Воронин оскорбил Приднестровье, чтобы сорвать встречу со Смирновым: приднестровский политолог

Гагра, 26 сентября 2008, 23:25 — REGNUM  "Президент Молдавии Владимир Воронин сделал очередное заявление, касающееся урегулирования молдавско-приднестровских отношений. Причем в этот раз в качестве трибуны была избрана самая крупная в Молдавии мусорная свалка в селе Цынцэрень под Кишиневом. Возможно, это был спланированный и тщательно подготовленный советниками главы молдавского государства пиар-ход. Видимо, аналитики президентуры посчитали, что такая неиспользуемая другими лидерами оригинальная площадка для политических заявлений - хорошая возможность для президента Воронина прочно закрепиться в истории. Вероятно, по замыслу организаторов столь незаурядный антураж и особый контингент слушателей был призван придать выступлению важное символическое значение", - заявил 26 сентября 2008 года в интервью корреспонденту ИА REGNUM приднестровский политолог Виталий Игнатьев.

Напомним, как ранее сообщало ИА REGNUM, после церемонии открытия станции по извлечению из мусора газа на мусорной свалке в селе Цынцэрень президент Молдавии Владимир Воронин 25 сентября заявил, что "руководство Приднестровья - мусорная свалка, которая смердит на территории нашего государства". Воронин отметил, что "режиму Смирнова место на мусорной свалке. Причем, я бы хотел, чтобы это состоялось как можно раньше".

По мнению Игнатьева, "правомерно, также, и предположение, что политических заявлений такого уровня не планировалось, однако определенный микроклимат свалки и воздействие нездоровых паров сделали свое недоброе дело". "Возможно, президент Молдавии попал под влияние химических процессов, вызвавших спонтанную реакцию. В таком случае все понятно. Это фактор внешний и малоконтролируемый, не в противогазе же выступать, в самом деле", - подчеркнул политолог.

"Не вдаваясь в детали "мусорных комментариев" и глубокомысленных ассоциаций Воронина по поводу руководства Приднестровья, стоит отметить, что данное заявление прозвучало на фоне серьезных усилий гарантов и посредников по возобновлению молдавско-приднестровского диалога. Как известно, оскорбительная риторика не способствует диалогу, а значит, высока вероятность того, что этот "спонтанный" спич был направлен на срыв планируемой встречи между высшим руководством Молдавии и Приднестровья", - считает Игнатьев.

"Необходимо напомнить, что в ходе встреч президента Российской Федерации Дмитрия Медведева как с Владимиром Ворониным, так и с Игорем Смирновым оговаривалась возможность организации двусторонней встречи президентов Молдавии и Приднестровья. В соответствии с данными договоренностями приднестровские дипломаты на протяжении двух недель, начиная с 18 сентября 2008 года, вели в этом направлении серьезную подготовительную работу. Однако молдавская сторона каждый раз отказывалась от предлагаемых вариантов по различным соображениям. Теперь в свете заявлений молдавского президента многие вопросы снимаются, а позиция официального Кишинева становится предельно понятной. Более того, характер и качество риторики президента Воронина свидетельствует о неизменности многолетнего подхода Молдавии, состоящего в стратегии продавливания односторонних решений и стремлении исключить Приднестровье из процесса урегулирования в качестве равной международно-признанной стороны, каковой мы юридически являемся в соответствии с существующими многосторонними договорами и соглашениями. В этом свете показательна бескомпромиссная позиция Молдавии в урегулировании, основанная исключительно на внутреннем законе от 22 июля 2005 года "Об основных положениях особого правового статуса Приднестровья", - отметил Игнатьев.

"Фактически это означает отсутствие цели и смысла переговоров: во-первых, принятые законы не обсуждаются, а принимаются к исполнению; во-вторых, по сути это внутренний закон молдавского государства по поводу госустройства Приднестровья, принятый без какого-либо участия последнего; в-третьих, предлагаемые в законе условия автономии неприемлемы, так как противоречат Конституции ПМР, воле народа республики и здравому смыслу. Наконец, молдавский закон перечеркивает возможность использования целого комплекса наработанных за многие годы гарантами и посредниками компромиссных соглашений, предложений и проектов. Замечу, что многие позитивные и жизнеспособные наработки отражены в таких документах, как "План Примакова", "Меморандум Козака", "План Ющенко" и других", - напомнил политолог. - Очевидно, что такой подход безнадежно устарел и не соответствует новым тенденциям в области урегулирования и международно-правовым реалиям, складывающимся в связи с урегулированием в Европе: Сербия и Черногория, Косово, а также на постсоветском пространстве - признание Российской Федерацией государственности Абхазии и Южной Осетии".

"Вопрос о том, можно ли с учетом подобной позиции одной из сторон, даже опуская этические моменты, которые лежат в основе любого цивилизованного диалога, говорить о скорейшем урегулировании, о мерах доверия и действительной готовности Молдавии к предметной работе в рамках урегулирования - остается открытым. Полагаю, что гаранты и посредники в очередной раз смогут оценить оригинальность молдавских партнеров. Справедливости ради отмечу, что советникам молдавского президента все же удалось создать "достойный" информационный повод, что называется, попали прямо в точку со временем, местом и содержанием - все на уровне. Так держать", - резюмировал Виталий Игнатьев.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.