Иран был эффективным посредником в карабахском конфликте в 1992-1993 годах, но сегодня ни Армения, ни Азербайджан не воспринимают его в качестве ключевого посредника. Об этом в беседе с корреспондентом ИА REGNUM заявил заместитель директора научно-исследовательского центра "Нораванк" Севак Саруханян.

Касаясь подходов Ирана к развитию процесса урегулирования карабахского конфликта, Саруханян подчеркнул, что в случае, если действительно речь идет о размещении миротворцев в зоне конфликта, то Тегерану это понравиться не может. "Это иностранные вооруженные силы на границе Ирана, и с этой точки зрения, если речь действительно идет о размещении миротворцев, у Тегерана мало потенциала для осуществления посреднической миссии", - отметил он.

Эксперт коснулся также возможности осуществления проекта нефтеперерабатывающего завода, работающего на иранском сырье, в Армении, и строительства железной дороги Иран-Армения в контексте региональных интересов Ирана и России. Комментируя заявление министра транспорта России Игоря Левитина об отсутствии экономической целесообразности постройки НПЗ в Армении, Саруханян подчеркнул, что если рассматривать постройку предприятия чисто с экономической точки зрения, то выгода, действительно, невелика. "Но сама по себе идея строительства НПЗ имеет очень важный политический компонент, потому что укрепляет энергетическую безопасность Армении, а также создает хорошие предпосылки для развития энергетического сотрудничества в формате Армения-Иран-Россия", - подчеркнул он.

Саруханян также выразил мнение, что исходя из очевидных политических преимуществ проекта, критику Левитина в адрес постройки НПЗ необходимо рассматривать как результат мирового финансового кризиса и проблем, возникших у России в последнее время. Комментируя заявление президента компании "Российские железные дороги"Владимира Якунина о том, что компания не собирается инвестировать в строительство железной дороги Иран-Армения, Саруханян подчеркнул, что политико-экономическая заинтересованность в железной дороге есть и у Ирана. "Основная целесообразность постройки железной дороги для Ирана состоит в том, что Иран получит железнодорожный выход к Черному морю. Турецкая инфраструктура - то есть, дорога Тебриз-Эрзурум, для этой цели не очень активно эксплуатируется. Порт Трабзон также не столь интересен для Ирана как в перспективе - Поти. Дело в том, что железная дорога и порты в Турции находятся в государственной собственности. На грузинском же побережье Черного моря инфраструктура не особо развита, а выход к Черному морю и инвестиции в портовую инфраструктуру Грузии позволит Ирану стать ключевым игроком в регионе с транспортной точки зрения", - резюмировал Иран.