Виктор Якубян: Стакан воды или 100 дней борьбы Сержа Саргсяна

Ереван, 17 июля 2008, 14:29 — REGNUM  

Процедуру смены власти в Армении, когда республику после 10 лет правления Роберта Кочаряна возглавил премьер-министр республики Серж Саргсян, можно сравнить с ситуацией, когда доверху наполненный стакан воды очень осторожно стараются донести до некой ровной поверхности, однако в самый последний момент делается неосторожное движение и вода разливается. После этого приходится поправлять последствия неосторожности и заново наполнять стакан. Состоявшиеся 19 февраля 2008 года президентские выборы в Армении, последствия которых до сих пор будоражат республику, без всякого сомнения, можно назвать беспрецедентным на постсоветском пространстве процессом передачи президентской власти от одного лица другому на основе обнародованных избирательной комиссией окончательных итогов голосования. После этих выборов в Армении тот же самый процесс состоялся в России. Ни в одной другой стране СНГ власть не передавалась таким образом - мы становились очевидцами или посмертного правления, или силового выдворения. Более того, в случае с Арменией выборы удостоились позитивной оценки европейских наблюдателей, впоследствии смазанных под влиянием внутриполитических обстоятельств.

На этой неделе истекают 100 дней со дня инаугурации третьего президента Армении Сержа Саргсяна. Политическая мода диктует необходимость подведения некоторых промежуточных итогов, хотя, очевидно, человеку, принявшему в ведение целое государство, да еще и в столь тяжелом состоянии, за этот обеспечить какие-либо осязаемые результаты не представляется возможным. Разве что речь может идти о закладке некоего фундамента для дальнейшего выстраивания политики государства, обозначения приоритетов во внутренней и внешней политике. Можно констатировать, что к данной задаче Серж Саргсян подошел со всей ответственностью, и иного подхода он проявить не мог. Поствыборная ситуация в Армении требовала и продолжает требовать от него оперативных действий, а армянская общественность, напротив, - программных действий, нацеленных на обеспечение долгосрочной стабильности.

О причинах, повлекших трагические события в Ереване в ночь с 1 на 2 марта, будет сказано и написано многое. Восстанавливая в памяти эти события, приходишь к констатации нескольких важных моментов, которые и предопределили действия Саргсяна на протяжении прошедших 100 дней. Во-первых, еще до выборов было однозначно понятно, что радикальная оппозиция, ведомая экс-президентом Левоном Тер-Петросяном, в случае своего поражения не смирится с результатами голосования. Механизм этот опробован в Сербии, Киргизии, Грузии и на Украине (а после Армении - обозначен и в Монголии): выражается недоверие ЦИК, инициируются акции протеста, беспорядки и, если ситуацию удастся дожать, пересмотр итогов. Это разработанная западными технологами классическая заготовка постсоветских оппозиций, обеспечивающая еще один, нелишний вариант, увеличивающий шансы во время выборов. Естественно, в лагере власти о данной заготовке знали и были готовы к такому сценарию.

Так и случилось - длительный марафон акций протеста на площади "Свободы" в Ереване после оглашения итогов выборов, на которых Серж Саргсян победил, набрав чуть больше 52% голосов, не заставил себя ждать. Во-вторых, власти Армении воздерживались от применения силы в адрес митингующих вплоть до того момента, когда стало очевидно, что Тер-Петросян начал процесс постепенного растаскивания и разрушения важнейших институтов государства. Используя разветвленную партийную инфраструктуру АОД и методы агрессивной пропаганды, в министерствах и ведомствах, силовых и специальных структурах был инициирован процесс брожения. Общественность умышленно градировалась на "своих" и "чужих", зрело гражданское противостояние. Стало очевидно, что промедление могло бы обернуться непредсказуемыми последствиями не только для представителей правящей элиты, но и для республики в целом. Задача обеспечения передачи власти выигравшему на выборах кандидату всецело стояла перед уходящим президентом Робертом Кочаряном, поскольку именно он до инаугурации нового президента являлся ответственным за сохранение конституционного строя. Действия экс-президента были довольно жесткими, но, как представляется, в своей жесткости неизбежными. Как выяснилось, сторонники оппозиции не собирались легко сдавать насиженные позиции, что обернулось кровавыми столкновениями в центре Еревана, потрясшими по своим масштабам и агрессивности большое количество жителей столицы Армении, не являвшихся непосредственными участниками данных событий. Конституционный строй в Армении был защищен, передача власти состоялась, однако встал вопрос об ответственности за жизни жертв этих событий. Ответить на этот вопрос предстоит уже непосредственно Сержу Саргсяну, взявшему бразды правления республикой.

В-третьих, вся риторика лидеров оппозиционного движения была выстроена на критике итогов правления Роберта Кочаряна и недоверии к вновь избранному президенту Саргсяну. В этой части стоит подчеркнуть, что эффективность правления Кочаряна, на самом деле, оценить весьма сложно. Драматическая борьба армянского народа за право существования, Армении - за право быть государством, а армянского общества - за право жить в нормальном государстве, кажется, не прекращалась никогда. Оглушительные успехи на этом поприще были достигнуты разве что в период нахождения в составе СССР, когда, по сути дела, был построен Ереван, налажена промышленная и транспортная инфраструктура, люди зажили в комфорте и безопасности. С развалом Союза и приходом к власти Армянского общенационального движения республика погрузилась в войну, тьму и хаос. Состояние, в котором Армения перешла из рук Тер-Петросяна в руки Роберта Кочаряна, назвать прогрессивным нельзя никак. С другой стороны, первые пять лет правления Кочаряна многим внушали оптимизм, хотя и ему переломить ситуацию не удалось. Лишенная каких-либо стратегических преимуществ, находящаяся в сложнейшем и напряженном регионе, блокированная соседними государствами, Армения и сегодня переживает драматический этап своей истории. Как преодолеть эти многочисленные вызовы, какую строить экономику и как развивать отношения с соседними государствами, где решение проблемы Карабаха и как распорядиться трагическим историческим наследием - ответов на эти вопросы в многочасовых лекциях экс-президента Тер-Петросяна не было. Зато именно эти проблемы встали перед новым президентом республики Сержем Саргсяном, а инициированный оппозицией внутриполитический кризис удвоил его ответственность за свои первые шаги в формулировании конкретных путей решения этих задач.

Может показаться циничным, но в этой сложности положения нового президента был один плюс - атмосфера, предвещающая неминуемые реформы. Ситуация назрела, и необходимость скорейших перемен начали осознавать все - и армянская общественность, и заинтересованные внешние стороны. Но, самое главное, трезво осознавал эту необходимость и сам президент. По всей видимости, для команды нового президента было также очевидно, что первейшей задачей является восстановление доверия со стороны общественности, дезориентированной вышеупомянутыми процессами. Клубок проблем, подрывающих доверие общества к власти в Армении, типичен для многих постсоветских стран - коррупция, доминирование кланов, монополизация целых отраслей экономики, низкий уровень социальной защищенности граждан. Лакмус, демонстрирующий готовность любой власти решать такого рода проблемы, - это кадровая политика. В этой части за сто дней президентства Саргсяна произошли серьезные сдвиги. Много новых людей появилось в правительстве, которое возглавил опытный финансист и довольно амбициозный политик Тигран Саргсян. Кадровые перестановки затронули и две наиболее сложные сферы - налоговую и таможенную, от которых во многом зависит экономическое самочувствие республики, а коррупционные риски очень велики. Существенно активизировали усилия, нацеленные на искоренение коррупции, силовые структуры, в том числе и подключенная к этой задаче Служба национальной безопасности. Сегодня редкий выпуск телевизионных новостных программ обходится без репортажей об очередных коррупционных разоблачениях в самых разных сферах. Решены и некоторые конкретные задачи, например, устранены непрозрачные механизмы начисления таможенной пошлины на провоз автомобилей, введена система электронного заполнения деклараций, заработал принцип "одного окна".

Внешние вызовы определяют стабильность власти в Армении не в меньшей, а даже в большей степени, чем внутренние. Общественный запрос на безопасность в Армении чрезвычайно актуален. С определенной долей уверенности можно сказать, что экс-президент Роберт Кочарян продержался на президентском посту два срока, в первую очередь, благодаря тому, что избегал авантюрных прожектов во внешней политике. И несмотря на это, ситуация на Южном Кавказе меняется с калейдоскопической скоростью. Конкуренция между Россией, США и Европейским Союзом увеличивает риски, непрогнозируемой остается ситуация вокруг Ирана, Азербайджан и Турция продолжают консолидированные усилия по изоляции республики. Нарастает напряженность в российско-грузинских взаимоотношениях.

Свой первый официальный визит Серж Саргсян совершил в Россию. И это естественно. Россия является основным политическим и торгово-экономическим партнером республики. На встрече с Дмитрием Медведевым стороны подтвердили курс на развитие стратегического партнерства по всем направлениям. Для многих стали сенсационными и вызвали неоднозначную реакцию озвученные в Москве заявления Саргсяна в связи с армяно-турецкими отношениями. В частности, президент Армении пригласил президента Турции Абдуллу Гюля в Ереван, а также выразил готовность в случае установления межгосударственных отношений с Турцией и открытия границы между двумя странами согласиться на создание армяно-турецкой комиссии историков по исследованию проблемы Геноцида армян. Позднее, в своей статье в одной из западных газет Серж Саргсян подтвердил готовность официального Еревана открыть новую страницу в армяно-турецких отношениях. Критики президента заявили, что он тем самым отступил от принципиальной позиции армянства по защите исторической справедливости. Обвинение это слишком серьезное, чтобы иметь под собой основания. Как представляется, заявление о готовности пойти на решительные шаги в деле урегулирования отношений с Турцией - продуманный ход Саргсяна. Во-первых, он сорвал аплодисменты Запада. Так, помощник заместителя Госсекретаря США, сопредседатель Минской группы по урегулированию карабахского конфликта Метью Брайза заявил, что несколько месяцев назад подобные инициативы казались невозможными. Во-вторых, поскольку заявление было озвучено в Москве, он фактически пригласил российскую сторону принять посильное участие в примирении двух государств. В-третьих, своей инициативой Саргсян перехватил инициативу у своего основного политического соперника, экс-президента Тер-Петросяна, для которого тема армяно-турецкого примирения - один из основных коньков. И, наконец, в-четвертых, президент Армении прозондировал позицию самой Турции относительно перспектив сближения. Реакция Анкары была сдержанной. Там приветствовали позицию президента Армении, но ответного жеста, как и следовало ожидать, пока не последовало. Не думается, что это стало сюрпризом для Саргсяна - миролюбивые инициативы армянской стороны, направляемые в адрес Турции, являются благодатным с точки зрения интересов Армении удобрением для турецко-азербайджанских взаимоотношений.

За 100 дней президентства Сержу Саргсяну удалось заявить о себе как об ответственном представителе Армении в переговорах по урегулированию нагорно-карабахского конфликта. В период перед инаугурацией Сержа Саргсяна было много разговоров о провале процесса и перспективах новой войны. Опасения подогревались позицией официального Баку, то и дело угрожающего начать военную кампанию по "освобождению своих территорий". В период драматических событий на улицах армянской столицы произошло крупное столкновение на линии соприкосновения вооруженных сил Азербайджана и Армии обороны Нагорного Карабаха. Пока Левон Тер-Петросян растаскивал по кирпичикам армянский дипломатический корпус, азербайджанской стороне удалось провести в Генассамблее ООН резолюцию о необходимости скорейшего вывода армянских сил с "оккупированных территорий Азербайджана". Характерно, что против резолюции проголосовали страны-сопредседатели Минской группы ОБСЕ - страны-посредники в урегулировании конфликта, тем самым выразив свое отношение к однобокой трактовке причин и последствий конфликта, содержащейся в представленном Азербайджаном документе. В этой связи официальный Баку высказал свои претензии России, США и Франции и прозрачно намекнул о своем нежелании продолжать переговорный процесс на основе Мадридских принципов и начал зондировать возможность роспуска Минской группы ОБСЕ. Но ситуация изменилась после встречи Сержа Саргсяна с Ильхамом Алиевым в ходе неформального саммита глав СНГ в Санкт-Петербурге. По итогам переговоров стороны заявили о своей готовности продолжить переговоры на основе указанных принципов, представленных сторонам в ноябре 2007 года посредниками. В документе о базовых подходах в урегулировании нагорно-карабахского посредники пытаются совместить принцип территориальной целостности Азербайджана с принципом права народа Нагорного Карабаха на самоопределение. Разногласия между сторонами вокруг ключевых пунктов будущего соглашения, в том числе по процедуре фиксации статуса НКР сохраняются, однако переговорный процесс вернулся в естественное русло, в чем велика заслуга нового армянского лидера.

Взаимоотношения с ЕС и европейскими структурами - важный внешнеполитический приоритет Армении. Республика объявила углубление европейской интеграции - краеугольной задачей и старается соответствовать выдвигаемым в ответ требованиям и стандартам. События, произошедшие в ночь с 1 на 2 марта, результатом которых стала волна арестов и судебных разбирательств, пополнила список претензий европейской бюрократии к Армении. Парламентская Ассамблея Совета Европы приняла две резолюции с конкретными требованиями в адрес армянских властей, угрожая в случае их не выполнения лишить делегацию республики права голоса. Многие из этих требований уже выполнены, однако остро стоит необходимость окончательного выяснения обстоятельств гибели 10 человек в ходе беспорядков 1 марта. Между тем, оппозиция и сегодня проявляет активность, всячески стараясь дестабилизировать обстановку в этот напряженный период. Вопреки прогнозам оппозиционных деятелей, новая власть не пошла на полное блокирование их активности в медиа-эфире. Наблюдаются серьезные подвижки в плане деятельности электронных СМИ, к которым в последнее время было много претензий. В частности, представителей радикальной оппозиции все чаще можно увидеть в телевизионном эфире, а в кулуарах власти ведется обсуждение возможности возобновления телевещания опального телеканала "А1+"

После 100 дней правления Сержа Саргсяна ситуация в республике стабилизировалась, власть демонстрирует способность отвечать внутренним вызовам, но, как представляется, она еще не вполне восстановилась, чтобы в полной мере отвечать вызовам внешним. В ближайшие задачи команды Сержа Саргсяна должны входить меры по дальнейшему укреплению внутренней стабильности и гражданского спокойствия, снятию у оппонентов всяческих надежд на возможность реванша, а также выход на активную информационную внешнеполитическую работу. Продолжая логику сравнения, примененного в начале данной статьи, Сержу Саргсяну удалось за короткий период устранить последствия неосторожных действий в момент передачи власти, теперь ему необходимо доказать свою способность донести эту чашу до твердой и безопасной поверхности.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail