяженности учитывающейся береговой линии составило 1:2,8 в пользу Украины (Параграфы 80-105). Вопреки настояниям украинской стороны, суд подчеркнул, что в данном случае диспропорция длины береговой линии спорящих сторон не должна влиять на процедуру проведения временной равноудаленной линии. Лишь в некоторых ситуациях, посчитал суд, подобная диспропорция может учитываться при изменении начертания равноудаленной линии, но и то не на математических принципах. Вдобавок, было отмечено, что значительная часть учитывающегося побережья Украины пересекается в своих проекциях (имеется в виду своего рода "вогнутость" линии побережья Украины к западу от Крымского полуострова) (Параграфы 162-168). Суд принял решение не учитывать длину береговой линии Змеиного, как слишком малую величину. Но по-настоящему важный спор разгорелся вокруг вопроса, следует ли учитывать Змеиный в качестве "базовой точки" при проведении "равноудаленной линии", важнейшего элемента процедуры делимитации. Как раз здесь румынская сторона и настаивала на том, что "остров Змеиный является скалой, непригодной для человеческого обитания или экономической жизни за счет его собственных средств и потому не имеющей исключительной экономической зоны или континентального шельфа, как это предусмотрено статье 121(3) UNCLOS 1982 года" (Параграф 124).

Украина заявляла, что остров Змеиный является частью береговой линии украинской территории, так как окружающее его 12-мильное территориальное море пересекается с территориальным морем материкового побережья Украины (Параграф 126).

Заключение суда отмечает: "Змеиный остров требует специального внимания при определении временной равноудаленной линии. В связи с выбором базовых точек, Суд усматривает, что были случаи, когда прибрежные острова считались частью побережья государства, в частности, когда берег образован скоплением выступающих островов. [...] Однако Змеиный остров, расположенный изолированно и примерно в 20 морских милях от материка, не принадлежит к скоплению выступающих островов, образующих побережье Украины. Считать остров Змеиный значимой частью побережья будет равнозначным добавлению чужеродного элемента к береговой линии Украины; следствием будет юридический пересмотр географии, которого не признает ни закон, ни практика делимитации морских границ. Суд придерживается взгляда, что остров Змеиный не может быть использован для образования береговой конфигурации Украины. [...] Таким образом, Суд считает неуместным избрание любого базового пункта на острове Змеином для проведения временной равноудаленной линии между побережьями Румынии и Украины" (Параграф 149).

Украина пыталась представить в виде дополнительного обстоятельства, которое необходимо учитывать при делимитации, то, что ею, в отличие от Румынии, ведется активная деятельность по разведке природных ресурсов континентального шельфа в оспариваемой зоне и патрулирование ее силами береговой охраны, в том числе с целью борьбы с рыбным браконьерством. По мнению украинской стороны, границы экономических зон в рассматриваемой части Черного моря должны были бы совпадать с границами зон рыболовства в северо-западной части Черного моря, признаваемыми обеими сторонами. Украина отмечала, что Румыния не проявляла никакого интереса к патрулированию тех пространств, на которые она сейчас претендует. Однако суд встал на сторону Румынии и признал, что описанная деятельность в оспариваемой зоне не может влиять на делимитацию границы экономических зон и континентального шельфа (Параграфы 189-198).

Важнейшая часть оглашенного 3 февраля 2009 года вердикта Международного суда по "Делу, касающемуся делимитации морской границы в Черном море (Румыния против Украины)", гласит:

"Линия морской границы, установленной Судом, начинается в Пункте 1, точке пересечения внешних границ территориального моря Румынии и территориального моря Украины вокруг острова Змеиного, как показано в Статье 1 договора о режиме государственной границы (см. выше параграф 28). От Пункта 1 она следует по дуге 12-мильного территориального моря острова Змеиного, пока не пересечется в Пункте 2, с координатами 45° 03' 18.5" с.ш. и 30° 09' 24.6" в.д., с линией, равноудаленной от прилегающих берегов Румынии и Украины, проведенной в связи с базовыми пунктами, расположенными на сухопутном окончании Сулинской дамбы и юго-восточном окончании острова Цыганка. Морская граница от Пункта 2 следует вдоль равноудаленных линий в юго-восточном направлении до Пункта 3, с координатами 44° 46' 38.7" с.ш. и 30° 58' 37.3" в.д. (пункт А временной равноудаленной линии), где равноудаленная линия начинает испытывать воздействие базового пункта, находящегося на полуострове Сакалин. Из Пункта 3 морская граница следует вдоль равноудаленной линии в юго-восточном направлении до Пункта 4, с координатами 44° 44' 13.4" с.ш. и 31° 10' 27.7" в.д. (Пункт B на временной равноудаленной линии), где равноудаленная линия начинает испытывать воздействие базового пункта, находящегося на мысе Тарханкут на противолежащем берегу Украины, и поворачивает на юго-юго-восток. Из Пункта 4 граница идет по линии, равноудаленной от противолежащих берегов Румынии и Украины до Пункта 5, с координатами 44° 02' 53.0" с.ш. и 31° 24' 35.0" в.д, (Пункт C временной равноудаленной линии), который контролируется базовыми пунктами на полуострове Сакалин на румынском берегу и мысами Тарханкут и Херсонес на украинском берегу, откуда она продолжается вдоль равноудаленной линии в южном направлении, начиная от геодезического азимута 185° 23' 54.5", пока морская граница не достигнет зоны, где могут быть задеты права третьих государств".

Методологии и техническим подробностям проведения границы морских экономических зон Украины и Румынии посвящена значительная часть 70-страничного итогового заключения Международного суда. Детали эти сложны для неспециалистов. Попробуем вычленить и сформулировать основную суть решения Международного суда. При этом оговоримся сразу, что это решение имеет, по меньшей мере, два измерения - юридическое и практическое политическое. Не имея возможности углубиться в тонкости правовых вопросов, обратим внимание именно на политическое значение решения Международного суда и вероятное восприятие его обществом заинтересованных и третьих государств.

Официальные органы обеих сторон, заранее обещавшие признать любое решение суда, назвали вердикт 3 февраля компромиссным, однако на деле он стал крупной и очевидной победой Румынии. По решению суда, она получила 79,34% площади оспариваемой зоны, или 9.700 км², тогда как Украина досталось лишь 2.300 км². Вопреки настояниям румынской стороны, Змеиный был признан островом, а не "скалой". Суд признал за Украиной права на владение "территориальным морем" шириной в 12 морских миль вокруг Змеиного. Однако Киеву было отказано в праве на проведение границы морских экономических зон между Румынией и Украиной с учетом принадлежности острова Змеиного последней.

Иными словами, Международный суд решил исключить остров Змеиный из сложной геометрии расчета протяженности исходных линий побережья обеих сторон. С точки зрения политической практики, это решение выглядит парадоксальным. Если бы суд согласился с позицией Румынии по тому, что Змеиный является не островом, а "скалой", то это означало бы, что ущемляются не суверенные права Украины, а "всего лишь" пересматривается географический статус Змеиного. Однако по решению от 3 февраля получается, что Змеиный - настоящий, "полноценный" по критериям UNCLOS 1982 года остров, но при этом за Украиной не признаются ее права на проведение границы экономической зоны с учетом острова Змеиного как части береговой линии ее суверенной территории. В политическом отношении и общественном восприятии это вполне может быть истолковано как признание суверенитета Киева над островом Змеиным неполным или неполноценным; по крайней мере, недостаточным для обеспечения законных интересов Украины при разделе черноморского шельфа.

Есть весомые основания соглашаться с правотой тех экспертов, кто считает, что вердикт 3 февраля 2009 года по Змеиному и румынско-украинской морской границе стал очередным доказательством торжества ситуационного правосудия и давно констатированной смерти универсальности международного права. Специалистами также были высказаны суждения о том, что вердикт суда ООН по украинско-румынской морской границе означает громкое моральное и репутационное поражение официального Киева и доказывает ошибочность его расчетов на политически мотивированную поддержку его западным миром в различных спорах на международной арене.

На наш взгляд, последнее решение Международного суда справедливости ООН по острову Змеиный и разграничению черноморского шельфа является важным символическим прецедентом, знаменующим изменение отношения мирового сообщества и, прежде всего, стран западного мира к проблеме суверенитета Украины и ее прав на территориальные границы, доставшиеся ей по наследству от СССР. Соседи Украины, несомненно, внимательно изучат этот прецедент и проанализируют перспективы и преимущества, которые может принести его использование в отношениях с Украиной.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
05.12.16
Снег в Крыму: дорожные заторы и снежные лавины
NB!
05.12.16
Детский омбудсмен требует запретить перевозки детей рейсовыми автобусами
NB!
05.12.16
Надежда теплится: Аслан Тхакушинов может сохранить пост главы Адыгеи
NB!
05.12.16
В Севастополе — транспортный коллапс из-за скользких дорог
NB!
05.12.16
У владимирского губернатора есть еще один «спокойный» год
NB!
05.12.16
«Пик антироссийской пропаганды США придется на январь 2017 года»
NB!
05.12.16
«Прибить фанфурики-2»: чувашские депутаты снова написали письмо Медведеву
NB!
05.12.16
В ГД обсуждают уголовную ответственность за жестокое обращение с животными
NB!
05.12.16
Мирзиёев получил 88,61% голосов на выборах президента Узбекистана
NB!
05.12.16
Единственный в Нижнем Новгороде мост через Волгу закроют для движения
NB!
05.12.16
Independent: «Русские перекрыли пути из Северной Атлантики в Арктику»
NB!
05.12.16
Жители России утратили доверие к доллару
NB!
05.12.16
Новгородский губернатор: «хромая утка» или третий срок?
NB!
05.12.16
«Белый лебедь» из США, «черный лебедь» из Италии
NB!
05.12.16
В Москве возрождают «автолавки»
NB!
05.12.16
Почему в Волгограде детей-сирот не обеспечивают жильём в срок?
NB!
05.12.16
AC: Администрация Трампа – плавильный котел популизма и консерватизма
NB!
05.12.16
«ЦИК и федеральные законы — не указ чиновникам Московской области!»
NB!
05.12.16
Лукашенко: Польша и Белоруссия «всегда жили в дружбе и согласии»
NB!
05.12.16
Истребители пятого поколения: быстрее, выше, незаметнее
NB!
05.12.16
Главу Калужской области видят «губернатором невыполненных обещаний»
NB!
05.12.16
Треть работающих граждан РФ не решается просить прибавку к зарплате: опрос