Олег Неменский: В российско-украинских отношениях катастрофически не хватает России и Украины

Киев, 23 мая 2008, 22:29 — REGNUM  Отношения России и Украины сейчас находятся в хаотичном состоянии, и это, возможно, их главная проблема. В Киеве фактически наличествует несколько центров власти, которые принимают несогласованные решения и не проводят единой политической линии, в том числе и в отношениях с Россией. К этому надо добавить откровенно враждебные отношения между ведущими политическими (и экономическими) игроками страны, которые последнее время особенно обострились, когда де-факто перестала существовать и правящая коалиция. Россия же традиционно ведёт реактивную внешнюю политику, и если такой подход, учитывая слабость Москвы, иногда может себя оправдывать в отношениях с более определёнными в своей линии партнёрами, то в случае с Украиной он оборачивается растерянностью и зеркальной несогласованностью действий.

При этом надо учитывать, что на современную украинскую политику огромное влияние оказывает идеология, а в России её не знают и не понимают, и чаше всего по-прежнему (и очень наивно) рассматривают просто как "болезнь переходного возраста". В свою очередь с российской стороны идеологическая составляющая минимальна, а в основном всё определяется экономическими интересами ряда групп влияния. Вообще, в российско-украинских взаимоотношениях катастрофически не хватает самих государств - России и Украины. В основном наши отношения определяются интересами крупного капитала и того, когда и в какой степени высшие чиновники стран эти интересы выражают. Такая система могла бы ещё работать, если бы не внешний геополитический фактор, не участие в этой общей игре внешних (главным образом, западных) игроков, и не идеология украинства, которая составляет основу для выражения этих подчас внешних для населения Украины интересов политиками в самом Киеве.

Сам этот внешний фактор также не вносит упорядоченности в наши взаимоотношения. Украина пребывает в состоянии стратегической неопределённости. Совсем иначе мог бы вести себя Киев (да и Москва), если бы Украине дали определённые гарантии вступления в ЕС и НАТО, а таких гарантий ей никто на Западе не даёт и в обозримом будущем давать не будет. И это можно сказать даже про ПДЧ, к адаптированной версии которого Украину и вправду могут подключить. Ющенко открыто объяснил стремление войти в НАТО страхом перед Россией. Однако принимать к себе Украину ради новых конфликтов с Москвой по чисто украинским вопросам ни Европа, ни США не хотят. Даже Польша, у которой хотя бы территориальных противоречий с Россией нет и быть не может, и та оказалась, особенно для Европы, очень трудным партнёром, многое испортившим в отношениях с Россией. Украина нужна Западу как контролируемый буфер перед Россией, и борьба здесь идёт именно за контроль над нею, за уменьшение влияния Москвы, но не за интеграцию. А, соответственно, состояние стратегической неопределённости - именно то, что устраивает сейчас Запад.

Однако эти же условия и приводят к усилению внутреннего раскола на Украине, к обострению конфликта на уровне населения разных территорий. В этом плане политика Ющенко - это наиболее определённая и понятная линия во всей этой системе. Пока есть шанс, он пытается максимально оторвать Украину от России, максимально приблизить её к Западу. Вся его внутренняя политика основана на русофобской логике и направлена на то, чтобы через естественные и искусственно спровоцированные конфликты с Россией ментально противопоставить граждан Украины России, убедить население своей страны в необходимости выбора прозападного курса. Но тут возникает проблема: эта стратегия срабатывает в Центральной Украине, но даёт осечку на Юге и Востоке страны, ведь она основывается на активизации чувства патриотизма в отношении Украинского государства, а население Юго-Востока попросту нелояльно к самому проекту украинской государственности. В этом смысле последовательность Ющенко только способствует усилению внутреннего раскола в стране.

В этих условиях особенно заметно отсутствие стратегической линии отношений официальной России с Украиной. Да, в последнее время всё больше стали принимать как данность, что Украина - не "братская республика", а государство, отношения с которым всё больше напоминают "холодную войну". Однако это осознание ещё не стало господствующим и не является фактом большой политики. В этом плане вопрос о заключении нового Договора о дружбе и сотрудничестве ставит Россию в весьма странное положение. Никакого общего мнения о том, как строить отношения с Украиной в ближайшее десятилетие, в Москве нет. При этом ясно, что сейчас не то что договор о дружбе, но даже договор о взаимном ненападении вряд ли может быть подписан и ратифицирован.

Россия долго не хотела верить в то, что Украина - самостоятельное государство с иными геополитическими предпочтениями, чем у неё, и мы вряд ли можем быть членами одного блока стран. Именно благодаря последовательности президента Ющенко стало проклёвываться осознание того, что, может, тот же Черноморский флот и вправду придётся вывести к 2017 году, и многие другие связи также порвать. Эта мысль производит шокирующее впечатление, и Кремль начинает судорожно нащупывать варианты удержания, но уже не всей Украины, как в 2004 году и прежде, а хотя бы города Севастополь. Ведь то же поручение Ющенко правительству страны разработать график вывода ЧФ к 2017 году - вполне нормальное и оправданное действие: вывод флота - многолетний процесс, и к нему надо готовиться заранее. Само то, что Украина так заблаговременно сообщает России, что она не собирается продлевать срок аренды для её флота, можно счесть и жестом дипломатической вежливости - не по сути, но по форме. И реакция России здесь только вскрывает то, что выводить флот она на самом деле не собиралась.

При этом надо подчеркнуть: за последнее время сама же Россия сделала всё для того, чтобы потерять всякие права на Крым и город Севастополь. Речь идёт не только о Большом договоре между нашими странами, вступившем в силу в 1999 году, и не только о решении СБ ООН по Севастополю от 20.07.93, которое под давлением самой же Москвы было принято в пользу Киева, но и о Договоре между РФ и Украиной о российско-украинской государственной границе, который был подписан 28 января 2003 года и вступил в силу 23 апреля 2004-го (и, что важно, - он бессрочен). Если после всего этого Россия открыто поставит вопрос о принадлежности Севастополя, то это будет воспринято как чудовищная непоследовательность её политики, причём не только на Украине, но и во всём мире. Более того, формально-юридические причины для постановки такого вопроса уже, в общем-то, отсутствуют, хотя их было сполна ещё десять лет назад. Разве что здесь может быть использован новый комплекс причин, основанных на "русской трактовке" косовского прецедента, то есть если в Крыму будет организовано активное народное движение за переход под власть России. Однако понятно что, во-первых, современная Россия - не та страна, которая может и хочет организовывать "широкие народные движения", во-вторых, при постановке этого вопроса на международном уровне позиции Украины будут однозначно предпочтительнее, тем более что Россия сама всё для этого сделала.

При этом в Крыму, несомненно, гораздо более пассионарную роль может сыграть крымско-татарское движение, и именно оно более всего способно сделать из Крыма "Косово-2". Украинская власть все 1990-е и 2000-е годы активно помогала и помогает ему вставать на ноги и делает это не случайно. Недавно Ющенко выступил с новой инициативой по узакониванию земельных захватов крымских татар. Гораздо более вероятным ходом развития событий выглядит не массовое движение крымчан за переподчинение России, а активное выступление крымских татар, создание ситуации межэтнического конфликта и необходимости ввода миротворческих войск на полуостров. Войска, тут нет выбора, будут турецкими и польскими под американским командованием, а каков будет их статус (от ООН или НАТО) - не так уж и важно. Такая конфигурация позволит США достичь всех основных целей по установлению военного и политического контроля над Украиной, а пребывание Черноморского флота РФ в Севастополе станет невыгодным самой России. В этом смысле России надо сейчас действовать в Крыму максимально осторожно, так как при реализации такого сценария она рискует потерять уже всё.

И всё же принципиальные изменения во внешнеполитической линии России, поворот от всецелой поддержки украинской государственности к более прагматичным взаимоотношениям - очень важный шаг для Москвы, который она ещё только намеревается сделать. России ещё есть что терять на Украине, и тут больше надо думать даже не о Черноморском флоте (при всей его неоспоримой важности), а о многих миллионах русскоязычных граждан этого государства, которые по сей день культурно ориентированы на Россию. Именно они - главный ресурс России на Украине, и именно за них она несёт основную ответственность.

Олег Неменский, сотрудник Института славяноведения РАН

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail