Что нужно Китаю от России: дороги, мосты, таможни и китайские рабочие

Весь мир, 18 июня 2008, 17:14 — REGNUM  Участники X заседания российско-китайского Координационного совета по межрегиональному торгово-экономическому сотрудничеству, который проходил 11-12 июня в Урумчи (Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая), отметили ряд основных проблем, которые возникают в сфере приграничных отношений. Одна из них - структура товарооборота, преобладание в нем экспорта из России сырья, что беспокоит Москву. С 1 июля 2007 года Россия установила экспортный тариф на необработанную древесину в размере 20% от таможенной стоимости, с 1 апреля 2008 - 25%, а с 2009 года эта цифра составит 80%. Федеральные власти пошли на это в расчете на то, что китайские предприниматели будут инвестировать в создание перерабатывающих предприятий на российской территории. Однако ожидания пока не оправдались. Так, начальник управления внешнеэкономических связей и торговли Амурской области Александр Кивал отметил, что в настоящее время на территории области зарегистрировано более сотни предприятий с китайскими инвестициями, но доля их капиталовложений "смехотворно мала" - она составляет менее 3% от общего объема иностранного капитала.

"Практика показывает, что китайские партнеры очень быстро утрачивают интерес к совместным инвестиционным проектам", - сказал Кивал. Он считает, что главными причинами такого положения дел является, например, необходимость участия таких предприятий в конкурсах на освоение природных ресурсов на общих основаниях, незнание российского законодательства, неготовность исполнять требования экологических норм, откровенная ориентация на вывоз сырья, а не на его переработку в России.

С тем, что проблема межрегиональной российско-китайской инвестиционной политики существует, согласился и вице-мэр города Маньчжурия Сюй Вэйхуа. "В настоящее время руководители совместных предприятий считают, что инвестиции в регионы России - очень сложный процесс, который характеризуется затратами времени и высокой себестоимостью. Поэтому необходимо, чтобы центральные и региональные власти согласовали свои действия и активно сотрудничали в данном направлении", - считает Сюй Вэйхуа. Он подчеркнул, что если Россия не изменит основные подходы к инвестиционной политике, то ждать большой активности от китайских инвесторов вряд ли стоит.

Вице-мэр Маньчжурии также обозначил еще одну серьезную проблему в отношениях приграничных территорий России и Китая: "Структура китайско-российских товарных поставок однообразна. В качестве импортных товаров в основном закупается лес, сырая нефть, продукты производства химической промышленности. На экспорт идет продукция легкой промышленности, текстиль, овощи и фрукты, бытовые приборы". Кроме того, отметил Сюй Вэйхуа, процентное соотношение импорта и экспорта препятствует более глубокому развитию приграничной торговли.

По данным замначальника департамента торговли провинции Цзилинь Чень Кэ, в 2007 году внешний товарооборот провинции с российскими регионами составил $801,9 млн, в том числе экспорт - $723,89 млн (рост по сравнению с 2006 годом - 114,25%), импорт - $78,01 млн (рост - 27,12%). Аналогичные диспропорции - когда ввоз товаров в Россию практически в 10 раз превышает поставки в Китай и темпы роста свидетельствуют, что эта тенденция будет лишь нарастать - характерны и для других провинций. Ранее ИА REGNUM сообщало, что, например, в январе-октябре 2007 года объем экспорта из Хэйхэ (один из центров приграничной торговли в провинции Хэйлунцзян) в Россию составил $1,11 млрд (рост по сравнению с 2006 годом - 104,96%), импорта из России в Хэйхэ - более $88 млн (рост - 8,12%).

Представители практически всех регионов на координационном совете отмечали огромное значение туризма в российско-китайских приграничных отношениях. Для Китая этот приграничный туризм важен в связи с тем, что увеличение числа туристов влечет рост доходов местных бюджетов и предприятий, а также рост вывоза товаров в Россию, в том числе контрабандным путем. Для некоторых российских регионов он важен, по мнению опрошенных ИА REGNUM экспертов, отчасти потому, что контрабандные деньги иногда играют серьезную роль в местной политике.

Впрочем, о контрабандной стороне товарообмена между регионами России и Китая на координационном совете не было сказано ни слова. Только заместитель начальника департамента торговли провинции Хэйлунцзян Чжао Вэньхуа в своем выступлении косвенно обозначил эту проблему: "Правительство России выдвинуло требование об ограничении количества товаров, вывозимых российскими туристами из Китая (в настоящее время из Китая можно ввести в Россию не более 35 кг вещей, остальное облагается пошлиной - прим. ИА REGNUM). В 2007 году были введены ограничения в области розничной торговли на территории России для иностранцев. Эти ограничения оказали серьезное влияние на развитие приграничной и народной торговли между странами. Надеемся, что вместе с нормализацией порядка китайско-российской приграничной торговли российская сторона в кратчайшие сроки начнет проводить политику, способствующую развитию приграничной торговли".

ИА REGNUM в свое время подробно описывало технологию контрабандной доставки китайских товаров в Россию в рамках безвизового туризма. Суть ее заключается в том, что турфирмы фактически вербуют российских граждан, возмещая им полностью или часть транспортных и гостиничных издержек при посещении Китая. В обмен туристы вывозят из Китая беспошлинных 35 кг товаров. Такой вид туризма развит в Забайкальском, Хабаровском, Приморском краях, Амурской и Еврейской автономной областях. По оценкам экспертов, более 70% российских туристов из этих регионов, посещающих Китай, фактически занимаются контрабандой.

В Амурской области 98% выездного туризма приходится на КНР. Среди иностранных граждан, посещающих Приамурье, граждане Китая составляют 99,9%. Однако здесь, как и в вопросе с товарооборотом, наблюдается большой дисбаланс, правда в обратную сторону. Если за сутки из Благовещенска в Хэйхэ выезжают до 1,5 тыс. туристов, то за весь 2007 год число китайских туристов, прибывающих в Россию через Благовещенск, составило лишь 9,6 тыс., увеличившись по сравнению с 2006 годом на 1%. По данным мэрии Маньчжурии, в 2007 году город посетили 1,8 млн россиян. По словам заместителя председателя комитета международного сотрудничества, внешнеэкономических связей и туризма Забайкальского края Валентина Аникьева, в прошлом году только по безвизовому режиму Китай через забайкальские пункты пропуска посетили 310,7 тыс. человек. Поток китайских туристов в Забайкалье невелик, но даже он сократился на 52% по сравнению с 2006 годом. Специалисты называют несколько факторов, ведущих к снижению потока китайских туристов в российские регионы. Это высокие цены на гостиницы и транспорт; нехватка инфраструктуры, ориентированной на туристов из КНР; приостановка китайской стороной оформления туристам одноразовых загранпаспортов образца 1992 года.

С серьезными проблемами столкнулся проект туристического маршрута "Алтай - золотые горы" ("Алтай - Цзиньшань"), разработанный по инициативе совета "Наш общий дом - Алтай" (в него входят представители регионов России, Казахстана, Монголии и Китая, расположенных в Алтайской горной системе) еще в 2006 году. Только в 2007 году удалось провести пробный автомобильный пробег по Алтайской горной системе. Нерешенными пока остаются вопросы упрощенного пересечения границ, визовой поддержки, что делает этот маршрут дорогостоящим и сложным в организационном плане, а это не способствует его широкой популярности. И российская, и китайская сторона в Урумчи заявили о необходимости упрощения формальностей при путешествиях по маршруту "Алтай - Цзиньшань".

Однако очевидно, что препятствуют реализации этого туристического проекта не только таможенные и визовые формальности, но и слабо развитая дорожная инфраструктура в районе Алтая.

Впрочем, даже в других, более вовлеченных в приграничные отношения регионах, наблюдаются сложности в пограничной инфраструктуре. В ряде регионов объемы товарооборота и туристического потока уже столь велики, что действующие КПП с ними справляются с трудом. Например, представитель Амурской области Александр Кивал указал на необходимость строительства нового пограничного перехода через реку Амур в районе городов Благовещенск и Хэйхэ, поскольку в грузовом порту Благовещенска сегодня "стесненные условия для масштабных грузопотоков". В связи с этим руководство Амурской области считает, что необходимо в районе поселка Канигурган, ниже Благовещенска по Амуру на 7 км, создать КПП, построить новый комплекс зданий и сооружений с соответствующим технологическим оборудованием. Кроме того, Александр Кивал предложил перевести в практическую стадию решения вопрос строительства моста через Амур в районе столицы Приамурья, договоренность о чем была достигнута и зафиксирована межправительственным российско-китайским соглашением еще в 1995 году. "Сейчас же простои перевозок в периоды между речной навигацией и устройством ледовой дороги через Амур составляют 110 дней в году", - сказал Кивал.

Представитель провинции Хэйлунцзян Чжао Вэньхуа предложил ускорить расширение инфраструктуры железнодорожного пункта пропуска "Суйфэньхэ - Гродеково" (Приморье). "Надеемся, что российская сторона ускорит процесс реконструкции и расширения железнодорожного пути на станции Гродеково, чтобы увеличить пропускную способность", - отметил он. Кроме того, власти Хэйлунцзяна выразили заинтересованность в восстановлении регулярных рейсов пассажирских автобусов от города Хулинь до Гродеково. "Российская сторона дала согласие на то, что после реконструкции КПП движение будет восстановлено. Предлагаем решить этот вопрос как можно скорее", - сказал Чжао Вэньхуа, выразив сожаление, что сейчас КПП с обеих сторон работают не в полную мощность.

Также китайская сторона предлагает как можно скорее перевести пассажирское направление КПП "Дунин - Полтавка (Приморье)", "Тунцзян - Нижнеленинское (Еврейская АО)" на семидневный 12-часовой режим работы без обеденного перерыва.

Говоря о развитии приграничной инфраструктуры, зампред комитета международного сотрудничества Забайкальского края Валентин Аникьев предложил сторонам активизировать работу по заключению межправительственного соглашения о строительстве автомобильного моста через Амур в районе КПП "Покровка - Логухэ"; начать работу по переводу грузового направления международного автомобильного пункта пропуска "Забайкальск - Маньчжурия" на 24-часовой режим работы и переходу пункта пропуска "Староцурухайтуй" на семидневный режим работы; приданию двустороннему автомобильному пункту пропуска "Олочи" статуса грузопассажирского.

Заместитель начальника департамента коммерции провинции Цзилинь Чень Кэ считает необходимым в рамках развития приграничных отношений заняться расчисткой железнодорожного перехода "Хуньчунь - Камышовая (Приморье)". "Этот переход является важным каналом для Северо-Восточного Китая, - говорит Чень Кэ. - Дорога долгое время находится в плохом состоянии. В настоящее время китайская сторона сделала все для того, чтобы дорога функционировала, однако российская компания не может ввести дорогу в стадию регулярной эксплуатации в связи с неурегулированностью отношений с РЖД. Российским властям на местном уровне необходимо принять меры для бесперебойного функционирования этого перехода".

Основной принцип подхода китайской стороны к вопросам приграничной инфраструктуры хорошо выразил вице-мэр Маньчжурии Сюй Вэньхуа: "Беспрепятственное пересечение границы - одна из главных задач расширения китайско-российской инвестиционной деятельности и сотрудничества в приграничных регионах. Следует совместно ускорить строительство инфраструктуры на пропускных пунктах, усилить сотрудничество в области управления КПП и технологии осмотра при пересечении границы. Для этого необходимо содействие со стороны таможенных органов, управления по надзору за качеством, инспекции по карантину и др. Нужно продолжить создание новой модели пограничного контроля, разработать и применить на практике информатизацию перехода границы".

Наиболее сложным пока представляется развитие отношений с Россией Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР) Китая. У Приморского, Хабаровского, Забайкальского краев, Амурской и Еврейской автономных областей существует не только общая граница с провинциями Хэйлунцзян, Цзилинь, автономным районом Внутренняя Монголия, но и весьма развитая исторически сложившаяся инфраструктура. А СУАР на севере граничит с российской Республикой Алтай - протяженность границы здесь не превышает 55 километров, проходит она по горным хребтам на высоте 2,8-4 тыс. км над уровнем моря. В силу того, что в годы Советской власти СССР и КНР было проще развивать отношения через Казахстан, этот участок границы вообще не имел дорог, из всей инфраструктуры здесь существуют лишь пограничные заставы. КПП, в силу отсутствия дорог, здесь нет.

По словам заместителя председателя правительства Синьцзяна Ху Вэя, в свете реализации государственного плана по стратегическому развитию запада Китая, СУАР выбрал в качестве приоритетного торгово-экономическое сотрудничество с сопредельными государствами, в том числе с Россией. Это обусловлено геополитическими особенностями Синьцзяна, который имеет самую длинную в КНР сухопутную границу с несколькими государствами: Монголией, Россией, Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном и Афганистаном, а также Северными территориями индийского штата Джамму и Кашмир, контролируемыми Пакистаном.

В настоящее время в СУАР существует несколько десятков контрольно-пропускных пунктов на границе с этими государствами, в первую очередь с Казахстаном. Через них осуществляется товарооборот и посещение туристами Китая. Кроме того, в настоящее время ведется строительство китайско-казахского трубопровода "Дружба - Алашанькоу".

На этом фоне отношения СУАР с Республикой Алтай и Алтайским краем практически не развиваются и характеризуются крайне низкими показателями по сравнению с приграничными территориями России и Китая на востоке. По данным Ху Вэя, внешнеторговый оборот между СУАР и Россией в 2007 году составил $600 млн (при общем товарообороте между РФ и КНР в $48 млрд). Если же учесть, что доля приграничной торговли в общей структуре товарооборота, как правило, держится на уровне 20%, то получается, что на приграничную торговлю между СУАР и российскими пограничными регионами не может приходиться более $120 млн - и это еще весьма смелая оценка. Реально он меньше, учитывая практически полное отсутствие сообщения Западной Сибири с Урумчи. То есть в общем объеме приграничной торговли (более $8 млрд в 2007 году) Синьцзян на фоне других китайских провинций занимает очень скромное место - на его долю приходится менее 1,5% российско-китайского объема приграничной торговли.

По мнению губернатора СУАР Нур Бакри, потенциал развития отношений между Россией и СУАР огромен, но практически не освоен. Препятствует дальнейшему развитию отсутствие дороги между Урумчи и российским Горным Алтаем. Нур Бакри считает, что, если не решить вопрос о строительстве автомобильной и железной дорог через пограничный перевал Канас, то говорить об интенсификации отношений между Синьцзяном и Западной Сибирью бессмысленно. "В настоящее время товарооборот идет через Казахстан, что не способствует его (товарооборота) росту", - заявил председатель правительства Синьцзян-Уйгурского автономного района. По его словам, китайская сторона может завершить работы по строительству дорог до Канаса в течение двух лет.

Однако, как уже неоднократно сообщало ИА REGNUM, проект строительства этой дороги, впервые озвученный в 1998 году, имеет немало противников в России. Одним из главных аргументов противников строительства дороги является опасение якобы неизбежной после строительства дороги неконтролируемой миграции китайцев. Кроме того, в 1998 году российское плато Укок, по которому должна пройти проектируемая дорога, было внесено в Список всемирного природного наследия ЮНЕСКО, в связи с чем резко против этого проекта выступают экологи и западная общественность.

Учитывая это обстоятельство, власти СУАР предлагают развивать хотя бы транзитные направления приграничных отношений с Россией, а именно "усилить работу по перевозке грузов автомобильным и железнодорожным транспортом по направлениям Китай-Казахстан-Россия и Китай-Монголия-Россия, вести работу по открытию "зеленого коридора" для автомобильных перевозок по маршруту Тайкишкен (КНР) - Булган (Монголия) - Кобдо (Монголия) - Ташанта (Россия)". При этом представители правительства Синьцзяна уверили, что примут все необходимые меры для "открытия переходов Тайкишкен (китайско-монгольская граница) и Хуншаньцзуй (китайско-казахстанская граница) для третьей страны (России)". Однако при этом Ху Вэй все-таки предлагал включить в текст итогового протокола предложение об изучении возможности строительства КПП "Канас". Однако в итоговый протокол это предложение не вошло. В протоколе зафиксировано предложение о "зеленом коридоре" и изучении возможности открытия авиасообщения между Барнаулом и Урумчи.

В заседании совета по приграничному сотрудничеству принимал участие министр внешних связей Якутии Георгий Никонов. Несмотря на отсутствие общей границы, и даже отдаленность от нее, представитель Якутии заявил о заинтересованности региона в сотрудничестве с китайскими провинциями. По его мнению, сотрудничество возможно в сферах энергетики и освоения природных ресурсов. "Запасы высококачественных месторождений угля экспортных марок сконцентрированы в Южной Якутии. Крупнейшим из них является Эльгинское каменноугольное месторождение. С его освоением на первом этапе добыча угля в Якутии возрастет на 30 млн т в год", - заявил Никонов. Кроме того, большие возможности сотрудничества открываются в свете принятой правительством России Программой создания в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке единой системы добычи, транспортировки газа и газоснабжения с учетом возможного экспорта газа на рынки Китая и стран АТР.

Помимо глобальных проектов, Якутия вовлечена и в обычный товарооборот с Китаем. Якутия заинтересована в развитии близлежащих и наиболее коротких транспортных коридоров в Китай. К такому выводу пришли в прошлом году участники трехстороннего круглого стола с участием Амурской области, Республики Саха (Якутия) и китайской провинции Хэйлунцзян. Якутские грузы до границы с КНР поставляются различными видами транспорта и смешанными видами перевозок: речными, автомобильными и железнодорожными. В качестве транзитной территории для поставок товаров между Якутией и Китаем используется Амурская область. Однако, как отметил представитель администрации Приамурья Александр Кивал, потенциал транзита грузов используется слабо. "Для более эффективного использования названного фактора предстоит отладить транзитную транспортную деятельность через территорию Амурской области, усовершенствовать организационную и техническую инфраструктуру, создать систему логистических комплексов".

В итоговый протокол X заседания российско-китайского Координационного совета по межрегиональному и приграничному торгово-экономическому сотрудничеству также вошло предложение по активизации сотрудничества в сфере поставок рабочей силы - речь идет, в первую очередь, о привлечении китайских трудовых мигрантов российскими компаниями. Для этого, как считают участники заседания, необходимо решить ряд вопросов и проблем. Одна из них - сложность оформления иностранных рабочих в России. Заместитель начальника департамента коммерции провинции Хэйлунцзян Чжао Вэньхуа отметил: "Сложности заключаются, во-первых, в самой процедуре оформления разрешения на привлечение иностранной рабочей силы российскими и совместными предприятиями. Процедура связана с оформлением документов в многочисленных центральных и региональных ведомствах, большими расходами и долгим ожиданием. Действующее российское законодательство требует, чтобы на каждого работника была заведена специальная карта. В случае изменения рабочего места нужно заново оформлять документы. Вторая сложность - недостаток квот на рабочую силу. Например, многочисленные предприятия с китайскими инвестициями занимаются в России лесопереработкой, строительством и выращиванием овощей и имеют большой спрос на работников, однако Россия ввела серьезное ограничение по количеству иностранных работников и затрудняет деятельность таких предприятий. Поэтому мы рассчитываем на то, что, исходя из необходимости привлечения больших капиталов с китайской стороны и налаживания той же лесопереработки на территории России, РФ, в свою очередь, увеличит квоты на иностранную рабочую силу, необходимую предприятиям с китайскими инвестициями, а также упростит и удешевит процедуру оформления документов".

Итоговый протокол X заседания подписали руководители делегаций: с российской стороны вице-губернатор Алтайского края Борис Ларин, с китайской - заместитель председателя правительства СУАР Ху Вэй. Следующее заседание совета пройдет в мае-июне 2008 года в Благовещенске.

Как уже сообщало ИА REGNUM, российско-китайский координационный совет по межрегиональному и приграничному торгово-экономическому сотрудничеству был создан в 1998 году в рамках подписанного 10 ноября 1997 года Соглашения между РФ и КНР о принципах сотрудничества между администрациями субъектов России и местными правительствами Китая. Заседания совета проходят ежегодно. Приоритетными направлениями работы координационного совета считаются упорядочение приграничной торговли, в том числе в торговых комплексах на границе; туризма; развитие транспортной инфраструктуры в приграничье; совершенствование механизмов банковских расчетов, страхования и арбитража; повышение эффективности взаимодействия в области охраны окружающей среды; укрепление связей по линии пограничных, правоохранительных и миграционных служб.

X заседание проходило в Урумчи. В нем приняли участие представители Алтайского и Забайкальского краев, республик Алтай, Якутия, Амурской области, а также сотрудники МИД РФ. В составе китайской делегации были представители СУАР, провинций Хэйлунцзян, Цзилинь, Ляонин, автономного района Внутренняя Монголия.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.