"Я показывал моим русским друзьям, куда может деться Армения": интервью Давида Ованнисяна

Гагра, 28 октября 2008, 20:19 — REGNUM  

Интервью профессора Ереванского Государственного университета, востоковеда, бывшего посла Армении в Сирии Давида Ованнисяна

ИА REGNUM: Г-н Ованнисян, в ближайшие дни в Турции состоится конференция, посвященная безопасности на Южном Кавказе. В этой связи, как вы оцениваете эффективность, а главное степень функциональности турецкой региональной Платформы стабильности и безопасности на Кавказе, особенно с учётом того, что в данной своей инициативе турецкая сторона практически игнорировала интересы Ирана?

Очевидно, Турция не горела желанием включить в систему безопасности также и Иран. Ясно, что и в Тегеране также не собираются отсиживаться и допустить, чтобы без их участия создавалась какая-то система региональной безопасности.

Как стало ясно из недавнего интервью главы МИД России Сергея Лаврова, у России также много серьёзных вопросов в отношении турецкой инициативы. Несмотря на то, что российско-турецкие отношения развиваются очень динамично, несмотря на огромный двусторонний товарооборот, Россия не очень-то и заинтересована в том, чтобы Турция играла ту роль, которую ей отводят США и Европа. А это, прежде всего, роль альтернативного транзитёра энергоносителей в обход российской территории. Я считаю, что у России достаточно оснований с осторожностью относиться к этой турецкой инициативе, учитывая и активность этой страны на Северном Кавказе, и её достаточно серьёзную роль в вооружении грузинской армии.

Вместе с тем, для России это достаточно важный шанс, чтобы навязать Турции единую региональную систему, учитывающую и российские интересы. Для этого Турция должна прояснить, что она имеет в виду, говоря о Платформе стабильности и безопасности на Кавказе. Тут проблема очень важная, особенно учитывая наличие конфликтов и многовекторную систему внешнеполитического ориентирования стран региона.

ИА REGNUM: В какой степени Армения может верить в добрые намерения Турции?

А с чего бы Армении относиться с доверием к какой-либо турецкой инициативе? Здесь не только история, Геноцид армян в Османской империи, но и совсем недавнее прошлое: Армения до сих пор не видела со стороны Турции ни одного жеста доброй воли. На каком основании можно доверять Турции? На протяжении многих лет мы испытываем угрозу с её стороны - это и постоянная помощь Азербайджану против нас, и блокирование любых инициатив, связанных с Арменией в международных организациях. Особо следует выделить и не очень рациональную политику турецкого государства, направленную на различение армян Армении и армян диаспоры.

ИА REGNUM: В контексте сказанного, допускаете ли вы российско-турецкую договоренность по проблемам региона, которая могла бы, скажем так, не учесть интересов Армении?

Я считаю российскую политическую элиту, которая сегодня находится у власти, во-первых, очень серьёзной, во-вторых, знающей историю своей страны. Я считаю, что Россия, естественно, как сверхдержава, играющая важнейшую роль в этом регионе, должна учитывать вес игроков и основы регионального баланса. В каких-то случаях России, наверное, будет достаточно сопоставлять свои интересы с турецкими интересами. Вместе с тем, очевидно, что необходимо также учитывать роль и важность стратегического расположения Армении, как и историю российско-армянских отношений.

ИА REGNUM: Аналитики отмечают активизацию процесса урегулирования карабахского конфликта. При этом циркулирует версия о возможности дислокации международного миротворческого контингента в зоне конфликта. Насколько оправданы такие оценки и прогнозы?

Момент для урегулирования конфликта не очень хорошо выбран. Сегодня США полностью поглощены президентскими выборами и преодолением мирового финансового кризиса. Оставшийся временной промежуток слишком небольшой для того, чтобы всерьёз говорить о возможности нахождения ключа к урегулированию карабахского конфликта. В свою очередь для России очень важно будет гарантировать себя от возможного размещения иностранных войск в Нагорном Карабахе. С этой точки зрения ведутся дипломатические маневры. Все-таки, это реальная политика.

Главное состоит в том, что на этом участке земного шара сосредоточено слишком много противоречащих друг другу интересов. Я не считаю возможным совпадение интересов в регионе США и Евросоюза или тех стран, которые являются лидирующими в ЕС, и интересов России. Не говоря уже о том, что достаточно важную роль здесь играют региональные страны - Турция и Иран. То есть, мне кажется, что сегодня не реально говорить о ближайшем урегулировании в Нагорном Карабахе. С другой стороны, очевидно, все попытки оказать давление на власть в Армении и Нагорном Карабахе могут привести лишь к очень серьёзному обострению ситуации.

ИА REGNUM: А вы сами видите схему урегулирования?

Да, я вижу схему урегулирования, и она неоднократно представлялась мною. Это схема делегирования части суверенитета государств региона, с тем, чтобы постепенно, шаг за шагом, создать нечто типа Кавказского союза. Факт остается фактом, любое урегулирование, ущемляющее интересы одной из сторон, приводит всего лишь к заморозке конфликта, поскольку данная сторона всегда будет нацелена на реванш. Основная проблема - это границы и принадлежность территорий. А это означает, что окончательного урегулирования можно достичь, только сняв эти две проблемы. Я считаю, что только такая схема, создающая возможность исключения проблемы границ и принадлежности территорий, может гарантировать и решение конфликтов, и обеспечит безопасность в регионе.

ИА REGNUM: По-вашему, в этот условный "Кавказский союз" должны войти и Абхазия с Южной Осетией?

В Абхазии и Южной Осетии дела обстоят совсем иначе, чем в Нагорном Карабахе. В случае с последним мы говорим о праве на самоопределение большинства населения. Большинство населения в Карабахе составляют армяне. В Абхазии и Южной Осетии проблема в реальном влиянии на эти территории, а реальное влияние здесь оказывает Россия. Для России крайне важно удерживать эти территории в сфере своего влияния, поскольку есть проблема Чёрного моря. России принадлежит лишь узкий отрезок береговой линии, а страны НАТО и государства, претендующие на членство в Альянсе, видят его внутренним морем НАТО. Фактически, если учесть развитие ситуации в Грузии и на Украине, то для России становится принципиально важным сохранение Абхазии в сфере своего влияния.

ИА REGNUM: Армения оказалась в достаточно сложной ситуации в период грузино-российского кризиса - с одной стороны интересы России как союзника, с другой - соседняя Грузия, по территории которой пролегает единственная транспортная артерия, соединяющая Армению с миром. Где выход?

Выходом могло бы стать совпадение стратегических интересов Армении и Грузии. Но, конечно же, Грузия - суверенное государство и ей самой решать свои проблемы, в том числе и совершенно бессмысленные проблемы с Россией.

Для Армении же принципиально важно иметь сухопутную дорогу, железнодорожную связь со своим основным и главным союзником - Россией, с которой пройден большой исторический путь. С этой точки зрения, для Армении естественна заинтересованность в стабилизации ситуации в Грузии. Мы можем сыграть в этом деле позитивную роль. С другой стороны, хотелось бы подчеркнуть, что в армяно-российских отношениях всегда возникает ситуация, когда и Россия чувствует нужду в Армении. Я несколько раз провоцировал моих русских друзей на то, чтобы они говорили "да куда вы без нас денетесь?". Я им показывал, куда мы можем деться. Но зачем? Ведь настоящая дружба - это драгоценность, которую надо беречь.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.