Чиновники подставляют президента Южной Осетии: представитель общественной организации

Тбилиси, 19 декабря 2008, 11:55 — REGNUM  В результате августовской войны в Южной Осетии сотни семей остались без крыши над головой, полностью потеряв свое имущество. Власти республики обещают вновь отстроить их жилье и обеспечить гуманитарной помощью, в большом количестве поступившей в Южную Осетию из России. Корреспондент ИА REGNUM побеседовал с председателем общественного Фонда граждан Южной Осетии, потерявших кров и имущество в ходе грузинской агрессии Инарой Габараевой.

ИА REGNUM: Когда и как была создана ваша организация?

В начале сентября у президента Эдуарда Кокойты была встреча с погорельцами, потерявшими свои дома и имущество в результате грузинской агрессии. На этой встрече президент предложил нам создать такую общественную организацию, которая состояла бы из самих погорельцев и которая работала бы непосредственно в контакте с президентом. 25 сентября наша организация была зарегистрирована в Минюсте, и мы начали свою деятельность официально. До этого мы тоже что-то старались предпринять, т.к. остались без крыши над головой и потеряли все имущество. Президент подарил нашей организации автомобиль для проведения мониторингов по городу и Цхинвальскому району. Нам также выделили компьютер.

ИА REGNUM: Какие задачи решает ваша организация?

Создание точных списков пострадавших лиц первой категории, т.е. людей, дома которых пришли в состояние негодности в результате боевых действий. Исходя из такой информации, мы стараемся решать проблемы таких наших сограждан, в том числе оказание гуманитарной помощи, подготовка к зиме, поиск и предоставление жилья остронуждающимся гражданам, которые проживают в настоящее время в палатках. Мы провели подворный мониторинг этих семей и составили списки. Эти списки были предоставлены президенту, и он объехал по этим спискам погорельцев, сам убедился в каком они состоянии на данный момент, где проживают, убедился в реальности их проблем. Мы видели, что он был на самом деле потрясен условиями жизни погорельцев. На мой взгляд, он не ожидал, что все настолько запущено и об этих людях, можно сказать, забыли.

ИА REGNUM: Помимо президента с вами взаимодействуют другие властные структуры, допустим та же комиссия, занимающаяся распределением гуманитарной помощи?

Нет! Мы обращались к председателю Гуманитарной комиссии - на данный момент ее возглавляет зампред правительства, министр здравоохранения Нугзар Габараев. Мы предложили ему воспользоваться в своей работе нашими списками и той информацией, которую мы собрали о пострадавших. По неизвестным причинам он отказался от сотрудничества с нами. Также мы предложили ему, чтобы в состав его комиссии в качестве наблюдателя вошел один из членов нашей организации - молодой человек, исключительно порядочный, тяжело пострадавший в августе - у него погиб отец, и он лишился своего дома и имущества. В этом нам тоже было отказано, хотя непонятно что плохого в том, что в работе комиссии, занимающейся судьбой пострадавших в этой войне, участвовал бы один из наиболее пострадавших. На это Габараев ответил нам, что "комиссия создана по указанию президента, утверждена его подписью и вас там нет, потому что он этого не хотел". Мы сильно сомневаемся, что это так, потому что мы ничьей работе не мешаем и только предлагаем свою помощь, потому что сами пострадали и хотим, чтобы всем нам по возможности быстрее помогли решить наши проблемы. И в итоге получается, что кроме президента, с нами отказываются сотрудничать все государственные органы, которые как раз для этого существуют. Ведь мы выражаем не только свои интересы, а представляем всех погорельцев, которые нам доверяют и поддерживают деятельность нашей организации.

ИА REGNUM: Как обстоят дела по распределению гуманитарной помощи среди пострадавших?

Никак. В качестве примера расскажу о том, как президент во время своей поездки по домам погорельцев распорядился оказать им немедленную гуманитарную помощь - привести дрова, теплые вещи, раскладушки. Его распоряжение выполнено не было. Чиновники, которым президент поручил это, просто-напросто подставили его перед народом. Одной старой женщине, которая с трудом передвигается, привезли старый дырявый свитер и детские ботинки, которые ей не нужны. А дрова привезли и свалили в одном месте и люди вынуждены были перетаскивать их к себе домой на довольно приличные расстояния, между тем как можно было эти дрова по местам проживания погорельцев просто развезти и многим из них - старым и немощным людям, не надо было бы надрываться. Чисто по человечески мне жаль президента, потому что он рассчитывает на своих доверенных лиц, а они его вот так подставляют. Нас же никто к гуманитарной помощи близко не подпускал, и мы вместе со всеми стояли в очередях, чтобы хоть что-нибудь получить.

ИА REGNUM: А что вообще получили погорельцы из той гуманитарной помощи, которая поступила в республику?

Подушки, одеяла матрасы и постельное белье. И достались они далеко не всем. Продуктами питания нас обеспечивали только первый послевоенный месяц, как и все население республики. Единственную реальную помощь нам оказала Русская православная церковь. Мы очень благодарны РПЦ и покойному Алексию II. В настоящее время гуманитарная помощь вообще не распределяется, потому что все ждут, когда заработает в новом составе Гуманитарная комиссия под руководством Нугзара Габараева. Он обещает, что помощь будет оказываться адресно. Мы ждем, что же из всего этого получится. Пока же единственное чувство, которое мы испытываем - это чувство разочарования. Мы не верим уже никому, кроме президента.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.