Виген Акопян: Карабах в 2009 году - правота Саргсяна не отменит победы Алиева

Гагра, 27 ноября 2008, 01:17 — REGNUM  

В процессе урегулирования нагорно-карабахского конфликта настал "момент истины". Тому способствовал целый комплекс факторов как внешнего, так и внутреннего свойства. В 2009 году проблема Нагорного Карабаха получит развитие, которое приведет либо к урегулированию, либо же к усугублению и новой войне. В этой двоякости и состоит главная особенность "момента истины" - он наступил, но может привести либо к миру, либо к новой войне.

Ошибочно предполагать, что активизация переговорного процесса по проблеме Нагорного Карабаха наступила главным образом в связи с военным действиями в Южной Осетии, развязкой, наступившей в грузино-абхазском и грузино-осетинском конфликтах. Более того, признание Россией Абхазии и Южной Осетии, то есть, фактическое достижение абхазами и осетинами своей цели, должно было, по идее, сделать Нагорный Карабах, всегда считавший себя лидером движения к независимости в ряду непризнанных образований постсоветского пространства, абсолютно непримиримым.

Активизация России в регионе - это лишь своевременная реакция на зашкаливающий грузинский нажим - военный, политический и информационный. Своевременность российской реакции определялась тем, что гарант грузинского суверенитета - США пребывали в процессе смены власти.

Главная предпосылка "момента истины" в карабахском процессе не связана с процессами в Грузии. Она заключается в уникальной внутриполитической ситуации, которая сложилась в Армении и Азербайджане. Президенты обоих государств - Серж Саргсян и Ильхам Алиев, успешно преодолев электоральные процессы, стоят на старте своих сроков правления. Очевидно, Саргсян наметил себе два срока президентства, а его азербайджанский коллега, кажется, тяготеет к пожизненному руководству своей страной. Серж Саргсян, будучи опытным политическим деятелем, старается как можно скорее освободиться от "карабахской ноши" - эта та проблема, которая словно дамоклов меч висела над головой его предшественника Роберта Кочаряна все два срока его правления, а до того разрубила политическую карьеру первого президента Армении Левона Тер-Петросяна.

Последний, почувствовав твердую решимость Сержа Саргсяна разрубить карабахский узел, свернул акции протеста, основанные на недовольстве итогами президентских выборов. Тер-Петросян ясно увидел, что процесс урегулирования карабахской проблемы перевесил по своей информативной насыщенности поствыборную тематику, в том числе и затмил в СМИ сюжет о беспорядках в Ереване 1-2 марта. Возглавляемая Тер-Петросяном оппозиция будет ждать развязки карабахского переговорного марафона, но вряд ли сможет использовать его в свою пользу. Разве что поменяет лидера, например, на экс-министра иностранных дел Раффи Ованисяна. Переключение самого Тер-Петросяна на карабахскую "волну" крайне затруднительно. Занять радикальную контрпозицию (а другая и не сыграет) Саргсяну ему помешает шлейф собственных проигрышных заявлений, сделанных в разные годы.

Что касается Саргсяна, то он проповедует в данной проблеме рациональный подход, сводящийся к личному убеждению в том, что Нагорный Карабах в долгосрочной перспективе не может стать частью Азербайджана без новой войны. Не исключено, что президент Армении уверен в том, что той же точки зрения придерживается и Ильхам Алиев. Говоря иначе, Саргсян спокойно маневрирует до тех пор, пока не увидит в позиции Алиева твердую решимость отвоевать Карабах.

Что касается Ильхама Алиева, то он еще более спокоен. Процесс урегулирования для азербайджанского президента - это долгосрочная стратегия нажима, которая дает ему внутриполитические дивиденды. Алиеву, в отличие от Саргсяна, удалось полностью нейтрализовать оппозиционные силы. Для Алиева карабахская "угроза" - запасной сценарий на случай усугубления кризиса нефтяной индустрии. "Момент истины" в этой перспективе сработает в сторону войны, позволив азербайджанскому президенту перенаправить социально-общественное напряжение в патриотическое русло. Для его армянского коллеги война - вынужденный и нежелательный сценарий.

Саргсян не является популярным президентом, хотя день ото дня закрепляет свое право руководить страной. Любая ошибка в карабахском процессе может поднять против него совершенно неожиданные силы в Армении и Нагорном Карабахе, а также, что немаловажно, в диаспоре. Саргсян еще не успел полностью изучить и вписаться в логику развития армянского мира, хотя определенные попытки им в этом направлении предпринимаются. Алиев лишен всех этих проблем, его задача заключается в том, чтобы получить максимальный (не формальный, а фактический) результат, а в итоге спокойно заявить своему обществу, что это победа. И он будет прав. В чём в такой ситуации будет состоять правота армянских лидеров - не сможет сказать никто.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.