Бургас-Александруполис: Судьба любимого детища балканской энергетической политики Путина

Астана, 20 Декабря 2008, 17:24 — REGNUM  

Одна широко известная классическая военная мудрость гласит: "Обходящий может быть сам обойден". Суть этой диалектической истины в военной сфере сводится к тому, что во время выполнения обходного маневра с целью охвата фланга или тыла неприятеля, внешняя часть охватывающего крыла некоторое время сама находится в достаточно уязвимом положении для контрманевра другой стороны и сама может оказаться охваченной, в случае энергичных действий противника. Это правило действует и на тактическом, и на оперативном, и на стратегическом уровне. Если взглянуть на проблему шире, оно вполне проявляется также и в области политики, и в большом бизнесе. Это наблюдение невольно приходит на ум при рассмотрении событий, происходящих уже довольно давно вокруг реализации масштабного проекта строительства Трансбалканского нефтепровода Бургас-Александруполис, который называют одной из наиболее крупных и многообещающих внешних инициатив энергетической политики действующего российского руководства.

Идея строительства трубопровода для транспортировки российской нефти через Балканы в Средиземноморский регион в обход перегруженных черноморских проливов возникла еще в середине 1990-х годов. Около десяти лет длились вялые переговоры между Россией, Болгарией и Грецией, как и между представляющими их энергетическими компаниями. И лишь в течение второго президентского срока Владимира Путина, практически совпавшего со временем пребывания у власти в Болгарии коалиционного правительства Сергея Станишева (БСП), сторонам удалось добиться значительного прогресса в подготовке реализации проекта Трансбалканского нефтепровода. Успехи российского руководства в 2007 и начале 2008 года заставили и сторонников, и противников нефтепровода Бургас-Александруполис говорить о прорывном характере достижений на этом направлении администрации Владимира Путина и ведущих нефтяных компаний России. Обозреватели и эксперты писали о внезапном и, по сути, триумфальном возвращении русской политики и энергетики на Балканы, о том, что своими последними действиями руководство Кремля и российских энергетических компаний выполнило искусный фланговый маневр, обеспечивший контроль России над новым коридором для нефтяного транзита, в обход маршрута через черноморские проливы, обремененного комплексом логистических, экологических и политических проблем. Говорили и об успехе российской дипломатии на Балканах, поскольку компромисс Болгарии и Греции по нефтетранзитному сотрудничеству в исторически проблемном в отношениях двух этих стран регионе Эгейской Фракии был, в том числе, и победой посреднических усилий России.

Отметим, что оба конечных пункта проектируемого нефтепровода - Бургас и Александруполис - традиционно занимали важное место в международной политике на Балканах, в том числе и в большой стратегии России. Так, расположенный в устье р. Марицы Александруполис - стратегически важный порт в восточной части Эгейского моря, до 1919 года называвшийся Дедеагач - вошел в состав т.н. "Сан-Стефанской Болгарии" по условиям прелиминарного мирного договора между Россией и Турцией в 1878 году, затем по Берлинскому миру был оставлен в составе Османской империи. В 1-ю Балканскую войну в 1912 году Дедеагач был завоеван Болгарией, затем потерян ею в Первую мировую войну и отдан Греции. Выступив в 1941 году на стороне гитлеровской Германии, Болгария на время Второй мировой войны вернула себе Дедеагач и выход к Эгейскому ("Белому" для болгар) морю, затем вновь их утратила. Одним из следствий этих событий стала вынужденная массовая эмиграция болгарского населения из Фракии и Македонии. Таким образом, сотрудничество Болгарии и Греции в проекте нефтепровода Бургас-Александруполис, при решающем участии России, обещало стать важным шагом в региональном взаимодействии двух первых стран и преодолении прошлого.

Город Бургас также играл заметную роль во взаимоотношения России и Болгарии. Так, в 1887-1888 гг. в его окрестностях происходили неудачные восстания против русофобского диктаторского режима Стефана Стамболова, при негласной поддержке определенных кругов в российском руководстве. В годы Первой мировой войны русское командование всерьез рассматривало вопрос о высадке своих войск в Бургасе, с целью использования этого порта как базы для операция против Проливов и для вовлечения Болгарии в войну на стороне Антанты. Но все те события остались в прошлом, и теперь на повестке дня стоят вопросы участия России в энергетическом инфраструктурном проекте в этой части Восточных Балкан, естественно, имеющем и большое политическое значение.

Главная идея Трансбалканского нефтепровода - это возможность поставок российской нефти из черноморских портов в Средиземноморский регион и далее в обход принадлежащих Турции Босфора и Дарданелл, через которые, по введенным турецкой стороной ограничениям, не могут следовать крупнотоннажные океанские танкеры (водоизмещением свыше 300 тыс. тонн). Мало кто из экспертов когда-либо сомневался в том, что введение Анкарой этих ограничений преследовало, прежде всего, цель затруднить вывоз через Проливы каспийской нефти, в интересах поддержки трубопровода Баку-Джейхан. В соответствии с замыслом проекта Бургас-Александруполис, российская нефть должна доставляться на танкерах водоизмещением в 150 тыс. тонн в район второго по величине черноморского порта Болгарии - Бургаса - там выгружаться на берег и по трубопроводу длиной около 280 км, из которых примерно 160 км приходится на территорию Болгарии, доставляться в греческий город-порт Александруполис на эгейском побережье Фракии. Там нефть могла бы вновь грузиться на крупнотоннажные танкеры и следовать далее. Предполагаемая загрузка этого нефтепровода - 35 млн. тонн нефти в год, с возможным увеличением до 50 млн. тонн. Проект предполагает сооружение в Бургасе и Александруполисе двух нефтеналивных терминалов, самого трубопровода, необходимых насосных станций, резервуаров и прочей инфраструктуры вдоль трассы его следования. В 1999 году стоимость проекта ориентировочно оценивалась в 900 млн. долларов; ныне озвучивается мнение, что она может составить от 1 до 1,5 млрд. долларов (напр., Дневник. 25.6.2008)

Несмотря на весьма малую предполагаемую протяженность Трансбалканского нефтепровода - особенно в сравнении с другими крупными международными магистральными трубопроводами, длина которых составляет тысячи километров - труба Бургас-Александруполис успела стать самым настоящим инфраструктурным долгостроем. Напомним хронологию основных событий в развитии этого проекта.

В июле 1994 года Греция инициировала переговоры с Болгарией и Россией о строительстве нефтепровода Бургас-Александруполис, но подписание соглашения долго откладывалось из-за споров Софии и Афин о долях участия сторон в проекте. Первоначально речь шла о получении Болгарией всего 5% доли участия, которая в 1998 году была увеличена до 20%. При этом болгарская сторона настаивала на выделении ей 25%, а греческая хотела вернуться к первоначальным 5% для Болгарии.

15 июня 1995 года в Москве на встрече экспертов из Болгарии, Греции и России был подписан меморандум о строительстве нефтепровода Бургас-Александруполис. 5 декабря 1997 года в Софии после трехсторонней встречи экспертов состоялось подписание меморандума о техническом сотрудничестве, и тогда же утвержден маршрут трассы нефтепровода по территории Болгарии. Болгарский участок нефтепровода должен был получить длину около 166 км; начальный пункт участка должен был быть расположен в районе нефтяного порта Бургаса, а конечный - на болгарско-греческой границе между селами Генералово и Капитан Андреево, в общине Свиленград. 30 января 2002 года в Москве представители России, Болгарии и Греции подписали меморандум о политическом соглашении по строительству нефтепровода. 12 апреля 2005 года в Софии был подписан очередной меморандум о строительстве нефтепровода. От России свою подпись под ним поставил министр промышленности и энергетики Виктор Христенко, от Болгарии - министр регионального развития и благоустройства Валентин Церовский, от Греции - министр развития Димитрис Сиуфас. При подписании соглашения присутствовал тогдашний министр-председатель Болгарии Симеон Сакс-Кобург-Готский. Стороны оценили это соглашение как "историческое".

После прихода к власти в Болгарии правительства Сергея Станишева (БСП) стороны вели в 2005-2006 гг. многочисленные консультации и переговоры, в ходе которых был окончательно решен вопрос о том, что Россия получит в будущем проекте нефтепровода долю участия в 51%, а Болгария и Греция - по 24,5%. 1 февраля 2007 года президент России Владимир Путин во время ежегодной пресс-конференции призвал Болгарию и Грецию ускорить работу по подготовке соглашения о Трансбалканском нефтепроводе, причем не исключил и возможность реализации пессимистического сценария - нефтепровод никогда так и не будет построен, и в этом случае Болгария и Греция утратят возможность участвовать в транзите российской нефти. 15 марта 2007 года в Афинах было подписано историческое соглашение о строительстве нефтепровода Бургас-Александруполис. Официальная церемония состоялась в присутствии президента России Владимира Путина, премьер-министра Греции Константиноса Караманлиса и министра-председателя Болгарии Сергея Станишева. Тогда же была озвучена цель - начать работы по строительству нефтепровода в начале 2008 года и закончить их к 2011 году. 23 и 30 мая 2007 года соглашение было ратифицировано Государственной Думой России и Народным Собранием Болгарии, соответственно. 18 декабря 2007 года в Москве было подписано соглашение между Россией, Болгарией и Грецией о создании Международной проектной компании (МПК), регистрируемой в Нидерландах. (Более подробную хронологию всех переговоров см., например, на infocenter.bnt.bg).

Наконец, 11 января 2008 года представители российских, болгарских и греческих компаний парафировали в Афинах договор об учреждении МПК, который был официально подписан во время визита Владимира Путина в Болгарию 17-18 января 2008 года. По принципиальному важному соглашению сторон, 51% акционерного капитала проекта нефтепровода будет принадлежать российскому Трубопроводному консорциуму "Бургас-Александруполис", участниками которого являются компании ОАО "Транснефть", ОАО "Роснефть" и ОАО "Газпром нефть". Болгарская и греческая стороны получали по 24,5% участия в проекте. От Болгарии в проекте участвует "Проектная компания Бургас-Александруполис БГ", образуемая долевым участием государственных компаний "Техноэкспортстрой" и "Булгаргаз" и частной "Фронтиер". Из доли Греции 23,5% достались консорциуму Hellenic Petroleum и Thraki и 1% - греческому государству. Вслед за этим 6 февраля МПК была зарегистрирована в Амстердаме под названием Trans Balkan Pipeline.

Последние месяцы проект Трансбалканского нефтепровода не был темой передовиц болгарских и, уж тем более, российских газет. Большее внимание уделялось двум другим проектам российской "энергетической триады" в Болгарии - участку магистрального газопровода "Южный поток" и строительству АЭС Белене, которые отчасти заслоняли собой нефтепровод Бургас-Александруполис в материалах СМИ и размывали внимание общества к нему. И все же публикации по Трансбалканскому нефтепроводу, достаточно регулярно появлявшиеся в местных СМИ, создают вполне объемную картину того, что происходит вокруг проекта. Естественно, сообщения прессы освещают лишь сравнительно небольшую надводную часть айсберга, доступную всеобщему обзору, однако даже они создают устойчивое впечатление о нависшей над проектом угрозе окончательного захождения в тупик. Подписание межгосударственных соглашений по Трансбалканскому нефтепроводу в январе 2008 года стало последним мажорным аккордом в истории поступательного развития этого проекта. После этого началась его откровенная пробуксовка, вызываемая на болгарском участке не только и столько инерционностью и неповоротливостью бюрократического аппарата, сколько упорным противодействием заинтересованных сил. Самые крупные и значимые шаги к реализации проекта были сделаны после прихода к власти в Болгарии нынешнего коалиционного правительства во главе с социалистами, и это дало повод правой оппозиции существенно повысить накал своей традиционной риторики о "руке Москвы", связях правящей "красной мафии" с русскими энергетическими корпорациями, о "предательстве" кабинетом Станишева болгарских национальных интересов в угоду Кремлю. Целый шквал выступлений политиков и СМИ Болгарии пришелся на январь и февраль 2008 года.

Основная линия публичной атаки на нефтепровод Бургас-Александруполис выстраивается на широковещательных требованиях защиты экологии Болгарии. По мнению противников проекта, строительство нефтепровода может нанести непоправимый ущерб природе страны, прежде всего ее черноморскому побережью в районе Бургаса, от состояния которого будет во многом зависеть исключительно важная туристическая отрасль. Влиятельный правый еженедельник "Капитал" в статье "Бургасские разливы" суммировал все доводы экологов против нефтепровода. Прежде всего, мелководность залива Бургаса не позволяет крупнотоннажным танкерам подходить для разгрузки непосредственно к берегу. Вместо этого предполагается использовать так называемые буи - плавающие разгрузочные станции, расположенные на глубоких местах и соединенные с берегом подводными гибкими шлангами. Согласно известным планам, в заливе будет расположено два или четыре таких буя, около которых в постоянно режиме будет разгружаться по два танкера. Таким образом, в заливе одновременно будет находиться до 1 млн. тонн нефти. По мнению экологов, использование подводных шлангов, подсоединяемых и отсоединяемых вручную, представляет огромную опасность возможной утечки нефти в воду залива. Эвентуальное загрязнение нефтью побережья является еще большей угрозой - 1 тонна нефти, попав на песок, превращается в 10 тонн загрязненного вещества. Сбор 1 барреля нефти с поверхности воды может стоить от 10 до 250 тыс. долларов, тогда как на берегу эта сумма многократно возрастает.

Далее "Капитал" подчеркивает, что трасса нефтепровода до греческой границы должна пройти по горному массиву Странджа, представляющему один из островков наиболее дикой и нетронутой природы в юго-восточных областях Болгарии, близ границы с Турцией и греческой Фракией. При строительстве нефтепровода придется делать просеку шириной 100-130 метров в покрывающих Странджу лесах, что чревато эрозией почвы и пр. Всего болгарский участок нефтепровода должен пройти по трем зонам охраны природы, согласно европейской программе Natura 2000. Особые опасения связываются с тем, что через данную часть Балканского полуострова пролегает важный маршрут сезонных миграций перелетных птиц - т.н. Via Pontica - через дельту Дуная в Малую Азию. Согласно данным исследования Института зеленой политики, строительство нефтепровода и загрязнение Черного моря нефтью может угрожать едва ли не исчезновением целых видов редких водоплавающих птиц - малого корморана, розового пеликана, кудроглавого пеликана. Также экологи пугают болгарское общество угрозой массовой гибели морской рыбы. Другие доводы экологического характера сводятся к тому, что строительство нефтепровода повлечет за собой рост потребления ископаемых видов топлива и увеличение эмиссии парниковых газов; что в межгосударственном соглашении не прописаны четко нормы экологической безопасности и что организаторы проекта якобы стремятся повысить его конкурентоспособность за счет минимизации расходов на экологическую безопасность (Капитал. 8.2.2008).

В другой своей статье под характерным заглавием "Добровольный проигравший" это же издание подвергло разгромной критике экономические основания участия Болгарии в Трансбалканском нефтепроводе. По мнению "Капитала", "на фоне мегаломанской амбиции Болгарии стать энергетическим "хабом" (т.е. накопителем) Балкан, нефтепровод Бургас-Александруполис является всего лишь одной трубой в инфраструктурном кружеве, в котором еще запутается наша страна", при том что в отношении гарантий экономических выгод Болгарии проект представляет "полный провал". Издание скрупулезно перечислило все экономические доводы против нефтепровода. Сторонники проекта говорят об открытии рабочих мест, но на самом деле в Бургасе будет создано не более 70 новых мест, пишет "Капитал". (Отметим, что другие источники называют иные цифры - до 1000 новых рабочих мест в целом по проекту). Далее, власти говорят, что в Болгарии и Греции будут возведены огромные нефтехранилища емкостью до 600 тыс. тонн нефти, что, якобы, повысит энергетическую стабильность и безопасность Болгарии. Однако иностранные эксперты, возражает "Капитал", полагают, что это лишь повысит риск установления контроля России над стратегическими запасами энергоносителей в Болгарии. Ожидается, что нефтепровод Бургас-Александруполис будет ежегодно приносить в болгарский бюджет 35 млн. долларов. Однако нет никаких гарантий того, что труба получит обещанную загрузку и тем обеспечит обещанный размер транзитных отчислений в бюджет. Затем, сумма в 35 млн. долларов выглядит жалкой, по мнению издания, в сравнении с прибылями от иностранного туризма на черноморском побережье Болгарии. В прошлом 2007 году в одном лишь аэропорту Бургаса было зарегистрировано 2 млн. туристов, при том что один турист в среднем тратит в Болгарии 600 евро. Таким образом, только от туристов в районе Бургаса Болгария получила 1,2 млрд. евро. Как могут 35 млн. компенсировать потерю этих доходов, если строительство нефтепровода и возможное загрязнение вызовут отток отдыхающих, спрашивает "Капитал". По мнению прозападной Ассоциации внешней политики Болгарии, потери возможной капитализации активов в туриндустрии и местной недвижимости могут превысить 10 млрд. долларов. Кроме того, модернизация порта Александруполиса может вызвать перенаправление туда грузовых потоков, которые сейчас идут, в т.ч., через порт Бургаса, и это принесет Болгарии дополнительный убыток в налоговых и таможенных поступлениях. "Капитал" прямо высказывает сомнения в деловой порядочности участников проекта с российской стороны: "Проект будет управляться русскими. Кроме того, они находятся на входе и на выходе и смогут определять, какими будут финансовые результаты. Это означает, что они смогут декларировать малые прибыли и тем самым причинять ущерб миноритарным акционерам". Также подчеркивается, что гораздо большую выгоду из проекта извлечет греческая сторона: за счет развития портовой инфраструктуры Александруполиса, переработки части российской нефти на своих заводах и, наконец, благодаря своему мощному танкерному флоту, который будет доставлять нефть с фракийского побережья в Европу и США. (Подчеркнем, что подобные доводы, с учетом психологии народов региона и непростых болгаро-греческих отношений, могут иметь немалое влияние) (Капитал. 8.2.2008).

Эти и многие другие подобные выступления и публикации в СМИ стали частью организованной кампании, приуроченной к референдуму в Бургасе, который был назначен на 17 февраля 2008 года, по вопросу об отношении местных жителей к проекту нефтепровода. Сбор подписей для проведения референдума и его подготовка начались еще в сентябре 2007 года. (Bulgarian Post. 3.9.2007). А разрешение на него было получено в декабре 2007 года, т.е. практически накануне подписания принципиально важных межгосударственных соглашений по проекту Бургас-Александруполис.

Кампанию по пропагандистской подготовке референдума в Бургасе возглавили на общенациональном уровне руководители всех ключевых правых партий Болгарии. На местном уровне в подготовке референдума активно участвовала коалиция тех же самых партий, возглавивших после последних выборов местное самоуправление. Деятельность противников нефтепровода получила полную поддержку нынешнего градоначальника Бургаса Димитра Николова, члена влиятельной и продолжающей набирать силу правой партии ГЕРБ (Граждане за европейское развитие Болгарии). В поддержку проведения референдума в Бургасе публично высказался и софийский градоначальник Бойко Борисов, неформальный лидер ГЕРБ (Mediapool. 14.2.2008).

Представители других партий болгарской правой оппозиции обвиняли правительство Станишева в лицемерности его отношения к большим энергетическим проектам. К примеру, лидер малой правой партии ВМРО Красимир Каракачанов напомнил, что нынешний министр регионального развития Асен Гагаузов (БСП) раньше выступал против Трансбалканского нефтепровода, но, придя по власть, полностью переменил свое мнение (Mediapool. 17.2.2008). Представители правых партий направили обращение против нефтепровода в комиссию по жалобам и петициям Европейского Парламента (Mediapool. 30.1.2008)

Данные социологического опроса, проведенного Национальным центром по изучению общественного мнения (НЦИОМ) Болгарии за два дня до референдума в Бургасе, показали, что местное население недостаточно информировано о сути проекта Трансбалканского нефтепровода. Лишь 60% опрошенных знали, что по этой трубе будет транспортироваться нефть, тогда как 30% считало, что это будет газ. Около половины респондентов не могли назвать участников проекта. Только 4% опрошенных знали размер долевого участия Болгарии в проекте нефтепровода. Основным источником информации местных жителей о проекте было телевидение, из газет и радио сведения черпало в три раза меньше людей. Лишь 5% опрошенных целенаправленно следили за сведениями о нефтепроводе. Вполне предсказуемо, наиболее информированными о проекте оказались молодые, образованные, обеспеченные респонденты, прежде всего из числа жителей общины Бургас, а не сельских районов по маршруту дальнейшей трассы трубы.

Представители правительства Болгарии и играющей в нем ведущую роль БСП сдержанно отнеслись к референдуму, устроители которого преследовали явную цель торпедировать отстаиваемый государством проект нефтепровода. Так, Асен Гагаузов заявил, что в деле референдума важна сама инициатива - дать гражданам возможность высказать свое мнение, однако добавил, что те, кто организовывал референдум, знали, что не смогут изменить межгосударственные отношения, и потому его было лучше вообще не организовывать (Mediapool. 15.2.2008)

Некоторые болгарские СМИ отмечали, что в информационной борьбе вокруг нефтепровода и референдума правительство явно уступало оппозиции. Так, еще в конце 2007 года министры регионального развития и внутренних дел Асен Гагаузов и Румен Петков обещали представителям бургасской общественности провести информационную кампанию по осведомлению населения о сути и особенностях проекта нефтепровода. Однако до самого референдума власти ограничились лишь тем, что послали в Бургас Калина Рогачева (НДСВ), заместителя министра регионального развития, для представления позиции правительства по проекту. Также в начале февраля 2008 года была организована поездка делегации болгарских чиновников, журналистов и представителей неправительственных организаций в российский порт Приморск на Балтике, для ознакомления их с современными технологиями нефтяного транзита (Mediapool. 5.2.2008). Оппозиция проигнорировала это мероприятие, назвав его рекламной акцией, не имеющей ничего общего с интересами защиты природы в Бургасе.

