Возвращение России, независимость Косова и трудная дорога в Атлантиду: Балканы в 2008 году.

Баку, 31 декабря 2008, 17:14 — REGNUM  

В новейшей истории стран Балканского полуострова, начавшейся с распадом социалистического лагеря и гибелью СФРЮ, не было спокойных и безбурных лет; говорить о стабильности можно было лишь в смысле непрерывности кризисов и высокой напряженности в политической жизни региона, межнациональных и социально-экономических отношениях. Не мог стать исключением и прошедший 2008 год; напротив, он был отмечен целым рядом ярких и драматических событий, оказавших значительное влияние на текущую жизнь Балкан и их ближайшее будущее. Достаточно сказать, что именно 2008 год явился годом большого "энергетического возвращения" России на Балканы, а также одностороннего провозглашения независимости государства албанцев Косова, ставшего событием мирового и исторического значения. Итак, напомним основные события в жизни балканских стран в прошедшем году - те из них, которые были главной политической злобой дня в регионе и получали резонанс за его пределами, наиболее подробно освещались местными и мировыми СМИ.

Подписание российско-болгарских соглашений об энергетическом сотрудничестве и противодействие их реализации.

Большим началом политического года в Болгарии стал визит в Софию 17-18 января 2008 г. высокой российской делегации во главе с тогдашним президентом России Владимиром Путиным, в ходе которого был подписан пакет важных соглашений о двустороннем сотрудничестве в сфере энергетики. В частности, представители российских, болгарских и греческих компаний подписали договор о создании Международной проектной компании по строительству Трансбалканского нефтепровода Бургас-Александруполис, 51% акционерного капитала которого должен будет принадлежать российскому Трубопроводному консорциуму "Бургас-Александруполис" (образованному ОАО "Транснефть", ОАО "Роснефть" и ОАО "Газпром нефть"). Болгарская и греческая стороны получали по 24,5% участия в проекте.

18 января Россией и Болгарией было подписано также соглашение о совместном участии, с равными долями в 50%, в строительстве на болгарской территории участка магистрального газопровода "Южный поток", проектной мощностью 35 млрд. кубометров газа ежегодно, который должен будет пройти, предположительно, из района болгарского порта Варна до границы Сербии и далее в Австрию и Италию.

Наконец, 18 января 2008 года между российской компанией ЗАО "Атомстройэкспорт" и болгарской Национальной электрической компанией (НЕК) было подписано контрактное соглашение о строительстве двух энергоблоков АЭС "Белене" с легководными реакторами третьего поколения типа ВВЭР-1000, мощностью 1000 МВт каждый. Сумма контракта составила 3,997 млрд. евро; срок ввода в строй двух энергоблоков - 2013 и 2014 гг. соответственно.

Представители действующего болгарского руководства во всеуслышание говорили о значительной выгоде, которую несут Болгарии заключенные соглашения. Президент страны Георги Пырванов назвал пакет подписанных договоров покерным термином "большой шлем", означающим крупный и бесспорный выигрыш. Первые лица правящего лагеря подчеркивали, что реализация всех трех больших проектов даст Болгарии большую прибыль, гарантирует энергетическую безопасность страны, вновь сделает ее региональным поставщиком электроэнергии и существенно повысит роль Болгарии как транзитера энергоносителей для Европейского союза. Старательно акцентировался именно "европейский", ориентированный на интересы Европы характер предстоящего сотрудничества Болгарии с Россией, причем представители официальной Софии говорили исключительно об экономическом взаимодействии, избегая даже намеков на возможность расширения политического сотрудничества с Москвой, которые непременно были бы истолкованы как признак измены Брюсселю.

Конечно, подобных обвинений избежать и так не удалось. В лагере правой оппозиции и СМИ заключенные соглашения вполне предсказуемо вызвали целую бурю негодования и резкие нападки на правительство. Болгарские правые стали обвинять президента Георгия Пырванова и министра-председателя Сергея Станишева в том, что, при небесспорной экономической выгоде от сотрудничества с Россией, они сделали Болгарию "пешкой" Кремля в реализации его больших геополитических планов; что своими действиями правительство разрушает саму идею консолидированной энергетической политики ЕС, подтверждает репутацию Балкан как "мягкого подбрюшья" новой Европы, наиболее уязвимого для проникновения возрожденного "русского империализма". Высказывались и откровенные предположения, что за подписанными соглашениями может стоять личная и корыстная материальная заинтересованность отдельных болгарских руководителей. Убежденными противниками совместных российско-болгарских проектов, прежде всего нефтепровода Бургас-Александруполис и АЭС "Белене", выступили местные экологические организации. Ровно через месяц после визита российской делегации, 17 февраля 2008 года, в Бургасе был проведен референдум по вопросу об отношении местного населения к идее строительства Трансбалканского нефтепровода. Референдум полностью провалился из-за низкой явки избирателей. В голосовании приняло участие только 27,9% избирателей, или 51.225 человек. Из этого числа "за" строительство нефтепровода высказалось 3,25% (или 1.654 человека), тогда как "против" проголосовало 96,75% (49.552 человека). Тем не менее, и представители правительства, и оппозиция назвали итоги референдума своей победой. Первые заявляли, что проявленное жителями Бургаса безразличие к голосованию свидетельствует о понимании ими выгодности для Болгарии проекта трубопровода. Оппозиция и экологи, напротив, подчеркивали, что значительная часть местного населения, как минимум одна треть, высказалась категорически против нефтепровода и что ее мнение должно уважаться. После неудачной попытки вынести вопрос о Трансбалканском нефтепроводе на общенациональный референдум болгарские экологи и правые, возглавляющие местное самоуправление, избрали линию пассивного сопротивления и блокирования любых попыток интенсифицировать реализацию данного проекта. Об эффективности этой тактики свидетельствует то, что вплоть до конца 2008 года правительство не смогло добиться никаких существенных подвижек к началу строительства нефтепровода Бургас-Александруполис, и это внушает серьезные сомнения в перспективах конечного успеха этого предприятия.

Наиболее динамично на сей день развивается проект строительства АЭС "Белене". 3 сентября 2008 года при личном участии премьер-министра Сергея Станишева состоялась официальная торжественная церемония открытия строительных работ (точнее, их возобновления, поскольку при прежних правительствах Болгарии работы уже несколько раз начинались, но потом вновь замораживались). В октябре болгарское руководство достигло принципиальной договоренности с германским энергетическим концерном RWE Power о привлечении его к проекту АЭС "Белене" в качестве инвестиционного партнера. 19 декабря 2008 года было подписано акционерное соглашение об участии RWE Power в проекте строительства АЭС Белене, совместно с принадлежащей болгарскому государству Национальной электрической компанией. По этому соглашению, в обмен на 49% акций "Электрической компании Белене" концерн RWE обязуется осуществить капитальную инвестицию в проект в размере 1,275 млрд. евро, выделить в качестве премии для НЕК 550 млн. евро и предоставить до конца 2009 года корпоративный заем в 300 млн. евро на текущие расходы и закупку оборудования. При этом НЕК сохранит в своем распоряжении контрольный пакет акций в 51%. В то же время представители RWE Power озвучивали свои расчеты на то, что именно их концерну впоследствии будет доверено управление эксплуатацией АЭС "Белене". Таким образом, ошибочным было бы полагать, что данный объект будет находиться в сфере полного влияния российской атомной промышленности.

Руководство Болгарии подтверждает свою уверенность в том, что работы по строительству АЭС "Белене" будут выполнены в установленные сроки и два реактора станции будут запущены, как и предполагалось, в 2013 и 2014 гг.

Что же касается российско-болгарского сотрудничества в области транзита природного газа, важно напомнить, что, несмотря на подписанное с Россией соглашение по "Южному потоку", руководство Болгарии в 2008 году неоднократно заявляло, что стратегическим приоритетом его страны является также и участие в проекте европейского газопровода NABUCCO, конкурирующем с "Южным потоком". По мнению Софии, для Болгарии вполне возможно участие в обоих проектах. Представители болгарского руководства присутствовали на различных организационных мероприятиях и совещаниях учредителей проекта NABUCCO. Кроме того, в 2008 году власти Болгарии провели ряд переговоров с Азербайджаном, Египтом и Туркменией и достигли предварительных договоренностей о возможных поставках из этих стран в Болгарию природного газа в объемах 1, 1,5 и 2 млрд. кубометров газа в год, соответственно. Эти поставки в совокупности могли бы полностью удовлетворить потребности Болгарии в "голубом топливе", которое ныне поставляется ей только из России. Однако эксперты подчеркивают крайнюю сложность практического осуществления поставок газа в Болгарию из Азербайджана, Египта и Туркмении, а также расходятся во мнениях о том, чего было больше в "газовой дипломатии" Софии последних месяцев - действительного поиска альтернативных источников поставок газа или же демонстрации таковых усилий Европейскому Союзу, болгарскому обществу и правой оппозиции.

Борьба за власть в Сербии: очередные выборы президента, досрочные выборы в Скупщину и формирование нового правительства.

Первым актом борьбы за власть в Сербии в 2008 году стали очередные президентские выборы, прошедшие в два тура 20 января и 3 февраля. Главными претендентами на пост главы государства выступали действующий президент Борис Тадич и заместитель председателя Сербской радикальной партии (СРС) Томислав Николич, фактически возглавлявший партию в отсутствие ее бессменного лидера Воислава Шешеля, который находится в тюрьме Гаагского трибунала. Как и на предыдущих президентских выборах 2004 года, Николич победил в первом туре голосования, набрав 40% голосов и опередив Тадича, получившего 35,4% голосов. Перед предстоявшим 3 февраля вторым туром проевропейские и либеральные политические силы Сербии, при мощной идеологической и пропагандистской поддержке Запада, объединились под лозунгом необходимости переизбрания президентом Тадича и недопущения победы радикала Николича. Специалистами высказывалось мнение, что определенную роль сыграл и визит Тадича в Москву 25 января, в ходе которого были заключены важные российско-сербские энергетические соглашения. Это уверило часть консервативного и патриотического электората Сербии в том, что власти России настроены сотрудничать именно с президентом Тадичем и его окружением. В итоге во втором туре голосования, состоявшемся 2 февраля, победу одержал Борис Тадич, набравший 50,57% голосов, тогда как Томислав Николич получил 47,7% голосов.

Однако уже менее чем через месяц после переизбрания Тадича на пост президента в Сербии начался полномасштабный правительственный кризис, обусловленный провозглашением независимости Косова 17 февраля и последовавшим расколом в рядах правящей коалиции ДС и Демократической партии Сербии (ДСС) тогдашнего премьер-министра Воислава Коштуницы. Камнем преткновения явился вопрос о принятии Скупщиной резолюции о замораживании Сербией отношений с Евросоюзом в случае признания его членами суверенитета Косова. Коштуница и его партия, а также радикалы СРС выступали за принятие этой резолюции, однако президент Тадич и его сторонники, составлявшие большинство в правительстве, категорически отказались поддержать ее. Оставшийся в меньшинстве премьер-министр Коштуница заявил, что он уходит в отставку и "возвращает мандат сербскому народу". Новые досрочные выборы в Скупщину были назначены на 11 мая 2008 года, менее чем через 18 месяцев после прошлых парламентских выборов. Необратимый распад коалиции Демократической партии (ДС) Бориса Тадича и Демократической партии Сербии (ДСС) Воислава Коштуницы побуждал многих считать, что это событие положит конец восьмилетнему правлению в Белграде прозападных и европофильских сил. Имелись основания ожидать, что на новых выборах в Скупщину радикалы вновь одержат верх над сторонниками Тадича и это позволит им сформировать правительство патриотической коалиции. Однако действительность преподнесла сюрприз. Развив бурную предвыборную агитацию и вновь опираясь на могущественную моральную поддержку Запада, коалиция "За европейскую Сербию" (в составе ДС Тадича и партии "Г17 плюс" Младжана Динкича) заняла первое место на выборах в Скупщину, прошедших 11 мая 2008 года. Немалую роль в повышении популярности блока Тадича у сербских избирателей сыграло подписание 29 апреля Соглашения о стабилизации и партнерстве (ССП) с Евросоюзом, последовавшее уменьшение визовых ограничений для поездок сербов в страны ЕС, а также заключение договора с итальянским концерном Fiat об открытии им автомобильного производства в сербском Крагуевце.

По итогам выборов 11 мая 250 мест в парламенте Сербии распределились следующим образом. Коалиция "За европейскую Сербию" получила 102 депутатских мандата. Сербской радикальной партии Шешеля-Николича, считавшейся главным фаворитом во время предвыборной кампании, досталось всего 78 мест в Скупщине. Возглавляемый экс-премьером Воиславом Коштуницей блок Демократическая партия Сербии - Новая Сербия (ДСС-НС, т.н. "народняки") получил 30 мандатов. Четвертой финишировала левая коалиция в составе Социалистической партии Сербии (СПС), Партии объединенных пенсионеров Сербии (ПУПС) и движения "Единая Сербия" (ЕС), получившая 20 мест в парламенте. "Ультраевропейской" Либерально-демократической партии (ЛДП) досталось 13 мандатов. Наконец, представляющие этнические меньшинства Мадьярская коалиция, мусульманский Боснякский список и Коалиция албанцев Прешевской долины получили 4, 2 и 1 место в Скупщине соответственно.

Ни одна из основных политических сил Сербии по итогам выборов 11 мая не получила возможности самостоятельно сформировать новое правительство. По иронии судьбы, отмеченной и в Сербии, и за ее пределами, одними из главных победителей стали сербские социалисты Ивицы Дачича, фактически получившие право решающего голоса в вопросе образования новой коалиции большинства. СПС сразу же стала объектом активных "ухаживаний" со стороны как "европейского" лагеря, так и национал-патриотических партий. Сторонники Тадича говорили о произошедших в СПС со времен Милошевича глубоких переменах, сделавших ее современной социально-ориентированной и чуть ли не "европейской" партией. Представители СРС и ДСС-НС взывали к патриотизму социалистов и моральным соображениям, по которым СПС не могла сотрудничать с ДС, по сути ответственной за смерть ее вождя Слободана Милошевича.

В первые недели после выборов предпочтительными выглядели шансы на формирование властной коалиции именно патриотическими партиями в союзе с социалистами. В качестве модели для такого коалиции рассматривался союз, заключенный СРС, ДСС и СПС в городской скупщине Белграда по итогам местных выборов. Затем успех начал склоняться на сторону пропрезидентского блока. Обе стороны продолжали говорить, что их переговоры с социалистами близки к успешному завершению, однако постепенно в заявлениях представителей СРС и ДСС-НС стало сквозить недовольство затягиванием сторонниками Дачича своего выбора. В СМИ стали появляться публикации о том, что, при деятельнейшем участии послов США и Великобритании в Белграде Кэмерона Мантера и Стивена Уодсворта, состоялись негласные переговоры ряда крупнейших магнатов сербского бизнеса с представителями СПС. Наконец, по прошествии шести недель со дня выборов в Скупщину, было объявлено о достижении блоком Тадича и СПС соглашения по формированию коалиции и правительства. 7 июля 2008 года Народная Скупщина Сербии после длительных дебатов утвердила новое правительство страны, которое при голосовании получило поддержку 127 из 250 депутатов. За правительство проголосовали депутаты блока "За европейскую Сербию", объединения СПС-ПУПС-ЕС, во главе с соцпартией и ее лидером Ивицей Дачичем, и представители малых партий этнических венгров и мусульман Санджака. Главой правительства был утвержден функционер президентской Демократической партии и бывший министр финансов Мирко Цветкович. Ивица Дачич получил пост вице-премьера и портфель министр внутренних дел Сербии. Однако большинство ключевых должностей в новом правительстве страны досталось сторонникам президента Бориса Тадича. Нового премьер-министра сербские политические круги и пресса однозначно восприняли как технократа-экономиста и лояльного проводника воли президента. Местные СМИ не без удивления констатировали свершившийся факт незаметного и постепенного превращения Бориса Тадича в сильного лидера, сосредоточившего в своих руках все бразды управления Сербией.

Нефтегазовые соглашения России и Сербии и борьба вокруг них.

Стержневым элементом российско-сербских межгосударственных отношений в 2008 году стало развитие вопроса о двухстороннем сотрудничестве в области энергетики. 25 января 2008 года, во время визита в Москву президента и премьер-министра Сербии Бориса Тадича и Воислава Коштуницы, были подписаны важные энергетические соглашения. Эти документы предусматривали заключение до конца 2008 года договора о покупке российской компанией ОАО "Газпром нефть" 51% акций государственной сербской компании НИС (Нефтяная индустрия Сербии) за 400 млн. евро, а также прохождение по сербской территории участка магистрального газопровода "Южный поток" и участие российской стороны в строительстве и реконструкции подземного хранилища природного газа "Банатский Двор" в сербской Воеводине.

Подавляющее большинство наблюдателей усмотрело прямую связь этих соглашений с заключенными неделей ранее российско-болгарских энергетических соглашений. Акты подписания этих соглашений с Болгарией и Сербией были восприняты как целенаправленные, последовательные и в высшей степени успешные шаги России по возвращению в Балканский регион, восстановлению там своих экономических и, по мнению некоторых, политических позиций. Были сразу же озвучены суждения, что руководство Сербии согласилось на выгодные для Москвы условия сделки по НИС в обмен на гарантии неизменной поддержки в вопросе независимости Косова в Совете Безопасности ООН и других международных организациях. Также озвучивалось и предположение, что заключением энергетического соглашения с Россией в период между первым и вторым туром президентских выборов в Сербии Тадич и Коштуница продемонстрировали, что именно с ними, а не с конкурирующими радикалами Шешеля-Николича намерен сотрудничать официальный Кремль.

Последовавший правительственный кризис в Сербии затянул ратификацию в Скупщине соглашений 25 января и подписание договора купли-продажи по НИС. Сербское руководство заявляло, что эти вопросы должны будут рассматривать уже новые составы парламенты и правительства страны. Таким образом, обсуждение условий подписания договора с Россией было временно отложено и стало в итоге одним из центральных событий последних месяцев года в политической жизни Сербии.

Представители окружения президента Тадича и члены нового правительства Мирко Цветковича неоднократно заявляли, что развитие энергетического сотрудничества с Россией является стратегическим приоритетом Сербии, наряду с интеграцией в европейские структуры. 9 сентября 2008 года Скупщина подавляющим большинством голосов ратифицировала подписанные в январе соглашения с Россией нефтегазовому сотрудничеству. "За" проголосовало 214 депутатов правящей коалиции, СРС, ДСС и НС, а "против" выступило всего 22 человека - представители оппозиционной Либерально-демократической партии, Союза воеводинских мадьяр (СВМ) и Лиги социал-демократов Воеводины (ЛСВ). Одновременно представители политических и медийных кругов Сербии подчеркивали, что принципиальное одобрение получила сама идея "газового" сотрудничества с Россией, однако вопрос об условиях продажи компании НИС все еще нуждается в рассмотрении. В течение осени, по мере приближения последнего срока для подписания договора по НИС, в сербской прессе участились публикации на тему того, что прежнее правительство Коштуницы заключило соглашение о продаже 51% НИС по заниженной цене в 400 млн. евро, тогда как, по данным внешних аудиторов, реальная стоимость всей компании могла достигать 2,2 млрд. евро. Одновременно высказывались опасения, что, заполучив НИС, российская сторона может по той или иной причине утратить интерес к строительству участка "Южного потока" на сербской территории и это принесет Сербии огромный убыток. Подчеркивалась необходимость подписания энергетических соглашений с Россией единым пакетом, чтобы при продаже НИС Сербия могла получить твердые гарантии участия в "Южном потоке". Также озвучивались обвинения в адрес энергетических компаний Сербии, якобы заключавших сомнительные текущие сделки с "Газпромом" по закупкам российского газа, причем авторы разоблачений напрямую связывали руководство этих компаний со сторонниками Коштуницы в бывшем правительстве страны. Все это давало основания подозревать, что заинтересованные круги в Сербии готовят почву для срыва или ревизии подписанных прежде энергетических соглашений с Россией.

Накануне приезда в Белград 5 декабря российской делегации во главе с председателем правления ОАО "Газпром" Алексеем Миллером и полпредом президента в ЦФО Георгием Полтавченко в ведущих СМИ Сербии стали появляться утверждения, со ссылкой на близкие к переговорному процессу источники, что сербская сторона категорически намерена добиваться от России твердых гарантий реализации проекта "Южного потока", которые могли бы быть обеспечены, к примеру, задержкой передачи Сербией ОАО "Газпром нефть" части 51% пакета акций НИС. Также высказывались опасения возможностью откладывания российских инвестиций в НИС и недовольство предложениями ОАО "Газпром нефть" по заморозке либерализации рынка нефтепродуктов в Сербии.

Главным итогом переговоров 5 декабря стал компромисс, удовлетворивший обе стороны. Российская и сербская делегации подтвердили принципиальную готовность подписать соглашения до конца 2008 года, также было принято решение о кадровых перестановках в командах переговорщиков. После переговоров в Белграде о своем выходе из переговорного процесса заявил вице-премьер и министр экономики Младжан Динкич, лидер партии "Г17 плюс", последовательно выступавший с критикой энергетических соглашений с Россией. Это подтвердило наличие в правящих кругах Сербии оппозиции сотрудничеству с Россией в сфере энергетики. Однако большинство аналитиков посчитало маловероятным раскол правящей в Сербии коалиции и предсказало успех взятого президентом Тадичем и министром иностранных дел Вуком Еремичем курса на скорейшее подписание договоров с Россией.

Наконец, 22 декабря договор о продаже НИС был парафирован в Белграде, а 24 декабря в Москве, в ходе визита в столицу России президента Бориса Тадича, представители российских и сербских кампаний подписали этот договор и дополнительные соглашения по "Южному потоку" и газохранилищу "Банатский двор"; одновременно президенты двух стран подписали соглашение о гарантиях выполнения этих договоров. Сделка по НИС получила компромиссный характер. Приобретая 51% акций сербской нефтегазовой компании по условленной прежде цене в 400 млн. евро, ОАО "Газпром нефть" обязалось до 2012 года инвестировать в нее, в форме кредита, 550 млн. евро, из которых 490 млн. пойдет на модернизацию самого предприятия, а 60 млн. - на защиту окружающей среды. Российская сторона сняла свое пожелание о приостановке намеченной на 2010 год либерализации рынка нефтепродуктов Сербии. Также новыми хозяевами НИС был утвержден пакет широких социальных гарантий сотрудникам компании.

Таким образом, 2008 год, начавшийся на Балканах подписанием российско-болгарских и российско-сербских энергетических соглашений, подошел к концу также под знаком сотрудничества России с балканскими государствами в сфере энергетики, перспективы которого, несмотря на все экономические и политические затруднения и препятствия, остаются в целом достаточно обнадеживающими.

Провозглашение независимости Косова и углубление распада края.

Главным событием в жизни Балкан в 2008 году, приобретшим всемирное и историческое значение, стало одностороннее провозглашение независимости Косова со стороны правительства этнических албанцев в Приштине. 17 февраля 2008 года парламент косовских албанцев принял декларацию независимости Косова. Сразу же после этого начался "парад признаний" суверенитета Косова. Первым государством, официально признавшим независимость Косова, стал Афганистан. На следующий же день, 18 февраля, суверенитет Приштины признали США, Великобритания, Франция, Турция, Албания, 20 февраля - Германия. В течение следующего месяца к ним присоединилось большинство государств-членов ЕС.

Признать независимость Косова до сих пор отказывается ряд ведущих мировых держав - Россия, Китай, Индия, большинство стран Латинской Америки, те из государств Евросоюза, которые ощущают на себе угрозу этнонационального сепаратизма - Испания, Румыния, Словакия, а также ряд других государств. Из соседей Сербии по Балканскому полуострову не признали суверенитет Косова Греция, Босния и Герцеговина. 9 октября 2008 года последовало признание Косова со стороны Македонии и Черногории. Этот шаг со стороны последней был воспринят в Сербии особенно болезненно и оценен как акт предательства родственных связей и общих исторических корней; прошли шумные акции протеста черногорских сербов.

Всего до конца 2008 года суверенитет Косова признало 53 государства из 192, входящих в состав ООН. Это оказалось существенно меньше того числа, на которое рассчитывали власти Косова, ожидавшие, по некоторым данным, что в течение года законность акта их сецессии признает до 100 стран-членов мирового сообщества. Одностороннее провозглашение независимости Косова вызвало бурные и массовые акции протеста в Сербии, власти которой категорически отказались признать суверенитет своего автономного края. На практике акт 17 февраля повел к еще большему обособлению населенных сербами северных районов Косова и сербских анклавов от прочей территории края. Эксперты обеих сторон не исключают возможность окончательного раскола Косова по линиям этнических границ, хотя официальные Белград и Приштина выступают против реализации такого сценария.

17 марта 2008 года в Косовской Митровице прошли крупные столкновения сербского населения с полицейскими ООН и военнослужащими KFOR, спровоцированные попыткой международных сил установить контроль над зданием суда в сербской части города. Полицейские и военные были забросаны камнями, бутылками с "коктейлем Молотова" и ручными гранатами. Общее число раненых превысило 100 человек; один украинский полицейский скончался. После этого полицейские силы миссии ООН были выведены из Митровицы, и безопасность там обеспечивали силы KFOR.

На протяжении лета и осени 2008 года руководство ООН и ЕС вело сложные переговоры с Белградом и Приштиной об изменении формата присутствия в Косове ооновской миссии UNMIK и о фактической передаче ее функций европейской судебно-полицейской миссии EULEX. Власти Приштины отказывались принять предложенный Генсеком ООН Пан Ги Муном т.н. План "шести пунктов", определявший режим работы судебных, полицейских и таможенных органов на севере Косова и предусматривавший защиту сербского исторического и культурного наследия в крае. По мнению албанских косовских властей, реализация этого плана означала бы закрепление фактического двоевластия в Косове и сохранение его сербских районов под контролем Белграда. Сербская сторона одобрила "шесть пунктов" и дала согласие на размещение миссии EULEX на севере края, при соблюдении условий, что она будет "статусно-нейтральной" и не будет проводить в жизнь План Марти Ахтисаари, предполагающий создание независимого косовского государства.

Наконец, 26 ноября Совет Безопасности ООН утвердил предложенный Генсеком Пан Ги Муном доклад о размещении на территории Косова и Метохии миссии EULEX. В докладе говорилось, что EULEX должна будет действовать в Косове под эгидой ООН, с полным соблюдением условий резолюции СБ ООН 1244 и строго-нейтрального отношения к вопросу о статусе Косова. Таким образом, международное сообщество полностью поддержало условия, на которых официальный Белград был готов согласиться на размещение EULEX. Сторонники президента Сербии Бориса Тадича назвали это решение своим крупным успехом, однако сербская патриотическая оппозиция подвергла позицию властей критике, называя их действия очередным шагом к окончательной утрате Косова. Крупные акции протеста против размещения EULEX провела и косовская албанская националистическая оппозиция, считающая принятые условия уступкой "сепаратизму" северных сербских районов. В середине декабря миссия EULEX начала свою работу на всей территории Косова.

Бухарестский саммит НАТО 2-4 апреля и достижения евроатлантической интеграции государств Балканского полуострова в 2008 году.

Одним из центральных пунктов повестки 49-го ежегодного саммита стран-членов НАТО, прошедшего в Бухаресте 2-4 апреля 2008 года, стал вопрос о расширении Альянса в западной части Балканского полуострова. Предполагалось, что на этом саммите приглашение к участию в Плане действий по членству в НАТО (ПДЧ) получат Хорватия, Албания и Македония. Перед саммитом высказывались мнения, что наиболее реальные шансы на получение ПДЧ имеет Хорватия, немного меньшие - Албания. СМИ балканских и натовских стран отмечали заметные успехи этих государств в модернизации своих вооруженных сил по стандартам Альянса, а также их участие в операциях НАТО как на Балканах, так и за его пределами. Наибольшие сомнения вызывали перспективы Македонии, поскольку представители Греции открыто заявляли, что заблокируют получение македонской стороной приглашения к ПДЧ, если до того не будет разрешен затянувшийся спор между Афинами и Скопье о названии Македонии. Опасения македонцев полностью сбылись. Хорватия и Албания в Бухаресте были приглашены к ПДЧ, а Македония не получила такого приглашения. Это вызвало скандал на саммите - македонская делегация в полном составе покинула его раньше времени.

После этого новое правительство Македонии во главе с Николой Груевским, сформированное по итогам парламентских выборов 1 июня 2008 года, продолжило жестко и бескомпромиссно отстаивать позицию Скопье в споре о названии и сохранении "национальной идентичности македонцев". Была избрана активно-наступательная тактика. Летом 2008 года правительство Македонии впервые официально поставило перед Афинами и международными организациями вопрос о признании существования на греческой территории славянского македонского меньшинства, а также о возвращении греческого гражданства и утраченной собственности славянам-беженцам времен Гражданской войны в Греции. В Афинах эта инициатива Скопье вызвала гневную реакцию; греческие власти категорически отказались обсуждать поставленные вопросы и обвинили правительство Груевского в намеренном срыве процесса переговоров о названии.

Вслед за тем 17 ноября 2008 года правительство Македонии совершенно неожиданно для непосвященных в подготовку этого шага обратилось с иском против Греции в Международный суд справедливости ООН. По мнению македонской стороны, Афины нарушили положения статьи 11-й временного двустороннего соглашения 1995 года, согласно которой Греция обязалась не препятствовать вступлению Македонии в те международные организации и институты, которые признают ее под временно-компромиссным названием Бывшая Югославская республика Македония (FYRM, или FYROM) Нынешний министр иностранных дел Македонии Антонио Милошоский заявил, что его страна решила начать судебную тяжбу с Грецией, поскольку не видит другого средства защитить справедливость и свои права. При этом, по словам Милошоского, обращение в суд не означает отказа Македонии от продолжения переговоров о названии. Греческая сторона вновь выступила с предсказуемыми обвинениями Македонии в затягивании и срыве переговорного процесса.

Все раунды двухсторонних переговоров о названии, ведущихся при участии посредника ООН Мэтью Нимица (США), в 2008 году закончились неудачей. Обе стороны фактически отказались принять последний пакет предложений Нимица, сводившийся к употреблению названия "Северная Македония" и понятий "македонская нация" и "македонский язык" в международном общении, за исключением случаев прямых контактов Греции и Македонии.

В свете этого можно говорить о полном захождении в тупик всех усилий Македонии по интеграции в евроатлантические структуры. Недавно представители Чехии, получающей председательство в ЕС с начала 2009 года, дали ясно понять властям Скопье, что до разрешения спора о названии с Грецией Македония не может рассчитывать на начало переговоров о присоединении к Евросоюзу.

16 июня 2008 года Босния и Герцеговина подписала Соглашение о стабилизации и партнерстве с Евросоюзом, что считается первым шагом на пути получения членства в ЕС. В частности, этот документ подразумевает более свободные условия торговли, иностранных инвестиций и передвижения граждан. В то же время, представители международных организаций в 2008 году неоднократно обращали внимание, что в своем нынешнем виде БиГ имеет мало шансов не только на европейскую интеграцию, но и на сохранение в качестве одного государства. Так, высокий представитель ЕС в Боснии и Герцеговине Мирослав Лайчак (Словакия) высказал в СМИ предположение, что БиГ может распасться, причем не по "бархатному" чехословацкому сценарию. После провозглашения независимости Косова представители властей Республики Сербской неоднократно заявляли, что оставляют за собой право на референдум по вопросу о выходе РС из состава БиГ.

Наиболее радужно в 2008 году выглядели перспективы евроатлантической интеграции Хорватии. Однако 17 декабря 2008 года премьер-министр Словении Борут Пахор заявил, что Любляна наложит вето на переговоры о вступлении Хорватии в ЕС до разрешения спора о линии морской хорватско-словенской границы в Пиранском заливе.

Таким образом, общие достижения балканских государств в деле интеграции в евроатлантические структуры были в 2008 году весьма скромны. Перспективы Македонии и Боснии и Герцеговины кажутся более чем туманными; отсутствует ясность и в вопросе о европейском будущем Сербии, несмотря на все заявление на эту тему нынешнего сербского руководства.

Весенний коррупционный скандал в Болгарии, смена руководства МВД и перестановки в правительстве Станишева.

В Болгарии у коалиционного правительства Сергея Станишева по-настоящему большие трудности начались весной 2008 года, когда разразился оглушительно громкий скандал из-за коррупции в возглавляемом Руменом Петковым (БСП) Министерстве внутренних дел. Начало ему положил депутат от оппозиционной правой партии ДСБ (Демократы за сильную Болгарию), обнародовавший материалы прослушивания, которые говорили о том, что заместитель начальника Управления по борьбе с организованной преступностью МВД Иван Иванов за вознаграждение передавал бизнесменам оперативную информацию о расследованиях в отношении них. Одновременно стало известно, что в декабре 2006 года Румен Петков провел конфиденциальную встречу в софийском ресторане с бизнесменами Пламенном Галевым и Ангелом Христовым, бывшими сотрудниками спецподразделения по борьбе с организованной преступностью, также известными как "братья Галевы" и пользующимися в Болгарии устойчивой репутацией бандитов и боссов мафии. В то время в отношении "братьев Галевых" велась оперативная разработка по их причастности к производству синтетических наркотиков. Сам Румен Петков позднее объяснял свои контакты с лидерами организованной преступности желанием договориться с ними, чтобы в ближайшие дни, когда Болгария должна была получить членство в ЕС, на улицах бы меньше стреляли.

На волне вспыхнувшего скандала 11 апреля 2008 года оппозиция предприняла очередную попытку провести в Народном Собрании вотум недоверия правительству Станишева, из-за связей его членов с организованной преступностью. Правительство устояло благодаря голосам депутатов от БСП и ДПС, однако представители их третьего партнера по коалиции, "царской" партии НДСВ, воздержались во время голосования, в чем многие увидели признак серьезного раскола единства властной коалиции. 13 апреля Румен Петков подал прошение об отставке с поста главы МВД, которое было принято министром-председателем Станишевым. Правые СМИ язвительно сравнивали правительство Станишева с самолетом, от которого отвалилось сначала одно крыло (бывший министр экономики и энергетики Румен Овчаров, потерявший свой пост в 2007 году из-за скандала о злоупотреблениях), затем и второе (Румен Петков). Представители власти пообещали провести крупные кадровые и структурные перестановки в правительстве, и таковые состоялись 24 апреля, когда было утверждено назначение новых министров внутренних дел, обороны, здравоохранения и земледелия. По мнению многих, в этот день был образован "второй кабинет Станишева". Правящая тройственная коалиция БСП, НДСВ и ДПС сумела пережить кризис, однако он стал для нее очень серьезным испытанием и нанес трудновосполнимый ущерб популярности правительства.

Кризис с освоением Болгарией еврофондов и полемика Софии с Брюсселем.

23 июля 2008 года были обнародованы доклады Еврокомиссии о достижениях новых членов ЕС в деле расходования европейских фондов и в борьбе с коррупцией. Как и предполагалось, успехи Болгарии на этом поприще были подвергнуты в докладах наиболее резкой и убийственной критике. Прямым следствием доклада 23 июля стало наложение на Болгарию беспрецедентно крупных финансовых санкций. Еврокомиссия заморозила выплату Болгарии 560 млн. евро по инфраструктурной программе PHARE, 144 млн. евро по дорожной программе ISPA и 121 млн. евро по сельскохозяйственной программе SAPARD. Были отозваны аккредитации у отвечавших за расходование европейских фондов двух агентств, действующих в рамках министерств финансов и регионального развития Болгарии. Брюссель объявил, что названные средства будут временно заморожены, однако они могут быть окончательно потеряны Болгарией, если она не добьется прогресса к декабрю 2008 года. Правая оппозиция единым фронтом выступила с требованием немедленной отставки министров, ответственных за расходование еврофондов, и инициировала очередной вотум недоверия в парламенте. В этих непростых условиях правительство сохранило полное спокойствие и частично признало трудности с расходованием еврофондов и свою ответственность за это. В то же время, премьер Станишев четко и во всеуслышание заявил, что он не намерен "кидать жертвы волкам ради чьего-то успокоения". В частности, он отказался увольнять министров регионального развития и финансов Асена Гагаузова и Пламена Орешарского, которого оппозиция и европейские структуры называли лично ответственными за допущенные злоупотребления с еврофондами. Вотум недоверия закончился очередной неудачей оппозиции. 25 ноября 2008 года было обнародовано новое решение Брюсселя, по которому была полностью аннулирована аккредитация двух агентств при министерствах финансов и регионального развития Болгарии, занимавшихся освоением и распределением еврофондов по программе развития инфраструктуры PHARE. В силу данного решения 340 млн. евро оказались замороженными на неопределенный срок, а 220 млн. евро, контракты на расходование которых еще не были заключены, оказались безвозвратно потеряны для Болгарии. Этот шаг Брюсселя вызвал новые шумные нападки оппозиции на правительство Сергея Станишева и достаточно острые полемические выпады болгарского руководства в адрес европейских структур. Президент Пырванов, премьер Станишев и ряд членов его кабинета назвали решение ЕС пристрастным, необъективным и несправедливым в отношении Болгарии, вызванным борьбой политических течений в рядах европейской бюрократии и желанием за счет Болгарии восполнить часть потерь от мирового финансового кризиса. Правая оппозиция и СМИ обвинили правительство в начале им "войны" с Евросоюзом, в разжигании евроскептических и антиевропейских настроений в стране для оправдания собственных ошибок и завоевания очков в предстоящей предвыборной гонке.

В целом можно констатировать, что начатое оппозицией осенью 2008 года систематическое наступление на правительство Станишева (скандал вокруг болгарского Государственного агентства национальной безопасности, ДАНС; скандал из-за повышения внутренних на газ, скандал вокруг самоубийства начальника кабинета главы ДПС Ахмеда Догана) выразилось в создании стабильно напряженной политической обстановке в стране, что может ослабить позиции БСП и ее союзников перед парламентскими выборами в июле 2009 года.

Арест и выдача в Гаагу Радована Караджича.

Главной мировой сенсацией последней декады июля 2008 года стал арест сербскими спецслужбами в Белграде бывшего лидера боснийских сербов, экс-президента Республики Сербской Радована Караджича и последовавшая выдача его Международному трибуналу по бывшей Югославии в Гааге. По словам сербских властей, Караджич был арестован в Белграде поздно вечером в понедельник 21 июля в результате тщательно спланированной и подготовленной операции Агентства безопасности и информации (БИА). Сопротивления задержанный не оказал, однако, по утверждениям Караджича и представителей его защиты, он был арестован еще в пятницу 18 июля в автобусе № 83, шедшем по маршруту Новый Белград - Батайница, после чего его три дня продержали в неизвестном месте.

Очень скоро после ареста Радована Караджича журналистам удалось выяснить некоторые подробности той жизни, которую он вел, скрываясь от представителей властей и Гаагского трибунала. Один из наиболее разыскиваемых людей на территории бывшей Югославии и всей Европы последние годы жил и работал в столице Сербии под именем д-р Драган Давид Дабич. Он снимал квартиру на улице Юрия Гагарина, д. 267, в Новом Белграде и вел достаточно публичный образ жизни; в частности, он посещал местную кафану, где висели портреты самого Караджича и Ратко Младича, иногда в компании под гусли пел песни о самом себе. Будучи дипломированным врачом-психиатром, Караджич все последние годы занимался "альтернативной медициной" и имел обширную практику, привлекая пациентов обещаниями излечить практически все болезни с помощью "энергетических потоков". Общавшиеся с ним люди отмечали, что Караджич говорил как белградец, без признаков боснийского акцента.

Арест Караджича вызвал бурную реакцию в Сербии и Боснии и Герцеговине. Представители сербских патриотических кругов, прежде всего сторонники Сербской радикальной партии, назвали арест экс-лидера Республики Сербской национальной трагедией и очередным актом предательства со стороны президента Бориса Тадича, его окружения и правительства. В Белграде и других городах прошли массовые митинги и акции протеста; митинг в столице Сербии вечером 29 июля, собравший около 15 тыс. человек, закончился столкновениями с полицией, в ходе которых пострадало 80 человек.

Местные сторонники действующего руководства Сербии одобрили его решимость выполнять взятые на себя обязательства по сотрудничеству с Гаагским трибуналом и высказывали уверенность в том, что, хотя ни у кого и нет оснований говорить о беспристрастности судей МТБЮ, выдача ему разыскиваемых сербских лидеров может ускорить процесс интеграции Сербии в европейские структуры.

Представители более умеренной и консервативной части сербского общества обращали внимание на то, что местные СМИ, целиком увлекшись обсуждением занимательных подробностей подпольной жизни и задержания Радована Караджича, упустили из виду главное - арест бывшего лидера Республики Сербской дал повод мировой общественности, забыв о презумпции невиновности, утвердительно говорить о якобы совершенных Караджичем страшных преступлениях и, фактически, вновь обвинять сербскую сторону во всех ужасах войны в Боснии 1992-1995 гг.

Среди мусульманского населения Боснии и Герцеговины известие об аресте Караджича вызвало бурное ликование. Лидеры боснийских мусульман выступили с заявлениями, что арест и суд над Караджичем вновь ставят на повестку дня вопрос о необходимости ликвидации нынешнего статуса Республики Сербской, "созданной геноцидом". Власти Баня-Луки отвечали на это гневными протестами.

30 июля Радован Караджич был выдан представителям Гаагского трибунала, доставлен, с соблюдением строгих мер секретности и безопасности, доставлен в тюрьму МТБЮ в Схевенингене, пригороде Гааги, и уже на следующий день впервые предстал перед судьями трибунала. Экс-лидер боснийских сербов сразу же выступил с громким заявлением о том, что в 1996 году им был заключен тайный договор со спецпредставителем президента США по Балканам Ричардом Холбруком. Суть договора, по словам Караджича, заключалась в том, что он получал от администрации США гарантии личной безопасности и денежное содержание в размере 600 тыс. долларов, при условии ухода со всех государственных и партийных постов Республики Сербской и полного отказа от выступлений на публике.

Центральные сербские газеты опубликовали полный текст соглашения Караджич-Холбрук, который ранее, в том числе в виде факсимильной копии, уже печатался прессой Республики Сербской. Впрочем, Ричард Холбрук, как и раньше, заявил, что его подпись под документом подделана; на этом развитие истории о предполагаемой тайной сделки администрации Билла Клинтона с Радованном Караджичем временно остановилось.

Раскол в рядах Сербской радикальной партии.

Многие политологи предсказывали, что начало осеннего политического сезона в Сербии станет временем консолидации национал-патриотической оппозиции и начала ее наступления на правительство. Вместо этого одним из главных событий осени на политической сцене в Сербии стал раскол крупнейшей и самой непримиримой оппозиционной силы - Сербской радикальной партии. Непосредственным поводом к расколу послужили споры в партийном руководстве по вопросу о позиции СРС при голосовании в Скупщине по ратификации Соглашения о стабилизации и партнерстве (ССП) Сербии с Евросоюзом. Заместитель председателя и уже много лет фактический лидер СРС Томислав Николич проявлял готовность к компромиссному шагу - его партия поддержала бы ССП в парламенте, при условии включения в текст закона о ратификации (а не самого Соглашения) слов о том, что край Косово и Метохия является неотъемлемой частью Сербии. Однако уже 5 сентября руководство СРС, получив указания от Шешеля из Гааги, сообщило, что не поддержит Соглашение в Скупщине, сразу после чего Николич объявил о своем выходе из партии.

По мнению большинства сербских политологов, конфликт между Николичем и Шешелем назревал давно и был неотвратим. Даже находясь в тюрьме Гаагского трибунала, Шешель сохранил непререкаемый моральный авторитет и влияние в партии, прежде среди ее наиболее радикально и непримиримо настроенных членов. В свою очередь, Николич за последние годы многое сделал для улучшения публичного образа СРС, превращения ее в серьезную парламентскую силу, использующую цивилизованные средства политической борьбы. Жесткий контроль и диктат со стороны Шешеля все менее удовлетворял его.

8 сентября Томислав Николич заявил об основании в Скупщине 13-ю его сторонниками-депутатами собственной фракции под названием "Вперед, Сербия" ("Напред Србија"). 12 сентября СРС окончательно исключила из своих рядов Томислава Николича и 17 его сторонников-депутатов Скупщины. Вместе с Николичем ряды Сербской радикальной партии оставил и другой ее ключевой функционер - генеральный секретарь Александр Вучич. 21 октября 2008 года была официально учреждена новая партия Томислава Николича - Сербская прогрессивная партия (Српска напредна странка, СНС). Новая партия представляет себя как консервативную патриотическую силу и заявляет о намерении жестко отстаивать целостность Сербии и противодействовать курсу президента Тадича. Однако все больше экспертов говорит о том, что в будущем нельзя исключать возможность сотрудничестве "напредняков" Николича с лагерем проевропейских сил Бориса Тадича. В целом же раскол в стане СРС существенно ослабил правую оппозицию и укрепил положение правящей в Сербии прозападной коалиции, ведомой демократами Тадича.

Правительственный кризис, досрочные выборы и формирование нового правительства Македонии.

Весной 2008 года в Македонии обострился правительственный кризис, вызванный конфликтом между основной правящей партией славянского большинства - правой ВМРО-ДПМНЕ премьер-министра Николы Груевского - и ее партнером по коалиции Демократической партией албанцев (ДПА) Мендуха Тачи. Причиной конфликта послужили разногласия по выполнению условий Охридского рамочного соглашения, прежде всего по статусу албанского языка и по выплате денежных компенсаций участникам албанских бандформирований во время восстания 2001 года. В знак несогласия с позицией Груевского и его сторонников 14 марта 2008 года ДПА объявила о своем выходе из правительства, которое лишилось большинства в парламенте. В результате сложных переговоров и уступок правительства сторонники Мендуха Тачи 24 марта согласились вернуться в состав кабинета, чтобы на Бухарестском саммите НАТО Македонию могло представлять правительство парламентского большинства.

Однако провал Македонии в Бухаресте сделал неизбежным проведение досрочных выборов в Собрание (парламент) страны, которые состоялись 1 июня 2008 года. За места в Собрании состязались, от славянского большинства населения страны, ведомая Николой Груевским правая коалиция "За лучшую Македонию" во главе с ВМРО-ДПМНЕ и левая социал-демократическая коалиция "Солнце" во главе с Радмилой Шекеринской. За голоса албанских избирателей боролись Демократический союз за интеграцию (ДУИ) Али Ахмети, считающийся политической организацией албанских бандформирований времен мятежа 2001 года, и более умеренная ДПА Мендуха Тачи. Все партии шли на выборы под лозунгами необходимости скорейшей евроатлантической интеграции Македонии. Блок Груевского также обещал бескомпромиссно отстаивать национальную идентичность македонцев в споре с Грецией о названии страны, что стало одной из причин его успеха.

В ходе голосования 1 июня в населенных албанцами районах Македонии имели место многочисленные нарушения и акты насилия, стрельба из автоматов Калашникова, столкновения сторонников албанских партий между собою и с властями, в результате чего были раненые и один убитый. Европейские и международные структуры дали весьма низкую оценку организации парламентских выборов в Македонии и, по их итогам, общему уровню развития демократических институтов страны. Сторонники Али Ахмети из радикальной ДУИ обвинили власти в том, что они путем прямого давления и фальсификации обеспечили своим союзникам из ДПА результат, равный достижениям ДУИ. 15 июня состоялось повторное голосование на 187 участках в албанских районах Македонии, по итогам которого ДУИ несколько улучшила свои результаты, а ДПА уступила ей часть своих мандатов.

Главным итогом выборов 1 июня стала убедительная победа сторонников Николы Груевского, занявших 63 места в 120-местном Собрании. Сокрушительное поражение потерпела левая коалиция "Солнце", получившая всего 27 мест в парламенте. ДУИ Али Ахмети завоевала 18 мандатов, а ДПА Мендуха Тачи - 11 мандатов. Правый блок Груевского получил возможность в одиночку сформировать правительство абсолютного большинства. Однако Груевский подтвердил свою готовность соблюдать условия Охридского соглашения и обеспечить участие одной из албанских партий в правительстве. Первоначально высказывались предположения, что Груевский продолжит сотрудничество со своим прежним партнером ДПА, тем более что сторонников ДУИ он ранее открыто обвинял в экстремизме и говорил о невозможности работать с ними в правительстве. Однако в итоге в состав нового коалиционного правительства Македонии вошли именно представители ДУИ Али Ахмети. По мнению большинства экспертов, это стало результатом непростого компромисса, обеспечившего Груевскому поддержку ДУИ в споре с Грецией о названии Македонии, в обмен на ряд важных уступок в вопросах о положении албанского меньшинства в стране. Одним из подтверждений этого послужило и признание официальным Скопье независимости Македонии, последовавшее 9 октября 2008 года.

Парламентские выборы в Румынии и формирование нового левоцентристского правительства широкой коалиции.

Главным политическим событием прошедшего 2008 года в Румынии стали всеобщие парламентские выборы, состоявшиеся 30 ноября и зафиксировавшие рекордно низкую явку избирателей. По итогам выборов коалиция Социал-демократической (ПСД) и Консервативной партий (ПК) менее чем на 1% опередила своих главных конкурентов из Либерально-демократической партии (ПДЛ) при голосовании по партийным спискам, однако, с учетом голосования по вновь введенной мажоритарной системе, ПДЛ, связанная с нынешним президентом Румынии Траяном Бэсеску, получила на три парламентских места больше, чем конкурирующая коалиция. В Палате депутатов ПДЛ завоевала 115 мест, ПСД-ПК - 114 мест, Национал-либеральная партия (ПНЛ) - 65 мест и Демократический союз венгров в Румынии (УДМР) - 22 места. В Сенате ПДЛ получила 51 место, ПСД-ПК - 49 мест, ПНЛ - 28 мест и УДМР - 9 мест.

Таким образом, правившая до того момента в Румынии Национал-либеральная партия (ПНЛ) Калина Попеску-Тэричану заняла третье место и лишилась возможности сохранить ведущие позиции во власти. Практически равного результата добились две основные оппозиционные силы Румынии - пропрезидентская Либерально-демократическая партия Эмиля Бока и Социал-демократическая партия во главе с Мирчей Джоанэ. В результате непродолжительных межпартийных переговоров и консультаций было объявлено об образовании широкой коалиции ПДЛ и ПСД и формировании ею правительства. Пост премьер-министра в новом правительстве занял председатель Либерально-демократической партии Эмиль Бок. Главной задачей нового правительства Румынии было объявлено противодействие застойным и кризисным явлениям в экономике страны. Также члены кабинета заявили о намерении сохранить и расширить различные социальные программы, однако эти трудновыполнимые обещания вызвали скепсис у экспертов.

***

Итак, 2008 год на Балканах стал времен крупных и памятных событий, некоторые из которых были весьма важны для российской экономики (энергетические соглашения с Болгарией и Сербией) и политики (использование косовского прецедента в ходе последнего кризиса на Кавказе). Избранный руководством России "энергетический", основанный на экономических механизмах формат возвращения на Балканы пока, в целом, доказывает свою жизнеспособность и даже ряд преимуществ, по сравнению с использовавшимися в прошлые эпохи методами распространения русского военно-политического и идеологического влияния в регионе. В то же время пример Сербии и, в особенности Болгарии, доказывает, что успех реализации российских энергетических проектов на Балканах будет во многом зависеть не от экономических, а от политических событий и процессов, которые будут определяться как внутренними задачами балканских правительств и оппозиционных кругов, так и усилиями заинтересованных внешних сил.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
27.05.17
Посол США в России поклонился Тихвинской иконе Божией Матери
NB!
27.05.17
Санкт-Петербург отмечает день рождения
NB!
27.05.17
Как правильно писать стихи женщинам
NB!
27.05.17
ВКС РФ разбомбили колонну боевиков, направлявшуюся к Пальмире
NB!
27.05.17
Истребители ВВС КНР перехватили самолет США
NB!
27.05.17
В США на 90-м году жизни умер Збигнев Бжезинский
NB!
27.05.17
Реституция: РПЦ наносит ответный удар
NB!
27.05.17
Рухани переизбран. За что проголосовали иранцы?
NB!
27.05.17
Проблема белорусского поэта Некляева: невежество и...
NB!
27.05.17
Американская комедия в 40-е: от бунта до госзаказа
NB!
27.05.17
Подземный дворец коммунизма: Станция «Аэропорт»
NB!
27.05.17
Венесуэла: естественная эволюция или режиссируемая революция?
NB!
27.05.17
«Китаю не нужны корейские «ядерные грибы» у своих границ»
NB!
27.05.17
«Над саммитом НАТО нависала тень Путина»
NB!
27.05.17
The Daily Mail: «Трамп – обреченный на вечный бой»
NB!
27.05.17
Мадуро призвал оппозицию «уйти с улицы и заняться полезным делом»
NB!
26.05.17
Дубль Ярмоленко принес «Динамо» победу над «Шахтером»
NB!
26.05.17
Молдавия: мэра Кишинева Киртоакэ арестовала «рука Москвы»
NB!
26.05.17
Глава Севастополя — горожанам: Не поддавайтесь на провокации!
NB!
26.05.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 26 мая
NB!
26.05.17
Кому на самом деле принадлежат СМИ Казахстана
NB!
26.05.17
Фантазии чиновника: кому нужен Кембридж, если есть Орловский университет?