КПРФ и "Справедливая Россия" будут бороться за место оппозиционной партии: Интервью политолога Станислава Радкевича ИА REGNUM

Архангельск, 1 декабря 2008, 16:41 — REGNUM  

На одной из последних сессии областного Собрания архангельские депутаты КПРФ и "Справедливой России" вышли из зала заседаний, выражая таким образом протест против повышения процентного барьера для прохождения в депутаты по партийным спискам с 5 до 7 процентов. Генеральный директор компании "PR-3000" Станислав Радкевич полагает, что эта тенденция - объединение оппозиционных партий - продолжится. О том, какова сейчас политическая ситуация в преддверии выборов в региональные парламенты корреспондент ИА REGNUM побеседовал с экспертом в области партстроительства, посетившим в конце ноября Архангельск.

ИА REGNUM: Станислав Борисович, какие перспективы, по вашему мнению, у партии "Правое дело"? Не мертворожденное ли это дитя?

Брэнд "Правое дело" - хороший, его могли использовать еще в начале девяностых. Но это единственное, что есть хорошего в этом проекте. Правая партия должна опираться на средний класс, а именно его сейчас в стране и нет. Кризис ударяет именно по среднему классу, это уже было в 1998 году и вот сейчас это повторилось. У этого проекта нет социальной базы. Поэтому нужны гениальные организаторы, которые смогут слепить воедино то немногое, что осталось. Но таких там нет. В "Правом деле" есть старые политические кадры, у которых один раз ничего не получилось, и есть поддержка Кремля. Но Кремль в этом отношении бессилен, все его попытки создать партию проваливались. Единственный проект, который более-менее удался - это "Единая Россия", работа над которой началась задолго до того, как появились нынешние кремлевские деятели. Но как партстроитель - а это моя профессиональная деятельность, - я могу сказать, что и "Единая Россия" - еще очень слабый проект. Он держится только за счет того, что он привязан к вертикали власти. Партию невозможно создать искусственно сверху. Все по-настоящему сильные партии рождались снизу.

ИА REGNUM: С чем связан ваш визит в Архангельск? Пересекается ли это как-то с вашей профессиональной деятельностью?

Да, в какой-то степени пересекается. Одна из моих целей - это пообщаться с представителями разных политических организаций, выяснить, как они видят сами себя, не нуждаются ли они в консультативной помощи, и если нуждаются, то помочь. Естественно, у каждого специалиста по партийному строительству будет, прежде всего, интерес к наиболее сильной организации. Сейчас эта организация, как ни крути, - "Единая Россия".

ИА REGNUM: Сколько должно быть членов в партии? 3000 человек для регионального партийного отделения - это много или мало?

Дело не в количестве, а в качестве. Есть рефлективные партийцы, которые на уровне рефлекса чувствуют, что нужно сделать в тот или иной момент для того, чтобы это был вклад в общепартийное дело. И я таких людей встречал немало. Именно такие люди защищали Белый дом в 1993 году. Конечно, вкладом в дело может быть не только готовность отдать жизнь за идею. Такие люди решают ежедневно какие-то мелкие проблемы по-своему - по-социалистически или либеральным способом. Именно из них формируются партийные отделения и именно на них можно опираться. Если собирать рефлективных партийцев, то 3-5 тысяч таких людей для партийного отделения вполне достаточно, чтобы выполнить главную задачу - захватить политическую власть и удержать ее.

ИА REGNUM: Могли бы вы сейчас охарактеризовать наше политическое пространство? Что сейчас происходит в политической жизни? У политологов это называется полуторапартийностью. Когда "Единая Россия" - это единица, а все остальные партии - это полушка. Хотя у нас все остальные партии еще меньшее место занимают, я бы назвал их "четвертушкой". Такая политическая система долгое время существовала в Италии. Это не помешало Италии стать одной из самых развитых демократий в мире, и иметь одну из самых сильных экономик. Такая же система существует в Японии много лет, но это не помешало Японии стать одной из великих держав и совершить японское чудо. Цифры мало что определяют, а политика - такая сложная сфера, где постоянно сохраняется очень высокий уровень неопределенности, где флуктуация одного из элементов может резко поменять всю систему. Это относится и к регионам, и к ситуации в России в целом, особенно на фоне кризиса.

ИА REGNUM: Можно ли расценивать молодежь как растущих конкурентов? С ростом численности партии неизбежно появляется внутрипартийная конкуренция. Это ослабляет ее?

Молодежь всего лишь повторяет взрослый сценарий, а не наоборот. К примеру, в Вологде сейчас идут выборы в горсовет, уже составлено 4 списка, в том числе и "мэрский", и "губернаторский". В результате образуется единый список, но те, кто не попадет в него, останутся недовольны и пойдут в одномандатные округа. И единороссы снова получат ситуацию, когда у них в каждом округе от партии представлено несколько человек. И это пример того, что главный враг "Единой России" - сама "Единая Россия". Она стала слишком большой и неуправляемой.

ИА REGNUM: Означает ли это, что кадровый вопрос решен на много лет вперед?

У них острейший дефицит кадров, несмотря на то, что очень много людей состоит в этой партии. Поэтому и появился проект "Кадровый резерв". Сумеет ли партия пережить вот этот переходный период от того, что существует, к настоящей партии - это вопрос. Я не уверен, что сумеет - не вижу в их рядах ни Гегеля, ни Энгельса, ни других великих людей. Партийную работу нужно подкреплять идеологическими поисками. "Единая Россия" нуждается во внятной идеологии также в серьезном спарринг партнере. Потому что если она останется одна, то она намертво останется привязана к госструктурам, а потом развалится.

ИА REGNUM: А нужна ли сейчас идеология?

Нужна. Иначе как вы научите молодежь реагировать одним определенным образом на события происходящие рядом? Если от природы не дано на уровне рефлексов реагировать на события, то этом нужно научиться. Кто сказал, что стратегия "Единой России" успешна? Власть у нас принадлежит не "Единой России", власть принадлежит чиновникам. Не Грызлов же решает сейчас, что будет делать партия, и не лидер регионального отделения партии в Архангельской области обозначает перспективы работы регионального отделения. Командует парадом сейчас чиновничество, администрация президента. Но кто сказал, что сейчас от региональных лидеров требуется именно это - показывать свою подчиненность партии? Ведь Архангельск - один из наиболее демократичных регионов.

ИА REGNUM: Кого можно считать кандидатом на роль этого спарринг-партнера?

КПРФ. У этой партии есть социальная опора, но для дальнейшего развития в полноценную партию КПРФ должна сотрудничать с социально-демократическими силами. Например, с профсоюзами, но с настоящими, не номинальными. В руководстве партии есть политически опытные и умные люди. Если умные выиграют, то партия пойдет по пути социал-демократии, но я уже потерял надежду на это. Есть еще один молодой интересный проект - "Справедливая Россия". У этой партии тоже есть все шансы стать социально-демократической организацией. Такая тенденция в этой партии есть и это означает, что в этом партия будет бороться с КПРФ за место главной оппозиционной партии, и она будет левее, чем центристская "Единая Россия". Если у них и будет союз, то временный. Хочу сказать, что большое количество партий в парламенте - это неплохо. Когда фракций много, это здорово страхует государство от утраты связи с народом. Когда же фракций мало, тем более, когда они берут под козырек в общении с исполнительной властью, может случиться то же самое, что случилось с КПСС, - связь с народом будет утрачена.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.