"Объединиться нельзя разъединиться": Молдавия за неделю

Гагра, 14 ноября 2008, 06:59 — REGNUM  

Приднестровское урегулирование: "Нам не нужно это русское Приднестровье". Финансовый кризис: "Молдавия будет импортировать экономические трудности". Миграция: "Молдавские гастарбайтеры в значительной мере подчиняются нормам поведения в цивилизованном обществе". Языковой вопрос: "В Молдавии может быть законодательно введен запрет на профессию для русскоязычных граждан".

Приднестровское урегулирование: "Нам не нужно это русское Приднестровье"

Молдавия и Приднестровье, которые реально существовали в качестве одного государственного образования только в составе союзной республики во времена СССР, после распада последнего никак не могут объединиться в одно целое на протяжении вот уже 17 лет, пишут "Молдавские ведомости". Но парадокс ситуации, о котором мало кто задумывается, заключается в том, что, даже если они захотят разъединиться, они тоже не смогут этого сделать. "Объединиться нельзя разъединиться" - эта фраза звучит для Молдавии и Приднестровья, как приговор "Казнить нельзя помиловать". И если в каком-то месте этой фразы когда-то и будет поставлена точка, то сделано это будет не в Кишиневе, и не в Тирасполе. Кишинев и Тирасполь договариваться друг с другом не хотят, да и не могут. От них, по большому счету, мало что зависит, поскольку они являются объектами, а не субъектами "переговорного процесса".

Настоящие переговоры ведутся не между Владимиром Ворониным и Игорем Смирновым, а на совсем другом уровне, между Россией, с одной стороны, и Западом, с другой, продолжают "Молдавские ведомости". Но и они тоже не хотят, да и не могут, договориться между собой о том, что же им, в конце концов, сделать с этой несчастной Молдавией и еще более несчастным Приднестровьем. Если отрешиться от пропагандистской и дипломатической трескотни, то выясняется, что приднестровское урегулирование никому не нужно - ни Воронину, ни Смирнову, ни Москве, ни Бухаресту, ни Киеву, ни Брюсселю с Вашингтоном. А раз нет заинтересованности в компромиссе, то откуда взяться решению?

Начнем с Воронина, пишут "Молдавские ведомости". Его политика в отношении Приднестровья исключительно прямолинейна и примитивна: регион должен "вернуться" ("реинтегрироваться") в состав унитарного Молдавского государства на условиях подчинения Кишиневу. Воронин предлагает, и даже требует, от Приднестровья, которое выиграло в 1992 году у Молдавии войну, по сути, за независимость, полной и безоговорочной капитуляции. Понимаем, в молдавской столице про это говорить не любят, но ведь ту войну - которая официально декларировалась как война за восстановление суверенитета и территориальной целостности - Кишинев явно проиграл. Воронин хочет посадить своего ставленника в Тирасполе и подмять под себя весь экономический потенциал региона, как он уже сделал это со всей политической системой и со всем бизнесом на правом берегу, продолжают "Молдавские ведомости". Ясно, что его мечтам не суждено сбыться. Тираспольские политики и бизнесмены, конечно же, на такую капитуляцию не пойдут. Они прекрасно видят, как Воронин расправляется с политическими оппонентами и бизнес-конкурентами на правом берегу, и у них нет никаких иллюзий по поводу того, какая участь уготована им самим в случае "реинтеграции" a la Voronin. В лучшем случае - эмиграция, в худшем - тюрьма.

Компромиссом могло бы стать создание нового, общего Молдавского государства, предположительно, на федеративной основе, пишут "Молдавские ведомости". Но Воронин на такой компромисс не согласен. Любые действия кишиневского президента-коммуниста-узурпатора следует рассматривать через призму его базовой мотивации - неуемной жажды власти - и вытекающих из нее стремления и готовности заполученную однажды власть удерживать любой ценой. Приднестровское урегулирование на основе разумного компромисса не соответствует представлениям Воронина о том, как надо делать политику, и не способствует решению задачи по удержанию этим человеком единоличной, если не диктаторской, то, как минимум, авторитарной, власти. Договориться с Тирасполем о каком-то компромиссе - значит, поделиться с ним частью власти, в том числе в самом Кишиневе. Для Воронина это неприемлемо.

Воронин не хочет договариваться с Тирасполем вообще, в принципе, и тем более, он не станет этого делать в самый канун очередных парламентских выборов, продолжают "Молдавские ведомости". Его положение и без приднестровского фактора весьма шаткое. Своей примитивной, "одноклеточной" политикой, брутальными судебно-полицейскими репрессиями он сам провоцирует все большую радикализацию кишиневской оппозиции, которая, загнанная в угол, может решиться на самые активные акции протеста против неадекватного, прогнившего и коррумпированного воронинского режима. На таком фоне Воронин просто не может пойти на изменение унитарного характера Конституции и государственного устройства Молдавии, что неизбежно придется делать в случае реальной интеграции с Приднестровьем. Ко всему, совершенно не факт, что 400 тысяч избирателей Приднестровья, включенные в общемолдавские политические процессы, как это кажется некоторым воронинским стратегам, бросятся голосовать за ПКРМ. Скорее всего, все будет совсем наоборот. Если приднестровские политики и бизнес вольются в эти самые процессы, то они наверняка создадут свою собственную политическую партию, которая будет прямым конкурентом воронинских коммунистов. Учитывая чисто конкретные возможности и способности приднестровцев, можно предположить, что в течение буквально одного-двух электоральных циклов они задвинут ПКРМ на обочину политической жизни, превратив ее в маргинальную оппозиционную силу. Воронин, который обладает поистине звериной политической интуицией, наверняка осознает это, и не собирается просто так сдавать свои позиции приднестровцам.

Воронину нужно без конца имитировать переговорный процесс с Приднестровьем без того, чтобы он когда-нибудь вышел на какую-нибудь финишную прямую, пишут "Молдавские ведомости". Именно этим объясняются такие откровенно провокационные действия Воронина, как его печально знаменитый "мусорный спич" на цынцаренской свалке, и совсем свежая поездка в Коржево с явным расчетом на то, что его, и прихваченного вместе с ним митрополита Владимира (последний, наверняка, не горел желанием лезть вместе с президентом на рожон, но, видно, некуда было деваться) не пустят в Приднестровье. Что и случилось. Точно так же, как "цынцаренский мусор" был вывален на голову Смирнова вскоре после встречи с президентом России Дмитрием Медведевым, который честно попытался попосредничать в переговорах между сторонами, так и коржевский демарш был предпринят в канун визита в Кишинев главы правительства России Владимира Путина. Можно предположить, что Путин тоже попытается как-то помочь процессу переговоров, но Воронин скажет ему: "Владимир Владимирович! Этот бандит Смирнов даже митрополита не хочет пускать к себе. Он нашу церковь ни во что не ставит. О чем вообще можно с ним говорить?!" И тем самым опять "замылит" свое собственное участие в переговорах.

Но если приднестровское урегулирование не нужно Воронину, то его тираспольскому визави оно подавно не нужно, продолжают "Молдавские ведомости". Если Воронин превратил Молдавию в этакую резервацию в самом центре Европы, то смирновское Приднестровье - это резервация в квадрате. Если Воронин явно неадекватен по меркам Европы, на которую он, если не врет, ориентируется, то Смирнов неадекватен по меркам России, на которую, если не врет, ориентируется он. Смирнов производит впечатление жуликоватого российского губернатора середины 90-х годов, каковых в России давно уже нет. И вот эти неадекватные "два сапога пара" бодаются между собой, как два упрямых барана, а население страдает.

Приднестровье - это еще более депрессивный регион, чем Молдавия, пишут "Молдавские ведомости". Оттуда в еще больших масштабах, чем из Молдавии, люди бегут за рубеж, в основном, в Россию. Приднестровский режим крайне милитаризирован, коррумпирован и недемократичен. И это Смирнова устраивает. Он понимает, что в своем анклаве он может делать, что хочет. Никакого контроля над ним нет. Если Воронина хоть как-то пытаются вразумлять европейские структуры, то Смирнов сам себе режиссер. А также сценарист и актер. И он, конечно же, хочет, чтобы этот спектакль продолжался бесконечно.

Некоторые западники полагают, что если поменять "плохого сепаратиста" Смирнова на какого-то более покладистого, то приднестровский вопрос решится, продолжают "Молдавские ведомости". Наивные люди. Тот же председатель Верховного совета Евгений Шевчук, которого сделали въездным в Евросоюз и стали приглашать на разные международные конференции, использует эти конференции для того, чтобы сказать: у нас может идти какая угодно внутренняя борьба, но во внешнем плане все едины - Приднестровье должно сохранять свою независимость. Позиция Шевчука или другого "прозападного" приднестровского политика, Андрея Сафонова, сводится к необходимости создания между Молдавией и Приднестровьем союзного государства по типу Сербии-Черногории, и с таким же возможным исходом, к которому пришли они - развод, и девичья фамилия.

Не меньше, чем власти в лице Воронина, реальная интеграция Бессарабии и Левобережья в границах бывшей Молдавской ССР не нужна и кишиневской оппозиции, в особенности, ее прорумынской части, а именно она сегодня доминирует на оппозиционном поле, пишут "Молдавские ведомости". Лидеры этой оппозиции и обслуживающее их многочисленное сообщество финансируемых Западом профессиональных "транснистрологов", справедливо, в общем-то, утверждают, что Молдавия не может одновременно проводить два процесса - европейской интеграции и территориальной реинтеграции, - что эти процессы во многом противоречат друг другу, и что кишиневской политической элите нужно определить для себя, какой процесс она считает приоритетным. И она определилась: абсолютным приоритетом и Воронин, и оппозиционеры объявили интеграцию европейскую. Естественно, некую виртуальную интеграцию, потому что ни кишиневская власть, ни оппозиция реальной европейской интеграцией заниматься не хотят, да и не умеют. Все, что они умеют, - это бесконечно бороться за власть друг с другом.

В таких условиях, пророссийское Приднестровье, с его застывшими в прошлом социальными и политическими институтами, во многом объективно является тормозом на пути движения Бессарабии в Европу, пишут "Молдавские ведомости". Более того, если Воронин еще хотел бы "реинтеграции" Приднестровья в форме его капитуляции, то большинству оппозиционеров и этого не нужно. Эти оппозиционеры рассматривают Приднестровье, как гирю на ногах у Бессарабии, мешающую ее ускоренному движению в сторону Запада. И они готовы эту гирю "отпилить", окончательно отказавшись от Левобережья. "Нам не нужно это русское Приднестровье. Мы не хотим быть его заложниками. Мы не хотим, чтобы эти русские варвары однажды пришли в Кишинев и снова нами руководили. Мы их отпускаем. Пусть идут на все четыре стороны", - такая логика весьма распространена в среде кишиневской оппозиции, особенно, той ее части, которая считает, что интегрироваться в Европу Бессарабия должна через Румынию, вплоть до возможного полного объединения с запрутскими братьями в одном государстве. Представители этого течения, прежде всего, либералы всех мастей, прекрасно понимают, что Бессарабия вместе с Приднестровьем в Румынию никогда не войдет, и они не прочь отказаться от этого "якоря", который тянет их в сторону России и мешает объединиться с румынской Родиной-мамой.

Патологическое неприятие бессарабской оппозицией идеи федерализации густо замешано на нутряной русофобии, - еще один аргумент для Воронина, почему ему не нужно идти на радикальные шаги в деле интеграции Молдавии, пишут "Молдавские ведомости". Федерализация, утверждает президент-коммунист, не воспринимается гражданским обществом Молдавии. Он прав, и конечно же, он боится новой дестабилизации внутриполитической обстановки в Кишиневе в случае, если он предпримет какие-то шаги в сторону приднестровского урегулирования при поддержке российских лидеров. Потому и предпринимаются им разные экстравагантные провокации, будь то в Цынцаренах или Коржево, чтобы при общении с Медведевым и Путиным выставить в роли тех, кто торпедирует процесс урегулирования, именно приднестровскую сторону.

После того, как Воронин встретился в августе с Медведевым и Смирновым, представитель Европейского союза в Молдавии Кальман Мижей назвал "аморальными" попытки решить приднестровский вопрос в формате "2+1", а не "5+2", а ветеран американской дипломатии Уильям Хилл, имеющий репутацию главного куратора Приднестровья со стороны ЦРУ, специально прилетел в Кишинев и Тирасполь, чтобы объявить: Запад не потерпит такого решения проблемы, которое не будет учитывать его, Запада, интересы, пишут "Молдавские ведомости". Эти необычные для дипломатов заявления Мижея и Хилла раскрыли, кто диктует Воронину то, как он должен себя вести. Казалось бы, США и ЕС, которые имеют на переговорах статус наблюдателя, должны просто сидеть в сторонке, наблюдать и не вмешиваться в происходящее, но они решили открыто выйти на авансцену, чтобы выбить из головы Воронина даже мысль о возможных сепаратных сделках с Тирасполем и Москвой за спиной Вашингтона и Брюсселя. То, что при этом и ОБСЕ, и Украина, которые имеют статус посредников, то есть выше, чем у США и ЕС, будто набрали в рот воды, тоже стало для Воронина прозрачным намеком на то, кого ему следует слушаться. И он слушается.

После августовских событий вокруг Грузии и признания Россией независимости Абхазии и Южной Осетии, Молдавия и Приднестровье стали очередным местом, где столкнулись геополитические интересы Запада и России, продолжают "Молдавские ведомости". Запад делает все возможное, чтобы не допустить приднестровского урегулирования на условиях России - а такими условиями западники считают федерализацию с распространением российского влияния не только на Приднестровье, но и на всю Молдавию. Россия же, не имея политических рычагов влияния на кишиневскую власть, как минимум, не намерена упускать свой почти полный контроль над Приднестровьем. Заложниками этого геополитического противостояния, как это ни печально, остается население, проживающее на той территории, которая когда-то называлась Молдавской ССР.

И тут мы возвращаемся к тому парадоксу, с которого начали: притом, что Бессарабия и Левобережье не могут, по всем вышеперечисленным причинам, объединиться в общее государство, они, как это ни странно, не могут и окончательно оформить между собой "развод", пишут "Молдавские ведомости". Этого не хочет Воронин, который мечтает о том, что когда-нибудь именно он будет контролировать территорию Левобережья и тамошний бизнес. (Недаром он, как мантру, повторяет заявления о том, что через Приднестровье прокручиваются миллиарды долларов - завидует и хочет поставить все эти потоки под свой контроль). Этого не хочет Россия, которая использует Приднестровье в качестве якоря, который помогает ей удерживать всю Молдавию от окончательного дрейфа в сторону ЕС и НАТО. Этого не хотят ЕС и НАТО, которые полагают, что когда-нибудь им удастся "демократизировать" Приднестровье, переформатировать сознание и историческую память приднестровцев, дожать их, присоединить к Бессарабии и все это вместе окончательно вырвать из орбиты России и включить в состав ЕС и НАТО.

Семнадцати лет, прошедших после распада СССР, не хватило для того, чтобы понять: склеить в одно целое осколки того, что когда-то было всесоюзным "цветущим садом", не удается, продолжают "Молдавские ведомости". Возможно, понадобится еще 17 лет, и еще одно поколение молодежи, которое уже не знает, что такое жить вместе в СССР, в одной из его республик, чтобы политики начали осознавать: прошлого не восстановить.

Но даже если Запад и Россия решатся на юридическое оформление фактического распада Молдавии, сделать это будет не так-то просто, пишут "Молдавские ведомости". К примеру, где должна проходить граница между Молдавией и Приднестровьем? До создания в 1940 году Молдавской ССР все было ясно: по Днестру. Но как сейчас провести границу по Днестру? Что делать с Бендерами? Что делать с молдавскими селами-анклавами на левом берегу? Проводить обмен территориями? А люди согласятся на это? А что делать с гагаузами? Или с болгарами? Куда их деть? Тоже присоединить к Румынии? А они захотят? А что делать с украинцами на севере Молдавии? Они куда захотят пойти - в Румынию или на Украину? Наконец, что делать с самим Приднестровьем? Быть ли ему независимым? Или присоединиться к Украине? Или выступить в роли второй Калининградской области России?

В поисках ответов на все эти, и многие другие, вопросы головы должны ломать представители Запада и России, продолжают "Молдавские ведомости". Потому что, повторимся, именно они являются субъектами той геополитической игры, которая ведется вокруг Молдавии и Приднестровья. Сами молдаване с приднестровцами являются объектами геополитики. Они тут вообще ни при чем. Но, увы, и большие дяди из Вашингтона, Брюсселя и Москвы, как и их подопечные из Кишинева и Тирасполя, договариваться не хотят. Более того, все указывает на то, что противостояние между ними будет только нарастать. Большие дяди убеждены в том, что бесхозных территорий в мире быть не должно, и каждый из них пытается включить бывшую МССР в свое "хозяйство". Они еще долго будут "бодаться" между собой. А страдать, как всегда, будут и дальше те, кто на этой "бесхозной" территории проживает. Паны дерутся - у холопов чубы трещат, подводит итог издание.

Проблема ПМР в том варианте, в котором ее формулирует кишиневская власть, не имеет решения, пишет интернет-издание MoldovaNova.md. Однако, как правильно заметил Кристобаль Хунта, какой смысл решать задачу, если она имеет решение. Решенная задача - это просто решенная задача. То ли дело - нерешенная. Это совсем другое дело. Она позволяет получить множество дивидендов на весь срок решения или точнее нерешения. Именно этим занимался Кишинев все последние годы. А если возникала вероятность решения проблемы или же перевода ее в конструктивное русло, так нате вам, тут и очередная провокация или заявление, которое охотно цепляет противная сторона.

И все же, если представим себе гипотетически, что и на правом и на левом берегу пришли бы к власти политики, которые действительно хотят решить эту проблему, продолжает MoldovaNova.md. Что необходимо было бы сделать?

1. Прежде всего, отказаться от взаимных претензий и начать с чистого листа. Признать, что обе стороны являются жертвами распада СССР. Нынешняя проблема есть результат конфликта и крови. Она в принципе не имеет решения. Надо просто отказаться от решения той проблемы и начать создавать новое государство. 2. Взаимно отказаться от оскорбительной риторики на правом и на левом берегу Днестра.

3. Четко заявить, что главной задачей является создание общего государства, формат которого будет вырабатываться столько, сколько необходимо для достижения согласия. Поэтому не фиксировать конкретную форму решения вопроса, федерация или конфедерация или автономия ПМР в составе Молдавии или автономия Молдавии в составе ПМР (почему не обсудить и такой вариант?).

4. Четко заявить, что основная задача переговоров - не решение проблемы ПМР, а создание качественно нового государства, с качественно новыми политическими, экономическими и социальными возможностями для всех участников создания этого государства.

5. Осознать и заявить, что вопрос создания нового государства есть внутреннее дело ПМР и РМ.

6. Признать необходимость пребывания на территории Молдавии российского миротворческого контингента на ближайшие 10 лет, как гарантию существующего статуса сторон.

7. Составить перечень проблем, с которыми сталкиваются экономические агенты и граждане, проживающие на обоих берегах Днестра, из-за нерешения проблемы ПМР и найти временное решение, вытекающее из верховенства принципа прав человека.

8. Молдавии нужно признать, что в ПМР живут такие же граждане Молдавии, как и ПМР признать, что граждане Молдавии ничем не отличаются от граждан ПМР. (MoldovaNova.md)

Финансовый кризис: "Молдавия будет импортировать экономические трудности"

Прогнозируя последствия финансового кризиса для Молдавии, финансовые эксперты акцентируют внимание на том, что молдавский рынок нельзя сравнивать ни с одной из стран региона, пишет "Пульс". Поскольку структура ВВП республики существенно отличается от ВВП соседей. Молдавской степени ликвидности могут позавидовать Россия и Украина. Более того, есть мнение, что у Молдавии есть все шансы использовать экономический кризис с выгодой для себя.

Как ни парадоксально, нынешний мировой финансовый кризис перевернул прежние, весьма сдержанные, настроения в адрес Молдавии со стороны европейского бизнес-сообщества, продолжает "Пульс". Пусть само европейское сообщество в этом во всеуслышание и не признается, однако республика демонстрирует при всех сложностях стабильный приток иностранного капитала. Противники такого взгляда на молдавскую экономику - не из частного сектора, который, что называется, на собственной шкуре может ощутить кризис. Чаще всего, о недостаточной привлекательности говорят эксперты из общественных организаций. Не перестаешь удивляться, с какой охотливостью и энтузиазмом они пророчат "черный день календаря" для молдавской экономики уже в самой ближайшей перспективе. Высказываются даже такие мнения, что власти страны будут искусственно удерживать неминуемые последствия кризиса до выборов, а потом, как в той комедии - "Шеф, все пропало!" Тем временем Молдавия все больше нравится иностранным инвестициям. И это главное.

Каковы же потенциальные плюсы нынешнего положения Молдавии? - пишет "Пульс". За последние несколько лет в Молдавии были предприняты меры по компенсированию малой емкости внутреннего рынка внешними. Товары, произведенные в Молдавии, на льготных условиях получили широкий доступ на внешние рынки. Молдавия - единственное государство на постсоветском пространстве, у которого есть одновременно таможенные преференции в рамках СНГ и те, что предоставлены ЕС. Это - очевидное преимущество для экспортно-ориентированного производства, и никакой кризис не может поколебать этот факт. Преимущество второе: на конкурентоспособность национальной экономики, безусловно, повлияли и проведенные реформы, в частности - налоговая амнистия, амнистия капитала и введение нулевого налога на прибыль. По мнению специалистов из министерства экономики и торговли, эти факторы сегодня могут повлиять на решение потенциальных инвесторов, "покинуть зоны риска - развитые страны - и обратить свое внимание на такие страны как Молдавия". На сегодняшний день объемы прямых иностранных инвестиций уже превысили показатели объемов денежных переводов от гастарбайтеров. Поэтому если объем последних и снизится, то последствия для экономики не могут быть столько разрушающими, как прогнозируют некоторые эксперты.

Кстати структура инвестиций, равно как и структура экспорта претерпела изменения, пишет "Пульс". Это - третье преимущество. Мы перестали быть зависимыми от российского капитала и сегодня наши основные стратегические страны-партнеры - Голландия, Германия и Италия. Для многих молдавских потребителей дорогая импортированная продукция в скором времени может стать роскошью. Тем более, что мировая конъюнктура, которая сегодня продиктована "тотальной экономией на всем" вносит свои коррективы. И это - четвертая хорошая новость для производства внутри Молдавии. Отечественные производители, особенно в пищевой промышленности, получили предпосылки при сохранении экспортных объемов, больше ориентироваться на потребности внутреннего рынка.

Президент административного совета крупнейшей строительной компании Locuinte pentru Toti Руслан Бырлэдяну отметил, что его компания пока что не испытывает трудностей, связанных с мировым финансовым кризисом, продолжает "Пульс". "С одной стороны мы понимаем, что возможны некоторые осложнения в перспективе. Но, с другой, думаю, что мы к ним готовы. К тому же в республике уже были не самые легкие времена в условиях нестабильной рыночной экономики. Сектор строительства за последние годы достаточно окреп, цивилизовался, на нем присутствуют серьезные стабильные игроки", - уверен он.

А недавно молдавский рынок начали осваивать международные консалтинговые корпорации, которые, как известно, являются своеобразным барометром бизнеса, пишет "Пульс". Александр Стахурский, глава представительства Stas Marketing Partners в Молдавии согласен с утверждениями о том, что говорить о тяжелых последствиях финансового кризиса для Молдавии преждевременно. "Мы работаем в сфере стратегического консалтинга и хорошо представляем себе ситуацию, сложившуюся сегодня в реальном секторе экономики страны. Пока что в Молдавии наблюдается стабильное положение, - заметил эксперт, особый упор делая на слове "пока". А вот директор регионального представительства с головным офисом в Киеве, на правах анонимного источника сообщил, что консалтинговые структуры на Украине сворачивают деятельность, так как их основные партнеры по бизнесу терпят убытки. Некоторые из них переключили внимание на рынок Молдавии, и теперь у молдавских представительств только прибавилось работы. Притом, что в республике хватает нерешенных проблем, на время кризиса она становится "убежищем" для иностранного бизнеса - этот парадокс и есть пятое уже реализуемое преимущество, подводит итог издание.

Мировой кризис эволюционирует подобно вирусу, по мере применения против него очередной вакцины, пишет "Экономическое обозрение". Из локального ипотечного он вырос в мировой финансовый и уже перекинулся в реальные секторы экономики - в производство товаров и услуг. В Соединенных Штатах резко падает уровень внутреннего потребления, в Европе говорят о грядущей рецессии, совсем рядом, на Украине останавливаются металлургические заводы. В Молдавии пока ни банки, ни фондовая биржа, ни рынок недвижимости заметно не прогнулись под давлением мирового кризиса и это внушает беспокойство: как бы не рвануло везде и сразу. Нет у республики ни американского опыта в таких делах, ни европейских балансировочных механизмов, ни российского запаса прочности.

Слабое звено молдавской экономики - производство, и особенно промышленное, продолжает "Экономическое обозрение". Если искать признаки кризиса, то именно здесь. Статистика за девять месяцев (январь-сентябрь) этого года только чуть-чуть захватила кризисный период, но как-то сориентировать она может. В целом промышленное производство за эти месяцы, по сравнением с тем же периодом прошлого года, выросло на 2,8% и составило 21 777 млн леев (1$=10,4 леев - прим. ИА REGNUM). Относительно благополучная отрасль - стекольная, потеряла девять процентов, хотя ни один из трех молдавских стекольных заводов не успел еще пожаловаться на кризис. Кишиневский стекольный остался с одной работающей печью из четырех, но, как уверяет его руководство, это не отразилось на объеме его производства. GCC работает на пределе возможностей, а его акционеры до конца года намерены удвоить выпуск продукции, запустив GC-Prim. Потери отрасли связаны с флорештским "Кристал-Флор", который в январе-марте останавливал для ремонта одну печь, а в июле-августе - вторую. По словам управляющего предприятием Алексея Маковецкого, ремонтные простои обошлись заводу в 20 млн бутылок или 40 млн леев, что при общеотраслевом производстве в 572 млн как раз и дает искомые девять процентов. Последовательная остановка обеих печей в течение одного года - если и признак, то не кризиса, а как раз наоборот.

Однако кризис подкрался с другой стороны - по информации из разных источников молдавские виноделы в массовом порядке отзывают свои заказы на бутылку, пишет "Экономическое обозрение". Зарубежные заказчики еще держатся, а их контракты составляют 80-90% в портфеле "Кристал-Флор" и GCC. Тяжелее придется Кишиневскому стекольному заводу, доля экспорта которого не превышает 40%. Правда, на виноделов работает только одна из трех его линий, но и остальные клиенты предприятия - отечественные производители консервов и прохладительных напитков уже сократили производство: первые - на 15%, вторые - на 17%.

Проблема виноделов хорошо известна: не возвращается выручка с главного зарубежного рынка, российского, продолжает "Экономическое обозрение". Возникла она практически сразу после того, как молдавское вино вернулось в Россию, но теперь ее придется привязывать к мировому кризису. Кризис все спишет. Кстати, от этого пострадали не только стеклодувы, но и производители картонной упаковки. Их производство упало за эти восемь месяцев на 22%, в основном это потери "Молдкартона", который в течение прошлого года только наращивал выпуск продукции. Кишиневский "Комбинат картонных изделий" пока держится.

Вообще же, в структуре производства перерабатывающей промышленности (а ее удельный вес в общем объеме производства всей промышленности составляет 88%) наметился некоторый перекос, пишет "Экономическое обозрение". Виноделы и производители спиртных напитков, которые оказались такими "ненадежными" партнерами стеклодувов, сами успели заметно нарастить собственное производство - соответственно на 44% и 37%. Чем только добавили себе проблем, поскольку между ними и рынком, к тому же ненадежным, стоит бутылка. Гораздо лучше чувствуют себя предприятия, для которых внутренний рынок является основным, а выход на него - прямым. Это мясокомбинаты, производители молока и хлеба. Один из двух крупнейших молдавских мясокомбинатов, бельцкий "Басарабия-Норд" продолжает наращивать производство и продажи, сто процентов которых приходится на внутренний рынок. Хотя, как отмечают в его руководстве, конкуренция усиливается из-за частичного сокращения этого рынка - дорожает сырье, дорожает и конечная продукция. Но вряд ли этот процесс можно отнести к явным признакам кризиса, он идет уже давно, и теперь, возможно, происходит его наложение на растущую экономность граждан Молдавии. Что касается отношения с банками, то, как клиент с хорошей кредитной историей, "Басарабия-Норд" пока не имеет проблем и кредитуется регулярно и без затруднений.

В обычном режиме получила кредит и кишиневская ковровая фабрика "Флоаре-Карпет", последний кредит был взят еще в середине сентября, пишет "Экономическое обозрение". И производство у предприятия держится на стабильном уровне, здесь уже готовы данные за девять месяцев текущего года - 62,5 млн леев, ровно столько, сколько и в 2007 году. Но если оценить отрасль в целом (производство ковров и ковровых изделий), то за первые девять месяцев наметился небольшой спад, четыре процента. Но не эти потерянные проценты являются признаком кризиса, а все те же не вернувшиеся деньги от экспорта. Уже три недели, как на "Флоаре-Карпет" ждут перевода денег из российского банка, и этот срок совсем не случайно совпадает с началом кризиса в России. Пожалуй, невозврат денег в Молдавию пока является единственным достоверным признаком и следствием набирающего силу мирового финансового кризиса. Так что республика будет импортировать еще и экономические трудности. Впрочем, как Европа, Азия и почти весь остальной мир, подводит итог издание.

Миграция: "Молдавские гастарбайтеры в значительной мере подчиняются нормам поведения в цивилизованном обществе"

В России к осени 2008 года находилось не менее 12 миллионов зарегистрированных мигрантов и до 5 миллионов нелегалов, пишет Analitique. Это десятая часть населения страны. Почти все они трудоустроены на работах, требующих низкой и средней квалификации, то есть таких, на которые не претендуют россияне.

Экономический кризис заденет и молдавских гастарбайтеров, но официальная Москва готова решать ситуацию, сложившуюся на рынке труда страны, продолжает Analitique. Об этом заявил зампредседателя комитета по безопасности Государственной думы России Геннадий Гудков. На прошедшей неделе он принял участие в видеомосте Москва-Кишинев "Мировой финансовый кризис и проблема занятости гастарбайтеров из ближнего зарубежья". По мнению законодателя, представители федерального центра прекрасно понимают, что глобальное снижение производства, вызванное ипотечным коллапсом в США, докатится рано или поздно и до России и уже сейчас готовы к плановой работе. "Ни для кого не секрет, - отметил Гудков, - что сейчас часть отраслей в стране - транспорт, инфраструктура, агропроизводство, торговля - целиком и полностью обслуживается приезжими - украинцами, белорусами, выходцами из Средней Азии, кавказских республик. Их сегодняшний статус часто не определен четко и не всегда по вине самих мигрантов - российское законодательство в этом смысле осложнено и запутано, часто отягощено действиями нечистоплотных чиновников на местах".

Среди гастарбайтеров молдаван не так уж и много - до 300 тысяч человек, пишет Analitique. Осели они компактно - преимущественно в Москве и Санкт-Петербурге, ряде региональных промышленных центров, в северных нефтеносных районах страны. Большая часть трудовых мигрантов из республики заняты в строительстве и сфере обслуживания, являются законопослушными гражданами, попавшими в сложную материальную ситуацию у себя на родине. Однако в связи с финансовым кризисом только в центральных областях России за последние три месяца и только в строительстве произошло сокращение объема работ на 30 процентов. "Это означает, что приезжие теряют работу массово. Государство, понимая это, постарается смягчить, нивелировать негативный эффект спровоцированных процессов", - заверил Гудков. Скорее всего, изменению (в сторону упрощения) подвергнется регистрация. Власти готовы пойти на миграционную "амнистию", ведь так проще контролировать движение на рынке труда. А то, что многие молдаване-нелегалы захотят пройти такую "ускоренную" очистку перед законом, депутат не сомневается.

Вероятнее всего, будет решен вопрос с депортацией за пределы страны граждан, которые неоднократно нарушали законы в России, продолжает Analitique. Госдума предлагает даже ввести уголовную ответственность в ряде случаев за многочисленные прегрешения. Как сообщил Геннадий Гудков, "уже сейчас решается вопрос с обустройством, в первую очередь государственной границы, а также мест содержания высылаемых граждан. Соответствующие службы последнее пятилетие фактически "задыхаются" от наплыва нарушителей такого рода.

Российские депутаты согласны с тем, что депортация, как мера - малоэффективна, пишет Analitique. Она почти не работает даже в таких странах, как США, Австралия и Канада. "Но чисто психологически мы готовы к ее внедрению, потому как должны быть и радикальные инструменты противодействия такому явлению, как нарушение государственных рубежей", - заметил Гудков. В то же время он еще раз акцентировал внимание, что официальная Москва не собирается ни вводить визы для жителей СНГ, ни ограничивать как-либо переводы заработанных средств на родину. "В конце-концов, мы люди одной, пусть распавшейся, но могучей страны. Нас это ко многому обязывает", - считает Гудков.

Госдума настаивает на том, чтобы Федеральная миграционная служба, Федеральная служба безопасности и МВД РФ более четко поставили работу по расследованию преступлений, спланированных и осуществленных, так называемыми, этническими криминальными сообществами, вплоть до внедрения в них специально обученных сотрудников и агентурной деятельности, пишет Analitique. Гудков подчеркнул, что официальные власти пресекают и будут в дальнейшем решительно пресекать все малейшие проявления националистического характера, неважно против какой из этнических групп они направлены. В начале ноября повсеместно в России было отказано в проведении шествий активистам "Русского марша". "Это не случайно. Мы понимаем, что определенные силы захотят использовать сегодняшние проблемы мигрантов в своих интересах. В том числе криминальные группировки - сейчас идут массовые освобождения дерзких преступников, получивших сроки за бандитизм в середине 90-х годов ХХ века", - сказал Геннадий Гудков. После отбытия наказания на свободу выйдут 10-12 тысяч человек в возрасте не более 40 лет. "Далеко не факт, что большая часть из них переменилась, - подчеркнул зампредседателя комитета по безопасности. - Думаю, многие пополнят ряды рецидивистов, а уж они попытаются разыграть "карту" мигрантов". Ведь по официальной статистике, из 3 миллионов зарегистрированных преступлений на приезжих приходится 70 процентов. Причем из них тяжких, в частности убийств - 29 тысяч уже в этом году. Можно понять опасность этого явления и обеспокоенность властей на этот счет. Но, как сообщил Геннадий Гудков, "очень четкие ориентиры деятельности для смягчения ситуации уже очерчены перед силовыми структурами России".

Кроме того, будет реанимирована работа добровольных народных дружин, продолжает Analitique. Соответствующий закон уже готовится в Госдуме. "Граждане должны сами обеспечивать безопасность в местах своего проживания, а также массового скопления людей - торговых центрах, на рынках, дискотеках", - считает депутат. Сам Геннадий Гудков живет не в столице, а в одной из деревень ближнего Подмосковья. "Я должен признаться, - сказал депутат, - что ни разу не сталкивался с этнической преступностью на "собственной", так сказать, территории, хотя гастарбайтеры, в том числе, и молдаване очень часто и подолгу работают на приусадебных участках фермеров. Все они в значительной мере подчиняются нормам поведения в цивилизованном обществе". Геннадий Гудков уверен, что Москва встретит и на уровне СНГ понимание для решения проблемы трудоустройства приезжих. "Мы рассчитываем, что правительства стран Содружества отдают себе отчет в негативных последствиях кризиса и смогут обеспечить работой какое-то количество собственных граждан", - сказал депутат. В тоже время правительство России должно всерьез заняться созданием новых рабочих мест для граждан Содружества, законно находящихся в стране.

Языковой вопрос: "В Молдавии может быть законодательно введен запрет на профессию для русскоязычных граждан"

Языковая проблема в Молдавии политизирована, пишет "Независимая Молдова". Именно поэтому ее не должно быть в Кодексе об образовании - документе глобального для страны масштаба, документе, который касается абсолютно всех (не зря же он вынесен на всенародное обсуждение!), документе, напрямую связанном с будущим Республики Молдова. Понятное дело, что он появился не на пустом месте, его авторы проделали огромную работу. Ясно также, что он еще сырой, необкатанный, в него еще будут вноситься поправки, еще будут разрабатываться механизмы его внедрения и т.д. Именно поэтому ДО ТОГО КАК, хочется обратить внимание на некоторые моменты, которых, как кажется, в окончательной редакции документа быть не должно ни в коем случае.

В первую очередь, это касается положений, которые в силу современных реалий нашей страны приобретают политическую окраску, продолжает "Независимая Молдова". В главе I первого раздела "Общих положений", в статье 7 "Общая организация образования" есть пункт (6), где сказано буквально следующее: "Государство гарантирует конституционное право личности на выбор языка воспитания и обучения на всех уровнях образования, в формах и типах образования, за исключением медицинского, военного, юридического образования, а также в области государственного правопорядка и безопасности". То есть, если перевести это с бюрократического языка на нормальный человеческий, это означает, что эти специальности для русскоязычных граждан Молдавии будут закрыты в родной стране навсегда.

Но не будем обвинять авторов документа в махровом национализме, попробуем понять их логику, пишет "Независимая Молдова". Заключается она, на мой взгляд, в том, что после распада СССР и образования суверенной Молдавии выросло уже целое поколение билингвов. То есть дети, родившиеся в русскоязычных семьях, изучают в школах государственный язык на таком уровне, что совершенно спокойно могут использовать его для дальнейшего образования и для работы. Действительно, такие примеры встречаются сплошь и рядом, что не может не радовать. Очень многие выпускники русских школ и лицеев страны уже сегодня продолжают обучение в вузах на государственном языке нередко не потому, что по той или иной специальности не сформированы русские группы, а для того чтобы продолжить работу в родной стране. Логично и необходимо также, чтобы все представители перечисленных выше специальностей владели государственным языком, как родным. Опять-таки, понятно, что они обязаны знать специальную терминологию на языке страны, в которой живут и работают, после вуза на зазубривание терминов времени не будет. То есть оправдать такое решение в Кодексе можно. Но!

Вот тут как раз видно, что авторы документа - не гроссмейстеры, продолжает "Независимая Молдова". Потому что не учитывают реальную ситуацию на шахматной доске. А сегодня она такова, что в стране существует пока еще не разрешенная приднестровская проблема. Более того, именно сегодня президент Владимир Воронин заявляет, что он готов сесть за стол переговоров с кем угодно, чтобы только восстановить фактическую целостность страны. И в этом смысле Кодекс ставит ему подножку, работает на тех, кто абсолютно не заинтересован в урегулировании конфликта - ни сегодня, ни завтра, ни через 10 лет. Ну, не весь Кодекс, конечно, но пункт (6) статьи 7-й главы I раздела первого - точно. Потому что, если кто забыл, приднестровская проблема как раз из-за языка и возникла. И сторонники ее неурегулированности получают отличный козырь: смотрите, Воронин везде декларирует свое желание объединить берега, а Молдавия тем временем закрывает двери вузов для приднестровцев, получивших среднее образование на русском языке. И снова будут обвинять молдавские власти во лживости и коварстве. А уж какой козырь этот пункт дал в руки политическим противникам правящей власти накануне таких уже близких парламентских выборов, и говорить не приходится!

Но дело не только в обвинениях, пишет "Независимая Молдова". В русских школах на левом берегу Днестра молдавский язык, если и изучается, то далеко не в таком объеме, как в правобережных школах. Понятно, что, даже если приднестровская проблема будет окончательно урегулирована завтра, выпускники тираспольских лицеев не выучат государственный язык Республики Молдова настолько, чтобы продолжать на нем учебу в вузах. Более того, нет уверенности, что это смогут сделать последующие поколения выпускников, по крайней мере, в течение ближайших 10-15 лет. Для того чтобы стать врачами, юристами или военными, они вынуждены будут уезжать из объединенной уже страны. Чтобы никогда уже сюда не вернуться.

Опять-таки не учли авторы Кодекса и факт существования в Молдавии АТО Гагауз-Ери, продолжает "Независимая Молдова". Где тоже не все в порядке с изучением государственного языка в средних учебных заведениях. Где молодежь все же больше говорит по-русски. И заставить ее таким вот образом выучить молдавский - не соломоново решение.

Авторы Кодекса, конечно, не виноваты, что языковая проблема давно стала у нас политической, но таковы реалии, пишет "Независимая Молдова". Ноги о них не вытрешь. И не объяснишь каждому, что речь идет только о проекте документа. И что, даже если этот пункт будет в нем застолблен, то будет разработан механизм его внедрения. Что впоследствии будут выпущены специальные подзаконные акты и т.д. Люди не хотят жить под дамокловым мечом запрета на профессию. Поэтому логичнее было бы сейчас пойти другим, противоположным путем. А именно: вторую часть пресловутого шестого пункта - "за исключением медицинского, военного, юридического образования, а также в области государственного правопорядка и безопасности" - из законопроекта убрать. И вернуть ее (если в нашем конституционно полиэтническом государстве возникнет в этом острая необходимость!) путем внесения в закон поправок и исправлений тогда, когда все обозначенные выше вопросы будут решены не на бумаге, а в жизни. Пусть даже потребуются для этого один-два десятка лет. Время есть. Молдавия умирать не собирается, подводит итог издание.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail