Виктор Ольжич: Пять видов зависимости Литвы от России

Рига, 10 февраля 2009, 13:58 — REGNUM  

Падение рубля лишний раз доказало, что Литва и благосостояние ее жителей кровно зависят от дел в России. Но не только от финансовой и экономической стабильности великого восточного соседа, но также и от политической линии России, которая может создавать благоприятные условия для литовского бизнеса, а может их не создавать и усиливать катастрофическое на сегодняшний день падение литовской экономики. Многое зависит от объективных обстоятельств состояния самой российской экономики, но многое, если не большая часть, зависит от внешней политики Литвы и того тона, которым Вильнюс будет говорить с Москвой.

Почему? Да хотя бы в силу несоразмерности масштабов экономик Литвы и России. Когда Литва чихает, Россия даже не замечает. Когда же Россия чихает - для Литвы это сродни землетрясению (ниже мы попытаемся показать это на фактах). Достаточно сравнить, какое место в экспорте России занимает Литва, и какое - Россия в экспорте Литвы. Уменьшение экспорта российских товаров в Литву никак не может сказаться на экономике России, поскольку Литва занимает ничтожное место в товарообороте России: в 2008 г. ее место в товарообороте России составило 0,7%. Причем налицо тенденция к уменьшению и без того ничего не значащей доли: в 2007 г. место Литвы в товарообороте России составляло 0,9%. Для сравнения - с тоже небольшой страной Нидерланды товарооборот России в 2008 г. составил 8,4%. С отдаленными Италией и Японией - соответственно 7,2% и 3,9%. В списках стран экспортеров и импортеров России Литва находится далеко не в первой десятке.

В то же время, как известно - сравним - Россия стабильно является первым экспортером и импортером Литвы, несмотря на членство последней в ЕС. На западном рынке царит слишком большая конкуренция, а рынок России, как говорят даже не литовские, а западные предприниматели, безграничен. Жить рядом с такой огромной страной для экономики маленькой страны - может быть большим преимуществом: при нормальных деловых и политических отношениях. Например, вот последние данные Департамента статистики Литвы за январь-ноябрь 2008 года по экспорту. Первое место занимает Россия - 15,8% всего экспорта. Дальше идут Латвия (11,6%), Германия (7,2%) и Польша (5,8%). Страны, более отдаленные от Литвы, экспортируют в Литву порядка одного-двух процентов. Похожая ситуация и с импортом. Налицо тенденция: страна самый большой оборот имеет с непосредственными соседями, что естественно. Все же, справедливости ради, нужно сказать, что в товарообороте России вообще нет страны, чей вес достигал бы 10%. В этом смысле в своем экспорте-импорте Россия вообще меньше зависит от какой-либо одной страны, чем Литва (у России и количество стран, куда экспортируется продукция, естественно несравнимо больше, чем у Литвы).

Поэтому нет ничего странного в том, что Литва сильно зависит от самого большого восточного соседа. Причем наблюдаются следующие виды объективной зависимости Литвы от России:

1. Зависимость от поставок нефти

Нравится это или нет Вильнюсу, но нефть, поступающая в Литву, исключительно российского происхождения. И не потому, что Литве приятно быть зависимой от Москвы. Даже прекращение подачи нефти по нефтепроводу "Дружба" не привело к переориентации Мяжейкяйского нефтеперерабатывающего завода на нероссийскую нефть. Попытки привозить танкерами нероссийскую нефть во время обострения российско-литовских отношений, не имели успеха, поскольку все равно находящаяся рядом российская нефть дешевле венесуэльской или арабской. А бизнес руководствуется не политикой, а выгодой.

О том, что Вильнюсу нужна именно российская нефть, говорит и тот факт, что Литва сохраняет надежду когда-нибудь дождаться нефти по нефтепроводу "Дружба" и даже некоторые политики и политологи считают, что возобновление поставок нефти по нефтепроводу было бы тем "знаком доброй воли", который бы "на деле" доказал, что Россия намерена улучшать отношения с Литвой.

