Военные прокуроры убеждали родственников убитого алтайского солдата отказаться от жалобы в Общественную палату РФ

Барнаул, 9 июля 2008, 13:11 — REGNUM  "Они сделали все так, как хотели", - сказала в интервью ИА REGNUM мать супруги погибшего в Кабардино-Балкарской Республики алтайского солдата Евгения Сулоева Людмила Дроздова. По ее словам, военным за счет сплочения следователей, прокуроров и судей нальчикского военного гарнизона удалось скрыть факт убийства Евгения.

Евгений Сулоев служил в в/ч 54036 Краснодара. 15 сентября 2006 г., в день рождения жены, он был обнаружен висевшим в петле в части на территории строительного объекта в/ч 64201 г. Прохладный, КБР, где находился в командировке. На его теле было множество травм, свидетельствующих о насильственной смерти. На вскрытии труп располосовали так, что было очевидно: хотели скрыть следы издевательств.

Сразу же следствием был найден "удобный" подозреваемый - сослуживец Сулоева Константин Алдеркин. В день смерти Евгения Алдеркин с Сулоевым повздорили и помирились. А затем пришли старшие по званию - Павлюков и Ярополов. Больше Сулоева живым не видели.

12 ноября состоялось итоговой заседание в Нальчикском гарнизонном военном суде. Ирина Сулоева боялась, что Алдеркина упекут в тюрьму ни за что. Вышло лучше, чем она предполагала. Константин был признан в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 335 УК РФ (Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, связанное с унижением чести и достоинства или издевательством над потерпевшим либо сопряженное с насилием). Парню назначили наказание - шесть месяцев условно. Можно сказать, что в итоге оказались и волки сыты, и овцы целы.

Но еще в начале 2007 года Ирина Сулоева написала жалобу председателю комиссии Общественной палаты РФ, заведующему кафедрой адвокатуры и нотариата Московской государственной юридической академии Анатолию Кучерене. Эта жалоба далее поступила в Военную прокуратуру Северо-Кавказского военного округа. "И тут снова военные предприняли действия, чтобы замять дело, - рассказывает Дроздова. - Нам пришло уведомление от военного прокурора 316 военной прокуратуры гарнизона. В нем говорится, что наш доверенный адвокат Инна Голицина написала заявление, в котором просит не рассматривать наше обращение. Мы были шокированы. Обратились к адвокату, а она ответила, что на самом деле никаких заявлений не писала", - пояснила Дроздова.

Потом на семью погибшего солдата начали давить. Им неоднократно звонил человек, который вначале просил, а потом жестко требовал забрать жалобу. По телефону он представился надзорным прокурором Нальчика Зауром Эльдаровым. У Ирины Сулоевой было множество бесед с адвокатом. Голицина признала, что на нее оказывается давление со стороны военных и сказала, что хочет продолжить свою карьеру, поэтому... В общем, поэтому предпринимать еще какие-либо действия по помощи потерпевшим она не стала.

В январе 2008 года Ирину Сулоеву и ее маму вызвали для дачи показаний в военную прокуратуру Алтайского края. Им сказали, что разбирательство ведется в связи с их жалобой в Общественную палату РФ. Местные работники прокуратуры посоветовали обратиться к президенту страны. Кстати, после из военной прокуратуры края никаких известий о деле не приходило.

От идеи написать письмо президенту супруга солдата не отказалась. Письмо было написано. При этом Ирина попросила адвоката сделать копии документов о том, какие сведения ей удалось собрать по поводу того, что следствие было проведено некачественно, с нарушением закона. Сюда должны были войти показания специалистов о том, что экспертиза трупа составлена с нарушениями и ее итоги сфальсифицированы. Но по сей день Ирина не может найти адвоката. Инна Голицына скрывается, не отвечает на звонки. Помощник адвоката в телефонном разговоре сообщил Сулоевой, что передавал просьбы Ирины откликнуться, что адвокат так и не объявился.

Письмо президенту полгода лежит так и неотправленное, поскольку нужны копии документов. Людмила Дроздова говорит, что они уже и готовы снова поехать в Кабардино-Балкарию, чтобы найти скрывающегося адвоката, но у них больше нет денег. За время разбирательств и судов они "проездили" около 250 тыс. руб. После суда им вернули всего 50 тыс. руб. Семья истощена.

Напомним, что в течение двух лет Ирина Сулоева обращалась во всевозможные инстанции. Каждый раз ее прилично "отфутболивали". Она писала главному военному прокурору, министру обороны РФ Анатолию Сердюкову, командующему войсками Северо-Кавказского военного округа Александру Баранову. Вдова искала помощи и в фонде "Право матери". Здесь ей предлагали найти новых свидетелей, потому, что лишь это может вернуть дело на дорасследование. И опять-таки Ирина использовала все попытки привлечь к делу людей, которые могут рассказать о многом. Правда допрашивать этих людей в суде не посчитали нужным.

Напомним, цинковый гроб с солдатом привезли домой в два часа ночи 20 сентября 2006. Мать Евгения - пенсионерка, имеет инвалидность, со слезами рассказывала: "Привезли, занесли в ограду и бросили... Я как гроб увидела, всю сразу заколотило. Пока меня наши мужики в дом занесли, начали откачивать, провожатые - двое мужчин в военной форме - просто исчезли. Мы выбегаем на улицу, а их машины уже нет... Ничего нам не оставили: ни документов, ни вещей Женькиных".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.