Перезагрузка Грузии: война продолжается

Гагра, 2 декабря 2008, 13:30 — REGNUM  

Российские руководители неустанно повторяют тезис о том, что не имеют ничего против грузинского народа, а все проблемы в двусторонних взаимоотношениях связаны исключительно с персоналиями грузинских политиков, затянувших свою страну в чудовищную авантюру. Формулировка эта - более чем трезвая, если не учитывать тот факт, что грузинская общественность в основе своей стоит на тех же принципах, что и политический класс, а именно на приоритете восстановления территориальной целостности Грузии. Это фундаментальная проблема, которая в долгосрочной перспективе будет определять климат российско-грузинских отношений вне зависимости от личностей руководителей Грузии, да и самой России.

Пятидневная война в августе 2008 года, предшествовавшая официальному признанию Москвой независимости Абхазии и Южной Осетии, стала одним из этапов развития ситуации в регионе. На сегодняшний день мы имеем новую реальность, которая характеризуется усилением конфликтного потенциала Грузии. Тезис о приоритете восстановления территориальной целостности еще долго не исчезнет из предвыборных программ грузинских политических партий и отдельных лидеров. Вместе с тем, грузинский политический истеблишмент сегодня со всей очевидностью осознает, что распространение контроля над признанными Россией республиками возможно только в результате новой войны, но на этот раз войны не против Абхазии или Южной Осетии, а именно с Россией. Чем чреват такой сценарий в Грузии после августа 2008 года осознают в полной мере, а потому основная надежда связывается с возможностью действенной поддержки со стороны США и других западных союзников. Иного варианта не дано...

Никаких прогнозов и сценариев на сей счет в Грузии не озвучивается - идет молчаливая перезагрузка. Никто не спешит глубинно осознавать и комментировать результаты августовской войны, поскольку такое осознание мгновенно подведет итоговую черту под провальной кампанией Саакашвили. Пока же итоги войны не осознаны, война продолжается.

Михаил Саакашвили, как политик, во главе с которым Грузия потерпела поражение в войне, будет смещен в ближайшее время. Высокая вероятность такого прогноза продиктована не столько внутриполитическими процессами в Грузии, сколько ментальными особенностями народов региона. Саакашвили будет смещен, и он внутренне готов к этому. Он спокойно наблюдает за консолидацией оппозиционного потенциала, размножением, словно грибы после дождя, различных - конструктивных и радикальных - оппозиционных партий и их блокированием. Показательно, что процесс этот протекает очень спокойно. Новоявленные оппозиционеры, например, Нино Бурджанадзе или, скажем, Зураб Ногаидели, воздерживаются от громких заявлений, особенно внешнеполитической направленности, ограничиваясь нападками на Саакашвили. Идет рутинная возня, создается новое политическое поле. Описанная инертность в основном обусловлена отсутствием новых директив со стороны Вашингтона, где все еще продолжается процесс передачи власти от республиканцев демократам. Грузия - как один из департаментов Госдепа, получит эту установку, выработанную уже по итогам анализа новой ситуации, непосредственно от Хиллари Клинтон. Какие это будут установки, приходится лишь догадываться.

1 декабря состоялось слияние в единый альянс двух грузинских оппозиционных партий, позиционирующих себя как цвет тбилисской интеллигенции - Республиканской партии и партии "Новые правые". Лидеры этих партий Давид Усупашвили и Давид Гамкрелидзе намереваются в ближайшее время официально презентовать новое объединение. В настоящее время новый оппозиционный фланг вырабатывает пакет требований, который и будет выставлен в ходе готовящихся протестных мероприятий. По некоторой информации, "интеллектуалы" потребуют назначить на весну 2009 года внеочередные президентские выборы, мотивировав их необходимость именно августовской катастрофой.

Судя по всему, новый альянс не собирается ставить на Бурджанадзе. В частности, один из лидеров Республиканской партии Леван Бердзенишвили в интервью газете "Ахали Таоба" исключил возможность избрания экс-спикера на пост президента Грузии. "Лично я никогда не признаю Бурджанадзе своим лидером, если даже об этом скажет моя партия. Грузия заслуживает большего. Вместо дамы, говорящей как лектор по политэкономии, Грузии нужен лидер, а Бурджанадзе не лидер", - заявил Бердзенишвили.

Позицию "Новых правых", а заодно и фундаментальное условие, которому должен отвечать кандидат на пост Саакашвили, сформулировал лидер этой партии Давид Гамкрелидзе. В интервью изданию "Квирис Палитра" он заявил: "на смену Саакашвили необходим такой политик, который бы устраивал грузинское общество и Запад". Таким образом, важнейшим ориентиром для альянса "Республиканцы - Новые правые" будет позиция новой американской администрации.

Второй фланг грузинской оппозиции представлен блоком "Объединенная оппозиция" во главе с Леваном Гачечиладзе. Наделавший много шума в ноябре прошлого года, Леван Гачечиладзе сегодня, что называется, проседает. Уже ясно, что его блок не пользуется симпатией американских функционеров в силу своей излишней реакционности. О том, что Гачечиладзе также не получит поддержи альянса "Республиканцы - Новые правые" прямо говорит тот же Бердзенишвили: "Время Левана Гачечиладзе истекло. Да, мы ему помогали, но сейчас с этим покончено...". Между тем, в самой "Объединенной оппозиции", являющейся скорее продуктом стихийной консолидации общественного протеста, нежели реальным и долгосрочным политическим проектом, Нино Бурджанадзе и ее партию "Демократическое движение - Единая Грузия" считают проектом Вашингтона. Один из лидеров этого оппозиционного фланга - Каха Кукава на днях заявил газете Georgian Times: "Нам придется учитывать интересы Америки в Грузии, а Нино Бурджанадзе - выразитель этих интересов".

Однако и здесь однозначной оценки нет - аналитики называют в числе претендентов на благословление Вашингтона имя молодого и амбициозного политика - постоянного представителя Грузии в ООН Ираклия Аласания. Делаются предположения о том, что последний вскоре покинет команду Саакашвили и пустится в свободное плавание. Впрочем, в случае реализации такого сценария, Аласанию можно будет воспринимать как 100-процентного назначенца США.

Итак, в Грузии налицо внутриполитическое брожение, характеризуемое оформлением нескольких центров оппозиционного движения. Впереди заключительный этап этого процесса - кристаллизация лидеров. Здесь, к уже названным Нино Бурджанадзе и Ираклию Аласания, можно добавить экс-министра иностранных дел Саломе Зурабишвили и экс-министра обороны Ираклия Окруашвили. Последний уже четко позиционирует себя как противника Бурджанадзе, однако будучи вынужден действовать из-за пределов Грузии, обладает достаточно узким набором инструментов. Особняком держатся еще несколько оппозиционных сил, в том числе, партия грузинских лейбористов во главе с Шалвой Наталеишвили. Амбиции последнего не позволяют ему рассчитывать на президентское кресло, но свою ставку он обязательно сделает после окончательного формирования оппозиционного лагеря.

Что касается Саакашвили, то он сегодня продолжает оставаться у руля власти благодаря усилиям влиятельных лиц из своего близкого окружения, инстинкту самосохранения таких одиозных личностей как глава МВД Вано Мерабишвили, советник Саакашвили и его родной дядя Тимур Аласания и глава парламентского комитета по обороне и безопасности Гиви Таргамадзе.

Судя по всему, новый внутриполитический расклад окончательно сформируется в Грузии к весне 2009 года. Если Саакашвили в первые годы правления еще делал упор на приоритете решения социально-общественных и экономических проблем Грузии, то новые руководители будут заточены исключительно на внешнюю политику. "Российская угроза" как причина всех бед будет доминировать в риторике властей, отвлекая внимание общественности от колоссального масштаба проблем, которые оставит после себя Саакашвили - тысячи беженцев, развал основных экспортных отраслей грузинской экономики, дискредитация Грузии как безопасного транзитного государства и т.д. Вступление в НАТО будет представляться в качестве спасательного круга, за который Грузии жизненно необходимо уцепиться. Фактическое решение проблем Абхазии и Южной Осетии лишь увеличило шансы на членство в Альянсе, хотя в российских экспертных кругах, почему-то, распространена иная оценка. Ведь именно членство в НАТО в будущем может быть представлено грузинской общественности в качестве компенсации за потерю двух ее бывших регионов. Точно так же, как членство в ЕС выдвигается Сербии в качестве "пряника" за податливость к ударам кнута в вопросе Косово. С другой стороны, только под гарантии НАТО Грузия может вступить в новую войну. Наращивание милитаристской риторики Украины - партнера Грузии по евроатлантическим устремлениям - один из показателей того, что довольствоваться сухим пряником для Тбилиси американские кураторы пока не готовы.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail