Константин Затулин: Грузия проводит политику поощрения терроризма

Гагра, 8 июля 2008, 10:18 — REGNUM  За последние дни участились теракты в Абхазии, в Южной Осетии также произошло несколько терактов, кроме того, там возобновились военные действия. В результате взрывов в Абхазии есть погибшие, в Южной Осетии также в терактах и во время перестрелки погибли люди, есть раненые. Ситуацию корреспонденту ИА REGNUM прокомментировал директор Института стран СНГ, первый заместитель председателя комитета Государственной думы РФ по делам СНГ и связям с соотечественниками, Константин Затулин ("Единая Россия").

- Ситуация достаточно тревожная и напряженная. Все это время проводимая политика Грузией - это политика поощрения терроризма, нападений из-за угла диверсионных актов, несанкционированных и неоправданных нарушений режима прекращения огня. В случае с Осетией это привело на грань возобновления военного конфликта. В случае с Абхазией сегодня политика реально нацелена на срыв курортного сезона в Абхазии, одного из двух сезонов в году, в течение которых Абхазия зарабатывает средства на целый год, и не только Абхазия как таковая, но и люди живущие там.

Это фальшивая абсолютно по своим основаниям политика Грузии, которая где-нибудь в ОБСЕ требует уважения территориальной целостности и рассказывает о себе как о розовой и пушистой, и одновременно с этим палец о палец не ударяет, как минимум, для того, чтобы немедленно прекратить теракты, для того, чтобы никому не было повадно заниматься провокациями, обстрелами и подрывами. Невозможно вести серьезные отношения со стороной, которая говорит одно, а делает другое, которая не заинтересована, судя по всему, в мирном в урегулировании конфликтов.

Те или иные призывы уважать территориальную целостность Грузии, те или другие заявления, которые периодически звучат на международной арене - они, может быть, вдохновлены благими намерениями, но на самом деле мостят дорогу к возобновлению конфликтов, потому что воспринимаются грузинскими властями как поощрение их политики. А политика эта продолжает оставаться агрессивной - в духе: чем хуже для Осетии и Абхазии, тем лучше для Грузии. При таком подходе урегулирование никогда не может быть достигнуто на условиях Грузии, потому что всегда против этого будет выступать другая сторона.

ИА REGNUM: Что, по-вашему, нужно делать для того, чтобы прекратить взрывы и стрельбу? В Южной Осетии, например, некоторые предлагали сменить руководство миротворцев.

- Я не исключаю, что персонально у кого-то и из руководителей миротворческого контингента нет должной решимости для того, чтобы пресекать подобного рода действия, чтобы принуждать к сохранению мира. Надо заметить, что миротворцы очень осторожны, и эта осторожность временами совершенно ложно трактуется как трусость или нежелание ввязываться в конфликты. Такого отношения к миротворческой миссии не должно быть. Миротворцы на то и миротворцы, что они должны этот мир творить. Они должны иметь возможности, силы и средства для того, чтобы карать за нарушение режима прекращения огня и принуждать к миру.

Вот, что, мне кажется, важно подчеркнуть, поскольку были за последнее время и случаи захвата миротворцев, и случаи атак на миротворцев. Они не всегда получали должный отпор, не всегда демонстрировали готовность миротворцев к действиям в заведомо провокационной ситуации. В этом вопросе это иногда не вина солдат и офицеров, может быть, это недостаток разъяснительной работы со стороны командования. Не всегда правильно даем поручения, очень боимся быть обвиненными в том, что мы превысили свои полномочия. Как раз отсутствие необходимого отпора поощряет к подобным действиям и это должно быть пресечено. Вот это я хотел бы подчеркнуть, потому что были эпизоды и в прошлом, и в настоящем, свидетельствующие о том, что хотели сохранить все время худой мир, дабы не потерять лицо. Другая сторона откровенно на этом паразитирует. Она сама нарушает и считает, что с гуся вода, считает что все сойдет с рук. Такой уверенности у настроенных на нарушение режима прекращения огня не должно быть.

ИА REGNUM: Раньше факты подрывов в зонах конфликтов были единичными. Сейчас же они происходят чуть ли не каждый день. Поменялись методы ведения войны? Почему происходят именно теракты?

- Теракты - это политика или действия слабой стороны, и терроризм - это оружие по каким-то причинам слабых или неспособных политических сил государств, потому что они не верят в свои силы, возможности. Они вынуждены прибегать к таким варварским методам для того, чтобы хоть как-то заставить с собой считаться. Это первое, что я хочу заметить: терроризм - это оружие заведомо слабых.

Конечно, есть организации, которые обожествляют террор и считают, что не может быть других методов. И у нас в России в XIX веке, были целые движения, которые вдохновлялись безнаказанностью террора, его результативностью, его всепроникающим характером, невозможностью уберечься от террора. Но опыт показывает, что те, кто вступает на путь террора, сами развращают цели, они могут быть избыточно благородные, - борьба за свободу. Цели эти неминуемо страдают и, в конце концов, всякая борьба за свободу превращается в элементарный перечень преступлений. Вот в чем опасность попыток на государственном уровне поощрять терроризм.

Такого рода попытки в отношении самого государства имеют очень серьезные последствия и приводят фактически к перерождению государства в террористическое, происходит превращение руководителей государства в покровителей уголовщины, преступлений. Цепь эта немедленно возникает. Конца и края в этом случае не бывает видно. Вот в чем проблемы, которые сегодня уже, я уверен, возникают в Грузии. Грузия ступила на скользкий путь. Конечно, я не стараюсь прямо обвинять руководство Грузии в том, что оно стоит за взрывами в Гали, в Сухуми и еще где-то. Но руководство Грузии - это факт - с 94 года, с того момента, когда миротворцы оказались в зоне грузино-абхазского конфликта, палец о палец не ударили, чтобы демонстративно осудить, пресечь какие-либо диверсионные попытки. Они делают вид, что не пойман - не вор, это озлобляет население Абхазии, это настраивает определенным образом население России, вынуждает югоосетинскую сторону видеть в Грузии потенциальную опасность. Я не вижу, что Грузия выигрывает от этого.

На наших глазах происходила вся эта чеченская эпопея. И вот с того момента как война в Чечне выразилась в череду террористических актов, "Норд-Ост", Беслан и так далее всякое сочувствие, которое испытывали к Чечне на Кавказе или вообще за пределами РФ, - оно сменилось осторожностью, если не брезгливостью.

Абхазия и Южная Осетия прошли достаточно долгий путь в борьбе за свою независимость и признание, но они ни разу не прибегали к террористическим вылазкам, к взрывам бомб где-нибудь в Тбилиси, на исконно грузинских землях. Если они для себя исключают это, то в таком случае на каком основании власть в Грузии до сих пор не отмежевалась от всего этого и не предприняла каких-то действий для того, чтобы кто-то ей поверил, что она действительно не заинтересована в терроризме на этих территориях. Напротив, она использует эти диверсионные акты для того, чтобы говорить, что ситуация в регионе остается неспокойной, что международное сообщество должно вмешаться и т. д. И очевидно, что по римскому правилу "кому выгодно" Грузия тест не проходит в Абхазии и Осетии. Очень похоже на то, что она рассматривает эту версию как выгодное для себя развитие событий, чтобы дестабилизировать обстановку и в Южной Осетии, и в Абхазии, усложнить сегодняшнюю миссию России по поддержанию мира в регионе.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.