Иран на Южном Кавказе: 3+3 против 3-3

Москва, 4 мая 2003, 17:29 — REGNUM  

Региональное турне министра иностранных дел Ирана Кямала Харрази по странам Южного Кавказа было представлено широкой общественности в качестве подготовительной фазы к предстоящему официальному визиту в Армению, Азербайджан и Грузию президента Ирана Мохаммада Хаттами. Однако, как стало ясно уже в ходе самого визита Харрази, глава внешнеполитического ведомства Ирана отнюдь не пожелал ограничиться исключительно этой миссией. Несколько заявлений, сделанные им в трех закавказских столицах на фоне завершившейся активной фазы военных действий в Ираке, дают повод предположить и иные цели.

Система региональной безопасности по-ирански. Казалось, смелая идея официального Тегерана о создании региональной системы безопасности в формате 3+3 (Азербайджан, Армения, Грузия + Россия, Турция, Иран), которую можно назвать идеей "Большого Кавказа", должна была быть давно отринута сторонами за ее несостоятельностью. Достаточно того, что в первой тройке фигурируют страны, разногласия между двумя из которых (Арменией и Азербайджаном) не могут вот уже десяток лет решить на самом авторитетном уровне, а еще две (Азербайджан и Грузия) все свои чаяния о безопасности связывают лишь с одной системой безопасности - НАТО. Примечательна реакция сторон, которые, по иранскому сценарию, должны совместно установить мир и безопасность в регионе.

Официальный Баку не замедлил отреагировать на заявление Кямала Харрази о создании формата 3+3, озвученное им в Ереване. Министр иностранных дел Азербайджана Вилаят Гулиев напомнил, что идея о многостороннем региональном сотрудничестве в сфере безопасности в свое время выдвигалась экс-президентом Турции Сулейманом Демирелем. "Безусловно, участие в решении проблем безопасности соседних со странами Южного Кавказа государств должно быть активным. Однако следует принимать во внимание тот факт, что сегодня Азербайджан и Грузия активно интегрируются в евроатлантические структуры", - сказал Гулиев. Глава МИД Азербайджана фактически попутно озвучил и позицию Грузии. "Азербайджан является членом Совета Европы, тесно сотрудничает с НАТО и Европейским союзом, поэтому создание на Южном Кавказе серьезной системы безопасности без участия в ней евроатлантических структур невозможно", - заметил министр. С другой стороны, продолжил Гулиев, создание такой системы безопасности тесно связано с решением наличествующих здесь конфликтов. Глава МИД Азербайджана подчеркнул, что неурегулированность нагорно-карабахского конфликта представляет собой угрозу и для Ирана. Похоже, еще большую угрозу своей безопасности иранцы видят во вторжении в региональные дела иных государств и их союзов. Именно этим объясняется стремление Ирана содействовать разрешению самого сложного конфликта в регионе - нагорно-карабахского. Так, в Баку глава МИД Ирана в который раз прямо предложил взять на себя функции посредника в разрешении конфликта, впрочем, не конкретизировав принципов своей посреднической миссии. Однако ни Азербайджан, ни Армению миротворческие настроения Ирана не прельщают. Так, армянская сторона не раз заявляла, что не видит альтернативы Минской группы ОБСЕ. Что касается Азербайджана, то глава МИД этой страны, комментируя вновь прозвучавшие предложения официального Тегерана, отметил, что Иран является одним из немногих государств, открыто признающих территориальную целостность Азербайджана. Вместе с тем он напомнил, что урегулирование нагорно-карабахского конфликта является прерогативой Минской группы ОБСЕ. "Наша позиция заключается в том, что лучшей формой посредничества Ирана в карабахском урегулировании будет пересмотр проводимой сегодня этой страной политики широкого торгово-экономического сотрудничества с Арменией", - подчеркнул Вилаят Гулиев.

Иной точки зрения придерживается официальный Ереван. В частности, глава МИД Армении Вардан Осканян, в привычной для себя осторожной манере, высказался за необходимость создания региональной системы безопасности усилиями всех стран Кавказа. По его словам, кавказский регион в основе своей таит две внутренние угрозы - это нерешенные конфликты и возможность возникновения разделительных линий. "Именно поэтому мы должны сами создать такую систему безопасности, которая даст возможность разрешить конфликты и координировать задачи региональной безопасности", - резюмировал Осканян. В словах главы МИД Армении не найти как однозначного согласия, так и отказа от предложения иранской стороны. И все же самое главное здесь то, что Осканян не упомянул о необходимости вовлечения в столь взрывоопасный регион сил извне, к чему, прямо или косвенно, стремятся Азербайджан и Грузия. Министр ИД Армении Вардан Осканян не преминул также провести соответствующие параллели между региональной политикой Ирана и Турции. Он отметил, что Армения приветствует взвешенную политику Ирана в регионе Южного Кавказа. "В отличие от Турции, официальный Тегеран установил добрососедские отношения, как с Арменией, так и Азербайджаном, в трех государствах налажена работа посольств. Анкара же позаботилась об отношениях только с Азербайджаном, с Арменией же граница по-прежнему на замке, а дипломатические отношения отсутствуют вовсе", - сказал Осканян, добавив, что официальный Ереван готов к нормализации отношений с Анкарой без предварительных условий.

Если Азербайджан и Грузия сравнительно недавно обратили свои взоры на НАТО, то Турция, как известно, является непосредственным членом альянса. Таким образом, учитывая вероятное вступление в НАТО Азербайджана и Грузии, и обоюдно натянутые отношения Ирана с США, предложенный Тегераном формат вовсе выглядит нереалистичным. Что же Россия? Очевидно, что в иранском уравнении ей выделяется не последняя роль. Ведь совсем не случайно в последние годы Москва активно наращивает свое экономическое и политическое присутствие в Армении. Тому свидетельством, погашение государственного долга Армении в 100 млн долларов за счет в передачи в собственность России пяти ведущих в своих отраслях армянских предприятий и практически решенный вопрос о передаче в управление России единственной атомной станции в Закавказье - Армянской АЭС. Говоря же о российских политических интересах в Армении, нельзя не упомянуть ту поддержку, которую оказала Россия президенту Армении Роберту Кочаряну в ходе недавних президентских выборов. Армения - стратегический партнер России. При этом и иранская, и российская стороны при каждом удобном случае подчеркивают совпадение интересов и дружеские отношения друг с другом, эти отношения год от года приобретают все более конкретные очертания. Российский проект строительства атомной станции в Иране и недвусмысленные заявления по этому поводу, доносящиеся раз за разом из Вашингтона - еще одно подтверждение конфликта американо-российских интересов в регионе.

Возвращаясь к предложенному Ираном формату 3+3 можно констатировать: официальный Тегеран искренне желает мира на Большом Кавказе, поскольку с Ирана достаточно и той ситуации, которая сложилась в соседнем Ираке. Мало того, предложенный Ираном формат системы региональной безопасности идеален, но в существующей ситуации и при подобной разноголосице - невозможен. Одно очевидно: на сегодняшний день, направленность и расклад сил в регионе более напоминают обратное арифметическое действие 3-3 (Россия, Иран, Армения - Азербайджан, Грузия, Турция). Поскольку именно Азербайджан, Грузия, Турция видят свою безопасность в союзе с США, а не в диалоге с соседями и, в частности, с Россией.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail