Красноярцы проголосовали против развития города? Обзор местных СМИ за 27 августа 2008 года

Красноярск, 27 августа 2008, 09:39 — REGNUM  

"За"стройку!

(Инна Морозова, "Красноярский комсомолец", 27.08.2008)

Не разобравшись в сути конфликта, красноярцы проголосовали против развития города.

Публичные слушания - мероприятие всегда, мягко говоря, неспокойное.

Вот где Андрею Малахову надо набирать громко кричащих женщин для своих телешоу. Уже в фойе - столпотворение. Кто-то между собой обсуждает проект, кто-то откровенно кричит и грозит всем чуть ли не страшным судом. Промахом комиссии по организации публичных слушаний стало то, что зал архитекторов слишком мал, а желающих высказаться (или поскандалить) оказалось слишком много. Большая часть народа осталась ждать в холле.

В зале звучат аплодисменты. У нас, русских, принято приглашать актеров на сцену или чиновников на заседание аплодисментами. Начали с получасовым опозданием.

Вопрос

Вносить или не вносить изменения в генеральный план города Красноярска? Строить или не строить офисно-гостиничный комплекс на пересечении улиц Дубровинского и Декабристов? Вот в чем вопрос. Месяц назад слушания и голосование по этому вопросу уже проходили. Тогда собравшиеся красноярцы ответили "за". Однако администрацию Центрального района это не устроило, и результаты голосования обнулили. Аналогичной ситуации на публичных слушаниях я что-то не припомню. Эдак можно что угодно обнулить. Вот, например, прошли парламентские выборы, победила оппозиция, а партии большинства такой расклад не по нраву. Вердикт: обнулить и назначить новые выборы. И так до тех пор, пока не будет правильного ответа. Сокрушаться по этому поводу поздно. Поезд ушел. Народ пришел говорить и голосовать во второй раз.

Ораторы все как один пытались донести до чиновников простые истины. Да, надо сохранять природу. Да, надо застраивать окраины, и, разумеется, "надо думать о детях и внуках, которых нам с вами растить". Наверное, растить своих чад противникам строительства лучше рядом с дешевыми кафешками (коих в зоне спора аж три штуки) и их пьяными завсегдатаями.

А теперь немного арифметики.

- С одной точки можно заработать до полумиллиона долларов за сезон, - рассуждает депутат городского Совета Александр Глисков - Точек три. Администрации Центрального района не хочется терять эту землю.

А может, она уже кому-то обещана? Так или иначе, а около восьмидесяти человек - работники администрации Центрального района - пришли и проголосовали против нужной Красноярску гостиницы.

Администрация Центрального района весьма активно противостоит строительству. Так, общественную организацию "Гражданская позиция", поднявшую шум вокруг проекта, представляет пресс-секретарь того же Центрального района - Алексей Елизаров. "Гражданская позиция" изначально ввела людей в заблуждение, заявив, что красноярцев хотят лишить набережной. Если присутствующие на слушаниях внимательно смотрели карту Красноярска и ту ее часть, где планируется стройка, то им должно стать понятно: застраивать набережную никто не собирается. Речь идет о клочке земли на пересечении улиц Дубровинского и Декабристов.

Гостиница

Во всех развитых странах центр города - это прежде всего административный и бизнес-центр. Во всех развитых странах считается нормальным, когда человек живет в пригороде, среди зеленых аллей и газонов, а на работу ездит в этот самый центр. Почему же мы так яростно сопротивляемся нормальному развитию нашего города?

- Почему бы не застроить офисами окраины? - спрашивали собравшиеся.

Да потому, что городская агломерация рассматривает окраину как жилую зону, без вторжения в нее рабочей суеты. Предположим, что офисные здания и гостиницы станут появляться на улице Свердловской или где-нибудь в Черемушках. Во-первых, никакой пользы городу и краю они принести не смогут (кто же рискнет показать задворки в их неприглядном виде?). Во-вторых, пробка быстро расползется по окраинам и станет просто гигантской!

"Руки прочь от набережной - единственного места отдыха в городе!" - кричат противники проекта. Так оно потому и единственное, что на создание других нет средств. Почему нет ни одного пляжа, почему прибрежная зона никак не приспособлена для отдыха? Потому что денег нет. Будут деньги - будут и стулья. Сколько говорится о бельме под названием "ветхое и аварийное жилье"? Те же окраины можно будет наконец облагородить. Чем "грозит" нам офисно-гостиничный комплекс?

По мнению Александра Глискова, администрация Центрального района своими действиями саботирует проект губернатора:

- В 2012 году в Красноярске состоится Всемирный энергетический форум, - объясняет Александр Александрович. - В краевой центр съедутся пять тысяч человек со всех концов нашей необъятной. Нам - хозяевам - просто негде будет их поселить. Если забронировать все номера во всех красноярских гостиницах и постоялых дворах, то едва наберется полторы тысячи коек! Как можно претендовать на лидерство в регионе, если Красноярск неспособен обеспечить гостей жильем? При таком раскладе не видать нам новых инвестиций и новых проектов.

А развитие центра "грозит" нам как раз ими. Замечательно сказала одна из защитниц зеленой зоны: "С собачкой негде будет погулять". Вот оно как, оказывается! Общественный сортир для собачек, конечно, важнее, чем развитие города. Собачка, безусловно, имеет право справлять свою нужду, как и любое живое существо. Только по весне мы - собачек не имеющие - вспоминаем вас, доморощенных кинологов, отнюдь не добрым словом.

Архитектор

Под горячую руку попал и главный архитектор города Арэг Демирханов. Его обвинили в изменении своей позиции. Ведь Арэг Саркисович всегда высказывался за сохранение зеленых зон в центре Красноярска. По рукам прошла листовка, где указано, что автор проекта именно он. Заместитель начальника департамента градостроительства администрации города Инна Федотова удивилась такому факту и объяснила:

- У нас нет информации, что Демирханов является автором этого проекта. Проект внесения изменений в генплан готовился территориальным институтом - одним из разработчиков генерального проекта, который был утвержден еще в 2001 году. Демирханов не работает в этом институте. Листовку приобщили к "делу". Неужели имя Арэга Саркисовича просто использовали? Все оказалось гораздо прозаичнее. Непосредственно под итоговым проектом здания действительно стоит подпись другого архитектора, но эскизы и идея принадлежат Демирханову.

Быть в форме

(Александр Силаев, "Вечерний Красноярск", 27.08.2008)

Философ Мераб Мамардашвили сетовал, что российское общество плохо держит жесткую форму. А это важно. Ибо правопорядок, к примеру, это такая форма. И свобода слова - форма. И свобода предпринимательства.

То есть российское общество в принципе плохо играет по писаным правилам в силу как минимум двух обстоятельств. Во-первых, не очень хороши писаные правила. Как у нас говорят, глупость законов искупается необязательностью их исполнения. Во-вторых, нет воли к правилам. Воли постоянно одергивать себя и других, заходящих за некую красную черту разумного, человечного и просто дозволенного законом.

Именем закона

Чтобы было понятнее - пример. Предельно простой. На тему, значит, гражданского общества как союза людей, совместно держащих форму. Вспомним июнь месяц. Чемпионат Европы по футболу и то, как это отмечалось в Красноярске. Сборная сыграла пять матчей. Первые два было еще мирно, и те, кто не хотел ничего знать о футболе, - могли себе позволить не знать. Где-то с третьего матча начался всенародный энтузиазм, переходящий в буйство. Тысячи людей заполняли центр города с шести часов вечера до шести часов утра. Фактически полсуток шел несанкционированный митинг, по сравнению с которым любой политический митинг - отдыхает. Центр города по звукам полсуток напоминал стадион. Свистели, орали, били в барабан, бибикали на авто - кто слышал, тот не забудет. В этом можно заметить пробуждение национальных чувств и порадоваться: "Слово "Россия" им еще что-то значит". Разобщенные индивиды как бы показали себя единым народом, и кому важно наличие "народа" - может ставить балл в зачетку, ибо оно было.

Не было - гражданского общества. Ибо что происходило с формальной точки зрения? С формальной точки зрения - меньшинство издевалось над большинством. Впрочем, если бы наоборот и издевалось большинство - было бы не лучше. Просто это пикантный нюанс - утиралось именно большинство (пусть на улицы вышло 5% населения, и каждый третий был солидарен с ними у себя дома, но более 50% горожан, включая женщин, детей, пенсионеров, - к футболу таки равнодушны). Ибо что делают, когда ночью под окном у тебя орет бухая компания? Звонят в милицию. Она, как правило, приезжает и увещевает особо буйных. Ибо есть правило: ночью принято вести себя тихо и днем желательно тоже. Твоя свобода кончается там, где начинается свобода другого, и право другого на тишину - всегда приоритетнее твоего права на ор и гам. Ор и гам - всегда в специальное время, в специально отведенных местах. "Наши играют с Испанией" - с точки зрения закона вовсе не повод его нарушать, или такое исключение там прописано?

Люди, жившие в центре города, - знаю несколько примеров - специально сваливали на дачи среди недели в дни игрищ. Но что бы восхитило, явив-таки не просто "народ", а то самое "гражданское общество"? А если бы все, кому не в кайф гульбища, - а это тысячи, десятки тысяч человек - дружно позвонили в милицию. С просьбой всего-навсего восстановить закон. Ибо с точки зрения формы гуляния пяти тысяч болельщиков ничем не отличаются от гудения пяти бухариков, и плевать на все, кроме формы. Милиция бы вышла, остановила все бибикающие тачки, отправила всех свистунов и барабанщиков к их родным телевизорам, желающих драться - посадила бы в клетку и подежурила до утра. Это было бы формально безупречное решение ситуации, и пока мы будем презирать форму, Россия будет дичать и превращаться в милую кое-кому Южную Америку (а там и до Южной Африки недалече).

Но чуда не произошло. Русский народ снова поделился на беспредельщиков и терпил.

Потомки кроманьонцев

Закон должно уважать двояко. Во-первых, относиться к нему серьезно. То есть думать, что принимать, не отмахиваясь: мол, жить все равно будем, как мы решим, и по фигу нам бумажки. Закон, который можно было бы исполнить, должен быть: прост, ясен, человекоразмерен. Прост и ясен, ибо пятьсот страниц юридической казуистики по бытовому вопросу отчуждают народ от права, реально способствуя беспределу (и усиливая разве что олигархию, коей по карману услуги как минимум адвокатских контор и как максимум самой прокуратуры).

Человекоразмерен, ибо иначе закон не исполнится. То есть он должен расти из естественного права данного этноса, а не ломать его об колено. И как можно меньше - посредников. Ибо коррупция, с одной стороны, суть произвол бюрократии, с другой - спасение от нее же. Простой пример: иную справку простому человеку дешевле купить, чем выходить ее законно, мораль же - как можно меньше справок по жизни, как можно проще процедуры. Но наличия ясных, человекоразмерных правил - еще мало. Нужна воля к принуждению себя и других. Убить беспредельщика - сначала в себе. Потом и в других. Иными словами - иметь характер. Дурной характер, писал Кант, лучше отсутствия характера, а что такое характер? Это в конечном счете набор правил, которым следуешь жестко, несмотря на то, куда тебя клонит здесь и сейчас.

Есть такая байка на тему того, почему кроманьонцы победили в итоге неандертальцев. Не знаю, правда или нет, но звучит красиво. Победили потому, что лучше владели психикой и могли своим решением раскачать естественную амплитуду - от крайнего альтруизма до крайней агрессии. То есть неандертальцы не могли так хорошо помогать своим и так люто вырезать чужих, как это делали кроманьонцы. Неандертальцы вели себя как придется, обычно находясь в среднем градусе - вялого благодушия, вялой агрессии... Кроманьонцы вели себя формальнее, жестче, по модели "вкл. - выкл.". Ситуация "раненый свой". Хочется его бросить, но нельзя. Ситуация "кругом враги". Хочется убежать, но нельзя, принимаешь бой.

Наши предки, если верить этой гипотезе, выиграли потому, что обладали характером. Иными словами, готовностью жить по правилам. Отсюда и возможность гражданского общества - граждане суть те, кто присягнул правилам. Но... договариваться о правилах имеет смысл только с тем, кто расположен их уважать. А остальные? А остальные, в некоем смысле, нелюди.

И пары чисты, и овцы сыты

(Юрий Чувашев, "Красноярская неделя", 27.08.2008)

Курс на усиление государственной поддержки сельского хозяйства в крае проводится поступательно. Понятно, что денег много никогда не бывает и сельхозтоваропроизводителям всегда хочется большего, но при всех издержках системы господдержки бюджетные вливания в агропром всё же растут.

По закону Красноярского края "О краевом бюджете на 2008 год" господдержка субъектов агропромышленного комплекса региона на безвозвратной основе предусмотрена в объёме 1 миллиард 724,3 миллиона рублей. В то же время в дальнейшем было принято решение дополнить этот закон целым рядом новых направлений господдержки. Речь идёт о компенсации части затрат на подготовку низкопродуктивной пашни (чистых паров) под урожай будущего года, о компенсации части расходов на приобретение семян трав для закладки долголетних культурных пастбищ и о частичном субсидировании затрат на содержание поголовья овец, северных оленей и маралов.

Кроме того, предусматривается компенсация части затрат на приобретение витаминно-минеральных добавок (премиксов) и в перспективе - затрат на уплату процентов по кредитам, полученным организациями, осуществляющими промышленное рыбоводство. Окончательные цифры, определяющие уровень господдержки новых направлений, будут ещё уточняться в ходе диалога законодательной и исполнительной власти региона. Финансово-экономические обоснования бюджетных расходов предстоит дополнить и конкретизировать. Но уже сегодня можно сказать, что запланированные субсидии станут неплохим подспорьем для сельхозтоваропроизводителей Красноярья.

К примеру, субсидии на компенсацию части затрат по подготовке низкопродуктивной пашни под урожай будущего года должны составить 17 миллионов 454,6 тысячи рублей по ставке 45,3 рубля за один гектар чистых паров. 19 миллионов 296,3 тысячи рублей намечено выделить на субсидии на компенсацию 50 процентов стоимости семян трав для закладки долголетних культурных пастбищ.

Помимо этого 11 миллионов 273,1 тысячи рублей планируется выделить на компенсацию 50 процентов расходов на покупку витаминно-минеральных добавок (премиксов). И ещё 9 миллионов 337,5 тысячи рублей закладывается в бюджете на частичное субсидирование содержания поголовья овец. Понятно, что это небольшие деньги для реанимирования краевого овцеводства, но всё же хоть какой-то шаг к спасению красноярской тонкорунной породы овец.

Транспортный вопрос

(Майя Сухорукова, "Красноярский комсомолец", 27.08.2008)

Большая политика против маленьких автобусов

На днях решила съездить в гости к подруге. Уже привыкла по пятнадцать минут ждать 29-й маршрут. Он не виляет по объездным, целенаправленно идет из пункта А в пункт Б. Это удобно. На этом маршруте работают (за единичным исключением) только пазики. Наверное, солидные дети и тети на автобусах ни в булочную, ни в другие места не ездят, поэтому и решили они маленькие автобусы заменить автобусами большей вместимости. Душу эта идея не греет. Хотя бы потому, что ждать тот же 29-й придется по полчаса. А мы не в Африке живем: холодно у нас не только зимой, но и летом. У противников же этих нововведений есть и более веские основания.

Накануне

Не далее как в апреле этого года продукты Павловского автобусного завода уже были фигурантами всеобщих споров. Чиновники поднимали вопрос об изгнании с красноярских дорог однодверных пазиков. Тогда в департаменте автотранспорта бойкот маленьким автобусам объясняли просто - в них мало места, а потому тесно. Да и при авариях люди получают больше увечий, чем в больших автобусах. Выхода власти видели два. Первый - менять ПАЗы на транспорт большей вместимости. Второй - врезать еще одну дверь в старые машины. Страсти кипели, автобусы "оперировали". За немалые, к слову сказать, деньги многие перевозчики имплантировали своим машинам вторые двери.

Сейчас

В августе над пассажирскими перевозками тучи снова сгустились. И опять два лагеря. По одну сторону баррикад - департамент транспорта со своими реформами в сфере общественного транспорта. По другую - сами перевозчики, которые этими реформами возмущены. Антимонопольщики называют ситуацию откровенным выживанием с рынка общественных перевозок. Говорят: закон о конкуренции грубо нарушается.

- Возмущает то, что органы местного самоуправления, действуя якобы в интересах горожан, не ориентируются в этих интересах,- признается юрист компании-перевозчика "Фортуна и К" Татьяна Шипковская. - Мы собрали три мешка писем от красноярцев, которые против политики властей.

Первичная профсоюзная организация "РУСАЛ-Красноярск" составила письменное обращение на имя начальника департамента транспорта г-на Девяткина. Письмо подписали почти десять тысяч работников, которые вынуждены каждый день добираться до промплощадки на автобусах. Сотрудники предприятия обеспокоены, что в связи с транспортной реформой "фактически прерывается прямое сообщение с правым берегом". Чиновники на письмо ответили - поблагодарили за участие в обсуждении проекта.

То есть мнение как минимум десяти тысяч человек относительно транспортных нововведений не учитывается. Десяти тысяч, которым, в отличие от многих из департамента транспорта, автобусами пользоваться приходится. Однако с подачи перевозчиков обсуждение ситуации дошло до прокуратуры, которая на данный момент разбирается в законности нововведений.

- Ситуация сложится таким образом: сначала нужно создать дефицит, а потом выбить деньги из бюджета, - прогнозирует Татьяна Шипковская. - Уйдут частные компании с арены, и через два-три года город почувствует острую нехватку автобусов. Естественно, будут просить дотаций из бюджетных средств. Татьяна Юрьевна, ссылаясь на слова сотрудников управления Федеральной антимонопольной службы по краю, рассказывает, что транспортники ополчились не только на малый транспорт. Те из нынешних предпринимателей, у кого есть большие машины, департаменту тоже не по душе. Говорит, властям нужны конкретные перевозчики с конкретными автобусами. Вот и создается впечатление, что все здесь давно поделено. Сегодня в УФАС по Красноярскому краю рассмотрят "дело в отношении администрации Красноярска по факту принятия положения, ограничивающего конкуренцию на рынке пассажирских перевозок города". Может, и встанет после этого транспортный вопрос на законные рельсы...

Цена вопроса

Убыточные маршруты власти намерены кормить кусками из бюджетного пирога. Стоит этот кусок - более миллиарда рублей.

Соответственно, если увеличивается количество муниципального транспорта (а в департаменте обещают его рост до 50 процентов), то вырастет и "аппетит". Тут и без калькулятора посчитать можно: из бюджета будет уходить не миллиард, а все два, потому что 99 процентов денег достается именно муниципальным транспортным предприятиям. Воплощение в жизнь этого сложного проекта - "новая транспортная схема краевого центра" - произойдет за счет сокращения количества ПАЗов. По подсчетам депутата горсовета, известного красноярского юриста Александра Глискова, больше 60 процентов общественного транспорта будет представлено большими ЛиАЗами и "Волжанинами". А эти автобусы в 3 раза дороже купить и в 2 раза - обслуживать. Получается, что, удовлетворяя аппетит общественного транспорта, мы экономим, например, на школьном питании. Ну или на строительстве детских садов, очередь в которые давно перевалила за 20 тысяч человек.

Мнения

Такой переход невыгоден для бюджета, считает депутат Глисков.

- Надо жить по средствам, я считаю. Вот и давайте выбирать транспорт, который мы в состоянии себе позволить. Неоправданные траты могут привести к плачевному исходу, - рассуждает Александр Александрович.

Транспортники указывают на то, что продукция Павловского завода не предназначена для перевозок в городских условиях. Мол, в салонах душно и тесно. И уверены власти отчего-то, что большие автобусы - воплощение комфорта. По мне так - одинаково приятно: хамящие кондукторы и там и там, ноги отдавливают с одинаковым постоянством что в ПАЗе, что в его большом брате. А в летнюю духоту длинные автобусы так вообще находка для гестапо: многие не оснащены форточками, и проезд превращается в пытку.

На соответствующий запрос в департаменте обеспечения безопасности дорожного движения ответили: "Ограничения на использование автобусов такого класса во внутригородских перевозках пассажиров в действующих нормативных правовых актах отсутствуют". Другими словами, утверждения чиновников о незаконности использования маленьких автобусов в городе - беспочвенны.

Еще один немаловажный фактор - загрязнение окружающей среды.

- Пазик - единственный автобус, который ездит на газе. Получается, что экологически он в 3 раза безопаснее больших автобусов, заправленных бензином или дизелем, - уверен Глисков.

Время и деньги

Удовольствие проехаться в общественном транспорте, как решили парламентарии, стоить будет 11 рублей. Новость номер два: из-за сокращения маршрутов увеличится интервал между автобусами одного направления. Если раньше ждать маленький автобус приходилось 3-4 минуты, теперь нервно курить в ожидании этого же пазика придется уже минут девять. Соответственно, ликвидация "маленьких" с красноярских дорог и замена их на ЛиАЗы увеличит это время в два раза. Очень "своевременное", надо сказать, изменение в начале осени.

Евгения БУХАРОВА: "Причины дефолта 1998 года - наша неграмотность"

(Евгений Клебанский, "Вечерний Красноярск", 27.08.2008)

Дефолт 1998 года в России раз и навсегда останется в истории страны как очень серьезное потрясение основ национальной экономики. Все мы помним расширенные от ужаса глаза людей, смотрящих на цены и курс доллара, у всех остались в памяти растерянные лица правительства Кириенко - Задорнова... Однако оказывается, что наша страна извлекла из дефолта-1998 очень много разных уроков. Об этом "ВК" и побеседовал с деканом экономического факультета Сибирского федерального университета Евгенией Бухаровой.

- Евгения Борисовна, после августа 1991-го в народе был очень популярен вопрос "А где ТЫ БЫЛ во время ГКЧП?". Скажите, а где ВЫ БЫЛИ в августе 1998-го, во времена знаменитого дефолта 17 августа?

- В отпуске, в другом городе. Прослушала вечерние новости - а тогда уже был изменен ценовой коридор и отпущен курс доллара - и сказала: это вообще-то государственный переворот. Надо мной посмеялись тогда, мол, драматизируешь, а на следующий день уже фактически началось резкое падение. И паника.

- За несколько месяцев до дефолта вы, как человек, сведущий в этих вопросах, уже ожидали этого?

- Знаете, я не ожидала именно дефолта, потому что такого термина применительно к нашей национальной экономике тогда не существовало. Дело в том, что государство тогда занималось построением финансовых пирамид ГКО. А к 1998 году существовавшие тогда частные пирамиды вроде "Властилины" или МММ уже продемонстрировали свою неустойчивость. Так что было понятно, что то же самое в конце концов произойдет и с государственной системой пирамид. Просто в масштабах страны это имело более оглушительные последствия.

- Как тогда на все случившееся отреагировали ваши коллеги или родственники?

- Вы знаете, очень многие не верили, что дефолт затянется. Была надежда, что у государства есть резервы, но оказалось, что у государства не было в то время ни механизмов решения проблемы, ни серьезных резервов. И фактически население и реальный сектор экономики на своих плечах вынесли этот дефолт. Благо, что это не было создано в терминах марксизма-ленинизма, что-то вроде революционной ситуации. Нам очень крупно повезло в то время...

- Лично по вам ударил дефолт? И если да, то как сильно?

- Вы знаете, я сейчас уже не помню! По той простой причине, что у меня никогда не было долгов в валюте и валютных вкладов, поэтому я спокойно к этому отнеслась. И вообще в 1998 году бюджетный сектор жил, что называется, от зарплаты до зарплаты. Поэтому было тревожно за то, что могут начаться сбои в оплате труда, а это коллектив, сотрудники, у которых не очень большая зарплата. А еще студенты, у которых стипендия... В этой части все было более-менее благополучно, хотя я бы не сказала, что все тогда вышли из этой ситуации. Просто предшествующие годы научили людей приспосабливаться. И, наверное, это явилось причиной того, что в целом по многим секторам экономики мы получили положительные эффекты, а не отрицательные.

- Да, дефолт действительно простимулировал отечественную экономику, так получилось. А на ваш взгляд, Красноярский край или Сибирь в целом - дефолт по нему как-то серьезно ударил?

- Однозначно судить об этом сложно даже по прошествии 10 лет. Дело в том, что, когда сейчас смотришь разнообразные статистические данные, включая специализированную информацию, видишь, что Красноярский край оказался в довольно спокойной ситуации, невзирая на свою высокомонополизированную экономику. Это, может быть, был один из факторов, который смягчил ситуацию с дефолтом, потому что основная продукция у нас шла и идет на экспорт, и эта "подушка" смягчила последствия. С другой стороны, был еще один положительный момент. Фактически дефолт из-за неустойчивого соотношения рубль-доллар потянул за собой импортозамещение. У внутренних производителей появился стимул, и рынок, а это самое главное, заработал! И вот за счет всего этого экономика и получила значительный толчок - включая прежде всего отрасли малого и среднего бизнеса. Ну и появились первые серьезные точки накопления. Из сферы обращения многие представители вышли в сферу производства. Нет, продукты не исчезли - исчезли товары определенных производителей, но то, что мы наблюдали в начале 90-х, когда были пустые прилавки, - этого уже не было. И соответствующим образом и для российского бизнеса, и для иностранцев стало выгодно завозить в тот же край не товары, а технологии.

- На ваш взгляд, можно ли было избежать тогда дефолта?

- Вы знаете, я думаю, дефолта можно было бы избежать, если бы мы в течение предыдущих 7-8 лет не проводили дурацкую политику. Ведь 8 лет фактически не поддерживался отечественный производитель, а нет товаров - нет денежной массы и нет финансовых потоков. И фактически политика была направлена на стимулирование финансовых потоков без стимулирования реального производства. И это однозначно должно было привести к определенному взрыву. Поэтому правительство судорожно предпринимало решения, понимая, что все вот-вот рухнет, - но они уже ничего сделать не могли. Они просто не могли прыгнуть выше головы.

- А может быть, на дефолт повлияли какие-то тенденции в мировой экономике? Ведь не во всем же виновато только правительство?

- У меня такое ощущение, что это только наша российская неграмотность и "дурь". У властей просто закружилась голова от кредитов из-за рубежа и возможностей, которые в связи с этим открываются. Я не думаю, что это было сделано по глупости. Вопрос ведь был в том, что те решения, которые принимались тогда по поводу монетарного регулирования, делались без учета понимания того, что только такими методами ситуацию исправить нельзя. Да, это хороший инструмент, эффективный в целом, но если мы оперируем только монетарными инструментами, то мы и получаем то, что получаем. У нас ведь вообще почти не было внутреннего производства! Мы, по существу, жили в долг у МВФ и других организаций, в долг у населения. А нужно было просто уметь планировать.

- Насколько тяжелым был урон, нанесенный дефолтом российской банковской системе? Оправилась ли она за эти 10 лет?

- Я считаю, что банковскую систему, как основной инструмент построения финансовых пирамид и спекуляций, нужно было санировать. И это произошло фактически не по воле конкретного человека, а по воле ситуации. Поэтому, с моей точки зрения, санация эта была необходима. Конечно, она проходила болезненно, и мы понимаем, что плату за эту санацию перенесли не банки, а население. И тем не менее это было управление федеральной системой включая банковскую. И она достойно вышла из этой ситуации.

- Как вы полагаете, чему-то дефолт 1998 года научил правительство России?

- Несомненно! Во-первых, дефолт избавил от иллюзий некоторых теоретиков. Это был не самый лучший способ обучения, но он очень многих людей заставил задуматься. И прежде всего тех, кто либо находился во власти, либо двигался в этом направлении. Во-вторых, дефолт очень серьезно поставил вопрос о последствии таких потрясений. И оказалось, что исправить ситуацию нужно не за день-два, а за несколько лет... И появилась осознание необходимости развития собственного производства, реального сектора экономики.

- Скажите, шоковая терапия Гайдара и последовавший за этим дефолт - это вещи одного порядка? Одно без другого просто не могло быть?

- Конечно. Если бы не было той терапии, того перехода к рынку, который был предусмотрен политикой Гайдара и его последователями, я думаю, что до дефолта и таких его проявлений мы бы так быстро не дошли.

- Возможно ли все-таки повторение дефолта при каких-то обстоятельствах в будущем?

- Я думаю, что повторить ту ситуацию уже невозможно никогда. Это теперь история страны. Система уже подготовилась и не допустит развития в такой ситуации и в таких серьезных масштабах. Другое дело, что мы можем понять, что все происходящее может породить другую кризисную ситуацию, но уже не дефолт. И вообще такие вещи повторяются примерно раз в сто лет.

- И получается, что...

- Ну а может быть, не у нас, а в каком-нибудь другом месте...

- Ситуация, которая сложилась в экономике края после дефолта, - какой она была?

- С одной стороны, это был толчок, нас спас экспорт. А с другой - это усилило позиции вертикально интегрированных промышленных групп. Компаний монополистов. А мы от этой зависимости, к сожалению, никак не можем избавиться до сих пор. У меня нет радужных иллюзий относительно быстрого изменения этой ситуации, потому что мы, к сожалению, похоронили наш машиностроительный комплекс, осталось очень мало предприятий, которые производят продукцию с высокой добавленной стоимостью, в сырьевых отраслях монополизм стал монополизмом в квадрате, потому что вокруг этих компаний, как правило, не образуются компании-спутники. А это не дает возможности выйти на рынок малому и среднему бизнесу. И это я не обсуждаю вопрос малого и среднего бизнеса в сфере обращения! Это все замечательно, услуги - это хорошо, первичные услуги. А вот производственные услуги - настолько высоки барьеры вхождения, что он, бизнес, просто не может войти в экономику региона. И эта ситуация раскручивает все сильнее и сильнее. Но это не значит, что на пике этой ситуации будет новый дефолт и какой-то кризис. Просто-напросто придется принимать решение на уровне государства по антимонопольному регулированию. Но ситуация должна вызреть, и должно прийти понимание, как это делать. А декларативных заявлений мы уже наслушались! Для развития бизнеса нужен рынок.

- Какими, на ваш взгляд, останутся в будущем приоритеты краевого бюджета и как будет развиваться бюджетный процесс в регионе?

- Мейнстрим в формировании бюджета наметился еще в 2006 году - в этом смысле, исходя из закрепленных за субъектом Федерации полномочий, основные приоритеты известны. Это социальная сфера. И те программы, которые были сформулированы в 2006--2007 годах в период объединения края, подтверждают, что бюджетополучателей становится все больше и больше. Мне кажется, что там еще не решены все проблемы - и те социальные статьи, которые там есть, будут увеличиваться. Другое дело, что стоит задача эффективного использования средств бюджета. И бюджет, ориентированный на результат, оценка его результативности - вот это все будет выдвигаться на первый план. И здесь есть масса вопросов, которые предстоит решить.

- Например?

- Например, это задача очень низкой масштабности бюджетополучателей. Возьмем те же муниципальные образования, небольшой район в 10 000 человек. Понятно, что там очень большие условно постоянные затраты, и чтобы соответствующим образом решить эффективно тамошние задачи, необходимо знать, сколько вложить. А исходя из малой численности возникает вопрос: как это сделать? Опыт показывает, что главы муниципальных районов договариваются по некоторым подобным вопросам, но очень редко. И мне кажется, проблема, связанная с созданием красноярской агломерации, кроме ряда не связанных с бюджетом пунктов, направлена и на решение таких вопросов, как повышение эффективности бюджетных вложений. При этом я считаю, что неправильно обсуждать создание агломерации, как какое-то соединение отдельных районов вокруг Красноярска, - по той причине, что время рассудит, и нормы управления выкристаллизуются. Вопрос в том, чтобы найти механизмы развития агломерации достаточно крупной территории. Нужно оценить и выбрать те точки, в которые нужно вложить деньги для достижения эффекта.

- Цены на нефть плавают, курс рубля тоже, военный конфликт пугает иностранных инвесторов, они начинают выводить деньги из России... Может, это предвестники нового кризиса в российской экономике?

- В целом ситуация все равно идет к улучшению. Эти факторы, которые вы назвали, можно по-разному оценить. Да, это трагедия с Осетией. Но с другой стороны, это освобождение от иллюзий значительной части нашего российского общества и бизнес-общества - в том плане, что нужно рассчитывать исключительно на свои силы. Ну, грозят иностранные инвесторы вывести свои капиталы из России - да бог с ними! Вы поймите, если будут выводить капиталы, то это произойдет по политическим мотивам и из высокорентабельных нишей - значит, нам нужно побыстрее эти ниши занимать! Срочно! Хватит ли на это сил и средств? Да. В России сейчас очень большой инвестиционный потенциал.

- А насколько сильно взаимопроникновение российской экономики и зарубежной?

- Очень сильно, и изменить его можно только при очень уж бездарном руководстве. Поэтому нужно не посыпать голову пеплом, а по факту оценить ситуацию и понять, что нужно делать в этой ситуации с выгодой для себя - на этом и построен весь бизнес, грубо говоря.

- Не могу уйти и не задать вопрос, хотя не имеющий отношение к дефолту, но очень важный для всего края. Скажите мне как декан экономического факультета с 1992 года - нужно ли было действительно собирать под одной крышей СФУ несколько вузов? Дойдем ли мы в связи с этим до того, что через несколько лет СФУ, как и было задумано правительством России, будет упоминаться в списке 100 самых престижных и лучших университетов мира? Грубо говоря, стоила ли овчинка выделки? - Сейчас еще не время подводить итоги, это первое. Второе - ситуацию с высшим образованием в Сибири нужно было кардинально менять. И у меня никогда не было иллюзий насчет того, что вузы Красноярска - это глубоко периферийны вузы. Никакие вливания сюда не приносили результата. Нужна была новая конструкторская идея. К сожалению, в случае с СФУ пошли по самому простому пути - механическому объединению. Ну случилось оно! Понимаете, сложность ситуации не в том, что произошло объединение, а в том, что это объединение произошло в тот момент, когда на уровне государства не были просчитаны основные риски. А это была государственная задача. В этой ситуации мы и двигаемся в решении конкретных задач - одновременно вместе с нами учится и наше правительство.

- Если посмотреть вдаль, в будущее, - вы с оптимизмом смотрите на экономическую ситуацию в стране, ситуацию в университете и так далее?

- У меня нет оголтелого оптимизма. Я достаточно трезво смотрю на то, что для того, чтобы получить какие-то хорошие результаты, потребуется определенное время, и это время исчисляется десятилетиями. Как нормальный человек, я испытываю тревогу за то, что во власти принимаются как взвешенные, так и непонятные решения. И баланс этих решений всегда разный. И еще у меня есть опасения, что в парадигме развития России восточные районы страны останутся сырьевыми районами. России грозит пенсионный кризис?

(Олеся Паршина, "Красноярский комсомолец", 27.08.2008)

Чтобы избежать катастрофы, Минфин планирует увеличить налоги

Теперь многие россияне могут не дожить до пенсии. Чиновники планируют увеличить пенсионный возраст. При этом работающие люди будут платить из своего кармана еще и дополнительный социальный взнос. Задумываются ли представители власти о том, как эти нововведения отразятся на простых людях?

Возраст

Министерство финансов РФ планирует вынести на рассмотрение правительства страны проект новой пенсионной реформы. По слухам, предлагается, в частности, увеличить возраст выхода на пенсию и установить его для женщин - 60 лет, для мужчин - 62 с половиной года.

- От этого никуда не деться, - считает заместитель директора красноярского филиала негосударственного пенсионного фонда "Норильский никель" Владимир Гладышев, - ни в одной стране нет такого низкого пенсионного возраста, как у нас. И потом в России очень много работающих пенсионеров. Но я за то, чтобы решение - работать дальше или нет - было добровольным. Допустим, женщина имеет право уйти на пенсию в 55 лет и получать ежемесячно 4800 рублей. А может работать до 60, и тогда пенсия у нее будет не 4800, а 6800 рублей.

Депутат Законодательного собрания края Алексей Клешко, наоборот, подвергает резкой критике предложение Министерства финансов.

- Сейчас надо стремиться не к повышению пенсионного возраста, - говорит парламентарий, - а к увеличению продолжительности жизни. Поликлиники и больницы переполнены пенсионерами, у них серьезные проблемы со здоровьем. В Минфине утверждают, что в стране около 35 процентов пенсионеров продолжают работать. Да, но ведь это не от хорошей жизни. Они бы и рады проводить свободное время с внуками, выращивать цветы на своих дачных участках, но не имеют такой возможности. Им элементарно не хватает средств к существованию.

Статистика

По последним данным Красноярскстата, средняя продолжительность жизни в крае - около 66 лет. Для мужской части населения прогнозы малоутешительны. Оказывается, мужчины едва успевают дожить до пенсии. По статистике, им отведено только 60 с половиной лет. У женщин удел получше - около 73 лет. То есть если слабый пол (хотя какой же он слабый?) еще успевает воспользоваться плодами многолетних трудов, то мужчины работают только на пользу государства. А если предложение Минфина в правительстве примут, они вообще не успеют получить даже свою первую пенсию. К слову, в пенсионном фонде всю заработанную пенсию равномерно распределяют на 15 лет. Эта цифра - так называемый возраст дожития. Видимо, столько, по мнению чиновников, должны жить люди после выхода на заслуженный отдых. Почему эта цифра так отличаются от реальных показателей (если говорить о мужчинах), не очень понятно. Механизм "рождения" этого показателя нам объяснить затруднились.

Налоги

Кроме того, Минфин предлагает повысить единый социальный и подоходный налоги. Единый социальный налог (ЕСН) за человека платит работодатель. Основная часть этого налога как раз идет в пенсионный фонд. Сейчас ЕСН составляет 26 процентов. В 2010 году его хотят увеличить до 29 процентов. Если соответствующий закон примут, о "белых" зарплатах можно будет только мечтать. Вряд ли предприниматели будут рады увеличению и без того больших налоговых отчислений. Сами же работники, молодые люди до 40 лет, будут отдавать казне 16 процентов зарплаты вместо 13 (подоходного налога). Чтобы не пугать граждан, эти 3 процента чиновники называют не налогом, а "социальным взносом". Хотя в чем разница?

Уловка

Федеральные СМИ, ссылаясь на источники в Минфине, обещают, что социальный взнос пойдет не на государственные нужды, а в накопительную часть пенсии, дабы обеспечить вам безбедную старость. Но что такое накопительная часть пенсии? Это та часть, которую по закону вы имеете право передать в любой негосударственный пенсионный фонд и таким образом увеличить собственную пенсию. На деле же куда-нибудь "пристраивают" свою накопительную часть единицы. Большинство просто не задумывается об этом: работодатель производит какие-то отчисления, да и ладно. Таким образом, "судьбу" накопительной части пенсии фактически решают не сами люди, а пенсионный фонд.

- Деньги эти попадают в государственную управляющую компанию - Внешэкономбанк, - рассказывает Владимир Гладышев. - Там их вкладывают в ценные бумаги, что не приносит абсолютно никакой прибыли. В том году доходность составила 4,98 процента. Это при инфляции в 10 процентов!

Другими словами, деньги, которые остаются в пенсионном фонде, которые должны копиться и приумножаться, просто-напросто съедаются инфляцией, сгорают. Такая же участь ждет и новый социальный взнос большинства россиян. То есть хорошо не жили. И не будем.

Причины

Зачем же работники Минфина предлагают ввести новшества? Неужели они искренне хотят, чтобы люди мучились, доживая (или не доживая) до пенсии, и получали при этом копейки? Конечно, не эту цель преследуют чиновники. Это скорее следствие. А причина в том, что в ближайшие пятнадцать лет государственную казну может разорить растущая армия пенсионеров.

Как сообщает Красноярскстат, только в крае на 1427 тысяч работающих людей приходится около 756 тысяч пенсионеров. Другими словами, на одного пенсионера не получается даже двух тружеников. А ведь пенсию платить чем-то надо. Сегодня средний размер трудовой пенсии по старости - 5304 рубля. Это 136 процентов по отношению к прожиточному минимуму, установленному администрацией Красноярского края.

Минфин прогнозирует, что к 2010 году в стране будет 37,3 миллиона пенсионеров. Чтобы всем повысить пенсии хотя бы на 954 рубля, придется потратить 418 миллиардов рублей - 5 процентов федерального бюджета.

В 2023 году на пенсии будет уходить треть доходов консолидированного бюджета страны (сейчас - 12 процентов). Чтобы обеспечить пожилым людям достойную старость, придется пустить на пенсии даже то, что было отложено для будущих поколений: Фонд национального благосостояния и значительную часть средств Резервного фонда, созданного как "подушка безопасности".

Среди возможных решений проблемы - увеличение пенсионного возраста в сочетании с увеличением налогов. Министр финансов РФ Алексей Кудрин рассчитывает, что к 2023 году работодатели и работники будут финансировать примерно 70 процентов пенсионных выплат. Иначе как "латанием дыр" это не назовешь.

- Конечно, в этом есть экономический смысл, - говорит депутат ЗС Алексей Клешко. - Пенсионеры оказались серьезным бременем для бюджета. Они, в отличие от детей, которых обеспечивают родители, в большей степени зависят от государства. Нас настигнет пенсионный кризис, если ничего не предпринимать. Но я считаю, что нельзя решать эту проблему за счет простых людей. Это в корне неверно. Нужно искать другие пути выхода из сложившейся ситуации.

На излете

(Марк Захаров, "Вечерний Красноярск", 27.08.2008)

Возить туристов KrasAir зимой готова новосибирская S7

Проблемы авиационного альянса AiRUnion и входящей в него авиакомпании KrasAir могут привести к изменениям на рынке красноярских туристических услуг. "ВК" изучает ситуацию.

На прошлой неделе стало известно, что Росавиация запретила авиаальянсу AiRUnion продажу билетов на зимние рейсы. В Росавиации сообщают, что уже сегодня от задержек рейсов, связанных с долгами авиаальянса за топливо, пострадало около 3,5 тысячи человек. Вместе с тем в Росавиации признают, что если прекратить полеты, то обслуживать сотни тысяч пассажиров компаний альянса будет некому. На днях стало известно, что Красноярский арбитражный суд на прошлой неделе принял к рассмотрению заявление о банкротстве KrasAir от лизинговой компании "Ильюшин финанс". Известно, что иск касается 4 млн долларов за неуплату лизинговых платежей. Общая сумма долга авиаперевозчика перед лизинговой компанией составляет более 20 млн долларов. Рассмотрение дела назначено на 22 сентября.

Между тем к ситуации вокруг AiRUnion подключился премьер Владимир Путин. Он поручил своему заместителю Сергею Иванову, курирующему транспорт, разобраться с ситуацией, при которой в аэропортах "люди сидят сутками, с маленькими детьми, без соответствующих условий". "Главное - навести там порядок, и как можно быстрее, прошу вас лично этим заняться", - потребовал премьер. Сергей Иванов напомнил ему, что уже создан оперативный штаб по решению проблем. "Штаб ладно, надо решить проблему, - заявил Путин. - Если нужны средства, нужно выделить их немедленно". В связи с этим вероятность скорейшего разрешения ситуации вокруг авиаальянса резко возрастает.

В понедельник в министерстве Игоря Ливитина проходило совещание с участием, по данным Ъ, главы Росавиации Евгения Бачурина, первого заместителя главы госкорпорации "Ростехнологии" Бориса Алешина, представителей правительства Красноярского края, Росимущества, а также четырех крупнейших авиакомпаний - "Аэрофлота", "Сибири" (S7), "Трансаэро", ГТК "Россия". Авиакомпании альянса AiRUnion были представлены заместителями руководителей. В пресс-службе Минтранса пояснили, что создана новая "антикризисная группа" под руководством Евгения Бачурина, которая "в режиме реального времени" будет контролировать перевозки пассажиров альянса.

Эксперты сейчас вовсю говорят о банкротстве если не всего авиальянса, то как минимум KrasAir, как его основной составляющей. Хотя в самой авиакомпании пытаются воспринимать ситуацию оптимистично. Как сообщила глава пресс-службы KrasAir Людмила Ганжурова, пока рано говорить о банкротстве. "Мы очень надеемся, что этого не случится", - говорит Ганжурова.

Однако в случае чего на внутренних рейсах потенциальных пассажиров красноярской авиакомпании готовы взять на борт сегодняшние конкуренты. А вот вопрос с зимними чартерами KrasAir, от решения которого зависит работа турфирм, пока открыт.

Если столичные туроператоры не слишком пострадают от этого (ожидаемый дефицит в чартерах KrasAir составляет 5%), то участь красноярских пока не определена. Договорная кампания еще не началась, и у местных туроператоров пока нет конкретных предложений от авиаперевозчиков. Однако участники туристического рынка считают, что свято место пусто не бывает. Вместе с тем оценить возможные потери от исчезновения чартеров KrasAir из Красноярска пока никто не берется. Руководитель отдела рекламы и PR-группы компаний "Дюла" Анна Шишкина до сих пор надеется на чартеры от KrasAir. Она говорит, что вся зимняя программа на Таиланд расписана с учетом предоставления услуг красноярской авиакомпании. Однако, по ее словам, программа полетов находится лишь в плане и не подписана. "От KrasAir еще никаких уведомлений об изменении маршрутов не было", - заявляет Шишкина. Пока же расписание туристических маршрутов реализуется без опозданий. "О конкретике можно будет говорить лишь через одну-две недели, когда мы традиционно заключаем договоры с авиаперевозчиками на зимний период", - говорит Шишкина. Вместе с тем она не отрицает, что в качестве возможной альтернативы KrasAir может выступить новосибирская авиакомпания S7. В связи с этим она не отрицает, что в формировании маршрутной туристической сетки возможны изменения, а также изменение интересов самих туристов. "Возможен перекос в сторону Европы вместо Юго-Восточной Азии", - говорит Шишкина.

Менеджер турфирмы "Красинтур" Анастасия Конотоп рассказала "ВК", что, несмотря на то что расписание чартеров уже существует, договора с конкретной авиакомпанией пока нет. По ее словам, пока какие-то определенные варианты альтернативного KrasAir авиаперевозчика не рассматриваются. "В принципе нам все равно, с какой компанией летать", - говорит Конотоп. При этом она не отрицает возможности работы и с зарубежными перевозчиками. "Если предложение будет выгодным, мы можем сотрудничать с китайскими и турецкими авиакомпаниями", - признается она. Но пока никаких конкретных предложений на сей счет, по словам Конотоп, не поступало и все варианты рассматриваются чисто гипотетически.

Однако известно, что крупные авиаперевозчики уже рассматривают Красноярск как возможную площадку для приземления. Так, в авиакомпании S7 Airlines признают, что уже рассматривают создание возможных альтернативных чартерных маршрутов через Красноярск. Региональный менеджер по работе со СМИ S7 Airlines Денис Шкляров сообщил, что в Красноярске уже начало работу подразделение компании, отвечающее за работу туристического направления. "На самом деле перелеты из Красноярска в Новосибирск уже давно налажены нашей компанией, - говорит Шкляров, - но мы готовы к открытию дополнительных рейсов между Красноярском и Новосибирском, если на это будет спрос". По словам коммерческого директора S7 Вадима Бесперстова, сейчас в авиакомпании происходит подготовка к замещению имеющихся на некоторых маршрутах самолетов на более вместительные борты.

"S7 будет способен развивать туристическое направление без KrasAir", - признается Шкляров. Вместе с тем Шкляров признает, что обеспечить недостающие маршруты S7 способен только с изменением маршрутной сетки. "Если пассажиры готовы терпеть неудобства с пересадками в Новосибирске, то мы можем обеспечить возможный недостаток рейсов и на дальних направлениях", - говорит Шкляров. Кроме того, он сообщил, что в компании рассматривают возможность создания дополнительных маршрутов Красноярск - Москва.

Руководитель пресс-службы KrasAir Людмила Ганжурова считает, что пока говорить о каких-то кардинальных изменениях преждевременно. "Зимой всегда наблюдается снижение частоты полетов. Это сезонное явление. В любом случае авиакомпания должна выполнить все обязательства перед пассажирами", - говорит Ганжурова.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.