Филфак СФУ могут закрыть: Обзор красноярских СМИ за 30 июля 2008

Красноярск, 30 июля 2008, 10:06 — REGNUM  

Бьет - значит, любит... бить!

(Олеся Паршина, "Красноярский комсомолец", 30.07.2008)

Насилие в красноярских семьях становится нормой

Опухшее от синяков лицо, глаза с лопнувшими капиллярами, болтающаяся на перевязи, выбитая рука, сломанные ребра, черепно-мозговая травма... Последствия автомобильной аварии? Разбойное нападение на улице? А вот и нет! "Заслуженное" наказание за "плохое" поведение. По крайней мере, так объясняет Александр Кротов то, что сделал со своей женой Ольгой.

Батарея

Александр и Ольга Кротовы работают в одном из красноярских магазинов. Он - начальником отдела специализированных товаров, она - продавцом. За плечами этой пары - не один год совместной жизни. Если посмотреть со стороны - вполне благополучная семья. Обоим около сорока, опрятные, ухоженные. Коллеги отзываются об Александре как о порядочном человеке и ответственном работнике. Оно и понятно: вежлив, не злоупотребляет алкоголем, все, как говорится, для дома, для семьи. Вот только Ольге хорошо известно, каким может быть ее супруг, когда он чем-то недоволен. Испытано на себе... К тому, что Саша может нагрубить, оскорбить, унизить, Ольга уже привыкла. Он служил в "горячих точках", и это, наверное, не могло не наложить своего отпечатка. Терпела. Не разрушать же семью! Как-то сглаживал ситуацию и сын Дима. Рослый, сильный, он всегда заступался за мать. Правда, до драк с отцом дело не доходило, но скандалили так, что стены тряслись.

Полгода назад молодой человек переехал от родителей, решив начать самостоятельную жизнь. А у Ольги после отъезда Димки жизнь закончилась, вернее, превратилась в кошмар. Дом Кротовых стал настоящим адом. Теперь уже некого было стесняться, и садистские наклонности Александра начали проявляться в такой мере, что это вообще не укладывается в человеческом сознании. Чтобы на теле беззащитной женщины не оставалось синяков, он избивал ее через подушку. До внутренних гематом, повреждений органов и тканей. Привязывал к батарее и долбил всем, что под руку попадется. При этом он наматывал на руки одеяло, чтобы, не дай бог, не причинить себе вреда. Армейские навыки "пригодились".

Ольга о зверских пытках никому не рассказывала - боялась. Не столько за себя, сколько за сына: узнает - убьет отца. Да и стыдно было перед людьми: за себя - дуру, за мужа - изверга.

Больница

Александр все чаще прибегал к чудовищным методам "воспитания" нерадивой жены. Последний раз он "сорвался" из-за того, что на Ольге была "недостаточно длинная юбка" и женщина излишне любезно, по его мнению, разговаривала с клиентами в магазине. Избиение продолжалось несколько часов, женщина теряла сознание и не могла дать отпор. Итог - сломанные ребра, сотрясение мозга, частичная потеря зрения... В больнице Ольга написала заявление в милицию. Теперь с супругом она встретится только в зале суда. А пока женщина стонет по ночам от невыносимой пронзающей боли и ждет, пока срастутся все кости, восстановится зрение, перестанет постоянно кружиться голова. Время пройдет - и раны заживут. Но сможет ли забыть женщина то, что с ней произошло?

Супружеский "долг"

У Анны Борисовны интеллигентное, чуть вытянутое лицо, внимательный, сосредоточенный взгляд, мелодичный голос. Однако поза, руки, осторожно перебирающие краешек скатерти, выдают ее беспокойство. Женщине явно не по себе... А как хорошо все начиналось. Она - первая красавица в институте, отличница, спортсменка. Он - мечта всех девчонок, душа компании. Когда они начали дружить, подруги выли и рвали на себе волосы: лучшего жениха увели из-под носа.

Семейная жизнь поначалу складывалась удачно. Дом - полная чаша. Двое замечательных детей. Муж - высокопоставленный красноярский чиновник, занимающий далеко не последнюю должность в администрации края. Вроде бы - жить да радоваться. Но не тут-то было. Все чаще Сергей начал возвращаться домой подшофе: разные банкеты, фуршеты...

Однажды ночью он пришел просто невменяемый и бросился на спящую жену. Нет, не с кулаками. Дыша перегаром в лицо, он начал срывать с нее одежду и требовать исполнения супружеского долга. Делал он это настолько грубо, что Анна испугалась: она и представить себе не могла, что Сергей на такое способен... Что ни говорила женщина, как ни умоляла прекратить этот кошмар - муж не реагировал. После завершения принудительного полового акта Сергей отвернулся и захрапел. Анна проплакала всю ночь.

Наутро он протрезвел и, ужаснувшись содеянного, валялся в ногах, просил прощения. Простила. Какое-то время все было тихо и мирно. Конечно, не так, как до случившегося (все равно остался в душе нехороший осадок), но внешне это никак не проявлялось. Но очередной срыв не заставил себя долго ждать. За ним последовала целая череда изнасилований. Таким изощренным способом чиновник снимал стресс после трудного рабочего дня. Чувства Анны его мало интересовали. Кроме того, у женщины появились проблемы со здоровьем. Она перенесла серьезную операцию, и врачи строго-настрого запретили ей заниматься сексом. Но даже это Сергея не останавливало. Жена - значит "обязана". Он брал ее силой едва ли не каждый день. Это превратилось в какой-то неестественный, затянувшийся фильм ужасов.

Да и что Анна Борисовна могла сделать? Прийти в милицию и заявить, что ее насилует собственный муж? Да еще какой муж! Которого каждая собака знает! Единственный выход - это развод. Тихий, без скандалов и огласки.

Воспитание

У Светланы и Игоря Красновых трое ребятишек. Старшему Лешке - восемь лет, младшенькой Оленьке - всего три годика. Но, несмотря на столь ранний возраст, они прекрасно знают, что такое слезы от невыносимой боли и постоянный страх. Однако все неприглядные стороны человеческих отношений известны детям далеко не по рассказам родителя. Их отец сам - живое воплощение жестокости.

Светлана прожила с Игорем девять с половиной лет. Вначале она оправдывала его несдержанность стрессами на работе, конфликтами с начальством. Но постепенно начала задумываться: начальники меняются, на работе все идет своим чередом, а муж становится все беспощаднее. Она-то в чем виновата? Игоря выводят из себя любые мелочи. Светлана забрала дочку из садика позже обычного, суп недосоленный, тапочки не на том месте - семью ждет наказание. А если муж пришел еще и "приняв на грудь" (что случается довольно часто) - вообще пощады не видать! Будет избивать до тех пор, пока у него не устанут руки, заставлять отжиматься до изнеможения, долбить изо всех сил резиновой дубинкой. Это в его понимании единственный способ воспитания домочадцев. Однажды Лешка, придя из школы, имел неосторожность пожаловаться на одноклассников, которые его чем-то обидели. "Ты не мужик!" - заорал отец и набросился на ребенка с табуреткой. Досталось и матери: "Ты его так воспитала!" Женщина еле вытащила сынишку из дома: отец-изверг едва не сделал его инвалидом. Бесконечные побои не могли не сказаться на детской психике. Как только кто-то поднимает руку, замахивается, ребятишки сразу вздрагивают, приседают, в глазах мелькает страх. На это невозможно смотреть без эмоций. Такие маленькие, беспомощные... Света подала на развод, но гуманный судья дал три месяца на примирение. Тогда женщина решила: каждый человек должен отвечать за свои действия. Она написала заявление в милицию.

Сейчас Светлана с детьми живет у своего дяди - больше ей идти некуда. Но и здесь она не чувствует себя в полной безопасности. Муж время от времени объявляется, требуя забрать заявление, угрожает расправой. Это в европейских странах государство предоставляет женщинам убежище с охраной, где их никто не тронет. Мы пока до этого не доросли... Так что Свете приходится жить в постоянном напряжении. Еще следствие, допросы, выяснение унизительных подробностей, подведение под сухую букву закона душевной раны. И осуждение окружающих, безмолвное, а иногда и вслух: не могли сами разобраться, выставили дело на всеобщее обозрение...

Гигиена для ума

(Александр Силаев, "Вечерний Красноярск", 30.07.2008)

Вот есть такие книжки - "Кант за 90 минут", "Гегель за 90 минут" и прочие. Оно, конечно, смешно. Но давайте вообразим себе полного профана в политике - раз, его желание поумнеть - два, и 90 минут на это в наличии - три. Чего можно успеть сказать?

Разумеется, никаких содержательных лекций. "В мире есть то-то и то-то" - не пойдет. Во-первых, времени нет. Во-вторых, дурака учить - только портить, или, как говорили древние греки, многознание уму не научает. Придется, скорее всего, ограничиться жанром добрых советов. Что-то такое предельно простое. "Мойте руки перед едой". Вариантов много, я бы вот для начала ограничился тремя просьбами. Больше всего напоминающих... правила вежливости. То есть, чтобы чего-то понять, человеку подчас достаточно отказаться от привычной хамской манеры.

Дело вкуса

Значит, первое: никогда не делать выводов о моральных и интеллектуальных качествах кого-либо - из его текущих симпатий. "Ах, ты из НБП, тогда все с тобой ясно...", "Единая Россия", говоришь? Ну-ну...", "Национализм - удел негодяев" и т. д. В мире полно умнейших людей, равно любящих и не любящих Путина и Медведева, ну а шире говоря - в мире полно замечательных либералов, коммунистов, фашистов, сепаратистов, глобалистов, чего там еще? Ну нет такой идеологии, у которой не нашлось бы такого почитателя, который был бы интереснее и лучше - большинства почитателей любой другой идеологии. Кто хоть сколько-то жил, читал и думал - тот понимает.

Мартин Хайдеггер был членом НСДАП, голосовал за Адольфа Гитлера. Мишель Фуко и Жан-Поль Сартр были вполне реальными маоистами, оба тусовались на баррикадах. Лимонов, при всей чудности политического перформанса, хороший русский писатель. Это не апология НСДАП и Мао Цзедуна. Но это и не компромат. В конце концов, о человеке принято судить по тому, где он уникален, и мы читаем Хайдеггера не за то, что он делал в 1933 году, а Фуко ценят не за 1968 год. "1933" и "1968" - главные маркеры в оценке этих людей для того, кто не умеет читать. Люди сначала делятся на плохих и хороших. Во вторую очередь - на умных и глупых. В третью - на образованных и необразованных. И в десятую - на красных, белых, коричневых и оранжевых.

О свойствах человека расскажет скорее не партийный маркер, а его мотивация. Неважно, за кого ты. Но ответ на вопрос "почему за них" уже дает сильную информацию. Именно в ответе на "почему" и "зачем" идиот отличится, к примеру, от не идиота. Ибо есть масса уважительных поводов состоять в любой партии и еще большая масса поводов, но совершенно идиотских.

Без этой гигиены - разумные люди обращаются в 10-летних детей, кидающихся камешками и какашками. Ах, тебе нравится Че Гевара? Ах ты краснопузый бездельник, больной на голову романтик и просто... как тебя там?.. левацкая, короче, мразь. Ах, тебе не нравится Че Гевара? Ах ты мелкобуржуазная крыса, робкий пингвин и жирное тело, ах ты редиска - чуждая порывам души, освободительной борьбе и героизму с большой буквы Г. Между тем симпатия или антипатия к Че Геваре (также и к таким персонажам, как Иосиф Сталин, Джордж Буш, Борис Ельцин) - ничего не говорит о личных качествах. В мире полно очень умных людей, любящих Че Гевару. И очень много умных людей, его не любящих. Вроде бы простое эмпирическое наблюдение или нет?

Народ заслужил

Правило умственной гигиены номер два: "Каждый народ заслуживает свое правительство" (эта очевидная мудрость приписывается обычно Гегелю). То есть к правительству, вождям, элитам - чувства могут быть любые. Люди, как мы сказали, делятся на красных и белых - в десятую очередь. Глупость где? Глупость в расщеплении оценки народа и оценки его судьбы. Ну то есть? Ах, великий русский народ, совращенный... далее по вкусу: большевиками в 1917-м, демократами в 1991-м, князем Владимиром в 10-м веке и Дмитрием Медведевым - на днях. Именно так все и было. Жил был великий русский народ, весь такой богоносец. А тут какие-то инопланетные чувачки в тарелочках прилетели. С Юпитера, как обычно. И надругались над ним по полной.

Не бывает так, чтобы в элитах - будь то попы, красные комиссары, номенклатура, гебисты, русская интеллигенция, русская мафия - собирались худшие представители. Обычно, как то ни грустно, собираются еще лучшие (что не мешает им, конечно, быть профнепригодными, просто иные годны еще менее). Люди, которые осуждают "поганого вора Березовского" на митинге, воровали бы вовсе не меньше, а в позицию большого хапка им мешала выйти отнюдь не лишняя честность. И если Чубайса заменить на простых и скромных людей, 15 лет предлагающих его расстрелять, будет скорее хуже, чем лучше. Переиначивая пословицу, каков приход - таков и поп. Запросы на Сталина и Ельцина не были навязаны марсианами, а вызрели в недрах народных, и вожди были не более и не менее чем интегралом народных душ соответствующей эпохи.

Наконец, третье: удивления достоин не хаос, а порядок. Как говорил философ Мамардашвили, зло и хаос естественны, а вот порядок и справедливость - чудо. Это вопрос оптики - как смотреть, чтобы что-то понять. Обычный человек удивляется, что в кране нет воды и автобус опаздывает. Философу удивительно, что в кране вообще бывает вода и транспорт еще ходит. Это как же надо было соорганизоваться каким-то приматам, пусть и высшим, чтобы устроить себе центральное отопление! Это что же должно было приключиться с психикой зверя "человек", что нас всех еще не убили! Это же так естественно: троих убил, двоих изнасиловал. Естественно - быть неблагодарными, врать, мусорить мимо урны. Главный вопрос обычного человека - почему есть зло? Главный вопрос философии: почему вообще есть нечто, а не ничто? Хайдеггер говорил, что с этого вопроса, заданного две с половиной тысячи лет назад, началась великая западная цивилизация. Есть оптика философов и оптика капризных детей. "Почему папа купил мне котика, а медведя не купил?". Но куда важнее для понимания культуры: почему папа вообще тебя не убил?

Кто и кого спасает в Ергаках?

(Альфир Фахразиев, "Красноярский рабочий", 30.07.2008)

Недавно я вернулся из Ермаковского района - из Ергаков. Это горный массив в Западном Саяне, и многие мои знакомые с при страстием стали рас-спрашивать меня о трагедии, которая произошла там в середине июля. Вся эта история происходила на моих глазах, поэтому рассказываю о ней сегодня и читателям "Красноярской недели".

Напомню, что в Ергаках тогда разбился парень 15 лет, упав с водопада Мраморный. Он пролетел по наклонным плитам 25 метров и свалился в ручей на камни. Сейчас уже всё обошлось - пострадавший жив-здоров. Но поначалу ему было очень тяжело.

В прошлом году появилась в этих местах вышка ЕТК, то есть в тайгу ермаковскую пришла мобильная связь, а в этом году есть ещё и пост спасателей над Ойским озером. Ещё бы - ведь хотим делать заказник, развивать организованный туризм, получать за это деньги. А кто поедет, если нет связи, нет налаженной инфраструктуры, надёжной службы спасения. Вот и появились на всех озёрах и перевалах таблички с номером спасателей, мол, если что - звоните...

Ну позвонили, когда Данила слетел с водопада, и что? Наш доктор изо всех сил старается спасти ребёнка, инструкторы и друзья пытаются удержать его на месте, потому что он бьётся в жутких судорогах и хочет бежать куда-то. А спасатели по телефону заявляют, что это не их вертолёт и они не могут так просто его отправить. Наконец через шесть часов после звонка появился один из спасателей, и не за тем, чтобы спасать, а чтобы убедиться, что вертолёт действительно необходим. Посмотрев, что происходит, он спокойно отошёл в сторонку, расстелил коврик и спальник, улёгся ждать. Чего ждать, так никто и не понял.

А ребёнку становилось всё хуже. Его всего обкололи обезболивающими. Доктор предполагала самое худшее, что у него пробит череп, поломаны рёбра. К счастью, это всё в последствии не подтвердилось. Однозначно было ясно, что у парня внутреннее кровотечение, а что-то сделать в наших условиях было невозможно. Поэтому пришлось прибегнуть к последнему средству и выходить по телефону прямо на Красноярск. И вечером именно из краевого центра вылетел вертолёт, но из-за начавшейся грозы он был вынужден приземлиться в Ермаковском.

Наши спасатели на машине отправились в Ергаки и ночью в грозу прибежали на водопад. У них было всё необходимое для оказания помощи. По мнению врачей, мальчишке оставалось жить часа два-три. Но его спасли.

Утром отправили в Красноярск. Всего три часа лёта, но ждали машину 17 часов. А из Абакана, что гораздо ближе, вертолёт так и не вылетел. Тогда зачем стоит хакасская служба спасения в Ергаках? Для порядка? Потому что так положено? Зачем они, если не спасают? Вот и получается, что спасение утопающих..

Преступление без наказания

(Жанна Полонская, "Красноярский комсомолец", 30.07.2008)

Убийцу велосипедиста Павла Крушенко хотят "отмазать"?

В истории трагической гибели красноярского велосипедиста Павла Крушенко следователь и родственники виновного ищут новые факты, чтобы оправдать горе-водителя. Трагедия, случившаяся почти месяц назад, потрясла многих, но тогда еще никто не догадывался, что "чистую" историю начнут запутывать "мутными" фактами.

Трагедия

Напомню, при каких обстоятельствах погиб Паша Крушенко. Июнь, воскресенье, 29-е число, 14.30. Группа из четырех велосипедистов клуба "Чемпион-шоссе" совершала очередной тренировочный велокросс по федеральной трассе Красноярск - Енисейск. Павел Крушенко немного отстал от группы. Он ехал в четырех метрах позади, когда на встречной полосе показалась серая иномарка. Автомобиль несся с четырехкратным превышением скорости - вместо положенных 30 гнал 130 км в час. На опасном участке, где дорога сужается, пытаясь уйти от столкновения с бетонным ограждением, водитель не справился с управлением. Машина вылетела на обочину встречной полосы. Водитель вывернул руль, стараясь вернуться на свою полосу движения, и зацепил задней левой частью иномарки велосипед Павла Крушенко. От удара спортсмена подбросило на три метра. Вместе с покореженным великом парень упал в четырех метрах от обочины. Обычно на этом месте все сотрудники СМИ заканчивали публикации и сюжеты словами "22-летний спортсмен скончался на месте происшествия".

ДТП на трассе Красноярск - Енисейск, в котором погиб Павел Крушенко, произошло, но расследование этого, казалось бы, очевидного дела только начиналось.

Нескорая "скорая"

Когда велосипедисты подъехали к месту ДТП, ребята из иномарки уже вышли. Два парня и девушка стояли недалеко от лежавшего Павла и угрюмо молчали. "Скорую помощь" вызывали несколько раз.

- Приезжайте скорее! Молодой парень умирает! - требовали велосипедисты, но диспетчер равнодушно повторял, что бессилен помочь - не их район, не их проблема... Согласно п. 1.2. Приложения № 2 "Об организации деятельности подстанций скорой медицинской помощи" к приказу Министерства здравоохранения № 100 от 26.03.1999 "О совершенствовании организации скорой медицинской помощи населению РФ", "...границы зоны обслуживания являются условными, т. к. выездные бригады подстанции могут быть направлены при необходимости в зоны деятельности других подстанций". Но несмотря на это, вызов из Красноярска был передан в Центральную районную больницу Емельяновского района. Выездная бригада скорой медицинской помощи выехала из поселка Емельяново (более 30 км от места трагедии), несмотря на то что авария случилась в 4 км от микрорайона Солнечный.

Дорога была каждая минута. Со слов товарищей по команде, пульс у Павла прощупывался вплоть до приезда медиков. Приехавшие врачи констатировали смерть, причем то, что Паша, как утверждали свидетели, до приезда медиков был жив, отрицали. Врачи говорили, что от полученных травм велосипедист скончался мгновенно.

Свидетели

"Кто виноват?" - спрашивали велосипедисты, когда поняли, что ничего сделать не смогут, а должны просто ждать врачей. Парень и девушка одновременно показали на молодого водителя - девятнадцатилетнего Александра Семенова.

- Парень свою вину не отрицал, - вспоминает свидетель трагедии Борис Черноусов. - Скорее наоборот, очень виноватым выглядел, молчал. Кроме того, к велосипедистам подошел еще один очевидец случившегося - водитель автомобиля Lexus. Эту машину перед поворотом обогнал Opel Семенова. Мужчина обещал дать показания. Водитель Lexus оставил свои контакты свидетелям-велосипедистам, после чего уехал.

Гипотеза

О том, что могут возникнуть альтернативные версии ДТП, предположить не мог никто. Не думали и о том, что следователь начнет строить гипотезы о невиновности виноватых. Но по неподтвержденной информации, которую удалось раздобыть корреспонденту "КК", ситуация развивается именно так. Казалось бы, что тут можно предполагать, если трагедия случилась на глазах у десятка людей? Тут без суда и следствия ясно, кто погиб и кто в смерти виноват. И все же "лазейки", через которые можно уйти от наказания, придумали.

Свидетелей-велосипедистов спустя несколько недель вызвали в Емельяновское УВД.

- На месте трагедии у меня никто показания не брал, - рассказывает Борис Черноусов. - Первый разговор был в Емельяновском УВД, куда перешло дело о гибели Павла Крушенко.

Следователь Ольга Ларькова в беседе со свидетелями придерживалась одной линии - в смерти Павла виноват не Александр Семенов, а совершенно другой человек. По версии сотрудников Емельяновского УВД, настоящий водитель-убийца - это ранее судимый мужчина средних лет, состоящий в родстве с Семеновым. Правда, в каком родстве и кто такой на самом деле этот "виноватый", выяснить близким погибшего так и не удалось. По словам Ольги Ларьковой, это "третье лицо" ехало вместе с ребятами. Якобы Александр Семенов уступил водительское кресло пассажиру незадолго до поворота, где и произошло ДТП. Он разогнал машину, он и не справился с управлением и сбил велосипедиста. Саша решил взять вину на себя, руководствуясь убийственной логикой - дальний родственник сидел в тюрьме не один год, мол, хватит с него, теперь я посижу. Так следователь объясняет то, что на месте трагедии Саша Семенов признавал свою вину.

По словам свидетелей, на месте ДТП никакого "зрелого, ранее судимого мужчины" не было. Однако следователь Ларькова настаивала на своем и с пристрастием спрашивала: "Как вы могли не заметить этого мужчину? Он там был!"

- Да вы сами в это верите? - прямо спрашивал следователя Борис Черноусов. Говорит, Ольга Ларькова на этот вопрос отреагировала неадекватно, начинала возмущаться.

Говорящая деталь: никто ни фотографий "левого дяди", ни его имени не афиширует. Бояться показать свидетелям, которые с полной уверенностью заявят, что этого человека на месте трагедии не было?

Белые места

Близких Паши Крушенко эти двусмысленные разговоры крайне настораживают. Почему с бывшего сотрудника вневедомственной охраны Советского района Александра Семенова внезапно сняты основные подозрения? Кстати, первое время Семенов старательно скрывал свою прошлую работу.

- Я тогда подходил к молодому парнишке, на которого все показывали пальцем - мол это он наехал на Пашку, - и спрашивал, зачем же он это сделал. Он совершенно не пытался отрицать свою вину, - рассказывает брат Павла Крушенко Артем.

Не надо быть провидцем, чтобы догадаться, откуда дует ветер перемен. Сначала Александр Семенов не отрицал, что в гибели велосипедиста виновен, а тут вдруг активно принялся спихивать вину на неизвестно откуда возникшее "третье лицо".

Еще один занятный момент. Единственным свидетелем, который мог подтвердить, что во время аварии за рулем сидел именно девятнадцатилетний Александр Семенов, считается водитель Lexus. Главный свидетель, который бы разбил в пух и прах новую версию, попросту исчез. Никто не может до него дозвониться. По неподтвержденной информации, главный свидетель уже дал показания. В пользу господина Семенова.

- Я по-человечески понимаю их, - рассказывает Борис Черноусов. - Семенов молодой парень, нести уголовную ответственность в этом возрасте - клеймо на всю жизнь. Родители сделают все возможное, чтобы этого избежать. Нашего Пашку никто и ничто не вернет, но так уходить от ответственности нечестно. Павел Крушенко был единственным сыном в семье. Наверное, за него, как сейчас за Александра Семенова, родители бы тоже бились до конца. Сейчас же им осталось только отстаивать справедливость. После смерти сына.

***

Все данные, теории и гипотезы расследования станут официально доступны в четверг, 31 июля, когда в Емельяновском УВД адвокат Крушенко сможет ознакомиться с делом. Тогда станет ясно, что это за "третье лицо", якобы виновное в гибели велосипедиста, давал ли показания водитель Lexus, и если давал то, в чью пользу. "КК" следит за развитием событий.

Михаил Садовский: "Образование должно развиваться эволюционно"

(Евгений Волошинский, "Вечерний Красноярск", 30.07.2008)

Высшее образование оказалось столь же подвержено влиянию времени, сколь и любая другая сторона жизни человека. Термины рынка прочно вошли и в эту область. Конкуренция среди вузов сегодня разворачивается за самых платежеспособных студентов. К чему это приведет и что будет с нашим образованием - об этом и не только "ВК" беседует с одним из первых организаторов Красноярской летней школы, заведующим лабораторией в институте вычислительного моделирования Михаилом Садовским.

Предмет вожделения

- Михаил Георгиевич, как вам кажется, наше сегодняшнее высшее образование действительно является высшим в полном смысле этого слова?

- Давайте так. По определению, конечно, оно является высшим. Им занимаются вузы, которые имеют государственную лицензию, сертифицированные программы и т. д. и т. п. Знаете, как сказал очень известный организатор детских математических олимпиад Николай Константинов, "молодым ученым является всякий таковым себя считающий", хотя формально таковым может быть только человек до 35 лет. Так и здесь: если вуз имеет государственную аккредитацию и лицензию, значит, образование, которое дает этот вуз, нужно считать высшим. По моим ощущениям так.

- А если отойти от формы и взглянуть со стороны содержания?

- Здесь все несколько иначе. Если сравнивать средний уровень и уровень высших достижений периода 20-30-летней давности, по крайней мере по естественным наукам (кстати, я имею в виду только Красноярск), то сравнение в пользу времен исторических. Раньше средний уровень студентов - по крайней мере, если судить по тем, с кем я сейчас работаю, - был выше. Не намного, конечно, но выше. К тому же встречались и очень яркие студенты. Сейчас они тоже встречаются, но заметно реже.

- Означает ли это, что высшее образование в упадке?

- Нет, конечно. Из этого наблюдения сделать вывод, что коммунисты, перестройщики либо консерваторы (выберите на ваше усмотрение) профукали страну, а вместе с ним и образование, - нельзя. Нельзя по одной простой причине: сегодня радикально изменилась ситуация в стране, и образование естественнонаучное, да и высшее в целом, перестало быть предметом, условно говоря, вожделения. Однако это не означает, что оно потеряло свою ценность.

- Что вы имеете в виду?

- Раньше высшее образование и научные достижения были практически единственным способом для большинства добиться успеха и признания, ну то бишь некоего социального статуса. Конечно, в принципе, сегодняшняя картина не очень отличается: как и сейчас, тогда было три стези - власть, промышленность (экономика) и наука (образование), только сейчас все много разнообразнее. Сегодня для реализации себя в сфере экономики есть заметно больше возможностей. С властью тоже все стало заметно легче, ведь раньше, для того чтобы заниматься политикой, нужно было клясться в преданности компартии, вести некую партийную деятельность и т. д., причем делать это было необходимо с младых ногтей. Причем было немалое количество людей, которым это не нравилось. Поэтому у большинства оставалась лишь одна возможность, одна открытая дорожка - это наука, потому что даже искусство было уже очень сильно идеологизировано. Все это, плюс отсутствие возможности уехать учиться и доучиваться, в смысле аспирантуры, на Запад, и вело к тому, что средний уровень был выше. Я веду к чему: наблюдаемая сегодня картина является, во-первых, естественной, во-вторых, закономерной, а в-третьих, не такой уж и плохой. Знаете, я бывал в ряде зарубежных вузов и берусь утверждать, что у них ситуация с образованием такая, что наши красноярские вузы могут еще лет пять гордиться своим уровнем.

- Тогда почему эти вузы имеют европейскую аккредитацию, а красноярские нет?

- Вопрос политики, которая, по сути, является продолжением экономики.

-?!

- Ну, например, один из городов-побратимов Красноярска - город Лестер, столица графства Лестершир в Англии. За последние 8 лет население Лестера в связи с массовой трудовой миграцией уменьшилось на 200 тыс. человек и теперь составляет 600 тыс. Город в глубочайшей депрессии. Однако в городе есть 3 или 4 университета (точно не помню). Самыми прибыльными с позиции экономики проектами в Лестере являются их регбийная команда (номер один) и университет Лестера (номер два). Понятно, что в такой ситуации преференции, получаемые университетом от государства и, при его поддержке, от Европейского союза, велики. И такая ситуация с большинством вузов Европы. А наши учебные заведения таких преференций не имеют. Вот и все.

- Вы говорили о прошлом. А что сейчас происходит с высшим образованием?

- Ну, во-первых, очень сильно возросла его доступность. Что бы там ни говорили оппоненты существующего режима о том, что сегодняшняя власть сделала образование недоступным. Это грязная ложь. В Красноярске в советские времена жило 800 тыс. жителей, из которых едва набиралось 26 тыс. студентов. На сегодня в городе, по официальной статистике, живет без десяти тысяч миллион, а по другим оценкам, 1 млн 100 тыс. человек, из которых, по данным двухлетней давности, 109 тыс. студентов.

Студенческий перебор

- То есть 10% против 3% в советское время?

- Да. Каждый десятый человек в городе является студентом. Это просто песня. И после этого мне будут говорить, что высшее образование стало недоступным. Да не верю. И ведь это цифры еще без учета тех, кто уехал учиться в другие вузы.

- Но ведь по большому счету такое увеличение достигнуто за счет появления платного образования?

- Ну это нормально, вся Европа живет так. Огромное количество людей сегодня платит за свое образование, и у меня складывается впечатление, что проблема заплатить за образование хоть и стоит, но с каждым годом все менее острая.

- Но речь идет и о сокращении числа бюджетных мест по ряду специальностей. Есть соответствующее постановление Министерства образования...

- Понимаете, когда мы говорим о доступности образования, с позиции государства невольно встает вопрос: почему я (в смысле - государство) должно оплачивать это всеобщее счастье из своего кармана (в смысле - из госбюджета)? И еще один момент: я не знаю, о каких специальностях идет речь, потому не могу более полно ответить на вопрос.

- Экономисты, юристы, менеджеры и т. п. - специальности, по которым якобы существует перебор на рынке труда.

- И правильно. Понимаете, то, что эти специальности очень востребованы у абитуриентов, факт. Однако это не означает, что они должны поддерживаться в том же объеме государством. Государство, обеспечивая бесплатное высшее образование, преследует свои собственные управленческие (в широком смысле слова) интересы. У государства есть свои оценки необходимого количества тех или иных специалистов, которое оно и оплачивает из бюджета. Все, что сверх этого, идет по платной программе. И это нормально.

- А вообще повышение доступности высшего образования - это плюс или минус?

- Я не знаю. Это очень сложное явление, и его нельзя оценить однозначно. С моей точки зрения как преподавателя - без разницы. Будь оно столь же плохо доступно, как в советское время, ситуация была бы такая же. С позиции социальной это, конечно, плюс. Во-первых, потому, что это камера хранения - люди хоть как-то учатся и отесываются, вместо того чтобы гулять и ничего не делать. Во-вторых, я уверен, что образование даже в самых диких и извращенных формах полезно. В-третьих, образование и у нас - это огромный сегмент экономики, правда очень "серый".

- Но если взглянуть с позиций рынка труда, получается, что массовая доступность практически привела к обесцениванию образования.

- Что вы имеете в виду под обесцениванием?

- То, что сегодня на рынке труда есть масса людей, пардон, с потенциалом, скажем, каменщика, имеющих диплом о высшем образовании. Это, кстати, ведет и к дефициту кадров на рынке труда.

- Понял. Тут надо понимать вот что. Во-первых, образование действительно улучшает человека, даже если у него низкий входной уровень, низкая мотивация на учебу и, как следствие, посредственные знания. Второе, я придерживаюсь точки зрения, которая, кстати, процветает на Западе, что абсолютно не важно, какой у человека диплом. Основное, чему человек должен научиться при получении высшего образования, - это не профессия, а способность при необходимости переучиваться. И я берусь утверждать, что у подавляющего большинства студентов эта способность развивается. Кроме того, когда образование становится максимально доступным, начинают конкурировать бренды университетов и даже конкретные названия специальностей и фамилии. А это очень правильно. Тот же политех (Красноярский политехнический институт, позднее КГТУ. - "ВК"), который вошел в состав СФУ, не был таким уж мощным учебным заведением, но был ряд специальностей (например, все, что связано с информационными технологиями), по которым этот вуз был не только лучшим в регионе, но и весьма конкурентоспособен по стране. Или другой пример. Не в обиду аграрному университету будет сказано, но часто приходится видеть в "бегущей" строке на телевидении такие объявления "Требуется юрист (кроме аграрного университета)". Профессиональное юридическое сообщество прекрасно знает, чего ждать от выпускника юрфака бывшего КГУ и чего ждать от аграрного юрфака. И те и другие востребованы в своих областях. Тот факт, что такие объявления появляются аккурат перед наборной кампанией в вузы, свидетельствует о том, что в городе складывается рынок абитуриентов и вузы начинают конкурировать между собой. Это, повторюсь, очень правильно. Такая конкуренция была и раньше, но была не так сильно выражена. Теперь же она приобретает цивилизованную форму.

Посадочные места

- Что касается рынка абитуриентов. Если он есть, значит, абитуриентов не хватает?

- Я не знаю всех этих цифр и реальных потоков. Однако мне известно, что сейчас грядет сильный провал по числу выпускников школ, и уже года через 3-4 нас ждет по-своему уникальная ситуация, когда число выпускников всех школ края будет совпадать с числом посадочных мест в вузах города. Это нас догнал сильный спад рождаемости конца перестройки. Но это пройдет довольно быстро - дальше идет вал рождаемости, и все будет в порядке с этих позиций. Теперь что касается конкуренции вузов на рынке выпускников школ. Совершенно точно, что все вузы ведут активную политику зазывания абитуриентов к себе. Однако ни сами вузы, ни выпускники школ, ни их родители не могут достоверно описать способ выбора вуза. Достоверно известно одно: вуз выбирают не как продукты питания и не как жену. Но вот как его выбирают - это уже вопрос. Даже при наличии некой внутренней предрасположенности к выбору того или иного вуза (которую не каждый и понять-то способен) на абитуриента действует какое-то неимоверное количество факторов, которые могут склонить его выбор в ту или иную сторону. Один мой знакомый юрист, поступая в вуз на эту специальность, сделал выбор в пользу аграрного университета, исходя из одного-единственного принципа - этот вуз был ближе других к месту его жительства, и туда он ходил пешком, тогда как в другие вузы ему пришлось бы ездить на автобусе.

- Обычно, когда речь идет о конкуренции, невольно всплывают деньги. Здесь иначе?

- Увы, нет - конкуренция между вузами сводится к конкуренции за деньги, за самую платежеспособную часть абитуриентов. К сожалению, это так, но это происходит во всем мире, и это скорее естественно. Всякий сегодняшний вуз, по сути, испытывает трудности в балансировании между высокой платежеспособностью абитуриентов и их хорошей подготовкой. Однако практика показывает, что это вещи взаимосвязанные: доля хорошо подготовленных абитуриентов выше среди платежеспособных, поскольку они и раньше были таковыми и вкладывались в образование, да и росли и воспитывались в другой социальной среде.

- Другая популярная тема при разговорах о высшем образовании - это его профессионализация. Как вы относитесь к этому?

- Я считаю, что профессионализация - это стержень образования, позволяющий добиться основных его целей. Я уверен, что для того, чтобы обрести способность переучиваться, о чем мы говорили раньше, человек должен овладеть хотя бы одной профессией (желательно, конечно, чтобы эта профессия не была связана с ремесленничеством, а актуально требовала использования интеллектуальных средств), чтобы потом на ее базе при необходимости осваивать другие.

- Профессионализация образования не приведет к проблеме кадров науки? Уже сейчас все меньше людей идет туда, а если мы построим систему, ориентированную на профессию, не приведет ли это к еще большим проблемам?

- Ну, во-первых, совершенно неправильно утверждать, что все меньше людей идут в науку. Идут. А во-вторых, проблема кадров для науки не упирается в студента с его немотивированностью ей заниматься.

- А во что?

- Факт проблемы научных кадров связан в первую очередь с очень высокой стоимостью (не только материальной) вхождения в эту профессию. Иными словами, период, который молодой человек, решивший посвятить себя науке, будет жить натурально впроголодь, ну или за счет жены, мужа или родителей, составляет минимум 10 лет. Не каждый решится.

- Особенно сегодня, когда материальные ценности обретают черты атрибутов статуса...

- К тому же сильно возросла мобильность: огромное количество молодых людей, желающих посвятить себя науке, благополучно утекают на Запад и там ею занимаются. Там система поддержки молодых ученых лучше. Вообще, знаете, обывательские представления об образовании и науке, их проблемах и способах их решения радикально отличаются от любых разумных и от действительности. Например, это типичное для обывателя представление, что министерство зарубило несколько бюджетных мест и это все разрушило. Это в корне неверно - ничего это не разрушило. Да и не о том это все: и проблема не в этом, и не это главная, острая сложность.

- А что главная сложность?

- Мне кажется, что главная сложность в том, что у всех - родителей, абитуриентов, руководства вузов, управленцев, власти - очень плохое представление о том, что мы хотим получить на выходе. По сути, на выходе студент должен иметь представление о том, как будет устроена его жизнь и что он будет с этим делать, а количество юристов, экономистов или кого-то еще - это не та цель. Но тут надо понимать, что, возможно, окажись я на месте чиновников от образования, я бы не придумал ничего лучше, потому как картины мира моя и их сильно различаются. И более того, я уверен, что оттуда она выглядит гораздо более сложной и разнообразной, чем с моей стороны. Однако есть ряд узких мест в образовании, где я могу с достаточной уверенностью отстаивать свою позицию.

- Например?

- Например. Сейчас в СФУ создан специальный институт - институт фундаментальной подготовки. Он был создан для того, чтобы дотягивать до приемлемого уровня студентов первого курса, поскольку их уровень базовой подготовки сегодня очень слаб. Соответственно, с первого курса были убраны ранние элементы профессионализации, которые никогда еще никому не мешали. Это я считаю неверным. И вторая проблема здесь же: имея столь разный уровень начальной подготовки, надо не объединять студентов, а, наоборот, нарезать их как можно более мелкими группами и обучать по индивидуальной для групп программе. Причем надо отчетливо понимать, что более сильные по начальному уровню студенты все равно добьются большего. Однако здесь наша задача, чтобы более слабые (по уровню знаний) студенты прошли как можно больший путь и освоили больше знаний. Сделать это в индивидуальном порядке много проще, чем в массе.

- Понятно. А есть желание что-либо радикально изменить в системе высшего образования? И есть ли уверенность, что так будет лучше?

- У меня одно желание - ничего не менять. Пусть идет, как идет. Любые изменения вообще и в образовании в частности - процесс эволюционный. Сейчас же все изменения носят скорее революционный характер, а это в корне меняет все мироустройство и рушит процессы. Революции в образовании скорее тормоз, чем газ.

Чиновники успокаивают...

("Сегодняшняя газета", 30.07.2008)

Новая транспортная схема должна вступить в действие с 1 августа. Продукт коллективной мысли красноярских чиновников, которые не пользуются общественным транспортом, еще называют "оптимальной транспортной схемой". На днях представители городской власти и ассоциации перевозчиков попытались успокоить горожан и рассказали о ее плюсах и минусах.

"В первую очередь хочется подчеркнуть, что эта схема будет вводиться поэтапно. И что касается отрезка времени - с 1 августа по 1 октября, то мы говорим всего лишь о смене части маршрутов, - начал пресс-конференцию исполняющий обязанности начальника департамента транспорта администрации города Леонид Семенов. - Менять маршрутную схему надо именно комплексно, чем мы и занимаемся. Конечно, ошибки будут, но у нас есть возможность постепенно их устранить. Тем более что это мы должны были сделать еще три года назад, за что сейчас, кстати, выслушиваем недовольства со стороны краевой администрации".

Вся необходимая информация об отмене, замене или изменении того или иного маршрута будет обязательно доведена до горожан. Также Леонид Семенов отметил, что все новые маршруты были согласованы с жителями жилых микрорайонов. "К примеру, взять поселок Водников. Сейчас туда ходят автобусы пяти маршрутов:? 10, 28, 33, 10а и 97. При этом 10а и 10 практически дублируют друг друга. Поэтому 10а закроют, но при этом будет увеличено число машин на оставшихся маршрутах", - добавил он. С 1 августа в Красноярске закроют 24 муниципальных автобусных маршрута. Чиновники успокаивают, что никаких неудобств горожанам такое сокращение не доставит. Это в основном те маршруты, на которых работали 1-2 автобуса с интервалами движения от 20 до 40 минут. Причина в том, что все они дублируемые и перевозят малое количество пассажиров. Освободившийся транспорт будет переброшен на более загруженные маршруты.

По словам Семенова, параллельно будет постепенно сокращена протяженность маршрутов, таких как? 85, 99 и т.д. Вследствие чего 2-3 процентам пассажиров, которые ездят на автобусе более 30 км, придется добираться с пересадками. В то же время такой подход позволит снизить себестоимость перевозки горожан на автобусах. Если старая схема предусматривает стоимость проезда от 14 до 17 рублей, то по новой - 12 рублей. Однако то, что стоимость проезда останется прежней, не гарантирует никто. Человек от науки, заведующий кафедрой организации перевозок политехнического института СФУ Александр Фадеев, сообщил, что "треть всех городских маршрутов раздробят на две части", поэтому людям придется ездить с пересадками. То есть платить в два раза больше, чтобы добраться из пункта А в пункт В. Прежние тарифы на перевозки сохранить не удастся. "О каком сохранении тарифов может идти речь, если даже стоимость топлива возросла в два раза?" - вопрошал Фадеев. Председатель правления городской ассоциации перевозчиков Михаил Омышев добавил свою ложку дегтя в бочку "муниципального меда". Его выступления всегда оказывают на чиновников отрезвляющее действие.

- Внедрению новой схемы движения маршрутного транспорта в Красноярске мешает отсутствие больших конечных остановок. На предложения ассоциации по расширению стоянок для автобусов власти города пока не отреагировали. На сегодняшний день не заложено ни одной конечной остановки из 16-ти запланированных! - напомнил реформаторам Омышев.

Большинство остановок транспорта очень маленькие по площади, автобусам и развернуться-то негде. Если длина маршрутов сократится, то нужны будут дополнительные конечные остановки, иначе автобусы просто некуда будет ставить.

Также, по словам председателя ассоциации, до сих пор не ясна стратегия перехода с маломестных автобусов на большие. Дороги Красноярска не готовы принимать автобусы большой вместимости. "К сожалению, нынешнее расширение улиц и дорог не коснулось перекрестков из рекомендательного списка, переданного нами в департамент транспорта. На данный момент со многих улиц города, в том числе Курчатова, Крупской, Чайковского, Новосибирской, автобусы поворачивают с трудом. Таким образом, транспорт средней вместимости всегда выезжает на встречную полосу, а большие автобусы - на тротуар", - добавил Омышев. Ну а завершится реформирование общественного транспорта "в космосе". В октябре должна заработать единая система контроля за "единицами подвижного состава" с использованием спутниковой навигации. Под колпаком будут не только автобусы, но и трамваи с троллейбусами. Если система навигации будет контролировать частоту курения водителями за рулем, подсчитывать переломы, которые пассажиры получают во время движения, то через несколько лет передвижение общественным транспортом станет комфортным и безопасным.

Нерваный парус

(Марк Захаров, "Вечерний Красноярск", 30.07.2008)

Завершение реконструкции БКЗ требует еще 900 млн рублей

Власти региона пообещали завершить реконструкцию Большого концертного зала в Красноярске ко второй половине будущего года. Меж тем стоимость проекта превзошла изначальную сумму почти на миллиард рублей. Правительство края и строители признают - гипотетическое строительство с нуля могло бы выйти легче и дешевле, однако не хотят терять старый БКЗ.

На прошлой неделе министр строительства и архитектуры Красноярского края Николай Глушков и министр культуры Геннадий Рукша провели выездное совещание на стройплощадке реконструируемого БКЗ. Министерская инспекция в общем и целом прошла успешно, а министры остались довольны. Хотя в самом начале Глушков почти испугал представителей СМИ, отметив, что идея "запустить в БКЗ журналистов" не могла бы осуществиться без уверенности, что здесь ничего не обвалится. Геннадий Рукша, наверное, был в этом более чем уверен, так как ходил по стройке без полагающейся по технике безопасности каски.

Министрам показали, что где будет располагаться, показали место, где нашли гробы, из-за которых реконструкция была приостановлена на три месяца в прошлом году. Глушков отметил, что задержки (и эта в частности) были вызваны ошибками проектировщиков и строителей. Однако он тут же уточнил, что разбираться и ворошить прошлое не будут, хотя живы и руководители тех строительных организаций, и даже архитектор. Кстати, министр культуры Геннадий Рукша более 20 лет назад также входил в госкомиссию по приемке этого сооружения. В этом он сам признался, рассматривая сооружения БКЗ.

Сейчас работы на объекте ведутся не в полную силу по разным причинам. Глушков сказал, что договоренность с Федерацией об увеличении ее доли финансирования проекта уже достигнута. Правда, пока непонятно, когда придут деньги, так как договоренность предварительная. Отметим, первоначальная стоимость проекта составляла 1,4 млрд рублей, а сейчас выяснилось, что для завершения реконструкции необходимо еще 900 млн.

Тем не менее Глушков уверил, что все работы будут закончены ко второй половине будущего года: "Точную дату мы сможем назвать через один-полтора месяца, но могу вас уверить, что объект будет сдан точно во второй половине 2009 года". В общем и целом, по мнению Николая Глушкова, все идет по плану. Министр в шутку метафорично-поэтапно обозначил концепцию стройки: "Неразбериха, штурмовщина, наказание и награждение".

С первым вроде как полный порядок - непонятности с деньгами, отсутствие проектно-сметной документации, затягивание сроков. Со вторым постулатом пока не очень. Штурмовщина как-никак требует людских ресурсов, а пока на площадке работает около 200 человек вместо планируемой тысячи. По словам Глушкова, подрядная организация не может приступить к работе в полную силу из-за неготовности проектно-сметной документации. Наказывать, как выяснилось, никого не будут, а награждение, надо полагать, ждет кого-то впереди.

Глушков отметил, что сейчас все основные проблемы с подрядчиком уже решены. Напомним, в самом начале строительства у антимонопольной службы были претензии к проведению конкурса по выбору подрядчика на объекте. Однако, как заверил Глушков, сейчас все препоны устранены, и арбитражный суд в Иркутске принял решение в пользу строителей и организаторов конкурса. Тем не менее у Глушкова остаются вопросы по заказчикам и поставщикам оборудования. Отметим, что, помимо генподрядчика, на объекте задействовано около десяти субподрядчиков.

Сами строители признаются, что реконструкция здания оказалась сложнее, чем они предполагали. По словам генерального директора компании "Агат" Александра Логинова (который признался, что впервые его фирма ведет подобные работы), реконструкция - это более сложное мероприятие с технологической точки зрения, чем строительство с нуля. Он также отметил, что с нуля, может быть, даже дешевле вышло бы.

Глушков вспомнил о том, что реконструкция железнодорожного вокзала была намного легче. По его словам, сложностей прибавил ФЗ № 94. "Теперь соответствующие структуры намного пристальнее следят за расходованием средств на таких объектах", - говорил Глушков.

Рукша вообще не согласился, что строить по новой - это выход из положения, хотя также признает, что с нуля - это легче. По его мнению, главное тут не в деньгах, а в памяти и архитектурной целостности Красноярска. Он рассказывал о том, что типовых зданий такого уровня не существует, да и вообще потерять "парус" (здание БКЗ, по мнению некоторых экспертов, напоминает как раз таки парус), которым заканчивается проспект Мира, неприемлемо. Рукша также сказал, что без такого БКЗ Красноярск многое бы потерял в культурном плане, да и само строительство могло бы растянуться на годы. Хотя, с другой стороны, сама реконструкция и без того уже растянулась на годы. И, как показывает практика, даже новые проекты, которыми занимается краевая власть, у нас практически всегда превращаются в долгострои.

Когда-то было слово...

(Елена Коновалова, "Вечерний Красноярск", 30.07.2008)

Факультет филологии и журналистики защищает свое достоинство

1 октября факультет филологии и журналистики (ФФиЖ) Сибирского федерального университета может прекратить свое существование. Руководство СФУ объясняет этот шаг необходимостью единой унификации структуры вуза. Но трудовой коллектив факультета не согласился с жесткими методами ее проведения. И выразил свое недоверие директору института филологии и языковых коммуникаций (ИФиЯК) Людмиле Куликовой, в состав которого входит факультет.

Новая метла не ко двору

Чем же не угодила директор своим подчиненным? Людмила Куликова пришла в СФУ из Красноярского педуниверситета. Поначалу ее назначение ни у кого не вызывало вопросов. Но со временем, как говорят преподаватели, в манере управления Куликовой начали проявляться нотки, мягко говоря, непривычные атмосфере этого факультета. Как считает заведующая кафедрой литературы и поэтики Наталья Редько, "Людмила Викторовна заняла позицию, не соответствующую духу факультета, его демократическим традициям руководства".

Что, как говорится в обращении трудового коллектива ФФиЖ к ученому совету СФУ, не раз выражалось в откровенном пренебрежении Куликовой к подчиненным. Так, избранный членом совета института доцент кафедры русского языка Игорь Ким оказался исключен из его состава безо всякого объяснения причин. О чем директор даже не сочла нужным его уведомить. А свои кадровые решения Людмила Куликова - сама новый человек в университете! - не считала нужным согласовывать даже с заведующими кафедрами. И когда заместитель директора Андрей Щербаков выразил ей свое беспокойство, что многие преподаватели, не согласные с подобным неуважением к себе, намереваются увольняться, в ответ лишь услышал невозмутимое: "Незаменимых нет". Комментарии излишни.

Последней каплей, переполнившей чашу терпения коллектива, стало предложение директора о реорганизации структуры управления ИФиЯК. Даже не внесенное в повестку ученого совета института - всегда объявляемую, как это принято, заранее.

С курсом на жесткость

25 июня на ученом совете ИФиЯК, где присутствовали два проректора СФУ Павел Вчерашний и Владимир Колмаков, собравшихся изначально насторожило заявление высокого руководства о необходимости реформирования в очень короткие сроки по жесткой системе управления. Как было озвучено членами ректората, именно такой подход в нынешнее смутное время необходим СФУ - мол, не до демократий сейчас. После чего Людмила Куликова представила вопрос о реорганизации института, согласно которому уже с 1 октября его новую административную структуру возглавят директор, два его заместителя и менеджер по закупкам. Должности деканов при этом ликвидируются. Последним, как было заявлено, не о чем волноваться: деканам выплатят очень большие компенсации.

Не стоит удивляться, что ученый совет счел столь смехотворное предложение явно непродуманным и неподготовленным - как можно в пять минут, без всякого предварительного обсуждения, решить судьбу факультета, которому уже 27 лет! На факультете иностранных языков, также входящем в состав ИФиЯК, предложенная форма реорганизации не вызвала столь обостренную реакцию. Но и там были явно шокированы крутым поворотом событий. И при голосовании существенным большинством голосов - 11 против 6 - ученый совет принял решение отложить этот вопрос и вернуться к нему после доработки.

Каково же было его изумление и негодование, когда выяснилось, что в повестке Большого ученого совета СФУ на 30 июня вопрос о реорганизации структуры управления ИФиЯК по-прежнему фигурирует! Преподаватели факультета филологии и журналистики, многие из которых создавали этот факультет, его кафедры, с подобным пренебрежением к собственному мнению мириться не привыкли. И за несколько часов до Большого совета университета на ФФиЖ был собран совет трудового коллектива. Где высказалось всеобщее недоверие к директору института, позволяющему себе закулисные методы управления.

Коллективное обращение к ученому совету СФУ, где было озвучено это недоверие, подписали все присутствующие. 32 человека. И когда спустя несколько часов декан ФФиЖ Евгения Пугачева зачитала это обращение на ученом совете, пусть и с перевесом в один голос воздержавшегося от голосования, предложение дирекции ИФиЯК о реструктуризации не поддержали. Несмотря на усилия первого проректора Владимира Колмакова, ратовавшего за положительное принятие решения. Ибо, по его мнению, проблема сугубо межличностная - декан Пугачева противодействует директору, пришедшему по новому кадровому набору. Видимо, позиция ученого совета института для высокого университетского чиновника - пустой звук.

Экстренный бакалавриат

Но все-таки - а было ли на ИФиЯК пресловутое противодействие директору со стороны декана Пугачевой? Да, было, признает Евгения Олеговна. Но вызвано оно еще одним нововведением, сделанным в авральном порядке, вопреки логике и здравому смыслу. Суть конфликта - в бакалавриате, спешно введенном для филологов в самый разгар приема документов.

Еще 2 июня, согласно решению Большого ученого совета СФУ, на специалитет "Филология" с пятилетним сроком обучения было утверждено 20 бюджетных мест. Столько же бюджетников набиралось на журналистику. Приказа о переводе филологов на бакалавриат тогда и в помине не было. Не было его и к 23 июня, началу приема документов на поступление. Приказ ректора от 25 июня, утверждающий бакалавриат, прозвучал на факультете как гром среди ясного неба. Согласно этому решению все поступающие на филологию автоматически переведены на новую систему обучения, толком еще не разработанную.

- Еще недели за две директор настаивала, чтобы я подготовила учебный план бакалавриата, - говорит Евгения Пугачева. - Но официального приказа ректора не было, и естественно, что я отказывалась это делать. Да, согласно решению нашего правительства к 2009 году все вузы должны перейти на систему бакалавриатов и магистратур. Но как можно принимать такое решение в спешке, буквально на ходу?! Поймите - ни я, ни мои коллеги не противодействуем нововведению. Но мы не можем согласиться с непродуманными методами его внедрения.

После официального приказа декан ФФиЖ, разумеется, составила учебный план для будущих бакалавров. Но ученый совет института его еще не утвердил, и чему с 1 сентября будут обучать на новоиспеченном бакалавриате - большой вопрос.

Позицию своего декана разделяют и преподаватели факультета.

- Бакалавриат - это объективная реальность, - говорит завкафедрой литературы и поэтики Наталья Редько. - Но разве можно принимать такое серьезное решение спонтанно? Это не новация, а настоящая деструктуризация! Сломать то, что было наработано десятилетиями, легко, но ведь ничего нового не предлагается! Бакалавриат - форма обучения, но прежде ее нужно наполнить. А нагрузка для наших педагогов составлялась в связи с требованиями программы специалитета "Филология", и сейчас нам придется в спешке все перекраивать. Честно говоря, с трудом представляю, как мы будем в этом году выстраивать занятия со студентами.

Коллегу поддерживает завкафедрой журналистики Зинаида Палиева:

- Чтобы перейти на новую систему, нужно подготовиться. Переделать программы, учебники. Иначе все последующие четыре года обучения будет свистопляска - с какими знаниями мы выпустим студентов? Помнится, несколько лет назад я наткнулась на любопытный исторический документ. Когда при монастырях начали создавать школы, один монах отправил своему коллеге в другой монастырь такое послание: "Велено создавать школы. Но чему учить, по каким книгам, во что одевать и чем кормить - это поелику невозможно узнать". Триста лет прошло - ничего не изменилось! Велено - значит велено...

Кстати, хотя ее подопечных на бакалавриат пока не переводят, завкафедрой журналистики, в принципе, не против этой системы. Претензия, как уже отмечалось выше, только к методам ее внедрения. Как, впрочем, и у других преподавателей. А оптимальной формой ее опробования, считают на факультете, была бы группа бакалавриата, набранная параллельно с существующими на сегодня специалитетами. Кстати, именно это предлагала своему руководству Евгения Пугачева. Но наверху к мнению факультета и его руководителя предпочли не прислушиваться. Ломать - не строить.

Без перехода на личности

В сложившейся ситуации у кого-то, возможно, возникнет ощущение, что суть конфликта - не более чем межличностные разборки, как это представил первый проректор Колмаков. Борьба за власть, дележка кресел. А кто-то, не исключено, вообще захочет списать все трения на женскую эмоциональность. И у Евгении Пугачевой, как у руководителя, настаивающего на консервации своей структуры, была бы очень слабая и уязвимая позиция. Если бы не два но: декан ФФиЖ и ее заместитель Анна Разувалова с 28 августа добровольно сложили с себя должностные полномочия. А трудовой коллектив с пониманием отнесся к их позиции и поддержал ее. - Я не люблю скандалов и считаю, что лучше договориться, - говорит Евгения Олеговна. - И, не скрою, мне не очень приятна возможная репутация скандалистки. Но бывают ситуации, когда договориться невозможно. Я ушла, потому что не могу позволить, чтобы кто-то попытался свести этот конфликт в личностную сферу. Меня волнует судьба факультета - не могу молчать, когда его уничтожают буквально на наших глазах. Количество бюджетных мест неумолимо сокращается: в этом году мы набираем на них всего 20 филологов! В прошлом году их было 25, а еще четыре года назад - 50. Бюджетных мест для журналистов тоже 20, но уже в этом году предполагалось, что их будет всего 15. Притом что плата за обучение растет. Для журналистов семестр стоит 27 тысяч рублей, для филологов - 24 тысячи. Не самая высокая цена по сравнению с некоторыми другими факультетами, но многим абитуриентам и она не по карману!

Преподаватели ФФиЖ тоже не считают конфликт двух руководителей межличностным. По мнению Натальи Редько, это столкновение двух типов мышления, двух позиций - демократической, с академическим взглядом на образование, и авторитарной, чужеродной для факультета.

Зинаида Палиева была еще более откровенна:

- Я не выбираю в этой схватке между Пугачевой и Куликовой. Но как человека, создававшего кафедру журналистики, отдавшего ей 20 лет жизни, меня не может не волновать судьба этой специальности, стратегия ее дальнейшего развития. И даже не важно, факультеты у нас будут или отделения, - главное, как мне кажется, чтобы были понятны перспективы всех этих перемен и экспериментов. А их никто не озвучивает, мы недоинформированы. И это не может не вызывать беспокойство. Если сегодня мы безропотно проголосуем за отмену деканатов, по сути, купим кота в мешке, каковы гарантии, что завтра так же непродуманно не отменят кафедры? Или вообще не закроют гуманитарные направления? Позиция руководства СФУ недвумысленная - стране нужны технари. А мы, гуманитарии, в структуре университета - так, "человеческий капитал". Что ж, хорошо хоть не биомасса...

Быть ли лирикам?..

Думается, именно нескрываемое пренебрежение к специалистам-гуманитариям и вызвало столь обостренную реакцию филологов и журналистов. В СФУ, где в декларируемых приоритетах - подготовка будущих технарей, специалистов-прикладников, широта общекультурных знаний выпускников явно не в почете, с горечью говорят педагоги гуманитарных факультетов. И это притом, что в Красноярске издавна существовали и филологические школы, и философские, а психология развивалась в тесной связи с московской школой. Притом что губернатор края Александр Хлопонин не раз подчеркивал, что культура - один из приоритетов развития региона. И что, как два года назад озвучил глава края на встрече с общественностью Красноярского госуниверситета, "экономика без культуры - это бескультурная экономика. Любое высшее учебное заведение, современное, цивилизованное, не ограничивает себя исключительно высокими технологиями. Я считаю, что значительное место обязательно должно быть посвящено гуманитарным направлениям. Никто не говорит, что все мы должны сосредоточиться на энергетике, на нефти. Это неправильно".

Наконец, притом, что именно по инициативе прежнего президента России Владимира Путина прошлый год был объявлен Международным годом русского языка. А президент нынешний 11 июня на Всемирном конгрессе русской прессы особо подчеркнул: "Задачу поддержки и установления интереса к русскому языку и литературе нельзя охарактеризовать иначе как политическую задачу. Это, по сути, одна из обязанностей, которая существует сегодня у государства, у правительства". Подобные заявления первых лиц страны и региона как-то сложно увязать с сокращением бюджетных мест для студентов-гуманитариев. Не говоря уже о ничем не подкрепленных экспериментах по скоростному внедрению инноваций.

Собственно, почему еще так сильно разгорелись страсти из-за бакалавриата для филологов? Гордость факультета - его специализации, профессиональная ориентация, которая определяется у студентов уже к третьему курсу. Да, все они получают базовое филологическое образование. Но у каждого еще есть возможность получить более углубленные знания по каким-то отдельным направлениям. Из последних таких успешных и востребованных специализаций на филологии - полонистика, налажен контакт с польским университетом в Лодзи. Где, к слову, на русскую филологию набирают 80 человек - в иностранном вузе! Также на нашей филологии в этом году собирались начать подготовку юрислингвистов - специалистов по лингвистической экспертизе. Бакалавриат, принятый на ФФиЖ в его сегодняшний форме, весь этот многолетний опыт рубит на корню - данная форма обучения не предполагает никаких специализаций. Во всяком случае, как считает трудовой коллектив ФФиЖ, при нынешнем директоре института. Чьи инициативы, по мнению преподавателей, до сих пор не принесли никакой ощутимой пользы вверенной ей структуре.

...Из сложившейся ситуации на факультете филологии и журналистики видят несколько выходов. Один из них - вывод ФФиЖ из состава института, предоставление ему возможности самостоятельно существовать в рамках СФУ (как существует факультет физкультуры). А в качестве декана трудовой коллектив предложил кандидатуру доцента Елены Осетровой, кандидата филологических наук. Понятно, что Евгения Пугачева на факультет возвращаться не собирается. Но даже если ректорат и не пойдет на такой шаг, работать дальше под руководством Людмилы Куликовой люди для себя возможным не представляют. Начало учебного года покажет, как будут дальше развиваться события.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.