Юрий Шевцов: Авторитарная модернизация и крупная промышленность Беларуси

Минск, 3 июня 2008, 00:42 — REGNUM  

Крупная промышленность Беларуси - ключ к пониманию происходящего в белорусской экономике. Собственно, белорусская экономика в целом является системой обеспечения для примерно 200 экспорто-ориентированных предприятий, на каждом из которых занято свыше 1000 работников. Эти предприятия являются градообразующими для большинства малых и средних городов Беларуси. Они же - градообразующие и для города Минска. На момент распада СССР на них было занято около половины промышленных рабочих БССР и именно через них Беларусь вывозила за свои пределы около 80% производимой промышленной продукции. Они являлись как правило завершающим звеном в международной технологической цепочке, где производилось сложное изделие. На 1990 год около 80 необходимых комплектующих для этих предприятий завозилось извне, в основном из России. Белорусский промышленный комплекс таким образом являлся всего лишь головным звеном для примерно в 3-4 раза большего промышленного комплекса, расположенного в России и связанного с белорусскими предприятиями технологически.

В 90-х годах белорусский промышленный комплекс не рухнул. За счет перехода к мобилизационной экономике и удачного сочетания внешнеполитических факторов в Беларуси этот промышленный комплекс в целом был сохранен. Сохранились и основные кооперационные связи между белорусскими предприятиями и российскими. То есть все происходящее в крупной промышленности Беларуси ныне можно рассматривать во внутрироссийском контексте, в Беларуси эволюционирует часть российского по сути промышленного комплекса.

Что происходит в белорусской крупной промышленности и как происходящее может повлиять на Россию?

Прежде всего бросаются в глаза суммирующие показатели: промышленный рост в Беларуси начался еще во втором полугодии 1996 года и с того времени никогда не прекращался. Независимо от того, низкие ли бы цены на углеводороды или высокие белорусская промышленность росла всегда темпами, превосходящими российские, как правило темпы промышленного роста колеблются между 1-3 местом в Европе и СНГ. В 1997 и 2006 годах рост промышленного производства в Беларуси превосходил 17%. Как правило, начиная с 1996 года ежегодный прирост превышал 10%. Костяк белорусской промышленности - крупные предприятия. Эти цифры в основном характеризуют крупные промышленные предприятия. ВВП в эти же годы рос в Беларуси в среднем на 7,9% в год, временами - 11%.

В чем причина такого высокого роста после начала повышения цен на углеводороды? Белорусская промышленность в основном энергоемкая и перерабатывающая, не добывающая. Почему не прекратился ее рост после повышения мировых цен на углеводороды?

Рост цен на углеводороды для Беларуси происходит медленно. Успешная несмотря на все споры политика относительно России позволила оттянуть переход к мировым ценам на углеводороды до 2011 года. Одновременно происходит рост общей капитализации Беларуси как часть общего процесса роста капитализации бывших постсоветских стран. Это позволило без особых нагрузок нарастить внешний долг и продать часть собственности по высоким ценам. Было выиграно время для перехода к модернизации крупных промышленных предприятий и структурным реформам в экономике.

Европейская интеграция оказалась успешным проектом и к границам Беларуси приблизился самый емкий на планете рынок. В восточной Европе начался заметный экономический рост. Рост двусторонней торговли с восточно-европейскими странами и экспорт в развитые европейские страны продукции белорусской нефтехимии в значительной степени компенсировали потери от роста цен на российские углеводороды. В экономике Беларуси стихийно прошла структурная перестройка: ведущим сектором стала нефте-химическая промышленность. Нефте-химия была в значительной степени модернизирована. Полученные доходы в значительной степени перекачиваются в иные сектора экономики или в в программы структурной перестройки экономики в целом. Свыше половины белорусского экспорта ныне составляет продукция этого сектора. Значение машиностроения и радио-электроники снизилось.

Рост емкости российского рынка, насыщенного газо-нефтедолларами, расширило экономическое пространство, на котором стали работать белорусские предприятия в России. Внутренние инвестиции в российскую промышленность часто являются инвестициями не в конкурентные белорусским предприятиям заводы, а в звенья давно сложившихся технологических цепочек, в которых белорусские предприятия являются головными звеньями. Это - косвенные инвестиции в белорусскую промышленность. Сочетаемые с инвестициями в сами белорусские предприятия за счет, прежде всего, белорусской нефте-химии, они привели к быстрому обновлению всего промышленного комплекса, связанного с белорусскими предприятиями.

Белорусские предприятия в ряде случаев прорываются на новые очень крупные рынки сбыта. А вместе с ними и их российские - преимущественно смежники. Наиболее заметен в этом плане успех производящей удобрения Белорусской калийной компании, являющейся картелем белорусских калийщиков и российского "Уралкалия". А также - обоих белорусских НПЗ, ворвавшихся на рынок Голландии и Великобритании. Около 40% акций одного из этих НПЗ - Мозырьского - принадлежат российским собственникам, значительная часть перерабатываемой нефти на этих НПЗ - нефть российских "давальцев", которые экспортируют полученные нефтепродукты в страны ЕС.

Если бы Беларусь сохранила доступ к российским энергоносителям по внутрироссийским ценам, можно было бы ожидать темпов роста белорусской промышленности, вероятно, где-то в районе 30% в год. А рост общей капитализации РБ в этом случае привлек бы в Беларусь в рамках приватизации и инвестиционных программ гораздо больше внешних ресурсов, чем это происходит ныне. Тем не менее, переход Беларуси на более высокие цены на углеводороды происходит и именно этот переход, пусть и растянутый по времени, вызвал переход к очень быстрой технологической модернизации промышленности и к структурной перестройке экономики. Переход начался примерно с 2003 года и уже можно констатировать определенные наметившиеся тенденции.

Прежде всего, в Беларуси принята очень важная программа, даже серия программ по достижению энергетической безопасности. Они сводятся к уменьшению потребления российского газа в общем балансе и к уменьшению потребления энергии на единицу продукции вообще.

В рамках этих программ особое значение занимают:

Энергосбережение.Энергосбережение касается не только промышленности, но и иных секторов экономики. Но, как правило, совпадает с переходом к новым технологиям, вызванным необходимостью обычного роста конкурентоспособности на рынках. В целом, за счет энергосбережения потребление энергии на единицу продукции должно сократиться за 10-15 лет не менее, чем двое. Как правило эти программы выполняются. А в силу того, что Беларуси досталась очень энергоемкая и расточительная советская технологическая база, резервы экономии за счет энергосбережения - очень велики.

Происходит структурная перестройка энергетического сектора. Намечено построить множество малых ГЭС, резко увеличить использование местных источников энергии, увеличить использование угля, особенно в цементной отрасли, значительно расширить потребление биотоплива. Производство и потребление биотоплива становится целой новой отраслью экономики. Это особенно важно для пораженных радиацией в результате аварии на ЧАЭС территорий Беларуси поскольку косвенно снижает нагрузки на преодоление последствий этой аварии.

Принято политическое решение о строительстве атомной электростанции. При удачном завершении ее строительства к 2018 году Беларусь будет получать 10-15% энергии этой станции. Если АЭС будет расширена или построена еще одна, тогда соответственно доля ядерной энергии может превысить 30%.

В целом к 2018-2020 гг. доля газа в энергопотреблении должна упасть с нынешних 90% до примерно половины. Однако объемы потребляемых газа и нефти предполагается сохранить примерно на том уровне, на котором имеет место ныне. Просто новая структура энергетического сектора должна будет обеспечивать производство примерно в 2-3 раза выросшего ВВП.

В Беларуси началось вытеснение с национальной территории энергопотребляющих звеньев промышленных предприятий. Оценить значение этого процесса для энергетики Беларуси сложно. Но практически все крупные предприятия сейчас создают вне территории РБ сборочные предприятия. В некоторых случаях, прежде всего, в Венесуэле предполагается построить предприятия с полным циклом производства. Фактически - это предприятия-дублеры крупнейших белорусских "гигантов" - МТЗ, МАЗ, БелАЗ и т.д.

Внутри Беларуси происходит плановый очень быстрый рост сферы услуг. Экспорт услуг ныне является очень важным фактором, позволяющим хоть немного удерживать внешнеторговый баланс с некритичным для экономики дефицитом. Технологическая модернизация и структурная перестройка экономики в РБ происходит одновременно с ростом цен на углеводороды. Это привело к возникновению большого дефицита внешнего торгового баланса по товарам. Транзитные услуги и сектор услуг вообще приобретают все большее значение для экономики. Значение крупной промышленности падает. Именно в сектор услуг уходит значительная часть рабочей силы. Доля промышленных рабочих в структуре занятости быстро падает. Если в 1990 году доля занятых в промышленности составляла около половины всех занятых, то ныне - немногим выше трети. К 2018-2020 гг., вероятно, количество занятых в промышленности стабилизируется на уровне четверти-трети от общего количества занятых при резко выросшей производительности труда.

В принципе, авторитарная модернизация в Беларуси - это если смотреть структурно, переход от индустриальной экономики к постиндустриальной. Просто Беларусь переходит к постиндустриальной экономике не посредством европейской интеграции, то есть не за счет превращения в страну-экспортер дешевой рабочей силы для развитых стран Европы, как иные восточно-европейские страны. Беларусь переводит в постиндустриальность экономику, сохраняя собственный промышленный сектор в качестве основы экономики. В силу того, что белорусская промышленность - по сути часть российского промышленного комплекса, значит, в постиндустриальность своеобразным путем переходит как минимум часть большой России.

Помимо макроэкономических мер белорусская промышленность испытывает на себе все прелести адаптации к рыночным методам "хозяйствования". Социалистическая по сути экономика РБ второй половины 90-х годов быстро перестраивается в государственно-капиталистическую. Беларуси фактически развернута социальная революция. Переход к "рыночным преобразованиям" проходит нестандартным для постсоветских стран путем под полным управлением авторитарного государства, без шоковой терапии и не сопровождается демократической риторикой. Этот переход представляет из себя ряд менеджерских по своей идеологии решений технократического плана, принятых государством в конечном счете в интересах крупной промышленности.

Ключевым является видимо создание собственных товаропроводящих сетей. В рамках разделения труда, которое досталось РБ от советских времен белорусские производители были просто поставщиками крупных партий готовой продукции распределяющим "органам", находившимся в Москве. В 90-х годах эти "органы союзного отраслевого управления" трансформировались в громадное количество посреднических структур. Создание собственных товаропроводящих сетей стало для белорусской промышленности и общества больше чем освоением очередного уровня в технологической цепочке на пути к покупателю. Фактически в виде этих сетей возник целый класс торговцев, коммерсантов, интегрированных в крупное производство. Изменилась сама структура управления белорусскими предприятиями, внутренняя атмосфера в коллективах, система планирования и управления ими. Государственные предприятия трансформировались в структуры, которые уже не так просто уничтожить в ходе приватизации конкурентам, обрели рыночную устойчивость, очень заметно выросла их капитализация. Возникло множество проблем, связанных с угрозой коррупции и номенклатурной приватизации. Но негативные моменты пока авторитарная система власти позволяет нейтрализовать. Создание ТПС происходит одновременно с освоением предприятиями новых рынков сбыта и сырья. То есть менеджерские отделы в силу чисто культурных особенностей тяготеют к своим трудовым коллективам и очень зависят от поддержки со стороны государства на самом высоком уровне.

Белорусские предприятия потеряли свою прежнюю узкую специализацию. МТЗ, БелАЗ, МАЗ, Гомсельмаш и т.д. перестали быть производителями огромных количеств однотипных машин. Теперь эти предприятия производят целые спектры техники в рамках своей общей специализации. Это привело к новому качеству белорусских крупных предприятий. Они стали ядрами целых полноценных отраслей промышленности, способных к глубокому преобразованию и эксплуатации рынков целых стран. А значит возникла новая основа для взаимного интереса предприятия и государства. Государство теперь может ставить своей целью преобразование целых стран при опоре на мощности белорусской промышленности, а, значит, политический вес Беларуси во многих случаях вырос.

Особенно хорошо это видно на примере Венесуэлы. Беларусь оказалась в состоянии поставить задачу разрешить проблему продовольственной безопасности этой страны. Создание в Венесуэле завода, примерно равного по мощи МТЗ, означает переход к производству в Венесуэле всего спектра необходимых ей в сельском хозяйстве энергетических агрегатов. Одновременно Беларусь наращивает поставки в эту страну удобрений различных типов и начинает строительство привычного в РБ типа сельхозпроизводств прямо на земле - кооперативов и агрогородков.

Осознав пользу от экспорта целых отраслей, государство в Беларуси изменило характер своих целей в ходе производимых в промышленности преобразований. Ныне целями госполитики часто является создание целых новых отраслей. Прежде всего - атомной промышленности вокруг строительства АЭС - сведение воедино ядерных исследований, системы подготовки кадров, строительных мощностей для того, чтобы по итогам строительства собственной АЭС получить возможность перейти к экспорту этой технологии на мировых рынках.

Таких примеров изменения структуры взаимоотношений между государством и крупной промышленностью в связи с изменением характера самой промышленности в ходе ее модернизации - много. Такое изменение способствует росту внутри промышленного сектора как бы рыночных структур хозяйствования при сохранении за белорусским государством решающей роли в управлении и промышленностью и всей экономикой.

Белорусское государство постепенно отходит от директивного управления крупными предприятиями. Элемент такого отхода - стремление государства выстроить партнерские отношения с внешними инвесторами. Если ранее государство избегало по возможности приватизации предприятий. Ныне на продажу выставлено едва ли ни все. Однако сами условия приватизации или инвестирования из-вне в белорусские крупные предприятия определяются интересами именно государства. Внешний капитал вовлекается в финансирование сложившейся системы производства и управления. Формирования групп влияния, которые отсекают от контроля со стороны государства каких-то сегментов экономики не происходит.

То, что называется приватизацией в Беларуси, является формой выстраивания партнерства между белорусским государством и крупными иностранными корпорациями, где в качестве белорусского взноса используется часть государственной собственности. Иногда это имеет большой коммерческий смысл для внешнего инвестора. Наиболее простой пример - картель Уралкалия и белорусских калийщиков. За счет формирования картеля им удалось поднять цену на свою продукцию в 3-4 раза за несколько лет, а также ворваться на несколько новых рынков.

В целом, крупная промышленность Беларуси проходит очень быструю структурную перестройку. Исход это перестройки зависит только от устойчивости белорусского государства, полностью опирается на авторитарную модель политической власти в Беларуси. У авторитарной модернизации весьма высоки политические риски. Но судя по результатам пока она наиболее успешна в Европе.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
23.03.17
Балканы остаются пороховым погребом Европы
NB!
23.03.17
Революция света — родом из России
NB!
23.03.17
Береговая охрана Китая отправилась в район спорных островов Дяоюйдао
NB!
23.03.17
МИД России призвал Европу отреагировать на ситуацию вокруг «Евровидения»
NB!
23.03.17
Возвращение народа к жизни после краха государства и оккупации
NB!
23.03.17
Китай и США договорились о взаимовыгодном сотрудничестве
NB!
23.03.17
Потрясающий гол Лукаша Подольски принес Германии победу над Англией
NB!
23.03.17
Турция и Евросоюз: холодно и еще холоднее
NB!
23.03.17
РПЦЗ требует, чтобы Россия пошла по пути Украины — устроила «ленинопад»
NB!
23.03.17
Оправдание гитлеровских СС – мина под Прибалтику
NB!
23.03.17
Московское метро с нового ракурса
NB!
23.03.17
Распад Украины, похоже, неминуем
NB!
22.03.17
Ткачев: Россия быстро найдёт замену Турции для экспорта сельхозпродуктов
NB!
22.03.17
Санкции против российских банков на Украине будут введены 23 марта
NB!
22.03.17
Захарченко предупредил, что признание ДНР поставит РФ в неловкое положение
NB!
22.03.17
Захарченко: ДНР, ЛНР и Крым будут «существовать вместе с Россией»
NB!
22.03.17
The Daily Mail: «Самойлову не пустили на «Евровидение» из-за войны в Крыму»
NB!
22.03.17
Взрыв газа в Москве: жильцы остаются на улице и говорят про теракт
NB!
22.03.17
Церкви на Украине: Шабаши раскольников в храмах и «священник» из Госдепа
NB!
22.03.17
Импичмент Трампу: фантазии демократов или реальность?
NB!
22.03.17
«Сверху ищите»: в основе разгрома библиотеки Челябинска может быть интерес
NB!
22.03.17
Военный Донбасс: ВСУ привлекают 64-летних стариков Донбасса для войны с ДНР