Модест Колеров: Смерть Третьего Рима и конец Византии

Москва, 1 января 2009, 00:18 — REGNUM  

Разоблачительница американской городской жизни как жизни наступающих вслед за гибелью нового Рима "тёмных веков" раннего Средневековья (Dark Age Ahead), - веков культурного беспамятства, повторяющих оболочку, а не сознательную речь цивилизации, - Джейн Джекобс нашла ёмкую формулу деградации. Формулу деградации государства, вовсе не обязательно называющегося США. Она пишет: "Что приговорило побеждённых? Проигравшие сталкиваются с таким надломом, с таким сломом обстоятельств, что их институты не могут адаптироваться к нему адекватным образом, теряют связь с действительностью и распадаются".

1. Институты и ценности

Всякий честный исследователь отдельного случая обнаруживает в нём не частную, а некую общую правду. И меня не волнует Dark Age США - за исключением разве что того водоворота, в который за ними утянется всякий, кто рискнул с ними плавать в глобализацию дальше. Меня волнует институциональная немота нашего общества, чья реакция на мировой кризис оказалась, в лучшем случае, замедленно-консервативной, а в худшем - инфантильной. Общество инертно готовится войти в третью за последние 20 лет полосу бедности. В этой новой своей, относительной бедности оно готовится к самоспасению, издалека холодно наблюдая за антикризисными усилиями высшей власти - и с презрением игнорирует вялую суету других экономполитических институтов. Эти "другие" экономполитические институты - парламенты, партии, какие-то профсоюзы, массовые коммуникации, пр. - не то чтобы парализованы. Они смешны. Как экскурсия школьников перед холстом "Иван Грозный убивает своего сына" (199 х 254 см), они жуют докризисную жвачку, входя в сеть с чем-то вроде приглашения мыслить: "Недавно в Иваново прошел интереснейший форум "Экономика ценностей России". Там муниципалитеты представляли свои бренды. Не смотря на то (да, "несмотря" - раздельно: М.К.)... и т.п."

Но нынешний "Иван Грозный убивает своего сына" в заведомо ином формате. И надо совершенно утратить связь с действительностью, чтоб не увидеть над своими чистыми от правописания головами - художество кризиса, занявшее собой уже не галерейную стенку, а небосвод. Чтобы не меняться в тени таких полотен, надо действительно быть докризисно-жвачным институтом.

2. Институты без ценностей

5 ноября 2008 года в своём первом послании национальному парламенту президент Медведев говорил о ценностях и "обновлении властных институтов": "5 миллионов наших граждан отдали голоса партиям, которые в Государственную Думу не попали. Эти люди не получили представительства на федеральном уровне... Это несправедливо. И должно быть исправлено. При этом пока не считаю необходимым снижать барьер прохождения в Государственную Думу... Моё первое предложение - дать гарантии представительства избирателям, проголосовавшим за так называемые малые партии. Считаю, что партии, получившие от 5 до 7 процентов голосов, могли бы гарантированно рассчитывать на 1-2 депутатских мандата", чтобы "представлять интересы достаточно значительного числа людей". Не секрет, что в числе миллионов, последние 15 лет страдающих хронической непредставленностью, - именно тот "гегемон стабильности", но институциональный кастрат, - средний класс, о защите интересов которого говорят идеологические вожди.

Что делают после такой прямо высказанной воли и логики "обновления институтов" законодатели субъектов федерации, не подпадающие под президентское "пока не считаю необходимым снижать барьер прохождения в Государственную Думу"? Задумываются о своём не ограниченном никаким требованием момента праве на расширение "представительства интересов", рефлексируют о ценностях и справедливости? Нет, делают они вот что: 14 ноября 2008 года Архангельское облсобрание депутатов ужесточает выборное законодательство и поднимает проходной партийный барьер с 5% до 7%. В сопутствующих комментариях законодатели говорят: послание президента о ценностях и институтах не является документом прямого действия. Демонстративный практический смысл решение приобретает ещё и потому, что очередные выборы в это собрание пройдут в марте 2009 года.

Разглядывая практику "управляемой демократии", её риторические критики и технократические апологеты, похоже, равно представляют себе - ко злу ли, благу ли - альтернативу в демократии "неуправляемой", то есть в демократии без институтов, прямой власти якобы самозаконной толпы. Стоит ли вспоминать, что эта охлократическая утопия варварской "военной демократии" - не более чем один из частных случаев беспамятного Dark Age. На деле же банальной "управляемой демократии" банально сопутствует неуправляемая бюрократия: их равно реализуют и сдерживают живые политические институты. Если сдерживают. Если живые. Если питаются ценностями и интересами, а не самозаконным потреблением жвачки.

3. Ценности-институты

Мучительное соединение ценностей и институтов, сопровождаемое демонстративным презрением неуправляемой бюрократии, может выглядеть голым заклинанием. В самом деле: партийные институты в России исторически опоздали, исторические партии уже не нужны, их партийные программы - не поле интеллектуальной борьбы. В их натужном социальном консерватизме, социальном либерализме и т.п. - нет даже квалифицированной риторики, не говоря уже о кризисном переживании ценностей, ежедневно конфликтующих с миром. В конце концов, именно "славянофильской" баланде "единения царя с народом", питающей вымышленный консерватизм, противопоставлено "обновление институтов". Но даже и в консервативном экстракте "единения царя с народом" - нет места безыдейным "генно-модифицированным" институтам. Бюрократия привыкла прятать свою слепую неуправляемость в тень национальных лидеров, но с точки зрения истории идей - она несовременна даже для ранней Византии, начавшей своё тысячелетнее сопротивление Dark Age. Свежеизданный толкователь "Институций" Юстиниана (середины 6 века) говорит, что в них "власть принадлежит императору только потому, что народ перенёс на него ту власть, которая ему самому принадлежала" (1).

Соединение ценностей и институтов перестаёт быть заклинанием: стоя в тени лидеров, ты не можешь быть лишь институтом, даже мёртвым. Обречённо стоя в тени лидеров, а не интересов, любой политический институт принуждён строиться только ценностями, а не тщетными играми в идейно кастрированные социальные сети, "лидеров мнений", гламурчиков и паркетных вождей. Без языка ценностей не имеют содержания институты, не работает культурная память, уступая варварской подделке под процедуры. Вне ценностей-институтов - какофонический хор: персонализованная клиентела, паразитизм на властных функциях, священные коровы, региональные и ведомственные кланы, трусость статусов. Теперь, внутри кризиса, этот хор либо уйдёт, либо будет истреблён, как Византия.

(1) В.Е.Вальденберг. История византийской политической литературы в связи с историей философских течений и законодательства. СПб., 2008.

Настоящая статья представляет собой вариант статьи: "Обновление институтов": Dark Age Ahead? // Русский Журнал. Тема недели. №12. 1 декабря 2008.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail