Участник обороны Цхинвала: Все знали, что война начнётся, но таких зверств не ожидал никто

Тбилиси, 15 августа 2008, 12:07 — REGNUM  В пресс-центре ИА REGNUM проходит пресс-конференция с участием лидера молодёжной осетинской диаспоры, очевидцем и непосредственным участником событий в Цхинвале Алана Кочиева. В своём выступлении Кочиев подробно рассказал о развитии событий в первые дни войны и о подробностях, связанных с обороной югоосетинской столицы.

По словам Кочиева, боевые действия начались, вопреки общему мнению, не 7, а 1 августа. "В этот день грузинские снайперы убили 6 человек, из них 4 были мирными жителями. 2 августа начался плотный миномётный обстрел, огонь вёлся по расположению войск. Обстреливался штаб ополченцев и здание Министерства обороны, это продолжалось где-то неделю. Вечером 7 августа ситуация получила сильнейшее развитие, грузины открыли огонь из крупнокалиберных миномётов и установок залпового огня "Град" по жилым кварталам", - заявил Кочиев.

По его словам, в городе все понимали, что война начнётся, но никто не ожидал того, что грузинская сторона пойдёт на откровенные зверства. Кочиев отмечает, что в ту ночь Южная Осетия понесла наибольшие потери среди гражданского населения.

Очевидец событий рассказал о том, что утром 8 августа он пришёл в штаб ополченцев, где позднее получил оружие и обмундирование. По словам Кочиева, ополченцы готовились к битве, зная, что грузинские танки уже находятся на подступах к городу. Кочиев был направлен на западную окраину Цхинвала для отражения первого танкового удара. "Оружия против танков у нас не было", - рассказывает он, - "нам дали только автоматы, а два единственных РПГ были оснащены противопехотными зарядами. Тем не менее, ополченцы больше часа не пускали танки в город".

Алан Кочиев сказал, что в результате он и его товарищи были вынуждены отступить и укрыться в подвалах в ожидании появления грузинской пехоты. "Мы думали, она пойдёт вслед за танками, но мы её так и не дождались. А вошедшие танки просто начали сметать город с лица земли. Было дико смотреть на солдат, которые из них вылезали. Я видел, как танк подъехал к кафе, грузины вынесли оттуда пиво и начали распивать его с криками "Великая Грузия" и "Самачабло". На моих глазах грузинские танкисты сожгли пытавшуюся выехать из города осетинскую семью, танк просто расстрелял машину из пушки. Мы смогли затащить мать в подвал, в то время, как её муж и ребёнок остались гореть в машине".

"Это продолжалось до вечера, пока наши ребята не смогли сжечь большинство этих танков. Вечером к 5 часам начался прорыв грузинской пехоты. Ребята вместе с ОМОНом встретили их в дубовой роще, где хвалёные грузинские коммандос, подготовленные американцами, были остановлены. Здесь было очень много убитых, дубовая роща превратилась в большое кладбище", - рассказывает Кочиев.

По его словам, вторгшиеся в город грузинские подразделения вели себя крайне агрессивно, акты вандализма случались повсеместно. "Грузинский танк въехал на территорию кладбища, проехал по всем могилам и сжёг находившуюся там церковь", - говорит очевидец цхинвальских событий.

"Эти два дня были жуткими. Мы думали, что помощь не придёт. Было состояние полной обречённости", - вспоминает Кочиев. - "К счастью, 58 армия подоспела вовремя. Большое спасибо им за то, что нас спасли".

Кочиев подтвердил информацию о том, что с грузинской стороны воевали азиатские и афроамериканские наёмники. "Мне говорили, что у погибших коммандос находили шприцы с морфием. Спецназовцы шли в бой, не жалея себя, они получали ранения, потом вскакивали и бежали дальше. Не знаю, что они себе кололи, но результат был налицо", - сказал Кочиев.

По словам участника событий, после первых двух дней силы коммандос кончились, и с грузинской стороны в бой пошли резервисты, противостоять которым было намного проще.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.