Александр Архангельский: Цифровая эпоха усилила социальную разрозненность

Чебоксары, 1 ноября 2008, 14:30 — REGNUM  Цифровая эпоха усилила социальную разрозненность людей в России. Общество разделилось на две неравные группы: для одной осталось "большое" телевидение, другое предпочитает медийное цифровое пространство. Как передает корреспондент ИА REGNUM, об этом заявил 30 октября известный телеведущий и журналист Александр Архангельский, выступая в Чебоксарах на круглом столе "Цифровая эпоха - новая повестка дня". Это уже второй визит журналиста в Чувашию, в мае 2008 года с его участием состоялся круглый стол "Культура как фактор политики".

По словам Архангельского, за последнее время "большое" телевидение потеряло 25% российских зрителей. "Как правило, эти 25% - молодые, продвинутые, зарабатывающие, самостоятельные, успешные жители России, у которых - другие формы развлечения. Для "большого" телевидения остается стареющая, неуспешная аудитория. Чем несчастнее человек, тем больше он смотрит телевизор: для него это становится сладким лекарством от горькой жизни", - отметил Архангельский. Он также подчеркнул, что телевизионной эре, которая раньше задавала не просто общемировую повестку дня, но даже ежедневное расписание человека, уже "подписан смертный приговор".

Для аргументирования своей позиции Архангельский в своем выступлении активно оперировал историческими фактами и реалиями современности. Началом эры телевидения журналист назвал 1962 год, когда президент Джон Кеннеди "каким-то невероятным чутьем политика впервые вынес политическую сиюминутную неразрешенную проблему по Карибскому кризису в прямой эфир": "Он предъявил миру телевизионную картинку, и оказалось, что картинка, переданная мгновенно на огромной территории, воздействует на мировую политику гораздо сильнее, чем любые переговоры - она может сдвигать целые миры, так как гораздо эффективнее, чем дипломатия и военные действия, за которыми может последовать нечто непредсказуемое. Картинка объединила большую часть людей в одну мощную центральную силу, и с этого момента процесс шёл по нарастающей". "Начало важнейшего события, теракта, войны привязывались по времени к выпуску новостей, так как вне этого они подчас теряли смысл. Например, мы можем брать первую иракскую войну, начало которой делалось под картинку CNN, поэтому это был не час рассвета, когда обычно начинаются войны, а за 15 минут до рассвета, чтобы ракеты, которые взлетают в воздух, производили мощный эффект на зрителей. Зрители тем самым оказывали влияние на политику, поддерживая ее. Не телевидение работало на военную пропаганду, а военная пропаганда работала на телевидение, так как посленее было важнее и сильнее", - высказал мнение Архангельский. "Телевидение, как мощное электронное СМИ, подменило собой политику, потому что политика - это то, про что рассказывают по телевизору. Оно подменило собой экономику, подчинило культуру и сдвинуло на обочину все то, с чем она работать не умеет. А оно не умеет работать с неподвижными объектами. Поэтому, если брать, к примеру, культуру, то на информационную обочину сразу сдвигаются книги, картины", - заметил журналист, подчеркнув, что "технологии следовали за задачами, которые ставило перед собой человечество".

Архангельский также обратил внимание на то, что при таком подходе телевидение формировало не только общемировую повестку дня, но и "создавало расписание дня как в пионерском лагере, как в детском саду": "Ни один телевизионщик не может себе позволить сдвинуть программу "Время" с 21:00, потому что у потребителя уже рефлекс, как у собачки Павлова. Любой серьезный канал должен оставлять это время вне зависимости от того, нравится ему это или нет. Это значит, что телевидение подчинило, скушало нас".

Телеведущий также отметил, что никакой "объективной журналистики нет и быть не может", мотивировав это тем, что в мире ежедневно происходят миллионы событий, а журналисты выбирают те, которые считают важными и "выдают за объективную картину". К примеру, приезд восьми делегатов может затмить в телевизионном эфире событие, в котором приняло участие миллион человек. Поэтому Архангельский предпочитает условно делить журналистку на два вида - адекватную реальности и неадекватную.

Архангельский заметил, что начало краха телевизионной системы пришлось на 1999 год, когда в интернете был создан "Живой журнал" и "появилась потенциальная возможность формирования горизонтальной передачи информации, то есть не от корпорации или власти к субъекту, а от лица к лицу": "Он заставил интернет по-другому взглянуть на информационное моделирование. Смертный приговор прежнему телевидению был подписан. Большое телевидение массового производства никуда не денется. Оно останется, но только будет для бедных, неуспешных, необразованных и тех, кому не нужно принимать самостоятельных решений, потому что они готовы только воспринимать. И будет совершенно другая телевизионная модель мира для второй части человечества, которое будет само выбирать себе медийное пространство, само форматировать движение". Журналист отметил, что социальная разрозненность усилилась: "Эти группы и так социально разрозненны в России, а точек встречи больше нет. Нужно преодолевать высокомерие и идти с цифровыми технологиями туда, где живет большинство, сближение только усилит страну. Поколенческий разрыв надо тоже решить. Это долг государства. Исторически шанс еще есть, окончательно разрыв не произошел, мы в зоне очень большого риска. В этих условиях общество может и должно давить на государство".

В процессе цифровизации Архангельский выделил ряд плюсов. Во-первых, человек сам "становится хозяином своей информационной судьбы", во-вторых, в цифровое видеопространство вернулись те сферы жизни, которые были утрачены в "великую медийную эпоху" и вследствие этого возникает дробление информационного пространства на группы людей на основе общности интересов, которые могут узкоспецилизированными. "В журналистке все более будут востребованы люди, умеющие работать с маленькими экспертными группами", - заметил Архангельский.

В ходе дискуссии журналист подчеркнул, что телевизор, как правило, смотрят одинокие люди, для которых оно становится суррогатом счастья и удовольствия. Книги телеведущий также назвал "суррогатом счастья и удовольствия, но с высокой степенью очистки": "Если бы у меня была возможность общаться с авторами книг, то я бы отказался от книг". Он также отметил, что порывы все "перелицензировать", в том числе и сайты, созданные на основе файловых видеообменов, не имеют оснований: "Широко шагая, штаны бы не порвать. Когда, к примеру, президент ведет видеоблог, трудно заставить его лицензировать этот продукт. Да и как вы докажете, что это телеканал? Никак, вы просто разбили на файлы и разместили все в общем пространстве".

Отметим, что мероприятие организовано Чебоксарским клубом гражданского просвещения в рамках проекта "Эксперты для гражданского общества" при поддержке Минкультуры и Госкомсвязьинформа Чувашии. Это уже девятая встреча в рамках проекта. Круглый стол "Цифровая эпоха - новая повестка дня" впервые прошел в он-лайн режиме в интернете.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.