Эксперт: В эпоху финансового кризиса островком стабильности по-прежнему остается искусство

Москва, 28 октября 2008, 12:40 — REGNUM  

27 октября в московской галерее pop/off/art открылась выставка графики и видео художника Кирилла Чёлушкина. В рамках выставки под названием "Adaptation" представлены семь крупноформатных работ (до пяти с половиной метров в длину), выполненных в технике графики на специальном холсте.

Экспозицию дополняет видеоинсталляция, в которой сюжеты полотен повторяются в динамике трехмерного изображения. Ведущим - хотя и не единственным - мотивом работ художника является тема города, архитектуры, урбанистической среды, представленных в оригинальном, почти фантастическом ракурсе.

О выставке, авторе работ и в целом о судьбе отечественного искусства в эпоху мирового кризиса корреспондент ИА REGNUM поговорил с директором галереи pop/off/art Сергеем Поповым.

ИА REGNUM: Можно с уверенностью предположить, что при слове "графика" зритель, как правило, представляет себе нечто минималистичное и камерное. И вот он приходит на выставку и видит пятиметровое полотно... В свете этого, стоит ли говорить об уникальности художника Кирилла Чёлушкина, либо все же причислить его к какой-либо из существующих школ, направлений изобразительного искусства?

Вы Кирилла охарактеризовали достаточно точно. Он и правда уникальный мастер. Школа здесь безусловно есть - это школа Московского архитектурного института, который он в свое время закончил. Но это даже связано не столько с архитектурными отголосками или какой-т о бумажной архитектурой, сколько с каким-то фантазиями художника по поводу искусства, которые воплотились в таком масштабе. Кирилл - визионер, утопист, до определенной степени фантаст, романтик. И в то же время очень жесткий и очень техничный реалист. Я бы сказал, что он реалист в том смысле, что каждый раз отношения с реальностью проверяет на прочность, доводит их до предела, ищет новых путей интерпретации. Каждый раз получается очень интересный результат. Много лет он шел путем опыта мега-графики на тему архитектуры. Были работы на пластике до семи метров в масштабе. Эта выставка, "КБ", проехала по нескольким региональным музеям, где вызвала настоящий фурор.

Представленные работы - нечто среднее между живопись и графикой, и это новый жанр в искусстве, потому что это графика, созданная по мотивам его собственных видеоскульптур. То есть здесь сочетаются разные виды изобразительного искусства - получается такой уникальный синтез.

ИА REGNUM: Тема города как арт-объекта сейчас не слишком востребована у художников. В отличие от фотографов. На Ваш взгляд, так ли это, и в таком случае можно ли назвать урбанизм в представленных работах некой новой тенденцией?

Да, Кирилл - архитектор прежде всего по пространственному видению в своем искусстве. Образование настолько фундаментально, что дает о себе знать в каждом квадратном сантиметре произведений. Архитектура интересует его как тема, и интересует его в самых причудливых форматах. Здесь она играет все-таки подспудную, не центральную роль. Его фантазийное, образное мышление распространяется на все сферы жизни, от микрокосма до космоса.

Видно, что его интересуют какие-то техногенные события. Городская жизнь, сакральные сюжеты... Но у него действительно потрясающее урбанистические чутье, он чувствует город как никто другой. Он любит все, что связано с городом, не только архитектуру - городского человека, машины, в целом городскую среду. Он делает нечто сопоставимое с фотографией, но в то же время это совершенно классическое искусство, чистой воды рисование, очень художественное и пластическое. В этом смысле это тренд. Индивидуальный - как и все значительное в современном искусстве. У многих других современных авторов порой бывает криво именно с этой образностью. Кирилл создает современное искусство, которое не требует никаких оправданий: ему не нужно лаять собакой, обнажаться или делать что-то еще, непонятное простому зрителю - его работы самоценны и самоочевидны. Он в самом деле большой мастер, мастер в мировом масштабе, русский по рождению, но абсолютно интернациональный по мышлению.

ИА REGNUM: На волне текущего финансового кризиса большинство рынков немилосердно лихорадит. А как бы вы оценили состояние отечественного арт-рынка в нынешнюю эпоху глобальной нестабильности?

Настроение достаточно напряженное. Есть некоторые неутешительные результаты, это правда. Например, аукцион Phillips de Pury, который прошел в Лондоне 18 октября, дал негативные по отношению ко всем ожиданиям результаты. Но, отмечу, это вызвано специфическими особенностями русского коллекционерского сообщества. Думаю, ситуация поправится и уже в ближайшее время напряжение должно спасть. Это целая большая тема, о ней можно говорить с разных сторон: можно рассматривать искусство как предмет категории luxury, а можно рассматривать его как вечные ценности, которые неоднократно переживали разнообразные катаклизмы и выходили из них в плюсе. В конце концов, не будем забывать о том, что рушатся империи и корпорации, а искусство если не вечно, то очень близко к этому состоянию. На фоне всех неурядиц и невзгод я бы рекомендовал обратить внимание на возможности этого рынка, который еще только-только на старте в России, и у него очень хорошие перспективы из-за уже сложившейся на данный момент мощнейшей инфраструктуры, очень убедительной, очень четко работающей, со своими персонажами. По-настоящему хорошего искусства мало, но его продолжат потреблять при любых кризисах, при любых неурядицах, так всегда было и так будет. Искусство из всех кризисов выходило даже прибавив для себя, даже в тех случаях, когда речь шла о тяжелейших катастрофах - таких, как Вторая мировая война. На фоне всеобщей разрухи искусство и тогда было наиболее конвертируемым ценностью. Что касается отечественного искусства, то нам не привыкать. Русские художники до сих пор не достигли той степени востребованности, которая позволяла бы кризису сильно влиять на их благосостояние. Они скромно жили и скромно продолжают жить, ничего особенно не поменяется. Искусство будет производиться вне зависимости от любых кризисов, как художник работали, так они и будут работать, как было первоклассное искусство, таким оно и останется. Более того, наше лучшее искусство возрастало именно в тяжелых условиях: взять андеграунд, взять перестроечную эпоху - художники творили потому, что хотели творить, а не потому, что их кто-то подмасливал. И это опять же наводит на мысль, что искусство - это очень стабильный если не рынок, то островок стабильности.

Сейчас, в условиях кризиса, всякая медиа-пена сойдет, и останется твердое, самое достойное искусство.

ИА REGNUM: То есть можно представить себе сценарий, при котором инвесторы, разочаровавшись в вложении средств в металлы, акции, нефть, обратятся именно к искусству, поймут, что инвестировать в него не только престижно, но и надежно?

Я, честно говоря, не вижу именно таких сценариев. Ведь что такое сценарий? Это когда ряду людей объясняют, что им делать, какие действия производить. Можно было бы себе представить такую ситуацию, если бы у нас государство было бы хоть немного вовлечено в ситуацию с искусством. Но все его возможности, которые лежат на поверхности, просто никто не использует.

Государство делает вид, что культуры нет в его поле зрения, в сфере его интересов. Это чудовищное преступление со стороны верхов. Именно поэтому ситуация не разовьется как сценарий: никто не скажет богатым людям, куда переправить свои капиталы. Но есть целый ряд новых людей, которые на волне разочарования во всех прочих рынках, перебросят свои деньги в искусство. А этого уже достаточно для того, чтобы изменить ситуацию. Сегодня на отечественном арт-рынке погоду делают всего несколько человек. Достаточно еще нескольких, чтобы ситуация изменилась еще сильнее, и ее наиболее качественный сегмент был бы еще более дорог и востребован.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.