Признание Косово напрямую показывает отношение государства к давлению на него со стороны США - интервью с Мирославом Йовановичем

Гагра, 16 октября 2008, 21:58 — REGNUM  Признание Черногорией и Македонией независимости Косово стало серьезным ударом по Сербии. О том, какую реакцию это вызвало в стране и что ждет регион в целом, корреспонденту ИА REGNUM рассказал сербский эксперт, профессор Белградского университета Мирослав Йованович.

ИА REGNUM: Что изменит признание Черногорией и Македонией Косово?

Ничего. После благополучного действия Сербии в ООН, которая добилась, с немалой, даже можно сказать ключевой поддержкой России, рассмотрения вопроса самопровозглашения Косово Международным судом, вопрос самопровозглашения независимости Косово является отдельным от вопроса его признания со стороны иных государств. С одной стороны находится вопрос международного права, с другой - вопрос политического поведения, самостоятельности отдельных государств. Короче говоря, признание той или иной страной самопровозглашенной независимости Косово никак не стоит рассматривать как отношение отдельного государства и его правящей элиты к Косово или к Сербии и сербскому народу. Наоборот, оно напрямую показывает отношение отдельного государства и его власти к США и политическому, дипломатическому и экономическому давлению США на эти страны с целью признать Косово. Конечно, за исключением Черногории.

Признание Косово со стороны Черногории - единственное исключение из этого правила. Поскольку национальные, исторические и всяческие другие связи Сербии и Черногории, сербского народа Сербии и сербского народа Черногории просто не позволяют рассматривать нынешнее политическое поведение руководства Черногории иначе, как минимум недоброжелательное.

ИА REGNUM: Как на это отреагировали в Сербии?

Как и можно было ожидать. Жестко. С выплеском эмоций. Выгнали посла Черногории из страны (правда, и посла Македонии, но Македония тут более-менее ни при чем, хотя один футбольный тренер-серб, возглавляющий команду "Вардар" из Скопье, покинул тренерский пост из-за признания Косово). Поведение руководства Черногории воспринято, как минимум, как недоброжелательное. А на самом деле - особенно учитывая момент принятия решения - день после заседания Генеральной ансамблей ООН - как дипломатический (и не только дипломатический) "нож в спину", "предательство Сербии", "предательство сербского Косово", "предательство Черногории", как "шрам на лице черногорского чувства правды и героизма" (я цитирую реакции некоторых политиков и обычного народа).

Прозвучали и исключительные точки зрения. Некоторые убеждали, что надо ввести санкции против Черногории, запретить черногорским правящим политикам въезд в Сербию, даже запретить перелет через воздушное пространство Сербии. Другие говорили, что всех черногорцев надо выгнать из Сербии, что к студентам из Черногории в Сербии надо относиться, как к иностранным студентам, которые за учебу должны платить вдвое, втрое больше сербских студентов. А один из оппозиционных политиков даже заявил, что черногорским политикам в Сербии невозможно гарантировать безопасность. Но одновременно прозвучали и более сдержанные реакции, что, невзирая на случившееся, не надо наказывать обыкновенных людей из Черногории, у которых есть родственники в Сербии, что нельзя ломать экономические связи, нельзя ломать переговоры по урегулированию двойного гражданства и пр.

Все это совпало и с присуждением Нобелевской премии про мир финскому дипломату Мартти Ахтисаари, фактическому архитектору независимости Косово, которое последовало спустя пару дней после признания Косово со стороны Черногории и Македонии. Тем самым, добавляя к уже существующему чувству, что США все это организовали, чтобы отомстить Сербии за удачное, учитывая позиции Сербии, голосование на Генеральной ассамблее ООН.

Но когда отошли более или менее на второй план эмоциональные реакции, основной общественной реакцией стало глубочайшее разочарование фактом, что решение нынешних правителей в Подгорице является первым за всю историю актом черногорских властей, направленным откровенно против Сербии, и актом, сознательно предпринятым, чтоб оскорбить и нанести вред Сербии и сербскому народу. Одновременно с сербской общественностью об этом откровенно стали говорить практически все черногорские политики, за исключением политиков из правящих и албанских партий.

Потом в Подгорице собрался большой митинг против решения властей, в поддержку Сербии, который полицейские разогнали слезоточивым газом. Оппозиция поставила вопрос - почему власти перед тем, как занять настолько радикальную позицию против Белграда, не провели референдум. И теперь устремления оппозиции идут в этом направлении - добиться проведения референдума и отмены решения о признании.

ИА REGNUM: Возможно ли признание Косово Сербией при условии ее вхождения в Евросоюз?

Нет. И если в Сербии ряд вопросов вызывают политическое разделение общества, то практически все политические субъекты достигли консенсуса, что отвергают вообще идею выбора или условия по схеме: вхождение в ЕС взамен на признание Косово. Только одна политическая партия, заручившаяся сравнительно небольшой поддержкой избирателей (около 5-7% голосов), намекает, что при подобном развитии ситуации (т.е. если вхождение Сербии в ЕС будет обусловлено признанием Косово), можно было бы подумать о признании Косово, и что они в такой обстановке готовы на это (Речь идет о Либерально политической партии Чедомира Йовановича). Но, учитывая реалии политической обстановки и политической жизни в Сербии, такое развитие ситуации можно считать маловероятным.

ИА REGNUM: Если это произойдет, возможно ли тогда признание Южной Осетии и Абхазии? Возможно ли оно в принципе, без привязки к случаю Косово? (Как известно, новое правительство Сербии уже заявило, что признавать эти республики не будет).

Во-первых, признание Косово вряд ли может произойти в обозримом будущем.

Но в принципе в вопросе признания Южной Осетии и Абхазии со стороны Сербии, если смотреть на проблему в целом, а не на уровне отношения Сербии к России, нельзя думать в однозначном черно-белом ракурсе - признание будет или признание невозможно, т.е. Сербия будет с Россией или против России.

Во вторых, это вообще не вопрос отдельных государств и их взаимных отношений. Наоборот. Это только часть процесса переосмысления и преобразования нынешнего мира, начало которого положено признанием Косово в одностороннем порядке со стороны США и государств, разделяющих позицию США.

США с самого начала в своем пропагандистском наступлении настаивали на формуле, что "случай Косово" уникален и не может являться прецедентом, хотя с самого начала было очевидно, на что указывали многие, в первую очередь, со стороны России президент Путин и министр Лавров, что признание Косово будет являться одним из важнейших прецедентов в мировой политике начала 21 века. По-видимому, США на это не обращали ни малейшего внимания. И это в ситуации, когда было более чем очевидно, что как минимум 20 территорий, регионов, автономий, областей и т.д. тяготеют к провозглашению независимости и признанию со стороны других государств и международного сообщества. При этом в этих 20 потенциальных точках непризнания со стороны центральных властей и тяготеющих к самопровозглашению независимости, я вообще не учитываю Африку с ее границами, созданными по линейке (а в этом смысле Африка - бочка с порохом).

Но США не было суждено долго ждать, чтоб увидеть, до какого уровня их признание Косово стало одним из важнейших прецедентов начала 21 века. Это четко показало признание Южной Осетии и Абхазии со стороны России, а потом и Никарагуа. Возражение этому признанию со стороны США и ряда стран ЕС ничего не поменяло. Да и не могло поменять. Короче, процесс пошел, и его остановить уже практически никому не под силу. Даже тому, кто его раскрутил. Почему? Потому что не существует механизмов в международном праве и международной политике, которыми можно было бы воспользоваться, чтобы остановить этот процесс.

ООН после окончания "холодной войны" потеряла свое значение инструмента международного права. Потому что в первую очередь ООН являлась инструментом сохранения политического равновесия и политического мира, созданного после Второй мировой войны и существовавшего в период "холодной войны". Когда она закончилась, США все чаще стали смотреть на ООН, как на организацию, которая мешает проведению их политики с позиции единственной оставшейся сверхдержавы. Это четко показали бомбежка Сербии в 1999 году, а потом война, развал и уничтожение Ирака в 2003 году. Операции были проведены без согласия ООН, даже без попытки со стороны США заручиться поддержкой ООН.

Признание Косово можно рассматривать и как попытку США вырваться из политического тупика, в котором они оказались после бомбежки Сербии в 1999 году, начатой без поддержки ООН, а оконченной резолюцией ООН, а также как попытку оправдания бомбежки, т.е. окончательного получения выгоды из военной победы. Но, на другом уровне его можно трактовать и как выход из тупика, в котором США оказались, совмещая политику лоббирования, которая стирает границу между частными и национальными интересами, с политикой сверхдержавы и готовностью пользоваться политикой силового, военного решения любой проблемы в любой точке мира.

И что теперь? В обозримом будущем можно представить возможный туманный сценарий развития процесса, начатого признанием Косово. Косово не будет принято в ООН. Суд будет рассматривать иск Сербии к ООН и когда-нибудь выскажет свою точку зрения, которая никого ни к чему не будет обязывать. США будут продолжать давление на ряд стран, чтобы добиться признания Косово. Некоторые другие страны пойдут на признание Абхазии и Южной Осетии. По мере ослабления США, ряд других регионов пойдут на провозглашение независимости. И всегда будет как минимум одна страна, которая будет готова признать только что сформированное государство. И так в течение 10-15 лет (может, и раньше) в мире накопится 15 - 20 новых государств, признанных со стороны от 1-2 государства до 80-100 государств. Все они будут более-менее откровенно во враждебных отношениях со своим соседом. Ни одно из этих новых государств не будет принято в ООН. Тем самым ни одно не будет считаться полноценным государством. Будет несколько уровней независимости. На уровне мировой политики и международных отношений остро возникнет вопрос, что делать с таким количеством независимых, но неполноценных государств. И тогда процесс, начатый признанием Косово в одностороннем порядке, в лучшем случае кончится международной конференцией, перед которой встанет вопрос - как разрешать создавшуюся ситуацию. Считаю даже неуместным подчеркивать, что в ряде случаев провозглашение независимости одного края или области может грозить широкомасштабными войнами.

Конечно, это будет широкомасштабный передел мира, который будет невозможен без воссоздания новой мировой системы международных отношений, и это будет конец мира, который мы знаем.

А почему США раскрутили этот процесс - это уже совсем другой вопрос.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.