"Изгнан, реабилитирован, а потом забыт" - зарубежная пресса о смерти Солженицына

Тель-Авив, 5 августа 2008, 13:26 — REGNUM  "Сильнее, чем ГУЛАГ" - под таким заголовком вышла в американской газете Washington Post статья, посвящённая смерти писателя и диссидента Александра Солженицына.

Напомнив о славе писателя в те годы, когда он был в изгнании и недоступен для массового читателя, Washington Post отмечает, что позднее Солженицын потерял своё влияние, "благодаря отчасти советской пропаганде, которая изображала его эксцентричным человеком и экстремистом, но также и потому, что он сам не смог принять либеральную демократию". Вернувшись в 1991 году в Россию после краха Советского союза, он был встречен с радостью, а потом забыт, продолжает издание. "В России, которая перестала проявлять интерес к изучению своей истории, он стал казаться устаревшим, представителем неуместного прошлого. Даже в его национализме, ставшем сейчас популярной темой, было что-то заскорузлое и старомодное: его видение более нравственного общества, России как альтернативы Западу с его обществом потребления, не казалось привлекательным для супер-энергичной, сверхбогатой, процветающей на нефтяных доходах сегодняшней российской элиты", - пишет издание.

New York Times обращает внимание на то, что национального траура по Солженицыну нет: в то время как лидеры государства выступили со словами восхищения писателем, в целом не было замечено того излияния чувств, которое обычно происходит, когда умирает любимый всеми известный человек. "Эта относительно приглушённая реакция вызвала вопрос о том, действительно ли жизнь и работы г-на Солженицына по-прежнему вызывают такой же резонанс в России, сильно отличающейся от Советского Союза, на смену которому она пришла", - задаётся вопросом издание.

Financial Times пишет о Солженицыне как о человеке, который "был изгнан, реабилитирован, а потом забыт". Пословицу "нет пророка в своём отечестве" Соженицын воплотил более чем какой-либо другой русский писатель, считает газета. "Он дожил жо времени, когда слова стали свободными, ничего не стоящими и незаметными. С крахом системы, к которому он приложил руку, его работа, казалось, потеряла смысл. И только его смерть смогла бы его вернуть", - заключает издание.

The Independent называет Солженицына "бунтарём, узником, поэтом и героем", подчёркивая, что полвека спустя после публикации, его "обжигающие свидетельства о сталинских лагерях остаются в числе самых основательных произведений современной литературы".

Называя родившегося в 1918 году Солженицына "ребёнком Октября", британская The Times описывает писателя и диссидента как человека, который "всегда сам по себе", "демонстративно независим и бесстрашен". "Для своей страны и всего мира он достиг большего, чем мог бы достичь батальон писателей и мыслителей", - уверено издание.

Отношение Солженицына к еврейскому вопросу было спорным, некоторые даже считали, что у писателя прослеживаются антисемитские тенденции (которые сам автор отвергал). Однако, как заявил бывший диссидент Натан Щаранский, эти обвинения не должны затмевать тот факт, что Солженицын "изменил жизни миллионов людей". По мнению израильского политика, важно то, что писатель "побывал в тюрьме, как миллионы других людей", пишет Jerusalem Post. Однако Рина Лапидус, профессор русской литературы Университета Бар-Илан, дед которой погиб в ГУЛАГе, полагает, что Александр Солженицын "не был святым" и его отношение к евреям в его работах свидетельствует об этом.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.