Референдум в Бургасе 17 февраля 2008 года полностью провалился из-за низкой явки избирателей. В голосовании приняло участие только 27,9% избирателей, или 51.225 человек. Из этого числа "за" строительство нефтепровода высказалось 3,25% (или 1.654 человека), тогда как "против" проголосовало 96,75% (49.552 человека). Тем не менее - и это отмечали болгарские СМИ - результаты референдума и власти, и противники нефтепровода из лагеря правой оппозиции объявили своим успехом. Так, Димитр Николов заявил, что первый демократический референдум в Бургасе по энергетическому инфраструктурному объекту касался не только этого города и Болгарии, но и всех Балкан. По его мнению, итоги референдума были успешными, и все их результаты и технические подробности будут представлены Еврокомиссии. Лидер правой СДС Пламен Юруков заявил, что Бургас положил начало прямой демократии в стране (Дневник. 17.2.2008)

В свою очередь, министр Гагаузов заявил, что ГЕРБ и АТАКА проиграли поход против нефтепровода и что выбор бургасцев не голосовать был абсолютно логичен, поскольку они поняли, что ими пытаются манипулировать в целях, не имеющих ничего общего с их интересами. Как сказал министр экономики и энергетики Петр Димитров (БСП), местные жители не поверили, что их зовут голосовать "за экологию", поскольку все понимают, что проект нефтепровода выгоден для Болгарии.

"Почему провалился референдум в Бургасе?", - задавался вопросом "Капитал". По мнению издания, он был обречен заранее. Референдум был бы признан состоявшимся лишь при участии в голосовании 50% и еще одного человека из числа зарегистрированных избирателей. Но и в этом случае решение референдума не имело бы юридически обязывающей силы. Руководство правой оппозиции - Волен Сидеров (АТАКА), Бойко Борисов (ГЕРБ) и Пламен Юруков (СДС) - объясняли бургасцам, что из их города поднимется волна протеста, которая затем опрокинет правительство тройственной коалиции во главе с БСП. В лагере же социалистов дожидались известного заранее провала референдума, чтобы объявить, что население осознает выгоду проекта нефтепровода для Болгарии. При этом, сетовал автор комментария в "Капитале", ни одна из противоборствующих сторон, делавших на референдуме свой PR, не позаботилась честно и объективно рассказать местным жителям о выгодах и угрозах будущего нефтепровода, о связанных с ним гарантиях и его влиянии на местную туристическую индустрию. Очевидно, это и стало одной из причин безразличия бургасцев к референдуму (Капитал. 18.2.2008)

Некоторые противники нефтепровода резко эмоционально восприняли провал референдума и, особенно, победную реакцию на это властей. "Злорадство управляющих было достаточно очевидно и достигло рекордного уровня наглости в предложении некоторых министров, чтобы организаторы референдума возместили расходы на его проведение из своих средств, после того как они потерпели провал", - писал на страницах влиятельнейшего "Дневника" Петко Ковачев из Института зеленой политики. Сторонников нефтепровода этот экологический деятель назвал "болгаро-русской мафией", организованную ознакомительную поездку болгарской делегации в порт Приморск - "дорогой экскурсией с алкогольными выходками и запахом платной любви" (Дневник. 13.3.2008). Подобные выражения хорошо характеризуют общий уровень и тональность дискуссии.

После провала референдума в Бургасе в развитии проекта нефтепровода и противодействия ему наступил период кажущегося затишья. В середине марта 2008 года 70 депутатов Народного Собрания от правой оппозиции подписали предложение о проведении общенационального референдума по вопросу нефтепровода. Однако эта инициатива не получила поддержки и окончилась ничем (Дневник. 28.2.2008; Bulgarian Post. 19.3.2008). В начале апреля неудачей завершился и местный референдум по нефтепроводу в общине Созополя - маленького городка в юго-восточной части Бургасского залива. Из 12 тыс. избирателей общины голосовать явилось только 30% (Дневник. 6.4.2008)

После этого представители политической элиты Болгарии лишь изредка высказывались по поводу Трансбалканского нефтепровода. Так, лидер правой ДСБ экс-премьер (1997-2001) Иван Костов заявил в июне 2008 года, что Россия платит Болгарии чрезвычайно низкую цену за строительство на ее территории трубопроводов Бургас-Александруполис и "Южный поток", что эти проекты являются средством распространения на Болгарию политического влияния, при том что никаких экономических выгод от них болгарская сторона не получает (Bulgarian Post. 25.6.2008). Решения правительства Станишева по большим энергетическим проектам Костов назвал "инвестиционной гигантоманией", и обвинил их сторонников в пропаганде полного энергетического связывания Болгарии с Россией (Lev.bg. 24.6.2008)

В заявлениях представителей правительства Болгарии по поводу нефтепровода в последнее время стали звучать ноты пессимизма. К примеру, один из главных сторонников проекта в болгарском руководстве Асен Гагаузов заявил в минувшем октябре, что запланированное на конец 2008 года начало строительства нефтепровода откладывается. По словам Гагаузова, теперь работы могут начаться только в октябре 2009 года (т.е. уже при новом правительстве Болгарии), а закончен трубопровод будет только в 2011 году. Как сказал министр, задержка объясняется необходимостью для всех трех сторон-участниц проекта выбрать финансирующий банк, подготовить технико-экономическое обоснование проекта, определить некоторые другие детали. Гагаузов напомнил, что текущие процессы в мировой экономике привели к повышению стоимости многих международных энергетических проектов. По его словам, российская сторона предложила, в случае, если Болгария не найдет финансовых средств для обеспечения своей доли участия в проекте, профинансировать все сама. Однако болгарские партнеры России дали понять, что предпочитают инвестиционное сотрудничество с одной из зарубежных банковских компаний. Также Гагаузов сообщил, что Болгария открыта для ведения переговоров о продаже своей доли в 24,5% в проекте нефтепровода с крупными мировыми нефтяными компаниями - американской Shevron и казахстанской государственной КазМунайГаз. Ранее болгарское правительство говорило, что оставило идею продажи своей доли (Дневник. 17.10.2008). Месяцем ранее неназванный высокопоставленный чиновник в ведомстве Асена Гагаузова сообщил "Дневнику", что его министерство ищет консультанта для решения вопроса - разгружать ли нефть для будущего трубопровода через плавучие буи или же строить в Бургасе новый нефтяной порт. "Дневник" в своем редакционном комментарии напрямую связал эти сведения с давлением экологов и обратил внимание на то, что раньше Гагаузов говорил об абсолютной безопасности разгрузки через буи для прибрежной природы, но теперь, похоже, начал колебаться. Также издание повторило давно циркулирующие в правых СМИ Болгарии слухи о том, что Казахстан намеревается отказаться от участия в поставках нефти по Трансбалканскому нефтепроводу и, значит, труба может вообще не получить необходимой загрузки (Дневник. 18.9.2008)

Последним по времени крупным событием вокруг проекта нефтепровода, кстати, практически незамеченным российскими СМИ, стал громкий скандал в Бургасе 11 ноября 2008 года, при попытке представления деталей этого проекта общественности, в присутствии делегаций из Греции и России. Как следует из сообщений болгарской прессы, находившиеся на брифинге активисты 15 неправительственных экологических организаций, АТАКИ и СДС изначально не собирались участвовать в конструктивном диалоге и выслушивать другую сторону. Российскую делегацию во главе с исполнительным директором МПК Александром Таракановым встретили плакатами с лозунгами "Russians, go home!", "Мафия", "Мы, из народа, не хотим нефтепровода", "Не делайте из Бургаса Чернобыль", "Это наш город", "Бургас Москве не верит". Выступление Тараканова было с самых первых слов перебито и оборвано выкриками с мест; в представлявшего болгарскую сторону заместителя министра Калина Рогачева начали швырять коробки от компакт-дисков. Тогда же произошли физические столкновения протестующих с охраной (Дневник. 12.11.2008). По некоторым сведениям, Рогачев сказал, что проект нефтепровода может быть и прекращен, если в процессе обсуждения он не получит поддержки общества. "Судьба проекта Бургас-Александруполис тонет в неясности", - делает вывод Mediapool (Mediapool. 12.11.2008). Мероприятие закончилось полным фиаско, и это стало новым убедительным подтверждением тому, что в последние месяцы реализация проекта Трансбалканского нефтепровода фактически остановилась.

Представители БСП в местном самоуправлении Бургаса выступили с осуждением скандального поведения протестующих, которое они назвали "необоснованным, бесцеремонным и обидным". В своем заявлении социалисты заявили, что в условиях мирового кризиса, при стагнации реального сектора экономики и сокращении производственных мощностей, проект Трансбалканского нефтепровода является одной из немногих положительных инвестиционных инициатив, в которых участвует Болгария. "БСП в очередной раз защищает Бургас-Александруполис", - прокомментировал это правый "Дневник" (Дневник. 14.11.2008)

Впрочем, материалы болгарских СМИ не оставляют сомнения в том, что затруднения в реализации проекта Трансбалканского нефтепровода не сводятся к протестам экологов и популистской демагогии АТАКИ и ГЕРБа, борющихся с социалистами за власть. На более глубоких уровнях проблемы лежат серьезные конфликты личных, экономических и стратегических интересов разных групп болгарской элиты, местных и иностранных компаний, учредителей конкурирующих международных энергетических проектов.

Один из таких конфликтов возник из-за вопроса о контроле над портовым терминалом Бургаса, на котором, как предполагалось, должна была разгружаться российская нефть. Прежнее правительство экс-царя Симеона Сакс-Кобург-Готского (2001-2005) в свое время приняло решение о создании в Бургасе контролируемой государством единой инфраструктурной системы по разгрузке нефти и направлению ее по двум конкурирующим нефтепроводам - Бургас-Александруполис и Бургас-Влёра. Однако в феврале 2007 года правительство Станишева согласилось на принципиально важную уступку. Разгрузочный терминал в Бургасе должен был поступить в собственность Международной проектной компании, 51% участия в которой принадлежит российской стороне. Тем самым власти Болгарии пошли на пересмотр своего прежнего решения о создании предприятия "Универсальный терминал - Бургас", в которое входили государственная компания "Техноэкспортстрой" и частная "Фронтиер". Последнюю возглавлял бизнесмен Красимир Георгиев, считавшийся близким к тогдашнему министру экономики и энергетики Румену Овчарову, влиятельному функционеру БСП и одному из последовательных сторонников энергетического сотрудничества Болгарии с Россией. Некоторые болгарские СМИ связывали этот шаг властей с конфликтом между Овчаровым и компанией "Лукойл-Болгария" из-за контроля над бургасским терминалом.

Между прочим, в результате подчинения разгрузочного терминала Бургаса российской стороне сразу же возникали проблемы с руководством проекта AMBO (Albanian-Macedonian-Bulgarian Oil), т.е. нефтепровода Бургас-Влёра (на адриатическом побережье Албании). Соглашение о начале этого проекта было заключено в начале 2007 года, что было расценено как явный акт конкурентной борьбы с проектом Бургас-Александруполис. По сути дела, американско-европейский транзитный проект теперь оказывался в зависимости от контролируемой Россией загрузочной инфраструктуры в Бургасе. После этого болгарские власти озвучили намерение создать два независимых разгрузочных терминала для двух конкурирующих нефтепроводов. Впрочем, на сей день перспективы проекта AMBO представляются намного более туманными, чем у проекта Бургас-Александруполис. Помимо абсолютно тех же экологических проблем, остается нерешенным принципиально важный вопрос о том, откуда возьмутся 35 млн. тонн нефти в год для заполнения трубы к албанскому побережью. Ныне в болгарских СМИ проект AMBO является своего рода "фигурой умолчания"; никто всерьез не обсуждает шансы на успех его реализации.

Респектабельный софийский "Стандарт" в своей редакционной статье высказал ряд предположений о причинах разрыва между Руменом Овчаровым и главой "Лукойл-Болгария" Валентином Златевым. Осенью 2005 года эти двое были очень близки, напоминает издание. Во время большого бензинового кризиса и резкого роста цен на топливо шеф нефтеперерабатывающего завода помог министру Овчарову выйти из сложной ситуации, которая была бременем для всего недавно сформированного кабинета Станишева. Тогда Златев и Овчаров подписали соглашение, согласно которому "Нефтохим" должен был работать с нулевой прибылью, чтобы снизить цены на бензин. "Стандарт" убежден, что за это Овчарову пришлось заплатить солидными обещаниями, данными русским собственникам бургасского нефтеперерабатывающего завода. А о том, что они не были исполнены, говорит тот факт, что Валентин Златев вскоре попал в опалу и даже ходили слухи о его смене, однако до этого так и не дошло. Весьма вероятно, продолжает "Стандарт", что яблоком раздора между Овчаровым и "Лукойлом" послужил именно нефтепровод Бургас-Александруполис, точнее, терминал, на котором разгружается нефть из России. Там находится и хранилище, в котором хранятся запасы в 90-100 тыс. тонн, которые должны использоваться в случае, если танкеры из России не смогут прибыть вовремя, чтобы обеспечить нужные поставки. Собственником всего объекта было сделано общество "Универсальный терминал - Бургас". Однако участие в нем частной компании "Фронтиер" было невыгодно России, и после скандала общество было ликвидировано. Так завязалась вражда между некогда близкими Руменом Овчаровым и Валентином Златевым, связанным, по некоторым данным, с президентом Георгием Пырвановым и мэром Софии Бойко Борисовым (Стандарт. 7.5.2007). Любопытно, что теперь, как пишет авторитетный "Капитал", фирма "Фронтиер", "отодвинутая" от участия в проекте Бургас-Александруполис, связана с Мануком Манукяном, лидером Инициативного комитета по спасению Бургасского залива (Капитал. 13.11.2008).

Вскоре после конфликта с Валентином Златевым Румен Овчаров был вынужден оставить свой пост из-за громкого скандала о злоупотреблении им своими полномочиями в деле другого энергетического предприятия; и эта история нанесла чувствительный удар по позициям кабинета Станишева. Конфликт между Овчаровым и Златевым означал начало похолодания в отношениях между представителями высшего эшелона Болгарской социалистической партии и "Лукойл-Болгария". Компания "Лукойл", в лице ее дочернего предприятия "Лукойл-Болгария", была прямо или опосредованно связана со всеми ключевыми событиями в истории проекта нефтепровода Бургас-Александруполис. Напомним, что "Лукойл-Болгария" является одним из наиболее влиятельных игроков на энергетическом рынке Болгарии и всего региона. Достаточно сказать, что уплачиваемые ею налоги составляют четвертую часть всего бюджета Болгарии. Что особо важно, с 1999 года "Лукойл" является собственником завода "Нефтохим" в Бургасе, крупнейшего нефтехимического комплекса в Юго-Восточной Европе, с объемом переработки около 10,5 млн. тонн нефти в год. С самых ранних этапов развития проекта нефтепровода Бургас-Александруполис "Лукойл" неизменно выступал как один из главных его идеологов, вдохновителей и разработчиков. Болгарская правая пресса неоднократно высказывалась в том смысле, что отстранение "Лукойла" российскими государственными компаниями от проекта Трансбалканского нефтепровода может оказаться невыгодным для Болгарии, тогда как использование в проекте инфраструктурных и перерабатывающих мощностей "Лукойл-Болгарии", напротив, могло бы принести большие выгоды.

"Капитал" писал: "С русскими мы могли бы договориться, чтобы вместо нефтепровода строить продуктопровод - сырая нефть должна будет перерабатываться на "Лукойл Нефтохим", и вывозиться будут продукты с высокой добавленной стоимостью, благодаря чему будет значительная финансовая польза для страны. "Лукойл" настаивал на этом, но на финальной стадии частная российская компания была удалена из проекта и замещена государственными фаворитами, а болгарская сторона больше не ставила этот вопрос. <...> Если у них не будет доброй воли, русские могут оставить болгарскую сторону с прибылями, близкими к нулю, но с большими расходами - на отчуждение или аренду земель для нефтепровода, на решение эвентуальных экологических проблем, на государственные гарантии кредитов, а также, вероятно, на другие цели, которые еще не стали публично известны". (Капитал. 08.02.2008)

В свою очередь, проправительственные СМИ обращают внимание на особые связи между руководством "Лукойл-Болгария" и лидером ГЕРБ Бойко Борисовым. Так, в августе 2008 года близкие к БСП источники в сети распространили информацию с фотографиями о том, что Борисов находился на отдыхе "в гостях" у Валентина Златева, на роскошной базе отдыха "Лукойл-Болгарии" в Обзоре на Черном море. Подчеркивалось, что Борисов и Златев находятся в дружеских отношениях еще с тех времен, когда Борисов возглавлял крупную охранную фирму "Иппон", обеспечивавшую, среди прочего, безопасность нефтяной компании (Mediapool. 4.8.2008)

Подчеркнем сразу, что болгарские СМИ не затрагивают подробно проблему взаимоотношений между "Лукойл-Болгария" и тремя государственными российскими нефтяными компаниями, фактически возглавившими проект Бургас-Александруполис. И все же по материалам прессы Болгарии можно судить, что в ее обществе присутствует достаточно стойкое убеждение о наличии конфликта между близким к партии ГЕРБ руководством "Лукойл-Болгария" и влиятельной группой в высшем эшелоне БСП, и, вдобавок, об экономических разногласиях "Лукойл-Болгария" и трех российских госкомпаний, фактически вытеснивших "Лукойл" из реализации проекта Трансбалканского нефтепровода.

В какой мере обоснованны данные представления - это отдельный вопрос, не поддающийся раскрытию по одним лишь материалам региональной прессы. Однако даже одно существование подобных представлений, несомненно, само по себе вредит интересам проекта Бургас-Александруполис, поскольку оно усиливает сомнения болгарского общества в готовности всех участников проекта к объединенным действиям и преодолению имеющихся препятствий.

Подведем некоторые итоги. В упорной и непримиримой войне против реализации проекта Трансбалканского нефтепровода Бургас-Александруполис застрельщиками и самыми активными "бойцами" выступают различные экологические организации Болгарии и радикальная ультраправая партия АТАКА Волена Сидерова, имеющая сильную фракцию в Народном Собрании. Однако за их спинами отчетливо угадывается другая, еще более влиятельная политическая сила Болгарии - новая право-популистская партия ГЕРБ, не имеющая своей фракции в парламенте страны, но лидирующая в опросах общественного мнения. Ее фактический лидер софийский градоначальник Бойко Борисов является одним из наиболее вероятных кандидатов на пост министра-председателя следующего правительства Болгарии, которое будет образовано по итогам парламентских выборов летом 2009 года. Непосредственным организатором и вдохновителем противодействия проекту нефтепровода является мэр Бургаса от партии ГЕРБ Димитр Николов. Противодействующие проекту нефтепровода болгарские политики и СМИ активно используют в своих целях всевозможные слухи о нежелании Казахстана обеспечивать своим сырьем трубу Бургас-Александруполис (одновременно подчеркивается, что планы российской стороны строились именно на расчетах на казахстанскую нефть), а также о неизбежном значительном удорожании проекта и падении интереса к нему у российского руководства и большого бизнеса.

Ряд материалов болгарских СМИ позволяет утверждать, что крупную роль в событиях вокруг нефтепровода Бургас-Александруполис продолжает играть компания "Лукойл-Болгария", являющаяся одним из наиболее влиятельных игроков на региональном энергетическом рынке, важнейшим донором бюджета Болгарии. Поддерживающие правительство Сергея Станишева СМИ обращают внимание на давние и тесные связи руководства "Лукойл-Болгария" и лично его директора Валентина Златева с Бойко Борисовым и возглавляемой им партией ГЕРБ. Одновременно праволиберальные СМИ Болгарии исподволь, но достаточно ясно проводят мысль о целесообразности привлечения "Лукойл-Болгария" к участию в проекте Трансбалканского нефтепровода. По мере приближения июльских выборов 2009 года усиливается натиск на правительство Станишева по целому ряду направлений - обвинения его в коррупции и в связях с теневым бизнесом, проблемах с получением и освоением еврофондов, разжигании "антиевропейских" настроений и "лоббировании" русского энергетического влияния в Болгарии. Определенную немаловажную роль будут играть и прежние "экологические" нападки на основные энергетические проекты Болгарии в России - "Южный поток", АЭС Белене и, в первую очередь, Трансбалканский нефтепровод.

Таким образом, в России должны четко осознать то, что запас времени для действительного и бесповоротного запуска строительства трубы Бургас-Александруполис стремительно уменьшается. Никакие заключенные прежде соглашения в нынешних условиях не могут считаться надежной гарантией реализации этого проекта, особенно в случае смены правительства Сергея Станишева, при котором был достигнут наибольший за 14 лет прогресс на данном направлении. Ясно одно - без дополнительных энергичных усилий российского руководства по поддержке скорейшего начала реализации проекта Трансбалканского нефтепровода и устранению мешающих ей экономических конфликтов ряда крупных нефтяных компаний - труба Бургас-Александруполис, которую неоднократно называли любимым детищем балканской энергетической политики администрации Владимира Путина, не будет построена в обозримом будущем.

Василий Каширин - обозреватель ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
19.01.17
«Трамп в состоянии победить в этой войне»
NB!
19.01.17
Хотят ли американцы войны?
NB!
19.01.17
Человек русской культуры грузинского происхождения
NB!
19.01.17
Европейский либерализм у власти
NB!
19.01.17
Почему уничтожают психиатрию?
NB!
19.01.17
Daily Express: «Додон может разрушить программу Восточного партнерства»
NB!
19.01.17
Начнет ли Трамп с конфронтации с Китаем?
NB!
19.01.17
Минобороны Украины заявило о задержании российского военного под Мариуполем
NB!
19.01.17
Порошенко ищет «крышу» в Белом доме США
NB!
19.01.17
Задержан организатор выставки в Анкаре, на которой был убит посол России
NB!
18.01.17
В Брюсселе ждут Додона, чтоб показать ему «глубину отношений» Молдавии с ЕС
NB!
18.01.17
Румыния возмущена «неадекватностью» Додона и «дерзким» подарком Путина
NB!
18.01.17
Генштаб ВС РФ: сирийская армия начала наступление в районе Пальмиры
NB!
18.01.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 18 января
NB!
18.01.17
Протесты в Москве: «Диалог — вопрос стабильности самой социальной системы»
NB!
18.01.17
Протестная активность в Москве: «Собянин спасает рейтинг Путина»
NB!
18.01.17
«Без радикальных мер транспортные проблемы Москвы было не решить»
NB!
18.01.17
В Госдуме придумали, как увеличить число мужчин-учителей
NB!
18.01.17
Итальянские полицейские забывали о штрафе, восхищаясь Путиным
NB!
18.01.17
Россия готова отменить «закон Димы Яковлева» — Матвиенко
NB!
18.01.17
Что московские власти будут делать без рейтинга Путина?
NB!
18.01.17
Коста-Рика: как живут индейцы в самой счастливой стране мира