Главы муниципальных образований грубо попирают права жителей: интервью с прокурором Вологодской области

Вологда, 26 мая 2008, 12:55 — REGNUM  

Больше года прокуратуру Вологодской области возглавляет государственный советник юстиции 2 класса Сергей Хлопушин. Он был назначен на этот пост в конце января 2007 года. О том, как прокурор области оценивает состояние законности на Вологодчине, какие изменения произошли за период его работы, и о ближайших планах он рассказал в интервью корреспонденту ИА REGNUM.

ИА REGNUM: Сергей Николаевич, как Вы оцениваете состояние законности в Вологодской области? Имеются ли у нас какие-либо угрожающие тенденции, какова обстановка с терроризмом и экстремизмом?

На территории Вологодской области массовых и организованных проявлений экстремизма и терроризма, как таковых, не наблюдается. Но работа в этом направлении проводится ежедневно всеми органами, которые имеют к этому отношение. Что касается состояния законности в Вологодской области, то опасных тенденций нет. Большинство совершаемых преступлений относятся к так называемым бытовым преступлениям. Между тем, огромное беспокойство вызывают убийства молодых женщин на сексуальной почве в Череповце. Они, к сожалению, пока не раскрыты. Но ситуация находится под контролем, проводится работа и по раскрытию этих преступлений, и по их предотвращению.

ИА REGNUM: Существуют ли какие либо сложности в деятельности органов прокуратуры?

На сегодняшний день можно отметить, пожалуй, только одну проблему - недостаток квалифицированных кадров. В настоящее время у нас есть большой дефицит людей, продолжительное время работающих прокуратуре (лет 10 - 15) и имеющих перспективы служебного роста. Человека с такой подготовкой можно смело назначать прокурором района. Назначая сотрудника на такую должность, мы должны понимать, что этот человек фактически становится одним из руководителей района. Он определяет жизнь людей в районе в плане соблюдения их прав и свобод. Как говорится, "каков поп - таков и приход". По своему объему властных полномочий прокурор может влиять практически на любую сферу жизнедеятельности района. От руководителя прокуратуры зависит многое, и поэтому мы стараемся подобрать на прокурорскую должность такого человека, который бы и коллектив своим примером ориентировал правильно, и сам в районе пользовался уважением - как специалист, и как человек. В настоящее время в прокуратуре много молодых специалистов и работников предпенсионного возраста. А людей для назначения на должность прокурора района, имеющих соответствующие профессиональные и моральные качества, опыт работы, не хватает. Но мы воспитываем молодежь, помогаем им осознать ответственность перед работой на руководящих постах.

ИА REGNUM: Сергей Николаевич, не так давно при прокуратуре создана новая структура - следственный комитет. Что изменилась с выделением следственного аппарата в отдельную службу, и как распределились обязанности между прокуратурой и следствием?

Эта идея - о фактическом разделении надзора и следствия - обсуждалась давно. Я считаю, принятие такого решения было правильным. Многие практические работники и генеральный прокурор в своем мнении едины - надзор и следствие нужно было разделить давно. По прежнему законодательству прокуратура была и организатором следствия, и исполнителем. То есть прокуратура возбуждала уголовные дела, расследовала их, направляла в суд и поддерживала государственное обвинение в суде. Прокурор полностью контролировал процесс предварительного расследования. По этому поводу Российскую Федерацию длительное время критиковала Совет Европы. Теперь следственный аппарат проводит расследование обстоятельств дел, а прокуратура осуществляет надзор. Однако прокурор из субъектов уголовного преследования не исключен: он по прежнему является фигурой, которая осуществляет уголовное преследование, но теперь уже только в суде, выступая в качестве государственного обвинителя. А на стадии предварительного расследования - очные ставки, допросы, выемки, обыски, определение тактики, методики расследования - этим всем занимается следствие. Есть, конечно, некоторые недоработки в новом законе. В настоящее время следователь поставлен в такие рамки, что большую часть времени он занимается оформлением разного рода бумаг. В таких условиях ему практически не хватает времени заниматься непосредственно расследованием обстоятельств дела - допросами, работой с обвиняемым и т.д. Не совсем, на мой взгляд, удачна и структура следственного комитета. Следователи сами признают, что все это мешает им работать. В результате организационных неурядиц нехватка кадров наблюдается и в следствии. На сегодняшний день около 20 следователей по области изъявили желание перейти на работу из следствия в прокуратуру, в том числе по причине излишней бюрократизации процесса следствия, мешающей работать и качественно исполнять обязанности.

ИА REGNUM: Прокуратура как-то участвует в процессе предварительного расследования?

Да, конечно. После того, как следователь заканчивает расследование, он приносит дело прокурору. Прокурор должен проверить дело и или утвердить обвинительное заключение, или возвратить дело для дополнительного расследования. Во втором случае прокурор вправе дать следователю обязательные для исполнения указания. Например, о том, какие действия по делу еще необходимо произвести. На стадии расследования такие указания прокурор теперь давать не вправе, но он может прореагировать на нарушения закона, допущенные в процессе предварительного расследования, направив руководителю следственного органа требование об их устранении. А в понятие "нарушения закона" может входить и невыполнение следователем тех или иных следственных действий. В связи с этим высказывались мнения о том, что прокуратура якобы урезана в полномочиях. Нет, полномочий у прокуратуры меньше не стало. Просто формы и методы реагирования стали другими. В какой-то мере такая организация процесса и нас стала ко многому обязывать, потому что, если раньше прокурор был начальником над следствием, и все указания прокурора исполнялись следователем безоговорочно, то сейчас прокурору надо проявлять большую грамотность, чтобы свою позицию аргументировать. Можно отметить, что с начала 2008 года с мнением прокуратуры следователи соглашались в 100% случаев.

ИА REGNUM: Сергей Николаевич, на Ваш взгляд, последуют ли дальнейшие структурные изменения в следствии? Есть ли необходимость в этом?

В последнее время в прессе широко обсуждается вопрос о создании в стране единого следственного органа - федеральной следственной службы России. Туда должен войти и следственный комитет при прокуратуре, и следственные подразделения других правоохранительных органов. Создание такой структуры должно быть следующим логичным шагом реформы правоохранительных органов. Кроме того, в Конституции Российской Федерации зафиксировано, что прокуратура является единой централизованной системой, а фактически получается, что сейчас в ней два органа, учитывая следственный комитет. На мой взгляд, было бы эффективней сосредоточить все следствие в одном органе - федеральной следственной службе, которая бы осуществляла предварительное расследование по всем без исключения уголовным делам. А прокуратура в соответствии со своим главным функциональным назначением осуществляла бы за ними надзор.

ИА REGNUM: Когда может быть создана такая структура?

Сейчас об этом я сказать не могу. Потому что я высказываю свое мнение, мнение практикующего юриста. Вопрос, что же дальше делать со следствием обсуждается широко. И я вижу, что очень много сторонников идеи создания единой следственной службы. На мой взгляд, логика развития событий ведет к тому, что такой орган необходимо создавать: нахождение следствия в нескольких органах не способствует эффективной борьбе с преступностью. Я на примере нашего ведомства вижу, с какими трудностями сталкиваются следователи после разделения, разграничения следствия и надзора. Особенно на уровне районных звеньев. Люди, которые разрабатывали законы о выделении следственного комитета при прокуратуре, не учли специфику регионов, они не представили себе условия работы следователей, допустим, в Вологодской области. Здесь нет метро, электричек, и следователь лишен оперативного транспортного обеспечения, как, допустим, в Москве. Например, в таких районах Вологодской области как Никольский, Кич-Городецкий всегда было по одному следователю, потому что там больше следователей и не нужно. Один следователь в районе с 10 - 15 тысячами человек населения всегда справлялся с нагрузкой. Но если раньше следователь всегда мог получить поддержку прокурора, оперативно решить все вопросы, то сейчас прокурор за него не отвечает, а непосредственный начальник у следователя зачастую находится совершенно в другом районе, поскольку структура следственного комитета при прокуратуре предполагает деление на межрайонные следственные отделы. И вот, на примере указанных районов, возникает вполне объективная проблема: руководитель у следователя находится за 150 - 200 километров, а следователь обязан ряд своих действий согласовывать с руководителем межрайонного следственного отдела или заместителем руководителя, то есть должностным лицом, имеющим право давать следователю свое письменное согласие на производство тех или иных следственных действий.

ИА REGNUM: То есть, на несколько районов остается один руководитель следствия?

Совершенно верно. Потому что нелепо ставить руководителя над каждым следователем. В таких маленьких по численности населения районах следователь и руководитель не нужны: там один следователь справляется. А руководитель находится в совершенно другом районе. На практике получается так: например, совершено убийство в районе, следователь выехал, осмотрел место происшествия, допустим, задержал подозреваемого. По закону следователь имеет право задержать человека при возникших подозрениях на 48 часов. Затем он обязан предоставить материал в суд для дальнейшего ареста задержанного. Для этого следователь обязан согласовать свое решение с руководителем - получить его письменное согласие. После этого следователь обязан предоставить материалы дела прокурору и убедить его в достаточности оснований для ареста подозреваемого, чтобы прокурор проверил, что нет каких-либо процессуальных нарушений прав задержанного, и поддержал мнение следователя в суде. Кроме того, следователю необходимо сделать копии все материалов, подтверждающих необходимость ареста задержанного и представить их в суд. На практике получается, что следователю необходимо найти транспорт, съездить за 150 километров за подписью руководителя, убедить прокурора в обоснованности ареста подозреваемого, заручиться поддержкой прокурора в суде, оформить все бумаги соответствующим образом, и предоставить материалы дела в суд. При этом нужно учитывать, что из предусмотренных законом 48 часов необходимо предусмотреть время для того, чтобы и судья успел ознакомиться и рассмотреть эти материалы. Кроме того, следователь должен еще и адвоката подозреваемому найти. Следователь обязан расследовать обстоятельства происшествия и доказывать вину задержанного. Но получается, что на это у следователя просто объективно не хватает времени, он даже допросить в таких условиях задержанного не всегда имеет возможность. Между тем, дать показания по поводу возникшего подозрения - это конституционное право человека. А его этого права лишают. А если происшествие случилось не в райцентре, а где-нибудь в лесу?.. Служебный транспорт не предусмотрен и автобусы в таких районах ходят не часто. Иногда случается и не одно преступление в сутки... Поэтому следователи прямо говорят, что в таких условиях работать не могут, не успевают ничего делать.

ИА REGNUM: Есть ли последствия такой непродуманности в организации работы следствия?

Конечно. Сейчас не только в Вологодской области, но и по всей России увеличились сроки следствия. От этого в первую очередь нарушаются права человека, и страдают интересы борьбы с преступностью. Тот же человек, находящийся под стражей, вынужден ждать, когда следователь освободится и займется его делом. И потерпевшие страдают, дожидаясь, когда дело направят в суд, и когда суд это дело рассмотрит.

ИА REGNUM: Получается, что по отношению к следственным органам прокуратура осуществляет и надзорные функции, и может явиться инициатором возбуждения уголовного дела?

И это еще не все. В соответствии с законом, прокурор субъекта Российской Федерации - это координатор всех правоохранительных органов по борьбе с преступностью в регионе, в том числе и по отношению к следственному комитету. В случае если следствие будет неудовлетворительно работать в сфере борьбы с коррупцией; с особо тяжкими преступными проявлениями; с делами о должностных преступлениях; если будут волокитить, принимать неправильные решения - прокурор может уже выступить в этих случаях не просто как надзорный орган, но и как координатор правоохранительных органов по борьбе с преступностью. То есть, хотелось бы подчеркнуть, что роль прокуратуры ничуть не ослаблена с выделением следственного комитета. Методы - да, изменились. Но при наличии желания, при наличии квалифицированных кадров - полномочий предостаточно и прокуратура может их осуществить. Прокуратура всегда, в общем-то, работала в условиях жесткого сопротивления - это особенность нашей российской действительности. У нас почему-то считается нормальным нарушать законы и простыми жителями, и руководителями предприятий, и чиновниками, и высокими должностными лицами. Все считают - закон можно нарушить, ничего страшного не произойдет. Когда прокурор начинает требовать соблюдения закона, например, от должностного лица, у которого тем более есть административные ресурсы, то всегда приходится преодолевать жесткое сопротивление. Мы к этому уже привыкли - это как, само собой разумеется: чтобы чего-то добиться, приходиться побороться. В том или ином деле могут быть различными интересы сторон, разными обстоятельства - все это надо преодолевать, чтобы добиться законности. Прокурор этого бояться не должен.

ИА REGNUM: Сергей Николаевич, в какой мере люди могут доверять прокуратуре?

Есть такой термин - патернализм. Это вера в справедливого начальника. Это свойство русского народа. Российское общество, особенно в глубинке, твердо верит в то, что государство его защитит. В этом случае вспоминается Некрасов: "Вот приедет барин, барин нас рассудит". Суд, конечно, рассудит, но судебная система в России очень сложна и подчас перегружена. Поэтому роль прокуратуры в Российском обществе очень важна. Общеизвестно также, что количество обращений граждан в прокуратуру значительно превышает количество аналогичных обращений за судебной защитой. Ситуация объясняется доступностью и оперативностью прокуратуры. Для обращения в ее органы не требуется соблюдения каких-либо специальных процедур, денежных затрат. Рассмотрение обращений осуществляется в строго регламентированные сроки. В условиях господства рыночных отношений, когда деятельность российской адвокатуры во многом подчинена коммерческим интересам, правозащитная роль прокуратуры повышена.

ИА REGNUM: Какие структурные изменения происходят в прокуратуре с учетом нынешнего времени?

В связи с особой ролью прокуратуры в обществе, в настоящее время происходят и структурные изменения. На основании приказа Генерального прокурора, совсем недавно во всех субъектах Российской Федерации созданы отделы по борьбе с коррупцией. Такой отдел создан и у нас в Вологодской области. Правда, сейчас этот отдел частично не укомплектован: мы пока еще не нашли на все должности достойные кандидатуры - таких людей, которые бы могли, не взирая на должности и звания, бороться с коррупцией во всех ее проявлениях. Но отдел начал работать и уже есть результаты. Сейчас, в частности, по материалам проверки, проведенной этим отделом, возбуждено уголовное дело в отношении главы Устюженского района. Переданы материалы о решении вопроса о возбуждении уголовных дел на глав еще двух районов области. В этом году мы очень большое внимание будем уделять вопросам соблюдения законности в деятельности муниципальных образований, потому что предварительный анализ данных показывает, что выбранные главы муниципальных образований грубо попирают права жителей, которые им же отдали свои голоса. И, более того, начинают злоупотреблять своими полномочиями, использовать бюджетные средства муниципальных образований для удовлетворения собственных нужд. Вот наглядный пример - жена главы одного из районов возглавляет фирму, и эта фирма выигрывает все конкурсы, проводимые администрацией района. Сам глава в этой же фирме является учредителем, хотя ему законом запрещено быть учредителем в какой-либо коммерческой структуре. Фирма выигрывает конкурсы и получает бюджетные средства. Есть коррупционная составляющая? Безусловно! Созданный отдел должен выявлять такие факты и реагировать на них.

ИА REGNUM: А где же был прокурор того района? Почему потребовалось присылать в район людей из отдела по борьбе с коррупцией, чтобы они расставили все на свои места?

Эти же вопросы мы хотим задать прокурорам этих районов. Так себя вести нельзя. Прокуроры должны работать так, чтобы главы районов, городов ощущали, что над ним есть закон, есть государство. Что государственные интересы выше их собственных интересов. По крайней мере, они должны понимать, что государство предостерегает: "Не делайте этого - это нарушение закона". К сожалению, в некоторых районах, прокуроры сжились с властью, не хотят портить отношения. Но позиция Генеральной прокуратуры России такова - сначала предупреждение, потом наказание, а затем увольнение таких прокуроров. Прокурор должен быть прокурором. Он должен функционировать как лампочка: есть нарушение закона, - включился. Нет нарушения, - выключился. Кроме того, если прокурор в районе подружился с главой, не хочет портить с ним отношения, закрывает глаза на нарушения закона, его за это уважать все равно не будут. По своему личному опыту знаю: прокурора, который, невзирая на вчерашние соседские или даже приятельские отношения с руководством района, осуществляет свои полномочия в соответствии с законом, уважают. Я в свое время и сам работал прокурором нескольких даже районов в Ставропольском крае, прокурором города Подольска в Московской области. Поэтому я знаю, о чем говорю. У меня всегда были хорошие отношения с руководителями той или иной территории, но они знали, что за нарушения закона будет все равно взыскано. Они понимали, что никакие добрые человеческие взаимоотношения не помешают мне выполнить свои служебные обязанности, свой долг, поэтому старались хорошими взаимоотношениями не злоупотреблять, а дружбой не спекулировать.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
19.02.17
Карта Русского — для Донбасса, Белоруссии, Приднестровья, Латвии...
NB!
19.02.17
El Mundo: «Москва пугает санкциями ЕС»
NB!
19.02.17
Саакашвили: «Есть кризис доверия к Порошенко»
NB!
19.02.17
Рогозин: Новые ракеты РФ смогут «разорвать» ПРО США
NB!
19.02.17
«Луганску и Донецку остался шаг до превращения в протектораты России»
NB!
19.02.17
Жители Донецка всё чаще самоопределяются как русские
NB!
19.02.17
Иран заявил о намерении создать «стратегический союз» с РФ
NB!
19.02.17
Южная Осетия: Мусорный социологический опрос
NB!
19.02.17
Попытка США, саудитов и Израиля дестабилизировать Иран обрадует ИГИЛ*
NB!
19.02.17
«Танец скоморохов» Бориса Мессерера
NB!
19.02.17
Американский сенатор грозит России новыми санкциями
NB!
19.02.17
The Daily Mail: «Может, Трамп прав и с Россией можно дружить?»
NB!
19.02.17
Турция-НАТО: за браком без любви может последовать развод по расчету
NB!
19.02.17
Хроники турбулентной Америки. Порядок против «бардака»
NB!
19.02.17
СМИ: тысяча американских солдат прибудет в Польшу в апреле 2017 года
NB!
19.02.17
Признание Новороссии: Путин повысил ставки. Западу крыть нечем
NB!
19.02.17
Петербург в линиях и красках
NB!
19.02.17
Из-за снежного шторма в Петербурге объявлен оранжевый уровень опасности
NB!
19.02.17
Эскадра ВМС США с атомным авианосцем подошла к берегам Китая
NB!
19.02.17
Раскол России надвое: в главном мелочей нет
NB!
19.02.17
Советский режиссёр из далёкой Америки
NB!
18.02.17
МИД Украины осудил решение РФ признать паспорта жителей Донбасса