Красноярские застройщики выселяют горожан из частных домов: Обзор местных СМИ за 3 сентября 2008

Красноярск, 3 сентября 2008, 08:49 — REGNUM  

Верхние и нижние

(Александр Силаев, "Вечерний Красноярск", 03.09.2008)

Пару столетий политика лежала на оси "левые - правые". Ныне ось загнулась, перепуталась и просто устала. Наблюдаются чудеса: те, кого у нас в 1990 году звали правыми, в 1992 году стали левыми, и наоборот. Но если терминология утомилась, может, ей придет на смену другая?

Раз уж у нас принято так ориентироваться по сторонам... "Задние" и "передние" - звучит изрядно смешно, а вот "верхние" и "нижние" - вполне себе ничего. При этом вовсе не обязательно, что верхние наверху, как не обязательно и то, что правые были правы. Основным вопросом, некогда делившим левых и правых, было отношение к равенству. Ну еще отношение к традиции. Какой основной вопрос можно задать в начале 21-го века? Версий много - ограничимся лишь одной. Начав с забавной полемики из области педагогики...

Педагогический казус

Вопрос из той полемики стоял так: "Обязаны ли учить тому и только тому, что увеличит социальные шансы индивида?" Повысит его выживаемость, мобильность, даст ресурс к переходу в высшую страту? То есть учить сугубо полезному - чья полезность очевидна и может быть с гарантией обращена в деньги и статус? Говоря грубо, "готовить человека для рынка труда"? Тогда, например, совершенно противопоказано учить "христианским ценностям", ибо они к социальным шансам в лучшем случае никак не относятся. Проблематичны художественный вкус, музыкальные навыки, знание античной истории и много чего еще. Сама способность к мышлению - повышает или понижает социальные шансы? Здесь и теперь? Для этого общества? Хочется ответить "конечно, да" - чтобы не обидеть ни общество, ни мышление. Но думать и умно действовать - не одно и то же. Элиты, и не только российские, а почти везде на земном шарике в этом веке, - скорее умно действуют, чем практикуют мышление. И это разные вещи. Сильно разные. Разумение таких штук, как, например, феноменологическая редукция, - вообще никак не соотносимо с рынком труда. Более того, даже с точки зрения карьеры на кафедре философии - совершенно неважно, сечешь ты сию редукцию или нет. Правильное оформление сносок куда важнее, чем Гуссерль в частности и мышление вообще. То есть попробуй продать "школу про мышление" - и быстро поймешь, что почем. Куда проще продать бухгалтерские курсы, единоборства, иностранный язык. И только великий маркетолог сумеет толкнуть "мышление" за деньги, убедив, что по жизни оно полезно. Но это все банальные соображения, к сути лишь подбираемся. Суть вытекает из вопроса: а есть ли такие безусловно полезные навыки и знания, усиливающие человека в любом мире?

Тут уже почти все на автомате сочтут вопрос риторическим и гаркнут: ясен пень, вот они! Ну что, давайте попробуем выложить наши безусловности... Давайте, давайте... Только не забудьте одно условие - знания и навыки, усиливающие человека в любом мире. И обнаружится - нет таких. Ну что, казалось бы, безусловно надо? Грамотность, читать и писать? В Арканарском королевстве, ежели кто помнит, за грамотность забивали ногами насмерть. Быстрая деловая сметка? Что делали с реальными и потенциальными нэпачами, уже забыли? Ну умение драться-то - безусловный плюс? Тоже нет. Немного фантазии, и легко представить себе крайний полицейский режим, где некая степень владения своим телом приравнена к ношению оружия. Дал понять, что можешь одним ударом повалить человечка, - десять лет без права переписки. Даже если защищался. Ну вроде как сейчас защитить себя пулей из макарова.

Война за мир

Все относительно. Можно представить мир, где выгоднее быть умником и где выгоднее быть идиотом. Можно представить мир, где социальные шансы прямо пропорциональны трезвому образу жизни, и мир, где умение нажраться - необходимая составляющая успешной карьеры. Любое знание и умение может быть выставлено как жесткая необходимость и как твое "личное дело", на фиг никому не нужное, в лучшем случае хобби, в худшем - хобби опасное и сомнительное. Важно, чем являет себя большой мир - "фабрикой", "базаром", "казармой", "творческой лабораторией", "офисом", "гулянкой", "засадой у большой дороги". Понятно, что добродетели, уместные на "гулянке", вряд ли столь же востребованы в "казарме". А "творческая лаборатория" и "засада" выдвигают разные требования к формальным и неформальным лидерам. И что ресурс одного мира - косяк и преступление в другом?

Мы начинали с образования... Сторонники "рынка труда" и прочей серо-здравой прагматики скажут: учите тому, что востребовано в том мире, который здесь и сейчас. А еще лучше - тому, который будет через 10-20 лет. Чтобы уже не прогадать.

А вот это и непонятно. Ибо чем будет мир - "тренингом", "плантацией", "мочиловом-грабиловом" - сами люди и решат, выступив как его субъекты. Те самые, которые сейчас объекты самых главных политик - образовательной и культурной.

Свободу выбора человечества всегда ограничивал, говоря языком истмата, уровень производительных сил. Не могут все заниматься искусствами, когда жрать нечего. Даже ремеслами может заниматься ограниченный круг людей, все остальные, а их 90%, роются в земле. Сейчас - постиндустриальное общество. В развитых странах нет нужды в 40-часовой рабочей недели для 100% взрослого населения. Можно наконец-то заняться чем угодно. Можно превратить мир в университет, перейдя от производства вещей к производству людей. Можно устроить вселенский наркопритон на несколько миллиардов клиентов. Можно продолжать играть в мировую фабрику и мировой офис - чтобы люди "ходили на ненавистную работу ради покупки ненужных вещей" (зато все при деле!).

Кто окажется сильнее - тот и навяжет модель. Под то образование, которое у него. Под свой человеческий тип. Мы что-то говорили в начале о "верхних" и "нижних"? Все просто: выступающие за самый сложный из всех возможных миров - партия "верхних", за предельно простой - партия "нижних". Центристы, как и положено, посередке. Старинные "правые" и "левые" потихоньку разбредаются в новые лагеря. В предчувствии, как пелось у БГ, гражданской войны. Она будет войной глобальной и "холодной". И необъявленной.

С вещами на выход!

(Олеся Паршина, "Красноярский комсомолец", 03.09.2008)

Строительная компания лишает жилья четыре семьи

Что такое дом? Это место, где ты чувствуешь себя в безопасности, где каждая мелочь напоминает о каком-то моменте твоей жизни. Другому человеку, конечно, может показаться, что у тебя на стенах самые обычные обои, а в коридоре - ничем не примечательная вешалка. Но ты-то знаешь, что это не так. Все, абсолютно все - плод твоих стараний. А когда ты покидаешь место, в котором прожил долгие годы, создается впечатление, что расстаешься с близким человеком, которого никогда больше не увидишь. Становится грустно и обидно. Словно ты упустил что-то важное... Страшно представить, какую опустошенность чувствуют те, кого насильно лишают родных стен.

История

На улице Парадовского стоит деревянный дом № 33. Вернее, половина дома, огороженная голубым забором. Рядом - груда кирпичей, досок и строительного мусора. Когда подходишь к этому месту, на мгновение теряешься: перед тобой возникает калитка, к которой абсолютно ничего не прилагается. Глядишь на нее и думаешь: то ли открыть дверь, то ли просто обойти. Одиноко стоящая на пустой земле - она будто вход в чье-то прошлое, единственное напоминание о былом укладе. В той части дома, что за голубым забором, живут люди. Семья Андрусовых поселилась здесь в далеком 1963 году. Мама, папа и двое ребятишек. Время шло, дети росли. Дочь Татьяна вышла замуж и родила девочку, Анечку. Родители отгородили молодым часть своего дома, сделали второе крыльцо, чтобы не мешать. Когда из армии вернулся сын Сергей, снова возник вопрос: куда селить? Парню выделили бревенчатый сарай, поставили там печь, сделали ремонт. Так и зажил он своей, отдельной жизнью. Женился, появился ребенок.

С тех пор прошло около тридцати лет. На Парадовского, 33, живет уже четвертое поколение семьи Андрусовых. С 1988 года дом принадлежит Татьяне Старковой. У когда-то маленькой Ани уже двое своих детей. Дочь Сергея Валентиновича Ольга тоже родила ребенка.

В общем, на одном участке сейчас отдельно живут три семьи: Татьяны Старковой, ее дочери Анны и Сергея Андрусова. Так бы они себе и жили, если бы администрация не решила отдать их землю под строительство многоквартирного дома компании "Союз".

Удар

О том, что дом № 33 снесут вместе со всеми постройками, жильцы узнали не сразу.

- Нас никто не предупреждал, - говорит Татьяна Валентиновна. - Если бы нам за год сказали, что нас будут сносить, я бы хоть какие-то бумаги смогла собрать. А сейчас уже поздно. Загнали в тупик.

Не так давно в дом № 33 заглянул председатель совета директоров ПСК "Союз" Юрий Туров.

- Он зашел к нам - рассказывает Анна, - посмотреть, как мы живем. Спросил, сколько у меня детей. При этом вел себя очень нагло. Потом говорит: "Хм, понарожала тут выбл.. ков". Я от такого обращения просто дар речи потеряла.

Туров тогда нахамил и ушел. Ничего конкретного он не сказал. А через некоторое время всем жильцам предложили съехаться в однокомнатную квартиру. Или доплатить 800 тысяч рублей и получить две однокомнатные. Разумеется, это не вызвало у них восторга.

- Мы же все живем отдельно, - возмущается Татьяна Валентиновна, - как можно десять человек из разных семей заселить на 42 квадратных метра? Мне, может, жить осталось какие-то два-три года. Я хочу, чтобы можно было прийти с работы, прилечь, отдохнуть. Почему я должна мучиться? Здесь и условия для ребятишек все созданы, детская комната есть. А там что мы должны делать? Стоять все, как оловянные солдатики? В очередь становиться, чтобы исполнить свои естественные нужды? Спать по очереди? На такой площади невозможно разместить даже три дивана!

Особенно трагична ситуация для Сергея Валентиновича. Он ведь так и живет в бывшем сарае, в который заселился тридцать лет назад. Мужчина с 1987 года состоит на учете в администрации Железнодорожного района, чтобы получить квартиру. Но пока это не дало никаких результатов. Если снесут его времянку, он останется на улице. Ведь надворная постройка - это нежилое помещение, и компенсаций за нее не положено.

- Хотят нас, как тараканов, в банку, - тихим голосом произносит Сергей Андрусов. - Кто выживет? Я инвалид второй группы, ноги отнимаются. Чуть не парализовало. Недавно из больницы выписался. Как я с маленькими детьми могу?.. Я и говорю: "Собрались ломать? Ломайте. И меня сразу закапывайте экскаватором, вместе с домом. Мне все равно идти некуда".

Стройка

Жилье Сергея Валентиновича находится на самой границе котлована. Когда вбивали сваи, все тряслось. Из печки даже кирпичи сыпались, что уж говорить о шуме. Дочери Ольге пришлось уехать к свекрови: с четырехлетним ребенком в таких условиях находиться просто невозможно. Жильцам дома № 33 тоже приходится несладко.

- Сваи вбивают, - рассказывает Татьяна Старкова, - все гремит, подскакивает. У меня посуды сколько побилось. Потолок осыпался. Больше месяца так жили. Вы попробуйте это вытерпеть. А еще и полдома снесли. У нас ведь на двух хозяев дом, с единой крышей. Во второй части - две семьи, они не стали бороться, сказали, что не хотят жить на стройке. Съехали. В мае строители вырвали окна, выломали двери, убрали веранду. Так до августа все и стояло. Туров уезжал куда-то, и строители не трогали эту часть дома, потому что мы были против. А когда он приехал, сразу дал распоряжение все сломать. Сейчас у нас частично разрушен фундамент, произошел обвал подполья. Стена полностью оголена. Начнутся дожди - крышу сорвет, в детской спальне будет вода. Про морозы вообще страшно думать. Две недели назад г-н Туров снова пришел в дом № 33. Во второй раз он не грубил, а взывал к "совести" жильцов.

- Туров говорил, что у него срываются сроки, простаивает техника, страдают инвесторы. И все из-за того, что мы не съезжаем, - рассказывает Старкова. - А куда нам ехать-то? В маленькую квартирку? Извините, ваши инвесторы - люди, а мы не люди? Мы сами купить квартиру не можем. У нас, бюджетников, нет таких доходов. Но мы жили до этого, как могли, у каждого был отдельный угол. Мы сюда никого не звали, вы сами пришли. Почему же мы должны страдать ради каких-то инвесторов?

Опасность

Кроме того что люди переживают за свое будущее, они находятся в постоянном страхе за себя и своих детей.

- Туров сказал мне, когда мы находились тет-а-тет: "Если твои тут будут бегать, руки-ноги повыдергиваю", - говорит Анна. - Я пожалела, что диктофон на телефоне не включила. Страшно ребятишек на улицу выпускать.

Другая причина для беспокойства - постоянные пожары.

- Когда я ходила в администрацию, - делится Татьяна Валентиновна, - меня там предупредили: где строится Туров, там всегда бывают поджоги. И действительно, в нашем околотке за последний месяц четыре пожара было. Вот 25 июля у соседа горе случилось. Ночью все загорелось. Сосед в трусах выбежал, давай кричать. Хорошо, пожарная часть недалеко, быстро приехали. Сначала ему сказали, что облили чем-то и подожгли, потом - что виной всему проводка, а у него даже проводов не было в том месте, где был огонь. Пошел в суд подавать. А попробуй докажи!

- От Турова всего можно ожидать, - говорит соседка Старковой Нина Клейменова. - Он мне вообще сказал: "Зайди в свой курятник и сиди там, не высовывайся. Будешь сильно кудахтать - ничего не получишь". Я сначала подумала, что это какой-то простой мужлан. А оказалось, сам господин Туров. В этих "курятниках", как он назвал наши дома, еще родители наши жили, теперь мы тут живем! По ночам приходи

тся дежурить, чтобы не сгореть.

Несправедливость

Раньше жилье давали в зависимости от количества прописанных человек. С вступлением в силу нового Жилищного кодекса РФ этот механизм не действует. Теперь люди получают ровно столько метров, сколько у них было. Строительная компания "Союз" определила долю Старковой - 41 квадратный метр. Ни надворные постройки, ни количество людей во внимание не брались. Как и сама земля.

- Я не понимаю, - недоумевает Татьяна Валентиновна, - почему для налоговых органов моя доля домовладения исчислялась в размере 168 квадратных метров, и я все годы исправно платила налоги, исходя из этой цифры. А теперь получается, что у меня 41 квадратный метр собственности. Когда брат пришел из армии, мама ходила в администрацию района и узнавала, нужно ли ей разрешение, чтобы из сарая сделать дом. Ей ответили, что ничего не надо - это ваша собственность, делайте, что хотите, только не нарушайте границ. Мы ничего не нарушали. А теперь получается, что мы незаконно живем на этой земле. В мае мне пришло уведомление, что я имею право оформить землю в собственность, которую оплачивала до 2007 года. Сегодня я получаю отказ, потому что моя площадь занята под строительство другого жилья. Но я деньги платила, заработанные потом и кровью. А теперь должна все отдать и уйти.

В Жилищном кодексе сказано, что земельный участок может быть изъят у собственника для государственных или муниципальных нужд. Но компания "Союз" преследует исключительно свою выгоду: она строит дом, чтобы потом продать квартиры. На каком основании, спрашивается, людей лишили земли?

Шашечки, плывущие по "зелёным волнам"

("Сегодняшняя газета", 03.09.2008)

Таксисты боятся только собак и лысых очкариков

Кто лучше знает все капризы красноярских дорог, нежели тот, чьей основной профессией является - ежедневно колесить по городу из одного района в другой? Да еще и не одному, а с пассажирами, за которых всю дорогу водитель несет полную ответственность. Своим опытом и забавными историями, которые произошли с ним за рулем, делится таксист с четырехлетним стажем Евгений Лыткин.

О профессии...

За рулем я шесть лет. И как-то так сложилось, что всё это время моим основным родом деятельности была "баранка". Сначала работал водителем в музее леса, расположенном в Академгородке, затем перешел в лесничество, позже возил сотрудников санэпидемстанции. Ну а вечерами выходил на подработку - таксовал. В те времена в Красноярске таксофирм было мало - не больше тридцати. Сегодня, когда извоз стал моим единственным ремеслом, их больше сотни. Но я стараюсь работать сам на себя - и удобно, и выручку дяде отдавать не надо.

Разумеется, конкуренция в нашем деле есть. У каждого "старичка" - свое место, на которое "левый" таксист просто так не сунется - быстро по ушам схлопочет. На свое не жалуюсь, поэтому заработок есть всегда. Эта точка за мной уже три года, и за это время я успел досконально изучить распорядок жизни жителей своего района: больше всего такси здесь пользуется спросом с утра и до полудня, когда люди разного достатка ездят на работу. С двенадцати до трех - тишина. Самое время попить кофе и вздремнуть пару часиков, если ночная смена была напряженная. Потом новый наплыв заказов. Но я, если честно, с шести и примерно до восьми никуда стараюсь не ездить, особенно через центр. Час пик, везде пробки - больше бензина спалишь, чем заработаешь.

О пробках...

Как ни стараешься их избежать, всё равно за день пару часиков проторчишь в них, поганых. Нужно просто философски к ним относиться, делать свои выводы. Опять же есть время музыку послушать, с клиентом о том о сем поболтать.

Есть и свои хитрости. С двенадцати до двух, если тебе надо в центр, лучше не пытаться проскочить туда через набережную или Шахтеров - любимую объездную лазейку красноярских водителей. В это время все стараются проехать именно этим путем, полагая, что так они надежнее избегут заторов. Но вместо этого образуют еще большую пробку. А по Ленина в это время можно проехать свободнее, если там, конечно, аварий нет.

Многие, как смерти, боятся проезжать через "Космос" в часы пик. А я для себя давно сделал вывод, что ничего страшного на этом перекрестке нет: поток транспорта там всегда плотный но, так сказать, быстротекущий. Максимум десять минут постоишь, передвигаясь мелкими "перебежками", и дальше полетел. Я для себя этот участок дороги так мысленно и окрестил: десятиминутка. Хотя если уж сильно торопишься, есть одна лазейка: со стороны Калинина проехать гаражами. Это место знают только таксисты, поэтому обнаружить его можно, только если внимательно наблюдать за тем, откуда выезжают "желтые шашечки".

О дорогах...

У каждого опытного водилы имеются свои лазейки и секреты - без этого никуда. Например, в часы пробок со стороны Студгородка можно быстро попасть в центр через Николаевку. Есть там две неприметные, но очень удобные тропинки. Если направляетесь со Взлетки или из Рощи, то в Академ и на Свободный ехать лучше через Северо-Западный, по Северному шоссе, на Калинина - со стороны Бугача, минуя центр.

Поздним вечером и ночью же - наоборот, лучше ехать по улицам Маркса и Ленина. Здесь действует так называемая зеленая волна: едешь со скоростью 60-70 км в час и спокойно пролетаешь мимо всех светофоров. Правда, тут тоже есть свой маленький секрет: в двух местах - перед Коммунальным мостом и в районе гостиницы "Октябрьская" на Маркса - следует чуть-чуть сбавлять скорость, потому что расстояние здесь немного отличается от остальных кварталов и к зеленому свету можно не успеть. К тому же существует опасность перед оперным - со стороны моста частенько выскакивают и мчатся на бешеной скорости любители полихачить. Можно попасть в аварию.

Если по Маркса едешь днем, то стратегию лучше всего выбрать такую: до "Луча" в третьем ряду, затем постараться переместиться в первый ряд, так доезжаешь до Перенсона, где переходишь во второй ряд - и пошел до Сурикова. Этот перекресток проехал - и там уже, как правило, всегда свободно. По Мира я ездить не люблю, стараюсь туда вообще не соваться. Слишком уж узко там и аварийноопасно.

С утра на правый берег предпочитаю ехать по Октябрьскому мосту, а обратно - по Коммунальному. Вечером - наоборот. Хотя часов в шесть затор есть и там, и там. Очень неудобно ехать с Октябрьского на Краснодарскую или Металлургов. Там, на остановке "Авиагородок" у "Командора", очень неудобно поставленный светофор для пешеходов, из-за которого постоянные пробки в этом районе. Давно пора его убрать и сделать нормальный подземный переход. Поэтому вечером вообще лучше ехать по мосту 777, хоть и далеко, но времени порой теряешь меньше, чем в ожидании, когда рассосется плотный поток машин. А еще с утра часов до 11 всегда есть пробка на Матросова. Да и вечером эта улица забита.

Выезжать из города в сторону Ачинска, Новосибирска лучше всего через Бугач. Хотя это тоже зависит от того, из какого района едешь.

О русских машинах...

Какой-то дурак когда-то заявил, что лучшая машина для таксиста - "Волга". Может быть, когда-то, в советские времена, когда на машинах ездила только элита, так и было. Большой салон и всё такое. Но сегодня более неудобной и непрактичной машины для города не найти. У моего автомобиля объем двигателя 1,3. Когда еду спокойным темпом за городом, он "сжирает" семь литров бензина на сто километров. В городе - в лучшем случае десять. Но бывает, встанешь где-нибудь в пробке, тычешься в каждый проем и жжешь топлива в три раза больше. Так вот представьте, у "Волги" объем - 2,5. Она и так-то жрет 17 литров, а тут вообще ужас что будет! До 25 литров за час может спалить, пока из затора выйдет. Ну уж нет, увольте. На такой агрегат я ни за что не пересяду.

К русским машинам вообще нужно относиться настороженно. Когда ездишь на такой, даже самой новой модели, минимум пару раз в месяц нужно заглядывать под капот. У них от городского движения вечная депрессия: страдают шаровые, граната, амортизаторы быстро приходят в негодность. К тому же в городе быстро изнашивается резина. Я, например, до сих пор езжу на зимней. Она помягче, плавнее идет и меньше стирается.

А еще на русских машинах двигатель перегревается быстро. Приходилось даже печку включать летом, чтобы не сломаться на полпути. Предпочитаю иномарки. Универсалы - вот идеальная тачка! Мало кушают и маневренные. А "Волга" - баржа, блин, на ножках.

Елена Федюнина: "В школах больше самостоятельности, чем в вузах"

(Елена Коновалова, "Вечерний Красноярск", 03.09.2008)

Сегодня к школьному образованию немало нареканий - как со стороны высшей школы, так и со стороны родителей. И тех, и других не устраивает качество подготовки выпускников. Как признает директор одной из лучших школ Красноярска, гимназии "Универс", Елена Федюнина, проблема действительно существует. Но в то же время, по ее мнению, в решении вопроса наблюдается явная динамика. И вузам сейчас самим есть чему поучиться у средней школы.

- Елена Анатольевна, действительно ли многие проблемы высшего образования проистекают из несовершенств школьного, как утверждают представители высшей школы?

- На мой взгляд, и да, и нет - вина здесь обоюдная. Кстати, недавно на всероссийской конференции "Педагогика и развитие" на специальной переговорной площадке мы обсуждали эту тему с представителями СФУ и Красноярского педагогического университета. И пришли именно к такому выводу. Ведь цель у нас одна: школам нужны качественные выпускники, а вузам - хорошие абитуриенты. Значит, чтобы добиться результата, необходимы совместные усилия.

Вузовских педагогов - в школы

- Что делается для его достижения непосредственно в вашей гимназии?

- Гимназия "Универс" изначально пыталась застраховаться от претензий в недостаточной подготовке выпускников. В старшей школе (в составе гимназии четыре образовательные ступени - дошкольная, младшая, подростковая и старшая. - "ВК") у нас всегда преподавали педагоги университета, наши старшеклассники присутствовали на занятиях в КГУ. По-разному бывало, но одно время с нами в основном сотрудничали доктора наук! И сейчас мы снова возвращаемся к этой модели: многие педагоги школы - сотрудники СФУ.

- Получается, что "Универс" - в более выигрышном положении по сравнению с другими школами города?

- Исторически так сложилось. (Улыбается.) Но, насколько мне известно, районные управления образования начинают активно заключать с вузами договоры о намерениях. А лицеи, по своему определению нацеленные на профилизацию, тоже давно готовят детей на конкретные специальности.

- Тем не менее претензии от высшей школы в некачественной подготовке выпускников не утихают?

- Вы знаете, все далеко не столь пессимистично - встречное движение школы и вуза друг к другу уже началось, оно ощущается. А большая часть претензий к нам связана с предметами естественно-научного цикла - мол, у абитуриентов слабая физика, слабая химия, математика. И, соответственно, отсюда проблемы с набором на эти факультеты. Хотя, если верить статистическим прогнозам, именно профессии, связанные со знанием точных наук, будут актуальны и востребованы на рынке труда. Но, несмотря на общеизвестный переизбыток специалистов-гуманитариев, дети упорно идут учиться на юристов, экономистов, психологов - и конкурс на эти факультеты не уменьшается.

Даешь естественные науки!

- Чем можно объяснить такой парадокс?

- На мой взгляд, тут налицо и проблема семьи - родители поощряют поступление своих детей на определенные специальности, и недоработка школ - видимо, мы как-то неправильно учим физике или математике, что у детей нет заинтересованности в дальнейшем изучении точных наук. Вы знаете, в конце прошлого учебного года мы проводили дебаты с нашими будущими выпускниками - к обсуждению даже проявил интерес Александр Хлопонин, он присутствовал на дебатах. Обсуждали с ребятами, где бы они предпочли учиться - в крае, в столичных вузах или за границей, какие специальности их интересуют. И этот диалог, увы, подтвердил очевидное - они предпочитают специальности, избыточные на рынке труда.

- Где же выход?

- Нужно начинать мотивировать детей гораздо раньше. А еще - искать какие-то новые пути обучения естественным наукам. Так у нас родилась идея: а почему бы не использовать гендерный подход, не попробовать отдельно преподавать физику для мальчиков и для девочек?

- Хотите вернуться к раздельному обучению?

- Гипотеза прозвучала как шутка, но на самом деле в ней есть своя логика. Общеизвестно, что спрос на физику у девочек меньше - так зачем же их излишне грузить? А мальчикам, напротив, не помешало бы углубленное знание этого предмета. Но в общей аудитории такое разделение невозможно. Значит, есть над чем подумать. Возможно, стоит для мальчиков ввести дополнительные часы, как интенсив. А еще, если говорить о физике, в нашей школе когда-то был ШИЗЯ - школьный институт занимательных явлений. Его основой задачей было ознакомить детей с историей научных открытий, заинтересовать их самостоятельными исследованиями, показать им физику как увлекательную науку - учителя и выпускники прежних лет до сих пор об этом вспоминают! Сейчас опять возобновляем подобную форму работы - открываем школьные лаборатории.

- Полагаете, они помогут пробудить у детей интерес к естественным наукам?

- Хочется надеяться. Кроме того, мы находимся на стадии активных переговоров с руководством СФУ, чтобы такая известная форма, как Красноярская летняя школа, практиковалась в течение всего года. Необходимы и выездные школы. Все с той же целью - подготовить хорошего абитуриента и избежать противоречий, которые возникают между школой и вузом. Но, вы знаете, острие этой проблемы даже не

в недостаточной заинтересованности выпускников какими-то специальностями.

Школьный опыт - в вузы

- А в чем же еще?

- К сожалению, у нас в стране все время продумываются лишь ходы, облегчающие попадание ребенка в вуз, - более углубленная подготовка, всевозможные олимпиады и т. д. Собственно, вузы сейчас в основном ограничиваются именно организацией олимпиад для школьников. Но олимпиады - разовая вещь. Выпускник может попробовать свои силы в каком-то предмете, но этого явно недостаточно, чтобы он пожил духом вуза, понял, к чему нужно себя готовить. Почему-то и речи не идет о комфортности пребывания студентов в стенах вуза! Не удивительно, что многие из них отсеиваются уже после первого-второго курсов.

- Чем вызван такой дискомфорт, на ваш взгляд?

- Если судить по отзывам выпускников "Универса", в университетах им зачастую недостает самостоятельности исследований - того, к чему мы сознательно стремимся в старшей школе. А в вузах лидирующие позиции занимают лекции, их учебные планы предполагают большую академичность, там не особо распространены интерактивные способы работы. О чем, кстати, на нашей встрече с представителями СФУ говорил бывший ректор Красноярского госуниверситета Вениамин Соколов: технологию развивающего обучения, которая зарождалась и развивалась, в частности, в "Универсе", не помешало бы использовать и в высшей школе.

- То есть получается, вузам есть чему поучиться у школ?

- Не хотелось бы вступать в конфронтацию, поскольку многое зависит непосредственно от факультета - например, на знаменитом психолого-педагогическом факультете бывшего КГУ всегда были далеки от излишнего академизма. Но в целом, на мой взгляд, если говорить о тенденции непрерывного образования, школы более мобильны, они быстрее реагирует на все инновации. Продолжать образование на протяжении всей жизни может лишь тот, кто имеет навыки учебного труда, анализа, умеет поставить себе цель. А, в частности, наша школа давно уже начала уделять внимание этим общеучебным навыкам, или компетентностям, как их еще называют. Кстати, необходимость данного подхода ныне зафиксирована и на с

ерьезном официальном уровне - в "Стратегии социально-экономического развития России - 2020".

Без гуманитарных дисциплин никуда

- Вы упомянули, что гуманитариев на рынке труда сегодня перебор. Но такое впечатление, что сложившаяся ситуация порождает другую крайность - пренебрежение к гуманитарным знаниям как таковым.

- Было бы очень печально, если бы подобная тенденция возобладала. Ведь главное не в том, какой диплом получает человек, а какие у него социальные навыки - насколько он мобилен в освоении чего-то нового, адаптирован к реалиям жизни. Приобретения одной профессии недостаточно - каждому из нас необходима личностная позиция, понимание своих дальнейших перспектив - в крае, в стране, в мире. И в этом смысле без знания гуманитарных дисциплин никуда - именно они дают человеку мировоззренческие представления, общую культуру. Говорю об этом с уверенностью, потому что сама гуманитарий - учитель истории.

- Кстати, насколько сложно в нынешних реалиях, когда история то и дело переписывается, подгоняется под те или иные позиции, преподавать этот предмет?

- Ну вы же понимаете, что тут не обходится без политики! Поэтому в "Универсе" мы сознательно учим детей незацикленности на учебной литературе. Хотя нельзя огульно заявлять, что все учебники истории плохого качества - среди них встречаются и весьма достойные. Но учебник не должен быть для ребенка единственным источником информации. И мы принципиально делаем акцент на работу с первоисточниками - причем первоисточниками разного характера. Чтобы дети могли различать - этот текст написан современником того или иного события, а этот - отечественным историком или иностранным. Мы пытаемся учить их видению альтернатив и умению сформулировать собственную позицию. Мнений может быть сколько угодно, но нужно уметь их аргументировать! Это очень непросто.

- А какой диалектизм мнений возможен, скажем, в оценке такой личности, как Сталин?

- Я считаю нормальной неоднозначность в оценках этого человека. Скажем, репрессии 1937 года или пакт 1939-го, когда после оккупации Польши Германией Сталин отправил Гитлеру поздравительную телеграмму - это одно. А если говорить о роли Сталина в победе в Великой Отечественной войне - это другой аспект. И для меня как для педагога очень важно, чтобы мои ученики умели отделять одно от другого, оценивать исторические события объективно, не поддаваясь на провокации и популизм. Для этого им необходим достаточный уровень компетентностей. Вообще в любом вопросе нужно уметь находить плюсы и минусы - это и есть общая культура умственного труда.

Нужно ли всеобщее среднее образование?

- В таком случае в чем, по вашему мнению, плюсы и минусы обязательного одиннадцатилетнего образования?

- Очевидная на сегодняшний день недоработка - непонятно, что стоит за фактическим увеличением срока обучения. Раньше в начальной школе занимались три года, теперь четыре. Вопрос: ее программу просто растянули еще на один год или появились какие-то принципиальные изменения? Это очень ответственно. Известный педагог Петр Щедровицкий говорил, что мы мало нагружаем детей в начальной школе, давно пора сделать нагрузку более продуктивной. Потому что в последующее годы у учеников жуткий перегруз, и они к нему не готовы.

- Проблема налицо. А польза от нововведения есть?

- Несомненно - на мой взгляд, это поднимет общий уровень нашей нации.

- А не лишимся ли мы тем самым рабочего класса? Окончив одиннадцатилетку, человек, как правило, уже не мыслит себя без высшего образования.

- Согласна, такая тенденция есть. Но я бы не назвала ее критичной - сейчас как раз выстраивается вертикаль начального профессионального образования, среднего и высшего профессионального образования. Прежде они не были взаимосвязаны. И еще, как мне кажется, в самой двуступенчатости высшего образования заложено решение вопроса. Ведь не случайно же говорится, что лучший руководитель - тот, кто начал свой профессиональный путь с азов, от станка. Кто-то, окончив бакалавриат, сразу уйдет на производство. Но в дальнейшем, если у человека есть стремление и способности, ничто не помешает ему повысить свое образование, окончить магистратуру.

- Ничто, за исключением высокой платы за обучение - как быть с тем, что в вузах повсеместно урезаются бюджетные места?

- К сожалению, это серьезный перекос. Но я воспринимаю его как временное явление. Проблема налицо, и, думаю, вскоре она разрешится.

Не без помощи родителей

- Звучит оптимистично. Но ведь и учеба ребенка в школе, как сетуют многие родители, требует больших затрат, чем еще лет 20-30 назад. Причем имеются в виду не только расходы на приобретение учебных принадлежностей и одежды для школьников, но и взносы на какие-то школьные нужды. Значит ли это, что среднее образование постепенно становится платным?

- Не соглашусь - оно у нас в стране все-таки бесплатное. И мне вообще непонятны разговоры о платном образовании, поскольку введение общественной составляющей в управление школой минимизирует подобные проблемы. Сейчас уже ни одна школа не может существовать без управляющего совета - и решение всех серьезных вопросов за ним, за самими родителями, а не за директором школы. Все в легитимных рамках - есть договоры с родителями, практикуется такое понятие, как благотворительный взнос.

- И все же ни одна государственная школа не может обеспечить все свои потребности без родительской поддержки, не так ли?

- Важно разделять: государство гарантирует школе необходимую базу. А вот что касается дополнительных услуг, тут уж решение за родителями. Если они хотят, чтобы у их детей была возможность приобрести какие-то навыки помимо школьной программы, они могут это оплатить. Поскольку у школ действительно не всегда есть на это ресурсы. Но, подчеркиваю: никто никого не обязывает! Тем более что, в частности, в "Универсе" учатся дети из разных семей, в том числе и малообеспеченных.

- К слову, о необходимой базе - как обстоит ситуация с организацией школьного питания?

- Однозначно намного лучше, чем даже лет пять назад. В том числе и за счет финансирования, поступившего благодаря национальному проекту "Образование". Проблемы копились много лет, и с помощью этих средств школы смогли сделать в столовых полноценный ремонт, приобрести необходимое оборудование. Пока что есть вопросы к поставке продуктов питания, но это решаемо. А нам в гимназии хотелось бы также усовершенствовать культуру питания. Коллеги из седьмого лицея рассказывали, что у них настолько здорово организована система питания, что дети, приходя домой, сами учат родителей, какую пищу стоит кушать.

И снова о ЕГЭ

- Еще одно из родительских нареканий - к системе ЕГЭ. Судя по результатам последних социологических опросов, россияне ею весьма недовольны.

- Общеизвестно, что к ЕГЭ неоднозначное отношение. И в опросах учитывается, как правило, мнение родителей абитуриентов, тревожность которых в этот период очень высока, они пристрастны. Основное противоречие ЕГЭ - его тестовая форма, которая якобы не предполагает развития мышления. Но я с такими оценками не согласна. Да, части тестового задания A и B элементарно систематизируют знания, зато часть C - это именно творческие задачи. Поэтому проблема не в ЕГЭ как таковом, а в качестве имеющихся на сегодня заданий - оно не всегда безупречно. Ведь, думаю, никто не будет спорить, что объективная система общенациональной оценки знаний необходима, она существует во всем мире.

- А как вы относитесь к тому, что экзамены ЕГЭ по литературе или математике будут необязательными?

- С большой тревогой. Понимаете, как только какой-то учебный предмет попадает в разряд необязательного, к нему сразу же снижаются требования, педагогическое внимание. А как можно пренебречь математикой, за счет чего у нас будет инновационное развитие экономики? А литературой - дисциплиной, формирующей мировоззрение?! Ни в коем случае нельзя допустить невнимание к таким предметам.

Акцент на индивидуализм

- Если говорить о перспективах школьного образования в Красноярске - по вашим ощущениям, что-то меняется в лучшую сторону?

- Образовательная политика у нас в городе и крае выстроена достаточно четко. И что особенно интересно - сейчас во главу угла ставятся не только академические успехи, оценивается также индивидуальный прогресс каждого ребенка. И просто замечательно, что он закладывается в региональную систему оценки качества.

- Вам близок такой подход как педагогу?

- Не только как педагогу, но и как маме - личные интересы в данном случае совпали с профессиональными. (Улыбается.) Когда я увидела результаты исследования навыков и умений своего сына, мне это было гораздо важнее и интереснее, чем его оценки. Кстати, идею индивидуального прогресса разработал Институт педагогики, психологии и развития, который является структурным подразделением нашей гимназии.

- Елена Анатольевна, а вообще насколько активно позитивный опыт "Универса" проецируется на другие школы города?

- Не сочтите за нескромность - весьма активно. Идеи развивающего обучения, компетентностного подхода, гражданского образования - все это распространяется. Не говоря уже о том, что наши учителя - авторы многих учебников.

- Кадрового голода не испытываете?

- Пожалуй, так же, как и у всех, у нас трудности с учителями информатики и английского языка. И потом, есть еще одна общероссийская тенденция - учительство стареет, и средний возраст педагогов "Универса" тоже трудно назвать молодым. Но мы все же стараемся привлекать в школу молодежь. И еще мужчин-педагогов - у нас их всегда было больше, чем в других школах.

- Благодаря сотрудничеству с университетом?

- Не только - это сознательная политика, начатая еще в конце 80-х Исааком Фруминым, первым директором гимназии. Образование не должно быть только от женского лица.

Хлопонина завалили цветами

(Дарья Яблонько, "Красноярский комсомолец", 03.09.2008)

Губернатора поздравили с Днем знаний

До поселка Абан, где губернатор Хлопонин должен был торжественно перерезать красную ленточку на входе в новую школу, некоторые журналисты добрались с легким сотрясением мозга. Четыре часа в микроавтобусе по отвратительной дороге с камикадзе за рулем - настоящая пытка. Александра Геннадиевича-то вертолетом доставят на место события, а в небе колдобин нет и "убитых" стоек тоже. Зато в небе бывает туман и нелетная погода.

- Что мне снег, что мне зной, что мне дождик проливной... - мурлычут за моей спиной девицы. В этом году они перешли в девятый класс, о чем свидетельствовала табличка в их руках.

- Ой, а я ж тут на диету села, как узнала, что губернатор приедет! - сообщила подругам девятиклассница Света. Те почему-то особо не отреагировали. Тем временем свободного пространства возле главного входа в новую абанскую школу становится все меньше.

Свеженькая, необжитая, запах краски еще не выветрился и всяких глупостей на стенах пока не написано. Если не считать таковой таблички с надписью "Выпуск канализации". Но это так надо. Дорогие школьники, когда настанет ваш выпускной вечер, смотрите, чтобы табличка сия в кадр не попала. Так, на всякий случай.

Ждем-с

Всегда, слышите, всегда и во все времена 1 сентября идет дождь. Это аксиома, которую природа доказывает ежегодно, даже если все синоптики мира соберутся и дружно предскажут тепло и солнце.

День знаний в поселке Абан выдался мокрым и зябким. Капает дождик, и наряженная ребятня вместе со своими родителями вот уже час ждет появления министра образования и науки Красноярского края Вячеслава Башева, руководителя краевого агентства ЖКХ и строительства Евгения Диева, заместителя губернатора Николая Глушкова и, конечно, самого Александра Хлопонина. Он опаздывал. То есть задерживался. Туман, сгустившийся в абанском небе, вынудил губернаторского пилота сесть в Соколовке (поселок в 30 минутах езды от Абана). Потом губернатор скажет, что заодно посмотрел, как там в Соколовке дела. Говорит: "По сравнению с Абаном - небо и земля". А если учесть, что Абан - обычный поселок с преимущественно деревянными домами, грязюкой и полуразвалившимися кирпичными двухэтажками - бедная Соколовка!

Дождались

Пока детишки всех возрастов зябли у парадного входа, на заднем дворе дежурили журналисты, потому как подъехать губернатор должен был именно сюда. Вначале - экскурсия, потом торжественная линейка. Но это по плану. К черту план, когда мерзнут дети, - решено было провести Александра Геннадиевича сквозь здание и вывести к главному входу - почти что из-за кулис на сцену. Так и сделали.

К тому времени, как в дверях показался губернатор, в толпе улыбались разве что смайлики на воздушных шарах. Взрослые, конечно, обрадовались появлению дорогого гостя, а вот детям, кажется, было все равно. Замерзли очень. Директор школы Наталья Петровна даже посетовала: мол, скорее всего, учить завтра будет некого. Гостей, как и полагается, посадили в первом ряду и песенки про первоклассников наконец-то выключили, уступив микрофоны ведущим.

В порядке живой очереди и соблюдая должностную субординацию, гостей приглашали сказать приветственное слово. Александр Геннадиевич первым делом извинился за опоздание. Исходя из того, что у губернатора не потребовали дневник на стол, можно сделать вывод, что извинения приняты. К торжественным речам Александр Хлопонин привык, а вот глава Абанского района Михаил Кривицкий разволновался, словно телеведущий на своем первом эфире. Даже запинался по-особенному, по-телевизионному:

- Поздравляю вас с 1 ап... сентября, с Днем зда...знаний!

Конечно, не каждый день губернатор Красноярского края перерезает ленточку в вашей школе, но сценарий 1 сентября - явление в основном постоянное и по большому счету однообразное. Речи, поздравления, пожелания.

Цветы

Без них 1 сентября на школьный порог не ступит ни первоклассник, ни "дядя школьник". А тут такое дело - новая школа! По случаю открытия детишки вместе с родителями опустошили собственные цветочные насаждения. А насаждают обычно пионы всех мастей да спаржу - в доморощенной флористике известной как "елочка". И это правильно, ведь лучший подарок - сделанный своими (или родительскими) руками.

"Цветы учителям!" - скомандовали ведущие, и ребятня с букетами ринулась в сторону педагогов. Миновав их, дети направились прямиком к Александру Геннадиевичу. Белые бантики и пионы мигом захватили губернатора в плен. Звездам эстрады такие сборы и не снились! Однако Александр Геннадиевич, чай, не гигантская страза, вроде какого-нибудь Киркорова, цветочки, предназначенные учителям, ему брать не пристало. И не сговариваясь, губернатор и все высокие гости от ботаники стали избавляться путем передаривания букетов на задние ряды.

Школа

Абанскую школу строили двадцать лет. Проблемы с финансированием закончились пару лет назад, когда за дело взялась краевая администрация и школу наконец достроили. На архитектурные и дизайнерские изыски не хватило то ли денег, то ли фантазии. А может, одно вытекает из другого. Внешняя обшивка - жесть. В смысле жестяные панели. Внутри стены оформлены в стиле "совдеп": от пола до середины - голубые, от середины до потолка - белые. Горячей воды, как и отопления, пока нет, зато решетка имеется. Добротная такая, из железных прутьев. Это гардероб. Ну да ладно. Главное, что детям есть где ломать зубы о гранит науки. Стены постепенно завешают детскими рисунками, отопление включат, а решетка в гардеробе, как признается Александр Геннадиевич, была и в его школьные годы.

Душа поет в стране глухих

(Эдуард Русаков, "Красноярская неделя", 03.09.2008)

Страна глухих - среди нас, рядом с нами, мы сами живём в этой стране, просто не замечаем её обитателей, которые стремятся быть не ущербными, а полноценными людьми, умеющими не только работать и общаться, но даже... петь.

Праздничным гала-концертом во Дворце культуры 1 Мая завершился в минувшую пятницу III Всероссийский межрегиональный конкурс жестовой песни, организованный Всероссийским обществом глухих при поддержке регионального отделения ВОГ и администрации Красноярского края.

- В Красноярск приехали около ста артистов из одиннадцати регионов Сибири и Дальнего Востока, - рассказал перед концертом председатель конкурсного жюри, секретарь Центрального правления ВОГ Владимир Рахов. - Целью конкурса является развитие творческих способностей инвалидов по слуху в исполнении песен на языке жестов, их общение, обмен опытом. В первый день конкурса, 26 августа, артисты встретились на вечере дружбы, на второй день состоялись отборочные выступления. Конкурс превратился в фестиваль, и это самое важное. Жюри оценивало конкурсантов по трём номинациям: индивидуальные участники, дуэты и трио, ансамбли. А вчера состоялся мастер-класс режиссёра московского Театра мимики и жеста Роберта Фомина.

Кстати, этот уникальный театр, первый и единственный в мире профессиональный театр глухих актёров, был создан в 1962 году на базе первого выпуска студентов-щукинцев, лишённых слуха. С 1967 года театр имеет собственное здание, на его сцене поставлено уже более ста полноценных спектаклей российской и зарубежной драматургии, в том числе спектакли для детей (особым успехом пользуются "Золушка" и "Маугли"). Многие помнят, наверное, фильм Михаила Богина "Двое", героиня которого (в исполнении Виктории Фёдоровой) была актрисой этого театра. Театр мимики и жеста признан не только в России, но и за рубежом, он является победителем многих фестивалей и по праву считается творческой лабораторией, где исследуются возможности лишённых слуха актёров и вообще проблемы современного театра. Впрочем, вернёмся к гала-концерту. Задолго до его начала зал был заполнен участниками конкурса - и мне, сидящему сбоку и сзади, казалось, что над головами собравшихся порхает стая птиц - жестикулирующие руки напоминали птичьи крылья, а отдельные гортанные голоса были похожи на птичьи вскрики.

Перед началом концерта были оглашены итоги конкурса, прозвучали имена лучших исполнителей и коллективов от Урала до Дальнего Востока. Среди победителей было немало и красноярцев. Так, лауреатом II степени в номинации "Женское соло" стала наша землячка Наталья Зайцева, а одним из лучших дуэтов были признаны жители нашего края Марина Максимова и Игорь Моргунов. Лауреатом III степени стал ансамбль Красноярского края, покоривший жюри и публику гармоничностью и слаженностью исполнения народных песен, где голос заменяли жесты и пластика артистов. Приз зрительских симпатий достался Олегу Моргунову из Норильска. Все лауреаты и призёры получили дипломы, ценные подарки и денежные сертификаты.

Из большой и яркой программы гала-концерта наиболее впечатляющими показались выступления Севильи Дондук из Тувы, ансамбля "Комильфо" из Кургана, дуэта "Не пара" из Тюмени, песня "Красная смородина" в исполнении трио из Благовещенска. Ансамбль Красноярского края порадовал собравшихся выразительным исполнением трогательной лирической песни "Всё уже когда-то было".

Образование в РФ: стратегический отстойник?

(Александр Силаев, "Вечерний Красноярск", 03.09.2008)

Дело привычное - начался новый учебный год. Букеты вручены, 1 сентября отмечено, будни начались. Но что за деятельность происходит в классах? Чиновники и приравненные к ним лица, верные долгу, отчитываются бодро. Эксперты сетуют: образование в кризисе. Что имеют в виду?

Мало сказать "российское образование в кризисе", должно рассказать, как дошли до жизни такой. Тренды, причины, следствия. Но сначала: а точно ли кризис-то? Ну какие нужны критерии? Тесты на знания, будь то история или математика, плавно фиксируют сползание где-то начиная с 1960-х годов (с 1990-х в очевидной фазе). Один факультет, один курс, один классический советский задачник. В 1960-х годах отличники могли решить оттуда все 3 тысячи задач, в 1980-х брались за триста, а сейчас им специально отбирают тридцать - самых легких, чтобы решили хоть что-нибудь (реальная ситуация, рассказанная преподавателями из бывшего КГУ). Вопросы типа "когда началась Великая Отечественная война?" или "где находится на карте Москва?" подразумевали, что на них отвечает 100% выпускников средней школы. Но это устаревший стандарт, сейчас даты Октябрьской революции и Великой Отечественной не знают многие "хорошисты" (это автор наблюдал лично). Процент людей, дотянутых до 11-го класса средней школы, сейчас больше, чем в том же 1960-м или 1980 году. Процент 18-летних людей, умеющих читать и писать, - меньше. То есть некогда в России их практически не было, сейчас появились. Процент молодых россиян, способных к восприятию сложного текста, будь то Пушкин или вузовский учебник, тает. Спор лишь о том, тает он 20 лет или 50 лет. Касательно навыков профессиональных, чем дальше - тем меньше "специальность", прописанная в дипломе, соответствует реальным умениям.

Спросим себя - как выглядит ситуация целостно? Чтобы понять реальность, давайте оттолкнемся от самых популярных мифов о ней.

Миф первый: "постиндустриальное общество"

Говорят, переход к постиндустриальному обществу повышает спрос на образование масс. Это неправда. Спросим себя - что такое постиндустриальное общество? Мы не называем зиму "постосенью", а утро "постночью". Приставка "пост" говорит лишь о том, что нечто закончилось, оставляя не ясным, что началось. Кончилось общество, где большая часть населения трудилась в индустриальном производстве. То есть были инженерами, квалифицированными рабочими, чернорабочими. Еще в молодости, когда и коммунистом-то не был, Карл Маркс связывал с этим огромные надежды. Мол, когда машина освободит человека от труда, человек освободится для творчества.

Автоматизация состоялась. На Западе нет необходимости труда, как ее понимал Маркс. Но примерно с началом постиндустриала началось... оглупление западного человейника (отражается даже в тестах на IQ). Освобожденные от труда разошлись на две большие группы. Первая села на пособия, подаяния, мелкое воровство и частное иждивение, это выбор целых "цветных" кварталов. Вторая группа села на искусственно придуманную работу, как правило, идиотскую. В Европах стало больше мелких государственных бюрократов, корпоративных клерков, продавцов, охранников. В Центральной Европе некогда проблему безработицы решали, раздув в 2 раза штаты собесов: исключительно с целью забрать людей с улицы!

Вся эта публика - криминальные нахлебники и офисный планктон - ни в каком образовании, по сути, не нуждается. Весь сегодняшний мировой ВВП можно делать в 2 раза меньшим населением Земли, радикальные теоретики говорят - в 5 раз меньшим, оставив лишь китайских работяг под присмотром 100 миллионов западных менеджеров и инженеров.

Короче: образование в раннем постиндустриальном обществе нужно меньше, чем в позднем индустриальном! В России все еще круче, параллельно идет два процесса - разрушение высокого индустриализма позднего СССР и сегментарная постиндустриализация. Оба процесса враждебны качественному массовому образованию.

Миф второй: "рынок знает, чего надо"

Мантрой последних времен стали в России фразы "ученик - заказчик образования" и "рынок все расставит на место". В последнем случае подразумевается, что заказчик образования - работодатель, и он-то точно не оплошает.

В реальности оплошают все. Ученик, которому предоставили статус "заказчика", ничего не выигрывает в целеполагании и проигрывает в смирении. Его не научили планировать свою жизнь, ставить цели, ему, наконец, не привили волю. Ему просто сказали: гуляй, Вася... И Вася натурально загулял. Однажды я вел семинар у второго курса. "Да вы, блин, гоните, я заказчик образования, блин, вам ясно?" - пробовала учить меня гопота с задней парты. Заказ его был один - чтобы я провалился. Я пообещал заказчику кинуть в него стул и вскоре бросил тот вуз. Работодатель, в отличие от прыщавого дворового юнца 15 или 20 лет, - мужик серьезный. Он знает, что ему надо. Но он не будет спонсировать "лишние сложности". Ему нужны хорошие водители, хорошие продавцы, может быть - хорошие копирайтеры. 90% бизнеса сидит еще на советских фондах, и ничего. Космические программы частному российскому бизнесу не нужны, водородный двигатель вреден, усиление психики и культуры населения - как минимум по фигу. НИИ для него - площади, которые можно сдать, и уроды, которых нужно слить.

Есть вещи, нужные всем вообще, но за которые не будет платить никто конкретно. Образование, отданное в России корпорациям и более никому, превратится в гигантское и качественное ПТУ по обслуживанию нефтяных вышек. С крошечными факультетиками пиара, финансов и менеджмента... В каком-то смысле будет честнее, чем сейчас: в системе тотальных декораций. Но только ли ясности мы хотим?

Миф третий: "всеобщее высшее"

Миф, что всеобщее высшее - хорошо, и миф, что это возможно. Ныне на тысячу душ студентов в пару раз больше, чем в позднем СССР. Провозглашено всеобщее 11-летнее образование. Когда число выпускников школ сравняется с числом мест в вузах - будет по факту всеобщее высшее. Главная причина всех количественных "ростов" - качественный провал в стандартах.

Слишком многие играли в РФ на их понижение. Кто-то играл и на повышение, но силы были неравны. Образно можно сказать так: выиграл симбиоз менеджмента системы образования с дебилиатом из самых темных народных масс - против среднего класса учителей, "серых лошадок" школ и вузов. Некогда слушал речь одного красноярского ректора. На совете вуза он распекал девушку-преподавателя: слишком много двоек на курсе. Нюансы вуза были таковы, что двоек по предмету, по гамбургскому счету, должно было быть 95%. Поскольку никто не позволит выгнать 95% студентов, по итогу они стирались на тройки, но в процессе обучения число двоек - прямо пропорционально честности преподавателя. Более того, оценка - последнее оружие педагога, вдруг ставшего постыдно беззащитным. Предположим, ученик говорит учительнице - "да ты чумная корова, имел я тебя" и т. д. В царское время или при Сталине - скорее всего, хана пареньку, вплоть до срока. В позднее советское время, скорее всего, исключили бы из заведения. Ныне в 90% случаев - без последствий. Вообще. Ну, родителей в школу, может быть. Ну, докладная записка декану. Ученика нельзя бить, нельзя штрафовать, нельзя выгнать, это полное всевластие гетто над белым герром профессором, устроенное прямо в аудитории.

Веришь либо в совесть учеников, либо в атавистический страх "оценки", чуждый отморозку, но держащий массу. И вот последнюю защиту ректорат выбивает. Слушая ректора, я слушал речь предателя своей гильдии. Если предположить, что топ-менеджера что-то связывало с девушкой на зарплате в двести долларов. По факту интерес директоров, ректоров, чиновников от образования - максимизация финансового потока. Чем больше школьников и студентов, тем сильнее поток (и напрямую деньги от "платников", и косвенные деньги от государства - за число учеников и среднюю успеваемость оных). Поэтому, во-первых, брать всех. Во-вторых, не выгонять никого. В-третьих, завышать успеваемость. Все выше, и выше, и выше... "Институт" назвать "университетом", "школу" назвать "лицеем", и понеслась душа на Канары.

Точно такие же интересы - у школьника-дурака. Если школяр не хочет учиться, то администрация в системе образования - его первый союзник, а конкретный "препод" - враг. Последнего жалко. Обреченность иметь дело с тем, кто не хочет иметь дело с тобой, невозможность прервать фарс обучения - за что такое наказание? Надо очень любить детей или предмет, чтобы принять такие условия. Или не уметь делать в жизни вообще ничего, кроме... этого фарса. Тогда идиллия: делаю вид, что учу, вы делаете вид, что учитесь. Пострадавших нет, кроме хороших учеников.

Мы видим: нет инстанции, которая бы держала стандарт. Государство и общество сильно отлучились из этой сферы, а ее сильнейшие игроки хапнули свое на понижении.

Миф четвертый: "объективный ЕГЭ"

Последняя из сильных новаций - единый госэкзамен. По замыслу, мера должна уменьшить коррупцию и дать всем равные шансы. Судя по статистике и личному опыту, коррупция лишь переехала. Лучшие результаты ЕГЭ по русскому языку показаны в национальных автономиях. Нужны комментарии? Помимо того, лично слышал ребят, рассказывавших, как им "рисовали" ЕГЭ: спасибо им за честность.

Побочное следствие системы закрытых тестов - снижение роли учителя и шанса творческого ученика. Есть не очень старательные ученики, не зубрилки, не "ботаны", но... с чувством предмета, что ли. Потом школьные зубрилки делают кандидатские, а люди с чувством предмета - науку. На стадии школы их формальные показатели так себе, но педагог таких чует и может вытянуть. Система закрытых тестов таких выбивает. Ну банально: подросток Эйнштейн читал ночами Канта, но был ужасным учеником и завалил бы ЕГЭ по физике. Догадливость, воображение и интеллект - все это первичнее знаний (все знание человечества лишь следствие чьего-то давнего воображения и ума). Все это игнорируется. Мы копируем систему тестового контроля с США, но США выступают всемирным импортером образования, а РФ его экспортер. Копировать США - все равно что японцам поучится делать автомобили на ВАЗе. В вузах та же тенденция - в введении модульно-рейтинговой системы: преподаватели с нее стонут, чиновникам с нее радостно. Преподаватель знает, на какую оценку "идет" каждый ученик - как человек, вернувшийся с улицы, знает погоду там. Э-э, нет, говорят ему, мало ли чего на улице померещилось? Вот тебе термометр, барометр - измеряй.

Суть системы - учитель не может поставить ученику "субъективную" оценку. Он должен учесть посещаемость, лабораторные, успеваемость в каждом месяце, причем эта успеваемость разложена по 3-4 параметрам. Предлагается, к примеру, оценивать "креативность" даже у законченных идиотов. Модульно-рейтинговая система - подарок прежде всего старательным тупицам. Подарок чиновникам, ибо любая отчетность множит их число и значимость, тем более отчетность излишняя. Как и в случае с ЕГЭ, падает личный вес педагогов, они лишь придатки машины. И падают шансы "эйнштейнов", гений не мониторится "посещаемостью". Система превращает заведение в техникум, игнорируя талант и самообразование - две вещи, на которых стоит классический университет. Но нам его не надо.

Миф пятый: "знания в аудитории"

Сам тип современной школы, кризис которой во всем мире с конца XX века, - именуется школой Коменского. Был такой философ в XVII веке, с него и пошло. Классно-урочная система, учебники, учитель говорит, потом спрашивает и т. д. Главное - универсализация. Именно эта система в XXI веке трещит по швам. Она не соответствует набору современных профессий и стилей жизни. Возьмем, например, профессию журналиста или рекламщика. Как этому учить пять лет в аудитории? Этому учат пять месяцев и на рабочем месте. Максимум, что уместно как "образовательный модуль", - интенсивные курсы. Та же картина с большей частью профессий современного мира. Проще перечислить, кто требует многолетнего обучения: врач, инженер-конструктор, ученый и прочие старинные персонажи, уходящие корнями в века.

Простите, а что тогда происходит в аудиториях? А ничего. Реальное образование для большинства россиян заканчивается к 5-му классу средней школы (читать, писать, считать) и продолжается на спецкурсах (бухгалтеров, охранников, секретарш). "Тогда давайте все закроем и всех распустим" - тоже не предложение. Фактически школа и вуз выступают социально значимым отстойником-накопителем. Основная масса "учащихся" просто удерживается так от улицы, криминала и наркомании. Некоторые - налаживают связи. Некоторые - используют халявное время жизни для самообразования и различного опыта, то есть учатся, но по-своему. А в целом - отстойник стратегического назначения. В такой системе неважно, что читать в аудиториях - лекции по предмету или инструкцию к холодильнику под запись... Суть одна: прививание усидчивости.

Когда-нибудь, быть может, разделят образование на базовое и профессиональное. Ну то есть дерево, развивающее базу на новых уровнях (читать, говорить, писать, думать) со съемными блоками профессиональных "компетенций", отданных лицензированным частникам на аутсорсинг. "Хочу учиться на интеллектуала первой ступени плюс блоки маркетинга, репортажа и гипноза". Как-то так. А пока отстаиваемся.

Запрещенные паркурщики

(Майя Сухорукова, "Красноярский комсомолец, 03.09.2008)

Акробатические представления на улицах Красноярска

Признаюсь, мало что знала о паркуре. Да и слово-то это услышала не так давно. А прыгающих через перила и гаражи мальчиков, а иногда и девочек воспринимала исключительно как людей с диагнозом "пуля в голове". Вот неймется нынешней молодежи, думала я: ладно бы хоть вид спорта это был какой-то, а то - дуракаваляние. Ошибалась. Оказывается, это не результат ничегонеделания современных подростков, это - новая уличная культура со своими законами, своими кумирами, своей историей.

Встреча

Четверг. Рабочий день в самом разгаре. На центральных улицах кишат люди, в километровых пробках нервничают автомобили и их владельцы. Все куда-то несутся, торопятся, что-то говорят в мобильники, что-то жуют на ходу. Мы с фотографом едем на встречу с ребятами-паркурщиками. "Чумовые пацаны", а именно так нам их охарактеризовали, ждали нас в переулке на Мира.

- Привет, я - Ромка. Это Чуя и Слим. Че, где прыгать-то надо? Давайте трюки делать уже, - отрапортовал, чуть подпрыгивая, один из героев. Многолюдно как-то, подумалось мне, людей тревожить неудобно.

- Не, что-то кисло тут. Если хотите экшена - поехали дальше, - продолжал новый знакомый.

Экшена хотели, поэтому и "повелись" на предложение нового знакомого.

Краевой суд

Для чего нужен суд? Конечно, ответите вы, чтобы там наказывать виновных или оправдывать безвинных. Вот и я наивно полагала, что здание это служит исключительно для этих целей. Уличные акробаты развеяли мои стереотипы. Кто-то прыгал кульбиты с крыльца храма правосудия. Кто-то в положении вытянутой струны висел на фонарном столбе, чем шокировал добрую половину прохожих. Чуя, он же Олег Чуев, кувыркался через голову, отталкиваясь от колонны у фонтана. Охая и ахая, я носилась между ребятами с причитаниями из серии "не убейся!". Один из паркурщиков забрался на высокую колонну у статуи Фемиды и сделал стойку на руках. Это на высоте пять метров и гранитном пятачке размером с маленькую подушку(!). Раздались аплодисменты. Трюк удался. На крыльце появилась охрана обители правосудия - дело запахло милицией. Пока стражи порядка нам не всучили протокол об административном правонарушении, что, к слову, сделать могли, мы решили уехать. Благо, у Фемиды завязаны глаза, не видела она всех "издевательств" уличных атлетов.

Родители

- Мама постоянно переживает, когда я одеваюсь для прыжков, - признается Чуя.- Боится, что шею себе сверну, ударюсь сильно. Но мы же не больные на голову - исполняем только те трюки, которые нам по силам.

Львиная доля родителей действительно переживают из-за увлечения своих детей.

- Вот я понимаю в футбол с мальчишками во дворе или плаванием заниматься. Но не ерундой же этой! - возмущается мама "юного Ямакаси" Елена Перлова. - Сын руку сломал недавно и кожу на ноге содрал так, что два месяца заживала. А о синяках и ссадинах он вообще мне не рассказывает. Каждый раз переживаю за него. Не зря, кстати говоря, переживают родители.

Травмы

Мозоли, ушибы и ссадины - меньшее из всех зол. Надрывы и разрывы мышц и сухожилий - тоже явления частые.

- Тут недавно трюки на видео снимали, так товарищ наш один кульбит делал и не рассчитал, - рассказывает Олег. - Упал на спину со всего маху! Ну ниче, вроде, живой, - улыбаясь, подытоживает паркурщик.

На специализированных сайтах о паркуре, а таких сейчас во Всемирной глобальной полно, есть целые разделы о видах травм и первой медицинской помощи в случае чего. Информация - это, конечно, хорошо, но "в случае чего" она не исключает.

Прыгать по гаражным массивам, на автостоянках и по маленьким лестницам уже не круто, признаются ребята. На пике паркурной популярности места запрещенные, места, где за прыжки могут наказать. В топ-хит таких "сладких" мест, к примеру, входят ж/д вокзал, здание краевой администрации, красноярский Биг-Бэн.

Образ жизни

- Для нас паркур - это ведь не хобби даже, не увлечение какое-то. Это образ жизни, - рассуждает Чуя. - Ты живешь этим, постоянно придумываешь новые фишки, ищешь новые места для трюков. Я вот три года в этом движении. До этого шесть лет - в спортивной гимнастике. Несравнимые вещи: паркур дает мне свободу, здесь нет рамок.

Уличные трюки - как наркотик, признаются мальчишки. Попробовав однажды паркур, невозможно "соскочить". Он становится даже не частью жизни, он становится самой жизнью - жизнью с преодолением препятствий.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.