2. Зависимость от поставок газа

Как известно, на сегодняшний день российским газом Литва практически обеспечивается на все сто процентов - альтернативных поставок газа у нее нет. И было бы странным, если бы Литва искала не российский газ в то время, как большинство других членов Евросоюза кормится именно российским газом. Тем более, что близлежащие страны просто не обладают природными ресурсами газа. Никто не станет для Литвы проводить отдельные газопроводы из далеких стран. Разговоры же о хранилищах сжиженного газа остаются разговорами, поскольку это требует колоссальных капиталовложений. Пока что кое-какие резервные запасы газа Литвы находятся в газохранилище на территории Латвии.

3. Зависимость от поставок электроэнергии

Единственной сферой энергетической независимости Литвы от России была до сегодняшнего дня энергетика: благодаря унаследованной Литвой от СССР Игналинской АЭС (ИАЭС), вырабатывающей 70% нужной Литве электроэнергии. Однако и этой независимости приходит конец: и виновата здесь не Россия, а Брюссель, который требует во что бы то ни стало закрыть ИАЭС к концу текущего года. И это несмотря на вердикт МАГАТЭ, что ИАЭС можно безопасно эксплуатировать еще не один год. Тем не менее, Брюссель вынудил Вильнюс взять на себя обязательства по закрытию ИАЭС при вступлении в Евросоюз и требует от Литвы беспрекословного выполнения договора.

Согласно последним сообщениям, председатель правления национального инвестора Leo LT (компания, призванная обеспечивать Литву электроэнергией), Гинтаутас Мажейка признал, что в настоящее время с Россией ведутся переговоры о возможности импорта 2,5-5 тераватт электроэнергии в год. "Нравится нам, или нет, Россия остается нашим основным источником энергетики", - сказал в феврале на организованной журналом Valstybė "Конференции экономики Литвы" Мажейка.

Правда, всего Литва потребляет порядка 10 тераватт электроэнергии в год. По сообщению литовских СМИ, переговоры ведутся и с Украиной, но здесь электроэнергия должна пройти через Белоруссию. А эксперты уже заявили о небольших пропускных возможностях белорусских линий электропередач. Кроме того, существует и политический аспект - передача украинской электроэнергии через Белоруссию, опять же, зависит от уровня отношений Вильнюса и Минска (а он далек от идеального).

Но это еще не все. Остальную электроэнергию Литва собирается вырабатывать у себя на ТЭС. А последние, снова же, будут работать на российском газе. Таким образом, после закрытия ИАЭС электроэнергия в самой Литве будет вырабатываться за счет тех же российских энергоресурсов.

Наконец, самая главная электроэнергетическая зависимость Литвы от России состоит даже не в доле российских энергоносителей и в экспорте электроэнергии в Литву. Об этом редко говорят, но фактом является то, что энергетическая система Литвы со времен СССР намертво спаяна с энергосистемой России. И, по словам литовских экспертов, Россия сегодня потому получает дешевле электроэнергию с ИАЭС (намного дешевле, чем за нее платят сами литовцы), что без России энергосистема Литвы вообще не может существовать. Разговоры о том, чтобы включить энергосистему Литвы в энергосистему Евросоюза - остаются лишь разговорами. Что дало повод президенту Литвы Валдасу Адамкусу назвать Литву "энергетическим островом" Евросоюза.

Лишь к началу 2009 г. Брюссель выделил определенные средства для осуществления проектов прокладки электрокабеля из Литвы (или Латвии - об этом между двумя странами идет ожесточенный спор) в Швецию и строительства электромоста в Польшу. Однако скептики говорят, что сама Швеция будет покупать электроэнергию у России, что может обессмыслить наличие электрокабеля. Что же касается Польши, то последняя долгое время блокировала начало работ (они так и не начаты), а кроме того, даже если бы линия электропередач была построена, еще ее надо протянуть до Германии, чтобы наконец весь регион Прибалтики стал частью энергетической системы ЕС.

4. Зависимость литовского импорта-экспорта, и, соответственно, литовской экономики от субъективных факторов российского рынка (влияние политики)

Как уже было сказано, четвертым видом зависимости Литвы от России является зависимость ее импортно-экспортных возможностей от градуса отношений между Вильнюсом и Москвой. Импорт российских энергоносителей в Литву дал сбой, по политическим, как считают эксперты, мотивам лишь дважды: так называемая энергетическая блокада Литвы, когда Литва провозгласила независимость, и прекращение поставок нефти по нефтепроводу "Дружба" якобы в ответ на отказ Вильнюса продать Мяжейкяйский нефтеперерабатывающий завод российской компании (завод был продан польской компании PKN Orlen).

Между тем Литва нынешней зимой не страдала от нехватки газа, как страдали другие страны Восточной и Центральной Европы. По одной из версий, Россия не применяет "газовый шантаж" по многим причинам, но главной якобы является Калининградский транзит. Поскольку газ в эту область РФ проходит через территорию Литвы, то Кремль как бы лишен возможности маневров. Но так ли это на самом деле? Кроме того, существует еще проблема цены на газ, которая, цена, тоже зависит напрямую от градуса политических отношений.

Те в Литве, кто зависит от российского газа, прекрасно понимают цену обострения политического противостояния с Россией для их бизнеса. В частности, об этом не раз говорил руководитель концерна Achema group, главного потребителя российского газа, Бронисловас Лубис (он же председатель Конфедерации промышленников Литвы, премьер-министр в 1992-1993 гг.). В прошлом году он даже сделал ряд политических демаршей, встретившись с премьером Гядиминасом Киркиласом и президентом Валдасом Адамкусом, буквально потребовав от властей улучшения отношений с Россией, иначе литовской экономике угрожает ответный удар.

С другой стороны, импорт литовских товаров в Россию тоже в немалой степени зависит от доброй воли Кремля. Известны барьеры, которые были поставлены на пути импорта литовских продуктов в Россию ветеринарными службами России. Очевидно, что при дальнейшем обострении отношений Россия обладает целым арсеналом средств нанести серьезный урон литовскому экспорту и литовской экономике, при этом, учитывая ничтожную долю литовского импорта в российском импорте (намного меньше 1%), без особого вреда для себя. Особенно такой удар был бы болезненным в условиях нынешнего острейшего экономического кризиса, когда литовские предприятия массово банкротят.

Если Москва не применяет экономических рычагов воздействия на Литву сегодня, то, с одной стороны, это можно объяснить не очень легким периодом для нее самой, когда нет времени и сил заниматься такими играми с маленькими соседними странами. С другой стороны, тут свою роль может играть и затишье в российско-литовских отношениях, наступившее, как ни парадоксально, после прихода к власти литовских правых осенью 2008 года. Поубавившийся антироссийский тон официального Вильнюса, а, главное, отсутствие шагов на международной арене, имеющих антироссийскую направленность (как это было не однажды в прошлом году, когда Вильнюс блокировал переговоры ЕС с Россией, затем беспрекословно принял сторону Грузии в российско-грузинском конфликте) - все это, похоже, говорит о более прагматичном подходе новой литовской власти по сравнению с эпохой правления социал-демократов. Если Литва на самом деле сделает шаги по улучшению отношений с Россией, уйдет от языка "требований" и "ультиматумов", то может наступить период потепления в отношениях, что создаст для самой Литвы некие гарантии политического содействия решению экономических проблем Литвы со стороны России. Потому что сама Россия, безусловно, по большому счету - особенно учитывая членство Литвы в ЕС, а также географическое положение Калининградской области - заинтересована именно в таких, не враждебных отношениях.

5. Зависимость литовского импорта-экспорта от объективных факторов российского рынка (состояние российской экономики)

Наконец, пятым видом зависимости Литвы от России является зависимость экономики Литвы от России в силу не субъективных политических, а вполне объективных экономических условий. Говоря проще, Литва тогда процветает, когда Россия процветает. И Литве тогда плохо, когда России плохо. Это ли не основание для нового менталитета, который позволил бы рассматривать обе страны пусть не как друзей - но хотя бы как связанных единой судьбой соседей. Такое понимание - а оно находит постоянное подтверждение фактами - многое изменило бы к лучшему в жизни литовцев.

Вспомним хотя бы, что произошло с Литвой в период российского дефолта 1998 г. Экономический кризис в Литве тогда напрямую был связан с экономическим спадом в России, где Литва реализовывала огромную часть своей продукции. И, наоборот, как только в России дела пошли хорошо - сразу пошли хорошо дела и у литовских производителей и предпринимателей.

Теперь мы наблюдаем аналогичную картину - Россия испытывает экономические трудности, рубль падает и Литва страдает. Лишь за последние несколько месяцев курс рубля по отношению к евро и, соответственно, литу (лит привязан к евро) упал на 20%. Аналогично лит укрепился и по отношению к другим валютам соседним государств, в которых Литва реализует свою продукцию. Так на 29% стоимости девальвировал польский злотый, на 20% белорусский рубль.

Это загоняет литовских экспортеров в угол, так как литовские товары в этих странах подорожали примерно настолько, насколько упали в цене валюты, отмечает Delfi. Кроме того, крупнейшие торговые партнеры Литвы сокращают потребление. Возьмем молочную промышленность Литвы. Россия - один из крупнейших рынков экспорта молочных продуктов Литвы. Исполнительный директор молокоперерабатывающего предприятия Pieno žvaigždės Линас Саснаускас признался, что экспортные рынки постоянно сокращаются, падение рубля - одна из причин. По словам Саснаускас, "падение цен огромное - от 30-40% до нескольких раз". Причем он назвал две проблемы экспортных рынков: постоянное снижение цен на молочные продукты и существенное снижение потребления. Таким образом, скажем, кроме девальвации рубля, и снижение потребления молока в России в условиях кризиса - бьет тоже по литовскому производителю. Плохо России - плохо Литве.

В свою очередь, генеральный директор фармацевтической компании Sanitas Саулюс Юргеленас, по словам Delfi, говорит, что "из-за падения рубля российские партнеры часто опаздывают с платежами, просят о скидках, некоторые оптовики отказываются платить за лекарства в евро и настаивают на расчетах в рублях". Юргеленас надеется, что экономика и бизнес приспособятся к колебанию курса рубля, например, риск колебания курса валюты можно включать в наценку. "Если курс колеблется неконтролируемо, становится очень сложно работать, этот рынок теряет привлекательность, но если девальвация происходит постепенно, ожидания можно включить в ценообразование", - отметил руководитель Sanitas.

А вот мнение аналитика банка DnB Nord Римантаса Рудзкиса: есть две причины для ухода импорта из России - внутренние производители становятся все более конкурентоспособными, так как рубль падает, а также снижение объемов потребления, поскольку экономика переживает сложное время. Аналитик иллюстрирует это следующими цифрами: в ноябре экспорт продуктов литовского происхождения упал на 16-17% (без учета влияния продукции нефтеперерабатывающего завода Mažeikių naftа).

Однако куда уходить? Западная Европа не может стать выходом для литовских экспортеров. Там тоже кризис, спад экономики и конкуренция, несравнимая с конкуренцией в России, где литовские сыры и колбасы занимают свободные ниши (а к тому же имеют хороший имидж с советских времен). Поэтому многие даже соглашаются с резким падением прибыли, с нестабильным рублем, лишь бы не уйти с российского рынка. Ведь потом вернуться туда будет непросто, а пробиться на переполненный западный рынок, да еще в условиях царящего там кризиса, кажется многим невозможным.

Между прочим аналитик банка DnB Nord Рудзкисс полагает, что литовское правительство должно поощрять экспортирующие предприятия, поскольку у некоторых по причине прекращения кредитования "нет даже оборотных средств".

Последней новостью, в плане разговора о "мертвой" связке экономик России и Литвы, может служить закрытие завода известного литовского предприятия холодильников Snaigė; в Калининградской области. Сокращение потребления в России ударило прямой наводкой по крупному литовскому заводу, чья марка холодильников была хорошо известна еще со времен СССР. Удар тем более болезненный, что предприятие вынуждено сокращать количество рабочих в самой Литве, в Алитусе.

Вместо выводов.

Сравнивая экономический кризис в Литве в период российского дефолта 1998 г. с нынешним, мы можем констатировать, что сегодня Литва находится в более безнадежном положении, чем десять лет тому назад. Тогда экономический спад наблюдался именно в России - и литовские производители смогли в большой мере переориентироваться на западные рынки. Сегодня же весь мир в кризисе и спасаться негде: на Западе литовские товары никто не ждет. Уйти от России и огромного российского рынка не удастся, и это просто глупо. Осознание общей судьбы в условиях общих трудностей может содействовать выработке нового восприятия соседей и нового тона отношений, что, может быть, уже намечается в литовско-российских отношениях. С другой стороны, существует опасность, что как только дела пойдут лучше, появится и искушение опять все испортить (так уже было в период экономического роста последних лет). Настоящая политика является выражением экономических интересов своего народа: если же она противоречит этим интересам, она становится самодовлеющей областью обслуживания амбиций отдельных политиков и обречена на провал.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail