Илья Никифоров: "Порвать" и "понравиться": Эстония и путь Грузии в НАТО и ЕС

Гагра, 23 сентября 2008, 13:28 — REGNUM  

Маленькая мирная Эстония, которой нет дела до того, что происходит на другом конце света - не более, чем сказка. Далекий Кавказ постоянно присутствует и во внутренней, и во внешней политике Прибалтики. И официальный Таллин "принимает близко к сердцу" все, что творится от Баку до Тбилиси. Выполняя свою роль в геополитической игре, Эстония всегда обращала свое внимание либо на "борцов за свободу", если речь шла о конфликтах на Северном Кавказе, либо всячески поддерживала прозападную ориентацию бывших советских закавказских республик. Считалось и считается, что более сговорчивой на Балтике Москва будет в том случае, если сферы ее влияния сузятся вплоть до государственных границ.

К 2000 году из всех стран появившихся из недр бывшего СССР Грузия находилась в самой глубокой экономической "яме". По данным Всемирного Банка объем производства в Грузии составлял 22%, а ВВП - 29% от уровня 1990 года. Эстония, для сравнения, к этому времени уверенно шла в гору, достигнув уровня ВВП в 85% от уровня 1990 года. Квартиры в столичных домах Грузии отапливались "буржуйками", одна из которых стала, по официальной версии, причиной гибели премьер-министра Жвания. Электричество подавалось на несколько часов в день. Все это соседствовало с помпезными супермаркетами и коррупцией. Те грузины, которые могли и хотели "делать деньги", делали их где угодно, но только не в Грузии.

К 2004 году Грузия достигла низшей точки экономического падения. В тот период даже символическая помощь могла показаться феноменальным рывком вверх. Не удивительно, что под рекламную кампанию "демократических реформ", вступление в НАТО и ЕС Михаил Саакашвили стимулировал приток кредитов, грантов и инвестиций, которые и поспособствовали имиджу страны с приростом ВВП в 12%. Грузия страна маленькая и любая дополнительная хозяйственная активность заметно подталкивает рост ВВП. Достаточно отметить, что только строительство в Грузии новых казарм и полигонов для местной армии повышало темпы роста ВВП на несколько процентов.

Эстонские предприниматели в основной своей массе до сих пор не стремятся инвестировать в Грузию. Хотя известно, что эстонские инвесторы вложили свои деньги в одни из самых ликвидных акций Грузии - акции банка Bank of Georgia, а несколько лет назад за 22 млн. крон (2 млн. долларов США) эстонцы приобрели винный завод Kahhethis. Бывший эстонский премьер Март Лаар за последние два года вложил в грузинские акции примерно 4 миллиона крон личных средств. В целом экономику Грузии можно было бы назвать экономикой надежд и инвестиционных ожиданий, которые уже сами по себе приносили миллион за миллионом новых инвестиций, новых надежд и новых ожиданий. Грузинский рынок - рынок для тех, кто намерен играть на повышение, готов идти на риск, и понимает, что политическая составляющая цены грузинских активов высока как нигде. Вступление в НАТО было бы одним из важнейших этапов в этой политико-финансовой пирамиде. И без помощи "бескорыстных" друзей тут было не обойтись.

Измотанная сепаратизмом, перманентной борьбой с коррупцией и экономическими проблемами Грузия уже два десятка лет периодически вспыхивает митингами, демонстрациями, требованиями отставки и правительства, и президента. И Вашингтон, и Брюссель, поощряя сперва Эдуарда Шеварднадзе, а затем Михаила Саакашвили, стремятся создать в Грузии внутренние условия для стабильного движения в сторону западной демократии. Эстония должна послужить в этом деле образцом и поделиться опытом - как можно и с Востоком порвать, и Западу понравиться. Помогать "младшему брату" выбиться в люди эстонские политики начали еще при Эдуарде Шеварнадзе, но особо близких отношений не складывалось вплоть до "революции роз".

Еще в 2001 году тогдашний министр обороны Эстонии Юри Луйк побывал с визитом в Грузии, чтобы наладить перспективное военное сотрудничество. "Мы готовы поделиться своим опытом по проведению реформ в оборонительной сфере и интеграции в евроатлантическую архитектуру безопасности и экономики",- сказал Луйк, ныне постоянный представитель Эстонии в НАТО. Научить Тбилиси быстро и безболезненно избавляться от присутствия российских войск вызвалась в 2001 году Литва. Вслед за политическими экспертами между Эстонией и Грузией принялись курсировать курсанты военных училищ, а заверения в желании видеть Грузию в НАТО сменились активной и грамотно организованной лоббистской деятельностью на уровне государств и международных организаций.

Эстонские президенты Арнольд Рюйтель и Тоомас-Хендрик Ильвес не единожды побывали в Тбилиси, а Саакашвили посетил Таллин. Частенько в Эстонию приезжали и Ираклий Окруашвили и Нино Бурджанадзе. В последний год в Таллин зачастила грузинская оппозиция, которую в Прибалтике небезуспешно призывали к "конструктивности". Для эстонского МИДа Грузия с Украиной стали официальными внешнеполитическими приоритетами.

Не забывали о строящем демократию Тбилиси и влиятельные парламентские политики, руководители ключевых комитетов: по безопасности (Мати Райдла) и по европейским делам (Марко Михкельсон). Бывший глава эстонского правительства Март Лаар согласился поработать советником Михаила Саакашвили. После эстонских парламентских выборов, когда Марту Лаару не удалось получить на родине ни поста главы правительства, ни поста руководителя МИД, он летом 2007 года продлил контракт на консультационные услуги грузинскому президенту. Особые отношения Таллина и Тбилиси впервые проявились в мае 2005 года, когда именно президенты Эстонии Арнольд Рюйтель, Грузии - Михаил Саакашвили и Литвы - Валдас Адамкус отказались приехать в Москву на празднование 60-летия Великой Победы над фашизмом.

Балтийско-черноморская солидарность побудила грузинский парламент в апреле 2007 года официально поддержать "суверенное право эстонского руководства" (именно так - "суверенное право руководства", именно так понимают западную демократию в Грузии) на перенос памятника Воину-Освободителю и осудить "факты нарушения в Таллине общественного порядка". Возможность оказать ответную любезность выпала в конце 2007 года и эстонским политикам, которые мягко пожурили Саакашвили за введение чрезвычайного положения и брутальный разгон демонстраций оппозиции.

Апогей подталкивания Брюсселя к Тбилиси пришелся на весну 2008 года, на саммит НАТО в Бухаресте. Глава эстонского МИДа Урмас Паэт вместе с балтийскими коллегами, готовясь к саммиту настаивал на предоставлении Грузии и Украине конкретного плана действий по вступлению в Альянс, т.е. назвать сроки и графики присоединения к Альянсу. Вопрос остался открытым. А ведь за шесть последних лет Таллин вложил в развитие информационной инфраструктуры военных учебных заведений Грузии миллионы крон, способствовал реформе грузинских тюрем и полиции, участвовал в переподготовке налоговиков и таможенников, дипломатов и судей. Прицел был сделан на участие эстонских спецов в политической, административной и образовательной реформе грузинских силовых ведомств. Эстонские военные - по недостатку ресурсов, опыта да, наверное, и желания - в боевой подготовке грузинской армии и армейских спецслужб участия не принимали. Последняя закавказская война нисколько не уменьшила, а даже подстегнула дипломатическую активность прибалтов по лоббированию скорейшего приема Грузии в НАТО.

Что ищет Эстония в далекой Грузии? Собственного стратегического интереса в Закавказье - в привычном понимании этого слова - у прибалтийских стран нет. Нет и ресурсов, для того чтобы отстаивать так далеко от собственных границ свои "геополитические задачи". Другое дело, что Эстония, Латвия и Литва должны выполнять военно-политические обязательства, которые страны Прибалтики добровольно-принудительно возложили на себя войдя в НАТО. И, рассматривая, активность прибалтов на Кавказе в более широком контексте, можно понять, что малочисленный, но амбициозный и самонадеянный эстонский политический истеблишмент должен был закрепить за собой определенное амплуа в западноевропейской политике, амплуа "ландскнехтов демократии". В данном случае, Эстония должна была сыграть роль политического наставника для Тбилиси.

Прозападные реформы, поддерживаемые в Грузии Эстонией, рассматриваются как быстрое - сравнимое с шоковой терапией - создание открытой рыночной экономики и демократических институтов "книжного" западного образца. Все это предполагает и присоединение к ЕС и НАТО. Более того, без внешней помощи такие реформы в сжатые сроки провести невозможно. Помощь нужно найти, организовать и оформить в виде множества проектов, которые будут охотно финансировать Евросоюз, НАТО, Совет Европы, Фонд Сороса, наконец. Политическое значение Эстонии, как организатора и лоббиста подобного рода проектов, в ЕС и Североатлантиченском Альянсе многократно возрастает. В конце концов, способность инициировать и проталкивать международные проекты - тоже ресурс, сопоставимый с деньгами, нефтью, танками и многочисленным населением. А активность проявляют прежде всего те, кто склонен к рискованным вложениям и предлагает эксклюзивные интеллектуальные услуги, т.е. торгует связями и лоббистской деятельностью.

В литературном творчестве современных российских политологов привычка склонять термин "геополитика" так же распространена, как и марксистская теория классовой борьбы в прошлом веке. И в том и другом случае риторический прием отсылки к классовым интересам или геополитическим интересам играет роль "фигового листка", прикрывая белые пятна, дефицит информации или, попросту говоря, ситуацию, когда концы с концами не сходятся. Долгосрочные политические стратегии сегодня в малых странах, таких как Эстония или Латвия, определяются не из "геополитических соображений", а из соображений глобального менеджмента имеющихся ресурсов. Кто-то торгует нефтью, кто-то - деньгами, а кто-то профессиональными организаторами политических проектов. Говоря языком рекламного буклета, "страны Балтии имеют нерастраченный политический капитал обществ, избавившихся от чужеземного ига, решительно и быстро преодолевших идейное наследие поработителей, бесповоротно шагнувших из дефицитного планового хозяйства в свободную рыночную и изобильную экономику". Этот политический капитал эстонские политтехнологи научились конвертировать в звонкую монету. Сами научились и готовы "за скромное вознаграждение" научить других. В европейской политике же рвение балтийских борцов за демократию становится признанной - по факту - сферой применения сил.

Эстонские политики, в принципе, могут себе позволить перманентный конфликт с Россией, так как плодов "финляндизации" Эстония не имела, экономическим тяжеловесом, как Германия, никогда не будет, а в международном разделении политического труда антироссийская функция тоже чего-то стоит. В качестве альтруизма можно публично выступать за строительство альтернативных нефте- и газопроводов через территорию Грузии, там же апробировать новые "передовые" политтехнологии, инновации в сфере международного пиара и администрирования. Посол США в Эстонии Стэнли Дэйвис Филлипс любит вспоминать фразу из Хэмингуэя, что де в каждом порту можно было встретить моряка-эстонца. Сегодня же яппи-эстонца можно встретить везде, где идет реализация того или иного международного проекта, связанного с созданием "демократического открытого общества", - в Ираке, в Косово, в Грузии, на Украине. Такого рода деятельность становится одной из разновидностей национального предпринимательства.

В Европе Эстония в силу ограниченности естественных ресурсов и скромных размеров не может играть роли финансового донора, экономического локомотива, кладовой природных ресурсов или политического гаранта. Зато Таллин может, и успешно играет, роли ментора, эксперта, лоббиста, застрельщика и, в, конце концов, разведчика. Для этого в маленькой балтийской стране есть склонные к авантюризму, но владеющие всеми приемами бюрократического манипулирования молодые амбициозные кадры, которым уже нет приложения на родине, но услуги которых вполне востребованы за рубежом. И до тех пор, пока "западная демократия" на рынке консалтинговых услуг будет ходовым товаром, а систему безопасности в НАТО и ЕС будут видеть в постоянном расширении, у них не будет отбоя от заказчиков.

*****

Информация к размышлению

К 8 августа 2008 г. в Грузии успешно завершилась работа по реформированию Совета национальной безопасности, органа способного обеспечивать президенту Михаилу Саакашвили кризисное управление и координацию силовых ведомств. Горячий август,несмотря на полное поражение на поле боя, продемонстрировал, что Тбилиси не выпустил из рук нити важнейших внешнеполитических контактов, и способен восстановить военную и политическую силу в самые сжатые сроки.

Консультировать власти Грузии в процессе создания нового Совета национальной безопасности президент пригласил бывшего руководителя эстонских разведслужб 42-летнего Ээрика-Нийлеса Кросся. Заниматься Кроссю и его команде надлежало всем, что связано с подготовкой к вступлению в НАТО и внедрением навыков в сфере безопасности

Вместе с Ээриком-Нийлесом Кроссем в Грузию приехали и другие специалисты в сфере государственной и корпоративной безопасности, да еще и имеющие нужный опыт работы в зонах военных конфликтов. Прийт Хейнсалу отслужил офицером разведки в Афганистане. Ханнес Конт был одним из самых молодых комиссаров Полиции безопасности (эстонская контрразведка). Дополняет команду бывший высокопоставленный дипломат Тийт Мацулевич. Карьеру на эстонской госслужбе Ээрик-Нийлес начал дипломатом в Вашингтоне, где наладил связи, оказавшиеся полезными и в дальнейшем. В начале 1990-х Ээрик-Нийлес Кроссь занял кабинет Директора Координационного бюро при Госканцелярии ЭР, которое и возглавлял до 22 декабря 2000 года. Фактически он и создал информационно-разведывательную службу эстонского правительства. Окончательно Ээрик Нийлес Кроссь карьеру на государственной службе завершил, подав в отставку с поста советника президента Леннарта Мери в апреле 2001 года, так как помог некоему международному мошеннику с сицилийскими корнями Антонио Анготти получить временный вид на жительство в Эстонии в обход установленных правил. Президент Мери такого не потерпел. Кроссь оказался в Тбилиси по приглашению Саакашвили уже как частный консультант, не имеющий ничего общего с эстонским правительством. В промежутке Кроссь побывал в Багдаде руководителем одного из отделов министерства обороны и безопасности в правительстве, подконтрольном оккупационной администрации. Полученный бесценный опыт пошел ему на пользу в консалтинговом бизнесе.

46-летний математик и офицер-резервист Прийт Хейнсалу два года назад добровольцем поступил в эстонскую армию и отправился "на войну" служить офицером разведки в составе коалиционных сил в Афганистане. Военная служба - в свободное от основной работы время. Основная же работа Прийта Хейнсалу - рекламный бизнес и связи с общественностью. Не так давно он перешел на оказание международных консалтинговых услуг. Служба в разведке - дополнительная рекомендация.

Профессиональный дипломат, а в прошлом журналист Тийт Мацулевич трижды был послом Эстонии - В Германии (1991-1996), на Украине (1996-1999) и в России (1999-2001). Богатый дипломатический, политический и журналистский опыт Тийта Мацулевича пригодился в Грузии. Он в ходе майских выборов занимался организацией опросов на избирательных участках (exit pools). А в начале августа, аккурат перед войной, он проводил обучающие курсы по связям с общественностью и сбору информации, учил грузинских чиновников - как из текстов выуживать информацию и проводить контент-анализ. Обучающие курсы у него заказало грузинское правительство, точнее - Бюро по анализу СМИ. Задача этого Бюро отслеживать все, что пишется в мире о Грузии.

Илья Никифоров, специально для ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.