"На Алтая недостаток финансирования тормозит внедрение уникальных разработок медиков": обзор СМИ Алтайского края

Барнаул, 12 сентября 2008, 13:28 — REGNUM  Обзор СМИ Алтайского края за 8-12 сентября 2008 года

Все как-то сыро и неконкретно: Алтайский край остается одним из немногих регионов, где еще не принят новый закон, регулирующий развитие предпринимательства. Ноу-хау от хвори: недостаток финансирования тормозит внедрение уникальных разработок медиков. В Барнауле оправдан сотрудник ДПС, которому женщина-водитель предложила пять тысяч рублей "штрафа". "Залечила" до смерти: в следственном изоляторе Барнаула находится молодая женщина Валентина Козлова, которая до смерти заморила свою маленькую дочь.

Алтайский край остается одним из немногих регионов, где еще не принят новый закон, регулирующий развитие предпринимательства. Об этом пишет 8 сентября корреспондент газеты "Ваше дело" Павел Демин в материале "Все как-то сыро и неконкретно". Он констатирует, что прежний региональный документ, который формально считается действующим, противоречит федеральному законодательству, о чем прокуратура уведомила АКЗС еще в мае. На прошлой неделе было официально объявлено, что новый краевой закон вынесут на утверждение уже в сентябре. "Но вот принесет ли он пользу самим предпринимателям - большой вопрос", - пишет автор.

"Претензию прокуратуры вряд ли можно назвать очень серьезной. Новый федеральный закон (№ 209-ФЗ), вступивший в силу с начала 2008 года, распространяет свое действие на субъекты не только малого, но и среднего предпринимательства. В краевом законе последняя категория вообще не фигурирует, установили в прокуратуре края и направили в мае представление в АКЗС. Формальная несостыковка двух законов тогда была сглажена информационным фоном о том, что проект нового, полноценного краевого закона уже вовсю разрабатывается", - поясняет журналист.

Промежуточный этап этой работы был представлен 2 сентября на заседании Общественного совета по развитию предпринимательства при губернаторе. Здесь выяснилось, что вариантов законопроектов было несколько, они неоднократно корректировались и дополнялись новыми пунктами. О "рыбе", представленной для обсуждения непосредственно 2 сентября, было сказано несколько важных вещей. Во-первых, проект не противоречит федеральному и краевому законодательству. Во-вторых, он прошел согласование в ключевых управлениях администрации края, а также обсуждался в ведущих общественных бизнес-объединениях. В-третьих, проект "определяет основные цели развития предпринимательства", "закладывает основу для развития инфраструктуры, а это создаст условия для развития бизнес-инкубаторов, технопарков, венчурных фондов и других проектов...".

"Понятно, что докладчики по этому вопросу - депутат АКЗС, председатель АСП Павел Нестеров, а также Вадим Кузнецов, руководитель Управления по развитию предпринимательства и рыночной инфраструктуры - видят в этих формулировках некий глубинный смысл. Но от самого проекта закона, который, как было заявлено, "должен отражать и регулировать специфику нашей экономики", все-таки хотелось бы гораздо большего. И в первую очередь - конкретики", - заявляет автор.

Например, документ содержит статьи, касающиеся консультационной поддержки, поддержки в области подготовки кадров, в инновационной сфере, в области ремесленничества и т. д. Но все эти мероприятия согласно проекту закона лишь "могут оказываться". То есть допускается, что предприниматели, в принципе, могут получить эти блага. Но могут и не получить. И прямым нарушением краевого закона это являться не будет.

"На заседании Общественного совета несколько раз отмечалась масштабность работы по подготовке проекта закона, проделанной Управлением по развитию предпринимательства. Именно этому ведомству и предстоит выполнять роль уполномоченного органа при реализации краевого закона. Но, как резонно подметил Николай Николаев, председатель Общественного совета при губернаторе, сами полномочия данной структуры в проекте вообще не прописаны. Не нашли участники заседания в "рыбе" и более важных моментов. Например, механизмов преодоления административных барьеров, принципов взаимодействия с общественными объединениями предпринимателей, с саморегулируемыми организациями и т. д", - подчеркивает Павел Демин.

Но в большей степени критике подверглась статья 7 законопроекта "Полномочия органов местного самоуправления по вопросам развития малого и среднего предпринимательства". Статья провозглашает, что эти полномочия "устанавливаются законодательством РФ", и на этом скоропостижно заканчивается. То есть в данном виде для работников муниципалитетов она ничего нового не несет вообще.

Мнения о законопроекте

Евгений ВЕРКОШАНСКИЙ, руководитель представительства АСП в Косихинском районе: "Для обычного предпринимателя такой закон ничего не будет значить. Проект нацелен на распределение полномочий и более важен для самих чиновников и депутатов. Я бы в самом названии документа поменял приоритеты. Судите сами. По данным краевой ведомственной программы, в малых предприятиях сейчас числятся в среднем по 10 наемных работников, у индивидуальных предпринимателей - по три работника. Так что не о среднем бизнесе, который и так уже встал на ноги, надо вести речь, а о малом и микропредпринимательстве".

Константин ЗЕЛЕНЦОВ, вице-президент Алтайской торгово-промышленной палаты: "АлтТПП давно ведет работу по преодолению административных барьеров в развитии предпринимательства. И по опыту палаты могу сказать, что вести ее очень тяжело. Поэтому мы будем настаивать на включении в проект закона статьи об административных барьерах".

Юрий НИЖЕГОРОДЦЕВ, член Общественного совета по предпринимательству при губернаторе: "А где в проекте закона прописана ответственность сторон? В данном виде никто и ни за что не отвечает!".

Раиса СОЛОДОВНИКОВА, заместитель начальника Главного управления экономики и инвестиций: "Проект закона сырой. Есть моменты, которые необходимо еще дорабатывать. В таком виде закон рано выносить на обсуждение и утверждение".

Стелла ШТАНЬ, председатель комитета АКЗС по местному самоуправлению: "Предмет регулирования проекта закона практически не охватывает участие органов местного самоуправления в работе по развитию малого и среднего предпринимательства. В целом развитие предпринимательства сводится к его государственной поддержке. Предусматривается лишь финансирование муниципальных и межмуниципальных программ за счет краевого бюджета. В связи с этим полагаю, что наименование проекта закона целесообразно изложить в следующей редакции: "О государственной поддержке развития малого и среднего предпринимательства в Алтайском крае".

"Недостаток финансирования тормозит внедрение уникальных разработок медиков", - этот вывод делает корреспондент "Российской газеты" - Алтай Евдокия Крюкова в материале от 12 сентября "Ноу-хау от хвори". По ее словам, ежегодно в крае выдаются десятки патентов на новые методики лечения и современную медицинскую аппаратуру. Однако, мало запатентовать изобретение - главное суметь его внедрить в практику.

В прошлом году только на базе Алтайского госмедуниверситета было зарегистрировано 11 изобретений. Среди них уникальное устройство для регистрации суставных звуков - артрофонограф. Его изобретатели, травматологи Александр Чанцев и Александр Рахмелевич, придумали оригинальный способ диагностики заболевания суставов - по звуку.

Идея записывать звуки суставов пришла доктору Чанцеву еще лет десять назад. Первый простейший прибор был сделан в лабораторных условиях. Понадобились годы, чтобы усовершенствовать артрофонограф и разработать компьютерную программу, которая расшифровывает звуковые данные. Причем делали это ученые-медики зачастую на голом энтузиазме, благодаря хорошим отношениям со специалистами конструкторского бюро.

Автор с сожалением говорит, что, несмотря на то, что сегодня диагностические возможности метода исследования подтверждены не только патентом, но и европейским сообществом травматологов, организовать производство этого аппарата не удается.

"Мы уже полтора года говорим, что прибор почти готов, но постоянно не хватает какой-то малости, чтобы его можно было активно использовать, - пояснила корреспонденту "РГ" руководитель проекта профессор АГМУ Евгения Распопова. - Сейчас нам надо доработать компьютерную программу и еще раз показать артрофонограф инженерам. Что касается промышленного производства этого прибора, то мы опасаемся, что нашу идею просто увезут за границу. Поэтому мы не торопимся заключать договоры, хотя у нас есть заказы из ряда европейских стран".

Изобретатели уникального прибора большие надежды связывают с созданием в Барнауле федерального Центра высоких медицинских технологий ортопедотравматологического профиля, где без звуковой диагностики не обойтись. По словам Евгении Распоповой, сейчас ученые изучают возможность использования артрофонографа не только в ортопедии, но и при обследовании сердца, легких.

Известны далеко за пределами нашего региона и уникальные способы оперативного лечения онкозаболеваний, разработанные алтайскими медиками. В прошлом году ученые медицинского университета и врачи краевого онкологического диспансера запатентовали операции по лечению кардиоэзофагиального рака и плоскоклеточного рака гортани. Один из авторов этих разработок - главный онколог края Александр Лазарев говорит, что внедренные методики эндоваскулярной хирургии и радиохирургии - последнее слово в современной медицине.

"Все эти методики относятся к высоким технологиям, которые весьма затратны и требуют больших финансовых ресурсов, - поясняет профессор. - Сейчас мы делаем одну такую операцию и потом ждем, пока появятся финансовые возможности сделать следующую. А могли бы делать в 10 раз больше. Нужно более активное финансирование. Это актуально для всех высокотехнологичных операций в любой области медицины".

Только в Алтайском медицинском университете в прошлом году было запатентовано 11 изобретений. Еще одна проблема, с которой сталкиваются медики-новаторы - необходимость постоянно совершенствовать свое изобретение. Яркий пример - магнитор, прибор для проведения объемной магнитной терапии, которая помогает онкологическим больным лучше переносить лучевую и химиотерапию. Больше десяти лет назад он был разработал ФНПЦ "Алтай" и давно признан в России. Но сегодня магнитору нужна модернизация.

"Если десять лет назад это было действительно алтайское ноу-хау, то сегодня его надо развивать дальше, а мы пока топчемся на месте, поскольку нет средств, - говорит Александр Лазарев. - Надо его совершенствовать и налаживать поточное производство. При выпуске единичных магниторов получается очень высокая стоимость, поставили бы на конвейер - сразу бы снизилась цена".

Недостаток финансирования тормозит и внедрение уникального "регистра предрака высокого риска". Это весьма точная выборка группы людей с высокой степенью риска онкологических заболеваний. В Алтайском крае в эту группу включены 5000 человек, и среди них врачи уже выявляют больных на первой стадии рака. А это самое главное - выявить онкозаболевание на ранней стадии, чтобы лечение было результативным.

Алтайские медики получили на регистр патент и его готовы внедрять другие российские регионы, но у разработчиков нет средств, чтобы перевести программу на более современный компьютерный язык. По этой же причине алтайский регистр не может войти в международную программу "Рак на пяти континентах". Александр Лазарев, который, кстати, возглавляет в Алтайском краевом Законодательном собрании комитет по здравоохранению и науке, считает, что на внедрение высокотехнологичных методов лечения нужна отдельная строка финансирования. По его мнению, все эти проекты экономически обоснованы и при внедрении вполне могут себя окупить.

Внимание общественности Барнаула привлек следующий факт. "В Барнауле оправдан сотрудник ДПС, которому женщина-водитель предложила пять тысяч рублей "штрафа". С женщиной встретилась корреспонденту газеты "Свободный курс" Анастасия Масибут.

"Инспекторы меня просто и нагло развели на деньги. Я это поняла сразу после того, как положила в фуражку одного из них пять тысяч", - вспоминает барнаульская предпринимательница Нелли Бахаева. Суд признал ее не пострадавшей, а свидетельницей, а дэпээсника - невиновным в получении взятки...

Несерьезная мзда

11 сентября прошлого года Нелли Бахаева ехала на своем автомобиле на автозаправочную станцию на бульваре 9 Января, который соединяется с проспектом Сибирским маленькой улицей Культурной.

"Я, наверное, как и многие другие водители, пользуюсь этой дорогой, чтобы не делать круг около театра музкомедии", - говорит женщина. На проспекте Сибирском, примерно в 100 метрах от того места, где Нелли Бахаева делала привычный маневр, стоит "кирпич". Перед знаком водитель повернула на Культурную, выехала на 9 Января и остановилась, чтобы убедиться в безопасности дальнейшего движения перед дорогой, которую нужно было пересечь для въезда на АЗС. Тут же рядом с "Тойотой" Бахаевой остановилась иномарка. Через открывшееся тонированное окно человек в форме сотрудника ДПС сообщил, что женщина нарушила правила дорожного движения, и дал знак припарковаться. Милиционер, не представившись, попросил права и предложил пройти для разъяснений в его иномарку, где сидел еще один сотрудник милиции. Они объяснили женщине, что ее нарушение "тянет" на лишение прав.

"Я была уверена в своей правоте, была согласна на составление протокола и на максимальный штраф, - рассказывает Нелли Бахаева. - Мне же категорично заявили, что лишение прав - это единственная мера для меня. Началось психологическое давление: мы вызываем эвакуатор и забираем автомобиль. Еще спросили, где я работаю. Я предприниматель, торгую медом. Наверное, это тоже как-то повлияло на дальнейший ход дела. "Неизвестно, найдете ли вы после этого свой автомобиль", - нагнетал атмосферу один из гаишников, второй уже отодвинул протокол. Меня начинало потряхивать. Тогда я сказала: "Ребята, ну можно же найти какое-то решение?!"

- Предлагайте! - не стесняясь заявил сотрудник ДПС.

Бахаева расценила эти слова как руководство к действию. Женщина вынула из кошелька 500 рублей и положила на панель между водительским и пассажирским креслом.

- Это несерьезно! - сказал инспектор, который позже предстал перед судом.

- Я вас поняла, пусть эта сумма увеличится вдвое, - предложила Бахаева.

- Это не-се-рьез-но, - улыбаясь, протянул гаишник.

- Две тысячи?

- Несерьезно!

- Ну не три же! А хило вам не будет?! - уже сдавали нервы.

Торг закончился, когда инспектор показал нарушительнице широко раскрытую ладонь. За пятью тысячами Нелли Бахаева поехала на машине в свой магазин на улице Пушкина. Следом ехали сотрудники ДПС. Женщина положила деньги в фуражку, протянутую одним из них. Уже на следующий день она написала заявление в прокуратуру.

Рыльце не в пуху?

Судья Центрального суда Барнаула не усмотрела состава преступления в действиях сотрудников ДПС, исходя из многочисленных свидетельских показаний. Многие показания, по ее мнению, не подтвердили виновность подсудимого дэпээсника. "Оправдать за непричастность в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 290 УК РФ" - таков вердикт. 18 августа суд оправдал 30-летнего "офицера, отличника службы, добросовестного и вежливого работника".

Руководство управления внутренних дел не раз предпринимало попытку уволить "оступившихся". Более того, сотрудники управления собственной безопасности ГУВД края содействовали расследованию дела, которым занимался следственный отдел по Барнаулу.

"У нас таков Трудовой кодекс, что сейчас их невозможно уволить. Пока они не виноваты, потому что не вступило в силу решение суда. Я верю Бахаевой, скорее всего так все и было. Лично у меня нет сомнений в том, что такие события имели место. Но сейчас это должен подтвердить суд, - заявил Александр Алексеев, начальник управления собственной безопасности ГУВД по Алтайскому краю. - Вы знаете, сколько у нас таких дел... Выгоняем подлецов, а у них совести нет, идут в суд и пытаются восстановиться в должности. И восстанавливаются, несмотря на то что рыльце в пуху".

Факт

За проезд под запрещающий знак "проезд запрещен" ("кирпич") КоАП предусматривает штраф в размере 100 рублей. Если бы инспектор ДПС оформил протокол именно на это нарушение, то Нелли Бахаева заплатила бы такую сумму.

Цифра

Пять уголовных дел, в том числе и по факту взяток, возбуждено в текущем году в отношении сотрудников ДПС Алтайского края.

"Вечерний Барнаул" в свежем номере за 12 сентября напечатал рассказ об ужасающей реальной истории из жизни так называемой семьи, проживающей, или уже проживавшей, в одном из районов краевого центра. Основываясь на информации, предоставленной старшим следователем следственного отдела по г. Барнаулу Следственного управления следственного комитета при прокуратуре РФ по Алтайскому краю Александром Солововым, Стас Сидоркин рассказал своим читателям о короткой, но полной боли, судьбе маленькой девочки, которая прожила на этом свете всего лишь несколько месяцев (имена персонажей изменены). Материал вышел под заголовком ""Залечила" до смерти".

По словам журналисты, в следственном изоляторе Барнаула находится молодая женщина Валентина Козлова, которая до смерти заморила свою маленькую дочь. Семья Козловых всегда считалась неблагополучной, пьющей. Мать семейства Валентина жила сразу с двумя сожителями - братьями Андреем и Вадимом. От братьев у нее родилось двое детей - Маша и Аня. Сейчас девочкам уже пять и одиннадцать лет. А в конце прошлого года на свет появилась третья дочка - Лена. Но она была рождена для страданий. Дело в том, что Козлова патологически не доверяла врачам. Будущая мамаша долго скрывала от медиков свою беременность, ходить на осмотры и сдавать анализы упорно не хотела. Врачам приходилось таскать ее в больницу чуть ли не силком. В роддом Валентину доставили на "скорой". Девочка родилась слабенькой, недоношенной, с целым букетом врожденных заболеваний, начиная с экземы и заканчивая гепатитом. Что неудивительно, учитывая тот вечно пьяный образ жизни, который вели ее мать и оба отца. Врачи категорически заявили: девочке необходимо постоянное наблюдение и лечение. Тогда есть шанс если не вылечить ее, то хотя бы остановить развитие болезней.

"Однако после родов антиврачебная фобия Козловой обострилась еще больше. В детскую консультацию она ходить не стала, потому что считала тамошних врачей неграмотными специалистами. Говорила: "Еще залечат в доску". А отцам на дочь было, по сути, наплевать. Последние два месяца молодая мамаша вообще никого не пускала в дом. Патронажный врач и медсестра регулярно наведывались в гости к странной семейке, но на звонки в дверь им, как правило, отвечала только тишина", - пишет автор.

"Да там они, дома, - говорили из-за забора соседи. - Просто открывать не хотят". Потоптавшись перед дверью, медики уходили восвояси.

Мать тем временем принялась самостоятельно лечить дочь от страшных заболеваний. Экземные язвы на теле попросту смазывала зеленкой. Когда Лена простужалась, то втирала в кожу уксус от температуры. На этом лечение обычно и заканчивалось. Понятно, что дочурка чахла на глазах, постоянно плакала, прося на доступном ей языке о помощи. Но Валентина сигналов "SOS!" распознать не смогла.

При этом мать посадила новорожденную девочку на столь жесткую диету, которая не снилась даже самым стойким фотомоделям. Впрочем, диета была уже не частью лечения, а, скорее, бесплатным дополнением к нему. С едой в доме Козловой дела всегда обстояли неважно. Когда милиционеры, осматривавшие дом после смерти девочки, заглянули в холодильник, то из еды обнаружили там лишь солидный запас водки и пару яиц.

"В шесть месяцев Лена весила всего 2 кг 500 г. За свою недолгую жизнь она успела набрать лишь 100 г веса. На фотографии, сделанной судмедэкспертом, девочка выглядит как обтянутый кожей скелет, и вдобавок все ее тело покрыто язвами. Похожие кадры можно увидеть в документальных фильмах про Бухенвальд", - приводит ужасающие факты журналист.

А за несколько дней до смерти у Лены поднялась температура. Тогда заботливая мамаша дала ей парацетамол, поставила детские свечи и намазала уксусом. "Скорую" вызывать не стала, решив, что у ребенка просто режутся зубы. После этого Валентина с чувством выполненного долга отправилась спать. Когда она в следующий раз подошла к кроватке, дочка была мертва. Единственными ощущениями, которые малютка унесла с собой в мир иной, были постоянное чувство голода и боли.

Приехавшим по вызову медикам "Скорой помощи" оставалось только констатировать смерть девочки. Официальная причина смерти - тяжелое инфекционное поражение кожных покровов с дальнейшим развитием сепсиса. Кроме того, у ребенка обнаружили менингит, отек головного мозга, некроз клеток почек, бронхопневмонию, гепатит, дистрофию многих внутренних органов и т. д. Такого букета запущенных до предела болезней у шестимесячного ребенка врачи, проводившие экспертизу, еще не видели.

Медики "Скорой помощи" сообщили о случившейся трагедии в милицию. Прибывшим в "пыточный дом" сотрудникам открылась безрадостная картина. В комнатах стоит холод, все вещи покрыты слоем грязи, включая детские игрушки, еды в холодильнике практически никакой.

Соседка рассказывала, что старшим дочерям Козловой тоже пришлось натерпеться в этой жизни. Девочки часто приходили к ней голодные, грязные. Добрая женщина кормила их, дарила одежду, иначе им пришлось бы ходить в рванье. Маша и Аня не помнили, чтобы они когда-то мылись. Похоже, Валентина и ее мужья не обращали на них особого внимания.

Горе-мамашу задержали и возбудили в отношении ее уголовное дело. Ей предъявляется обвинение в убийстве лица, находящегося в беспомощном состоянии, и в ненадлежащем исполнении родительских обязанностей. По первой статье предусмотрено довольно суровое наказание, вплоть до пожизненного заключения.

Услышав в первый раз, в чем ее обвиняют, мать беззатейливо заявила следователю, что она... хорошо ухаживала за своей дочкой и все делала правильно. А почему она умерла, даже не представляет.

"Патронажному врачу двери и вправду не открыла, - заявила она. - Потому что он неграмотный специалист и ей только хуже сделает. Я уж лучше сама народными методами ее полечу". Как говорится, без комментариев.

С апреля Валентина Козлова содержится в барнаульском следственном изоляторе. Вскоре должен состояться суд. Двоих оставшихся детей буквально на следующий день забрали работники органов опеки администрации Железнодорожного района. Сейчас Маша и Аня находятся в интернате в одном из районов Алтайского края. Им тоже потребовалось лечение.

Сожителям Валентины обвинений не предъявили, потому что чисто юридически отца у погибшей Лены не было. По крайней мере, в свидетельстве о рождении в этой графе стоит прочерк. А значит и ответственности за нее мужья Валентины вроде как не несут.

"Эта жуткая история вызвала ряд острых вопросов. Прежде всего, остается непонятным, как вышло, что в течение полугода над новорожденным ребенком шло изощренное издевательство, а в ответственных службах никто так и не заметил этого до тех пор, пока девочка не погибла? Согласитесь, как-то странно, когда два месяца о подопечной малютке не слышно вообще никаких вестей, неизвестно, жива она или нет, но медики районной поликлиники не бьют тревогу, не обращаются в милицию. Правда, сам врач утверждает, что направлял по этому поводу письмо в милицию, но там его почему-то никто не получал. Районные органы опеки и отдел по делам несовершеннолетних тоже заинтересовались этим делом лишь после смерти ребенка, хотя о неблагополучной семье было хорошо известно. В данный момент следственный отдел по г. Барнаулу проводит проверку в отношении ряда сотрудников поликлиники, органов опеки и отдела по делам несовершеннолетних по статье 293 УК РФ - халатность", - резюмирует Стас Сидоркин.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail