После Голодомора на Украине вообще украинцев не осталось: Крым за неделю

Киев, 25 ноября 2008, 12:29 — REGNUM  Обзор крымских СМИ за неделю с 17 по 24 ноября

"Крымское эхо" (№16) под рубрикой "Мочилово" настоятельно рекомендует своим читателям: "Не жарьте картошку на Майдане - геноцид получится" (название статьи). Автор материала Катя Беда продолжает: "Нет, ей-богу, достали! Младший сын принес из школы тетрадку - сочинение писали. Про голодомор. Красной пастой слово "беда" учителка заменила на "геноцид". Вы мне скажите, только честно: вы сами, вы, взрослые, знаете, что такое геноцид? Из каких корней состоит, что вообще означает? А его сосед по парте так вообще написал, что после геноцида на Украине и украинцев-то не осталось. От большого желания хорошую отметку получить! А что вы хотели, - продолжает автор, - если уничтожили украинцев, то их и не осталось. Правильно! Только я не понимаю, кто тогда президент Украины Виктор Андреевич, тоже неукраинец?"

Дальше - про "критические дни" украинской экономики: "Вот, пишут, астрологи и экономисты, что следующий год будет самым тяжелым в истории современной Украины. Так у нас же кризиса нет! Сама слышала, как премьерка (Юлия Тимошенко) говорила, что чего-то нашей экономике не хватает, а так всё хорошо. Потом кто-то из Госкомстата уточнил, что промышленность почти на 20% "упала" по сравнению с октябрем прошлого года...". Катя Беда (псевдоним, что ли?) ерничает дальше: "Вот Кучма - умный человек сказал, что Украина выберется из экономической ямы только в 2011 году. Правильно - как уйдет оранжевая команда, так яма для Украины и закончится!" Дальше, уже без всякого ерничанья, автор всерьез сокрушается: "Никогда Ющенке не прощу, что купилась на его слова о том, что он-де уже "подписал проект указа о защите прав граждан на использование русского языка и языков других национальностей, что-де этот документ будет введен в действие немедленно после победы Ющенко на выборах, и что-де новый глава государства обяжет госслужащих общаться с гражданами на том языке, на котором они обращаются к представителям государства - не только на украинском, но и на русском, и на других языках!"

Да, лихо закрутил в 2004-м в статусе кандидата в президенты главный русофоб Украины! Такие, как Катя Беда, до сих пор не могут прийти в себя от такой наглой лжи. А цитировала журналистка газету оранжистов "Так!" за 18 октября 2004 года. И при этом удивляется, что среди прочих предвыборных баек не находит главной "фишки" сегодняшнего дня - голодомора: "и откуда он только взялся на нашу голову, ничегошеньки же не было в его программе про голодомор-геноцид. Ну не обещал Виктор Андреевич народу потратить 133 миллиона наших с вами денег на строительство свечки-реквиема на берегах Днепра!"

"Крымская правда" (№210) устами более зрелого автора Натальи Астаховой исследует ту же животрепещущую тему: "На днях президент открыл памятник жертвам голодомора в Харьковской области. Очередное мероприятие в скорбной череде других столь же скорбных, столь же выспренних и официозных. Украина скорбит по тем, кто пал жертвой голода семьдесят пять лет назад. При этом держава наша упорно считает, что "голодомор" 1930-х годов был геноцидом, но не винит в нём ни один народ или государство. Об этом как раз и заявил президент на открытии памятника. По его словам, речь идёт о вине тоталитарного коммунистического режима. Что-то как-то тут одно с другим не вяжется, не правда ли? Если в геноциде некого винить, кроме тоталитарного режима, то разве голодали только украинцы? А если не только они, то причём тут геноцид?"

"Разумеется, такая позиция Украины вызывает категорическое несогласие России, продолжает Наталья Астахова, - послание президента РФ Дмитрия Медведева по "голодомору", адресованное Виктору Ющенко, вызвало разочарование на Украине, считает украинский посол в Москве Константин Грищенко. Медведев в послании Ющенко раскритиковал позицию Киева по "голодомору", заявив, что она направлена на разобщение народов, и призвал Украину начать работу по формированию совместных подходов".

Аргументация журналистки выглядит весьма убедительно: "С тем, что голод 1932-33 годов был вызван сталинской политикой коллективизации, - никто не спорит. Но украинские историки пока не предложили российским ни одного прямого документального доказательства тому, что Москва планировала "геноцид" именно украинского народа. "Прямых документальных доказательств того, что голод был спланирован как уничтожение украинцев как нации, нет", - говорит директор центра украинских и белорусских исследований МГУ Михаил Дмитриев. По его словам, никакой существенной разницы в масштабах голода 30-х годов на Украине и в других регионах бывшего СССР не было. Более того, в пропорциональном отношении от голода ещё больше, чем украинские земли, пострадали районы Поволжья, а больше всего - Казахстан. Эксперт отмечает, что когда от голода на Украине начали умирать люди, Москва направила туда "крупную хлебную помощь" в ущерб другим регионам СССР".

"Позиция некоторых украинских историков по "голодомору", по мнению эксперта, напрямую связана с политической установкой, продиктованной окружением Виктора Ющенко. К сожалению, историческая наука в настоящее время оказывается заложницей давления со стороны политических кругов. Окружение президента Ющенко в какой-то момент в политико-пропагандистских целях решило сделать ставку на создание в общественном мнении в мировом масштабе иллюзию того, что украинцы страдали больше, чем другие народы СССР, от тоталитарного режима. Распространяются идеи о том, что пребывание вместе с Россией в рамках СССР, в котором Россия играла ведущую роль, обернулась для украинцев как для нации страшной трагедией. Это политическая установка, которая продвигается частью украинской политической элиты, и ей трудно противостоять с научной, рациональной и человеческой точки зрения".

Далее автор делает нелицеприятные для нынешнего украинского руководства выводы: "Наверное, киевской власти так нужно, чтобы страна погрязла в воспоминаниях о каком-то страшном кошмаре, якобы навязанном врагом, которого и находить легко, и бороться с ним надо такими вот методами - изуверскими, иносказательными, а вслух твердить - никого ни в чём не обвиняем. Уже несколько лет Киев, действуя по принципу "вода камень точит", требует от мировой общественности, от ООН, от России официально признать "геноцидом" голод, пережитый Советским Союзом в 1932-1933 годах. Масштабы и агрессивность кампании вокруг этого трагического события, затронувшего в том числе и Украину, поражают воображение: "Голодомор" стал идеологической концепцией, инструментом массового влияния на общественное сознание. Однако на фоне скорби видно желание "оранжевой" власти превратить память о жертвах голода в политическую демонстрацию. И всё это, несомненно, метит в Россию. Сегодня "голодомор" настойчиво пытаются сделать частью мироощущения и бытия граждан Украины. Эту "заботу" взяло на себя украинское государство, официально признавшее "голодомор" одним из краеугольных камней национальной и государственной идеологии".

Все бы ничего, но ведь главный психологический удар по промывке мозгов принимает на себя подрастающее поколение: "Детей, конечно, жалко. Им-то за что? Все эти некрофильские спектакли в школах и институтах, на улицах и во дворах. В сознании молодого поколения прошлое укрепляется как "эра колониального угнетения", уничтожения народа. И лучший пример тому - "голодомор". Сплошные поминки. Какой позитив, какое там светлое восприятие жизни? Зато отвлекает и сильно, от того, что происходит на самом деле в современной стране, а современность пострашнее былого..."

Опытная журналистка не испытывает недостатка в аргументах: "За последние пятнадцать лет убыль населения Украины составила более пяти миллионов человек. Это без войн и "голодоморов", без сталинских репрессий. В результате финансового кризиса на Украине можно ожидать "голодных бунтов". А власть тем временем тратит сотни миллионов на поминки, на памятники жертвам, на театрализованные шоу, посвящённые всё ему, голодомору: "Что это, как не танцы на костях? Цинизм - запредельный! Поминая голодное прошлое, страшную трагедию, нас готовят к тому, чтобы трепетно ждали грядущих потрясений, чтобы не участвовали в голодных бунтах. Если погибнете от нового голода, и вас так же торжественно и пышно помянут оставшиеся в живых..."

Наблюдая теледебаты и ток-шоу, которых немало развелось в последнее время, "Республика Крым" (№45) ужаснулась масштабам разграбления Украины за годы "незалежности": "За все годы украинской приватизации государство уторговало за все свое несметное майно аж 41 млрд грн., из них 24 - только за "Криворожсталь". В результате таких чудес 80% украинской экономики находится в частных руках, а 50 семей имеют в своих закромах 85% национального богатства. Оказывается, олигархи на Украине появились в результате беспрецедентного расхищения госимущества!"

"Все вырученные Фондом госимущества средства были направлены не на развитие реальной экономики, - продолжает ужасаться автор материала "По всем статьям - кранты!" Николай Сиряк, - как полагается по закону, а на покрытие дефицита госбюджета, Пенсионного фонда и возврат "заощаджень" (займов). То есть даже такие деньги элементарно проели без следа!" Далее автор задается вопросом, на который сам же с горечью и отвечает: "И что в результате мы вот так упорно сообща построили? Создали коррумпированную демократию и олигархов в законе. При всем при этом о честности и справедливости наговорят столько, что все здравствующие проповедники мировых религий отдыхают. Сразу понимаешь, что такие, как Лешек Бальцерович, которого за непопулярные меры поляки ненавидели, но который вывел Польшу в люди, у нас никогда не придут к власти!"

Поиски виновных в столь ужасающем положении завели автора в туманную даль зари перестройки: "Когда у нас произошел первый тотальный грабеж народа? Когда этот самый народ получил сертификаты и лишился имущества. С тех пор на Украине нет народного хозяйства. Кто принимал решение о "сертификации всей страны"? Верховная рада, в которой абсолютное большинство принадлежало социалистам, коммунистам и прочим левым!"

"Крымская правда" (№208) в статье "Финансовый кризис загоняет украинцев в петлю" сетует на то, что "мировой финансовый кризис, политический хаос в стране и сезонная депрессия расшатывают психику украинцев: по данным минздрава Украины, за последние три месяца по количеству суицидов страна переместилась с 12 на 10 место в мире". Далее для большей убедительности газета дает слово психологу, кандидату медицинских наук Вячеславу Басалюкову: "На граждан Украины одновременно обрушился и мировой кризис, и политический хаос в стране, и сезонная депрессия. Плюс проблемы, связанные с отопительным сезоном, который непонятно как будет проходить. Таким образом, растёт тревога, которая является результатом неопределённости: чем больше неопределённость, тем больше тревожность. Когда появляется определённость, появляются и конкретные страхи, но если страхов очень много, идёт процесс генерализации - и человек впадает в панику".

"События" (№44) констатирует другой факт из той же кризисной тематики: "Крымские чиновники наконец-то признали, что финансовый кризис докатился и до автономии: дорожают продукты, а на некоторых предприятиях задерживают зарплату и сокращают работников. Но как с этим бороться, пока никто не знает". Однако министр экономики Крыма Светлана Верба полна оптимизма и считает, что "автономия пострадала от финансового кризиса меньше, чем Украина в целом. Прежде всего потому, что Крыму нет крупных предприятий, продукция которых ориентирована в основном на экспорт, например металлургических".

В отличие от министра экономики, глава парламента автономии Анатолий Гриценко более категоричен: "Кризис есть не только на Украине, а, безусловно, коснется и уже коснулся АРК". По мнению спикера, особенно четко видно это на примере постоянно дорожающего продовольствия: "С ростом цен на продукты питания идет снижение потребительской корзины, падает покупательная способность гривны, что, безусловно, скажется на жизненном уровне крымчан".

"Крымское эхо" (№16) всерьез озабочено последствиями недавнего запрета правительства Тимошенко на ввоз в страну так называемого "секонд-хэнда", долгие годы одевавшего и обувавшего все население Украины: "Наряды "как у Юли" с характерными рукавами-буфами так часто стали появляться в магазинах секонд-хэнда, что привыкшие одеваться в них дамы начинают подумывать, а не вызвана ли забота об отечественном производителе изделий легкой промышленности обычной женской ревностью премьера, не желающей, чтобы в моде ей вторило полстраны. В период мирового финансового кризиса Кабинет министров не нашел более актуальной экономической темы, чем запрет на ввоз в страну секонд-хэнда".

Автор материала Тамара Кулыбышева уточняет: "После прихода к власти "оранжевой" команды табу на ввоз секонд-хэнда с той же побудительной мотивацией о поддержке отечественного производителя уже вводился. Судя по тому, что за четыре прошедших года отечественный производитель изделий легкой промышленности так и не вылез из окопов, а сеть магазинов и оптовых баз секонд-хэнда не утратила своей разветвленности, затея, надо думать, себя не оправдала. То есть легкая промышленность на отечественных просторах, видимо, все же существует, потому что известный на всю страну харьковский рынок "Барабашово" торгует далеко не одним китайским ширпотребом, а великим множеством изделий местного производства, сокрытого под лейблами иностранных торговых марок".

Хотя ряд ли подобные примеры всерьез можно принять за развитие отечественной легкой промышленности, считает Кулыбышева: "В Керчи, где эту отрасль представляли два предприятия, хлопкопрядильная и швейная фабрики, давно успели забыть о своем производителе, хотя было время, когда не только керчанки сметали с прилавков магазинов нитки для вязания, полотенца и махровые простыни местных прядильщиков. А уж сколько поколений девчонок по всей стране носили байковые и ситцевые платьица керченских швейников - не перечесть. Ну и где эти производители, о которых так печется наше правительство?"

"С чего это вдруг вновь на высоком правительственном уровне решили, что отсутствие секонд-хэнда реанимирует отечественную легкую промышленность, а не увеличит объемы производства китайской или турецкой? Во всяком случае, когда четыре года назад государственные мужи перекрывали канал поставок "вторых рук" в страну, торговля новыми товарами не выросла, а вот вещи из "секонда" размели подчистую". "Правительству и невдомек, что магазины секонд-хэнда посещают преимущественно два типа покупателей: те, кому только и по карману одежда оттуда, и те, кто знает толк в хороших вещах. Во всяком случае, это единственные сейчас в стране торговые точки, где по-прежнему царствует его советское величество "блат". Право "первой ночи" в секонд-хэндовских магазинах имеют дамы из налоговой инспекции, исполкома и нужные - вроде врачей и педагогов-репетиторов. Здесь одеваются продвинутая молодежь, любители выглядеть "не как все", рукодельницы, способные перекроить или перевязать понравившуюся вещь".

Далее журналистка делится маленькими женскими секретами, о которых невдомек прославившейся ежедневными сменами нарядов украинской "премьерке": "Далеко не все признаются в происхождении стильных вещичек, которые они не день и не два доводили до кондиции, выводя пятна, отстирывая, подшивая, меняя фурнитуру. Зато надели - и все удавились от зависти. "Где же теперь будут одеваться первые городские дамы?!", - веселится над правительственной затеей продавец одного из магазинов секонд-хэнда Ольга, которую хозяйка подпускает к новому товару после того, как его перешерстили женщины из круга хозяек Керчи".

Смех смехом, а многочисленные продавцы и реализаторы вполне могут остаться без работы, а "запретительная затея государственной важности, вполне возможно, имеет под собой благие намерения, но когда это в нашей стране слова вступали в союз с делом? Те, чьим коммерческим интересам угрожает правительственное распоряжение, найдут, как обойти его, маскируя товар благотворительностью или чем-то подобным. Зато окупится колоссальной прибылью, потому что уже сейчас прогноз роста цен на секонд-хэнд в четыре раза не считается пределом", - подводит итого печальным рассуждениям керченская журналистка.

Экономические проблемы жителей полуострова в период кризиса волнуют и "Первую крымскую", опубликовавшую материал "Кризис увеличил цены на товары, но не уменьшил спрос" (№44). Автор Виктория Амурова начинает издалека: "Есть такая примета: если в троллейбусах, на остановках и в очередях народ что-то бурно обсуждает, значит, проблема достигла больших масштабов. Сегодня то и дело слышно, что при высоких ценах и низких зарплатах прожить невозможно. Правда, как выяснилось, на покупательский спрос крымчан кризис почти не повлиял. Зато стоимость товаров за последние месяцы выросла на 5-20%".

Итак, что же в цене в Крыму в период экономических потрясений? Ответ неожиданный: деликатесы! "У большинства покупателей в продуктовых магазинах нынче печальные лица. Хотя продовольственный рынок если и пострадал от кризиса, то минимально, ведь без продуктов жить невозможно. Продавцы рассказывают, что спрос на них, причем как на деликатесные группы, так и на социальные, по-прежнему высок, правда, покупают крымчане теперь не в таком объеме, как раньше. Например, яйца, которые до сих пор почему-то считаются группой доступных продуктов, по информации ГУ статистики в Крыму, подорожали за месяц на 13%, до 8-9 грн. за десяток. Скачок ощутимый, но продукт все равно покупают".

Спасет ли красота - вопрос еще до конца не решенный, но без косметики женщины, очевидно, не смогут обходиться и после термоядерной войны: "На 10-30% по сравнению с сентябрем подорожали бытовая техника, стройматериалы и... косметика. По словам одного из продавцов-консультантов сети магазинов "Интуиция", продукция ведущих косметических фирм подорожала наиболее существенно, но спрос на нее не снизился! Если помаду Yves Saint Laurent французского производства столичные модницы покупали раньше за 145 грн., то теперь не скупятся выложить за нее на 50 грн. больше. Духи таких марок, как Dolce Gabbana, Versace, Gucci, Boss, тоже не остаются без внимания. Подорожала и косметика среднего сегмента: например, тушь L'Oreal ранее стоила 60 грн., теперь продается по 75 грн.". Рост цен на парфюмерию и косметику владельцы магазинов объясняют тем, что "более 90% всей продукции, которая находится на полках крымских магазинов, импортного производства, и изменение курса доллара сразу отразилось на ценах закупки и продажи".

"Снижения покупательной способности в косметическом сегменте нет, - продолжает радовать читателей еженедельник, и тут же сетует, - хотя нет и его ожидаемого повышения: обычно за два месяца до новогодних праздников число продаж увеличивается, но в этом году количество заказов осталось на уровне предыдущих месяцев, теперь парфюмерные компании ожидают увеличения продаж в декабре.

Далее газета рассказывает, какие неожиданные выводы сделало население из тревожащих душу финансовых потрясений во всем мире: "Золото издавна считается самым лучшим вложением в нестабильные времена. Поэтому, как только на финансовом рынке началась нестабильность, население потянулось в ювелирные магазины. В отличие от других потребительских товаров, спрос на изделия из золота повысился, несмотря на увеличение цены желтого металла за последние 2 месяца на 20%. По словам директора ювелирного магазина "Очарование", с начала осени спрос упал только на серебряные изделия, а на золото возрос. На прежнем уровне продажи изделий с драгоценными камнями, хотя их стоимость увеличилась на 10-20%. Объясняет он это тем, что богатым людям лишний ноль на ценнике глаз не колет. Продавцы украшений объясняют это тем, что потребители элитной продукции пока не планируют сокращать свои расходы, а повышение цены до 20% для них неприятно, но не смертельно. Потребителям с не столь толстым кошельком приходится либо переходить на продукцию дешевле, либо покупать не две единицы товара, как раньше, а одну. Полностью же отказываться от привычных покупок крымчане пока не собираются".

Что, прибавим от себя, не может не радовать! Только остается вопрос - до какого уровня должна докатиться нищета населения, чтобы еще сохранить способность радоваться чьему-то богатству?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.